научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_ugly/70x90cm/ 

 


Он знал, что превратился в источник самой страшной опасности для всех лю
бимых и близких, но неожиданно понял Ц даже осознания этого недостаточн
о, чтобы остановить его. А поняв, намеренно отмел все доводы Линден Ц она
желала, чтобы он делал то, что делала бы она на его месте, ее стремление бор
оться с Лордом Фоулом через него Ц и избрал собственный путь. Возможно, л
ишь для того, чтобы показать себе, своим спутникам, а может быть, и Презира
ющему, что имеет на это право.
Не отводя глаз ото льда, Ковенант обратился к Кайлу:
Ц Скажи Хоннинскрю Ц я хочу поговорить с ним. Поговорить со всеми Ц с н
им, с Первой, с Линден и с Красавчиком. В его каюте.
Харучай беззвучно повернулся, а Ковенант поплотнее закутался в одеяло и
принялся ждать.
Мысль о том, что он вознамерился предпринять, заставляла его сердце бить
ся быстрее.
Впервые за последние дни небо очистилось от облаков, и ледяная гладь отр
ажала яркий солнечный свет. Впрочем, гладь эта была обманчивой: испещрен
ная бороздами, торсами, выступами и провалами, поверхность лишь на первы
й взгляд представлялась безукоризненно ровной. Но эта безбрежная студе
ная пустыня казалась символом того холодного и печального одиночества,
что стало итогом всей его жизни, а потому притягивала к себе его взгляд.
Однажды Ц тоже зимой Ц ему уже довелось проделать путь через несчетные
лиги снегов и отчаяния, дабы противостоять Презирающему. Тогда он добил
ся своего, но знал: на сей раз такое не повторится. Ковенант зябко пожал пл
ечами. Ну так что ж, решил он, придется поискать какой-нибудь другой спосо
б. Он попытается, пусть даже эта попытка сведет его с ума. В конце концов, бе
зумие есть всего-навсего проявление Силы Ц не слишком щепетильной и по
чти непредсказуемой. К тому же Ковенант не верил, что Лорд Фоул или Финдей
л открыли ему всю правду. Однако Ковенант вовсе не собирался сходить с ум
а или хотя бы отказываться от своих сомнений. Проказа научила его не толь
ко выживать, но и жить, не видя перед собой будущего. «Служение дает право
служить», Ц сказал некогда Идущий-За-Пеной. Источником надежды могла бы
ть и сила служения, а не только сила желания.
К тому времени, когда Кайл вернулся, Ковенант уже чувствовал себя готовы
м. Медленно, осторожно он отвел взгляд от завораживающего льда и, огибая з
авалы, побрел по палубе к ведущим вниз сходням.
Дверь в каюту Хоннинскрю была открыта. Рядом с нею стоял Сотканный-Из-Тум
ана, на лице которого отражались раздиравшие его противоречивые чувств
а. Взглянув на него, Ковенант догадался, что, принимая решение заменить Ка
йла и взять на себя ответственность за Линден, Великан не вполне предста
влял себе, с чем ему придется столкнуться. Мог ли он предвидеть, что новые
обязанности заставят его пренебречь нуждами дромонда и фактически выч
еркнуть себя из числа членов команды? Все это отнюдь не добавляло ему уве
ренности в себе.
Однако что сказать Великану в утешение, Ковенант не знал, а дверь в каюту б
ыла распахнута настежь. Печально насупив брови Ц боль, терзавшая близки
х, даже сейчас не могла оставить его равнодушным, Ц Ковенант ступил чере
з порог. Кайл остался снаружи.
Каюту Хоннинскрю отличали строгость и простота убранства. Вся мебель Ц
несколько стульев, здоровенный рундук и койка Ц по размерам предназнач
ались для Великана. Два фонаря, свисавшие с каменных подвесов, освещали д
линный, заваленный картами и навигационными приборами стол. Капитан дро
монда находился у дальнего края этого стола Ц видимо, дожидаясь прихода
Ковенанта, он расхаживал по каюте. Севинхэнд, более меланхоличный и уста
лый, чем когда бы то ни было, пристроился на краешке койки. Рядом с ним, прив
алившись спиной к стене, сидела Яростный Шторм: лицо ее ничего не выражал
о. Первая и Красавчик сидели на стульях. Она держалась прямо, словно отказ
ывалась поддаваться усталости, но ее вконец измотанный супруг обмяк, что
еще сильнее подчеркивало его уродство.
В дальнем углу, скрестив ноги, сидела на полу Линден. Глаза ее были затуман
ены сном, и когда она подняла их на вошедшего Ковенанта, то, похоже, даже не
узнала его. Рядом с Великанами она выглядела совсем крошечной, и ее прису
тствие здесь казалось неуместным. Однако порозовевшая кожа и ровное дых
ание указывали на то, что она почти поправилась.
В атмосфере каюты чувствовалась напряженность, как будто Ковенант воше
л в разгар спора. Поначалу его появление осталось почти незамеченным, иб
о никто, кроме Красавчика и Севинхэнда, не смотрел в сторону входной двер
и. Обращенный к Красавчику вопросительный взгляд остался без ответа Ц с
упруг Первой лишь отвел глаза. Лицо Севинхэнда избороздили глубокие, гор
естные морщины. Но, будучи взвинченным до предела, Ковенант не стал прояв
лять деликатность и прямо с порога резко и требовательно спросил:
Ц Итак, что, по-вашему, мы теперь должны делать?
Линден нахмурилась, словно тон Ковенанта задел ее Ц или же она уже догад
ывалась о его истинных намерениях. Не поднимая головы, она пробормотала:

Ц Именно об этом они сейчас и спорили.
В какой-то мере ее слова успокоили Ковенанта. Он слишком далеко зашел по д
ороге своей судьбы и теперь инстинктивно ожидал ото всех проявлений вра
ждебности. Так или иначе, он настойчиво повторил свой вопрос:
Ц Какой выбор нам остается?
Хоннинскрю стиснул зубы так, что выступили желваки. Севинхэнд потер щеки
ладонями, словно силясь отогнать печаль. Первая тихонько вздохнула. Но н
икто не ответил.
Собрав все свое мужество, Ковенант сжал бесчувственные, окоченевшие кул
аки, набрал побольше воздуху и выпалил:
Ц Если никто не может предложить ничего лучшего, я сам вызволю корабль и
з этой западни.
Все взоры мигом обратились к нему, и в каждом из них можно было прочесть ис
пуг. У Хоннинскрю даже отвисла челюсть Ц рот его походил на отверстую ра
ну. Из очей Линден мгновенно улетучился сон. Первая поднялась на ноги и ск
режещущим, как железо, голосом спросила:
Ц Ты вознамерился поставить под угрозу судьбу Земли? Без всякой причин
ы?
Ц Неужто ты и впрямь думаешь, что уже в полной мере способен контролиров
ать свою мощь? Ц тут же добавила Линден. Она тоже поднялась на ноги, будто
собиралась встретить его безрассудство стоя. Ц Или ты просто ищешь пред
лог, чтобы использовать Силу?
Ц Ад и кровь! Ц рявкнул Ковенант. Неужто Финдейл вдолбил всем и каждому,
что ему нельзя доверять? Помеченное шрамом предплечье отчаянно зудело.
Ц Если это вам не подходит, предложите что-нибудь другое. Уж не думаете л
и вы, что мне нравится нагонять на всех страх?
Его вспышка произвела мгновенную перемену в настроении собравшихся. По
лицу Первой пробежало облачко печали, Линден опустила глаза. На миг в каю
те воцарилась угрюмая тишина Ц тяжелое дыхание Красавчика лишь подчер
кивало ее. Затем Первая мягко промолвила:
Ц Прости, Друг Великанов. Я не хотела тебя обидеть. Однако знай: хоть мы и в
затруднительном положении, это не значит, что у нас нет выхода.
Она повернулась, и ее острый, как клинок, взор остановился на Хоннинскрю.

Ц Слово за тобой, капитан.
Хоннинскрю бросил на нее сердитый взгляд, но возразить Первой в Поиске н
е решился, как не решился бы ни один Великан. Заговорил он медленно, натужн
о, роняя каждое слово словно тяжелый камень, в то время как его руки Ц сам
и по себе Ц неловко шарили по столу, перебирая инструменты и карты.
Ц Я не могу точно определить наше местонахождение. Облака рассеялись л
ишь недавно, и у меня было не слишком много возможностей производить наб
людения. Да и на точность наших карт полагаться трудно...
Первая нахмурилась, видимо, полагая, что он уклоняется в сторону, но на сей
раз капитан не дрогнул.
Ц ...А когда знаний недостаточно, любой выбор становится опасным. Однако,
скорее всего, мы застряли в восьмидесяти-ста лигах к северо-востоку от зе
мли, которую вы называете Прибрежьем. Той самой, что была обителью Бездом
ных, где ныне находятся их могилы, а прежде стоял город печали Коеркри.
Название города капитан произнес таким тоном, словно предпочел бы его пр
опеть. А затем Ц уже совсем другим тоном Ц он описал выход, о котором гов
орила Первая. Ковенанту и вождям Поиска предстояло покинуть «Звездную Г
емму» и, двигаясь по ледовой пустыне на юго-запад, попытаться достичь суш
и и добраться до Прибрежья.
Ц Или, Ц устало вмешалась Линден, все это время не сводившая с Ковенанта
глаз, Ц можно не тратить время на Прибрежье и направиться прямо к Ревелс
тоуну. Я не знаю местности, но мне кажется, что это будет быстрее, чем тащит
ься в обход, забираясь далеко на юг.
Ц Айе! Ц буркнул Хоннинскрю, выражая то ли недовольство, то ли тревогу.
Ц Все это возможно, если побережье и в самом деле находится хотя бы прибл
изительно там, где оно помещено на наших картах. Ц Капитан пытался говор
ить холодно и спокойно, однако обуревавшие его чувства прорывались нару
жу. Ц А также ежели этот лед тянется до самого берега, и на всем протяжени
и такой же ровный, и по нему можно пройти. И если этот холод продержится до
статочно долго и лед не растает у нас под ногами Ц ведь двигаться-то прид
ется к югу...
Пытаясь не сорваться на крик, Великан выламывал каждое слово, словно кру
шил скалу.
Ц ...И наконец, если с севера Страна не окажется огражденной непроходимым
и горами. Если все это так, тогда, Ц он набрал воздуху, Ц тогда наш путь ясе
н.
Грусть его была столь велика, что ей, казалось, не хватало места в каюте. Но
Первая не смягчилась.
Ц Все понимают, что это рискованный путь, капитан. Так что не отвлекайся
и заканчивай свой рассказ.
Ц Мой рассказ? Ц не глядя в ее сторону, проворчал Хоннинскрю. Ц Ну уж нет
, это не мой рассказ. Мой брат мертв, мой корабль искалечен и заперт во льда
х. Нет, это Ц не мой рассказ!
Однако приказ Первой оказался сильнее печали. Стиснув огромные кулаки, с
ловно сжимая в них невидимую дубинку, капитан вновь возвысил голос.
Ц Ты предложил расколоть лед, Ц промолвил он, обращаясь к Ковенанту. Ц
Ну что ж, прекрасно. Ты отказал в искупительном огне моему брату, Тросу-Мо
рскому Мечтателю, а теперь, движимый безрассудством и жаждой боя, готов с
окрушить несчетные лиги льда. Прекрасно. Но так или иначе, «Звездная Гемм
а» пуститься в плавание не может. Даже будь у нас время, чтобы произвести х
отя бы такой ремонт, какой в наших силах Ц а время бесценно, ибо его у нас в
обрез, Ц и даже если во льду удалось бы проделать проход, наше положение в
се равно осталось бы нелегким. Дромонд поврежден слишком сильно и не в со
стоянии бороться с морской стихией. При попутном ветре мы, может быть, и до
ползли бы до Прибрежья, но поднимись буря, нас может занести неведомо куд
а. Мы можем оказаться еще дальше от цели, нежели сейчас. Увы... Ц Великан сгл
отнул, ибо последние слова дались ему с трудом. Ц Увы, «Звездная Гемма» бо
льше непригодна для того, чтобы вести Поиск.
Ц Но... Ц начал было Ковенант и тут же осекся. Он растерялся, ибо чувствова
л, что за печалью Хоннинскрю таилась бездна невысказанного отчаяния, сут
ь которого Ковенанту была не ясна.
Но уже в следующее мгновение его осенило: понимание захлестнуло, словно
океанский вал. «Гемма» не могла продолжать плавание, и Первая хотела, что
бы участники Поиска оставили корабль и отправились к побережью пешком. К
овенант поймал себя на том, что неотрывно смотрит на Первую. Сердце Ковен
анта сжали тиски холода, от вспышки ярости его удерживала лишь отчаянная
тревога.
Ц Почти сорок Великанов. Четыре десятка соплеменников Бездомных и Идущ
его-За-Пеной. И ты собралась бросить их во льдах на верную гибель?!
Первая была меченосицей, воительницей, обученной принимать нелегкие ре
шения. Она спокойно встретила взгляд Ковенанта. Глаза ее казались холодн
ыми и равнодушными, и лишь где-то в глубине угадывались признаки боли.
Ц Айе! Ц процарапал воздух голос Хоннинскрю. Ц Их необходимо оставить
здесь. Ибо если мы возьмем их с собой, тогда на гибель придется бросить сам
у «Звездную Гемму». И тогда никому из нас уже никогда не доведется увидет
ь родные утесы и бросить якорь в гавани Дома. Мы не можем построить новый д
ромонд. А наш народ не может прийти нам на выручку, ибо никому неизвестно,
где мы находимся.
Говорил капитан вроде бы и негромко, но каждое его слово оставляло в душе
Ковенанта кровоточащую рану. Он не был моряком и потому не слишком трево
жился об участи корабля. Иное дело Великаны: страшно было и подумать о том
, что предстояло или бросить их во льдах, или увести в Страну, на чужбину, гд
е их ожидает повторение участи Бездомных.
Первая не колебалась: она знала свой долг и имела намерение не уклонятьс
я от его исполнения. Почувствовав это, Ковенант предпочел иметь дело с Хо
ннинскрю и следующий свой вопрос обратил к нему.
Ц Но если мы оставим матросов здесь, Ц промолвил он, подняв глаза и встр
етившись взглядом с капитаном, Ц что потребуется им, чтобы выжить?
Хоннинскрю вскинул голову и даже раскрыл рот Ц его мохнатую бороду расп
олосовала щель. Выглядел он так, будто решил, что Ковенант над ним насмеха
ется, но уже в следующий миг усилием воли взял себя в руки.
Ц Припасов у нас в избытке, Ц промолвил капитан, и слова его звучали чут
ь ли не как мольба. Ц Припасов довольно, только вот корабль необходимо по
длатать Ц насколько это возможно. А на то потребуется время.
«Время», Ц подумал Ковенант. Он покинул Страну уже более двух месяцев на
зад, а Ревелстоун Ц более трех.
Сколько невинных душ успели загубить Верные? Но чтобы не потеряв ни дня, п
ришлось бы оставить на корабле Красавчика Ц а он на такое, конечно же, ни
за что не согласится. Да и сама Первая, скорее всего, тоже.
Ц Сколько времени? Ц натянуто спросил Ковенант.
Ц Дня два, Ц ответил Хоннинскрю. Ц А может быть, даже три. И это если рабо
тать не покладая рук.
Ц Проклятие! Ц вырвалось у Ковенанта. Ц Три дня! Ц А отступать он не соб
ирался, ибо, будучи прокаженным, знал, сколь нелепо стремление купить буд
ущее, продав ради этого настоящее. Угрюмо вздохнув, он повернулся к Краса
вчику.
Усталость еще сильнее подчеркивала болезненное уродство Великана: каз
алось, будто его согбенной спине не под силу выносить тяжесть головы и ру
к. Но глаза его светились внутренней силой, а на Ковенанта он смотрел так,
будто заранее знал, что именно собирался сказать Неверящий. Знал и прини
мал с одобрением. Ковенант, напротив, чувствовал себя круглым дураком. Он
явился сюда, гонимый желанием возжечь пламя, но теперь мог предложить сп
одвижникам лишь терпение, которого недоставало ему самому.
Ц Постарайся управиться за день, Ц пробормотал он и торопливо, чтобы не
слышать, как отреагируют Великаны, вышел из каюты.
Ц Камень и Море! Ц усмехнулся ему вслед Красавчик. Ц Какие мелочи! И что
мне за нужда в целом дне?
Сердито уставясь в ничто, Ковенант ускорил шаг.
Но едва он успел добраться до ведущего на ют трапа, как его догнала Линден
. Догнала и схватила за руку с таким видом, будто между ними что-то произош
ло. Глаза ее были влажны, а нарочитая серьезность во взоре не имела ничего
общего с прежней суровостью. Нежные губы Ц те самые, которые он целовал с
такой страстью, Ц изогнулись, словно скрывали невысказанную просьбу.
Однако Ковенант не мог простить себя, и, почувствовав это, Линден отпусти
ла его руку. Она подалась назад и заговорила так, словно не могла подобрат
ь нужные слова:
Ц Ты по-прежнему удивляешь меня. Никогда не угадаешь, чего от тебя ждать.
Всякий раз, когда ты отдаляешься так, что кажется, до тебя уже и не добереш
ься, ты вытворяешь что-нибудь в таком роде. Вроде того, что было сделано то
бой для Сандера и Холлиан...
Неожиданно Ц видимо, почувствовав, что говорит не то, Ц Линден умолкла. К
овенант едва не взвыл от отчаяния Ц сила и искренность ее порыва причин
яла ему боль. Он уже успел извратить все, на чем основывались их отношения
. К тому же она была целительницей. И имела больше прав на кольцо, нежели он.

Отвращение к себе сделало Ковенанта грубым и бесцеремонным.
Ц Ты и вправду решила, что я надумал попусту разбрасываться силой? Вот, з
начит, какого ты обо мне мнения.
Линден вздрогнула, в глазах ее появились растерянность и обида.
Ц Нет! Ц протестующе воскликнула она Ц Ничего подобного. Я... я просто хо
тела привлечь твое внимание.
Она подняла глаза и встретилась с ним взглядом.
Ц Дело в том, что ты меня напугал. Если бы ты смог увидеть себя...
Ц Если бы я смог увидеть себя со стороны, Ц сердито проворчал он, подавл
яя желание заключить Линден в объятия, Ц меня бы стошнило. Ц С этими слов
ами он устремился вверх по трапу. Прочь от нее. И лишь выскочив на продувае
мый пронизывающим ветром ют, Ковенант замер на месте и в отчаянии заломи
л руки.

Сидя за завтраком на камбузе и пытаясь вобрать в себя как можно больше ис
ходящего от плит тепла, Ковенант слышал доносившиеся с палубы отрывисты
е команды. Голоса принадлежали Севинхэнду и Яростному Шторму: он руковод
ил расчисткой передней палубы, она Ц подготовкой к погребению погибших
. Но через некоторое время к ним присоединился и голос Красавчика Ц ему в
торили топот ног, грохот и скрип снастей. Собрав остаток мужества, Ковена
нт поднялся наверх Ц посмотреть, что же там происходит.
За ночь команда успела расчистить большую часть передней палубы, рассор
тировать и разложить обломки. Теперь Великаны готовились к починке слом
анной фок-мачты. Красавчик склонился над огромным каменным чаном со смо
лой, но ухитрялся при этом следить за действиями матросов, скреплявших н
еповрежденный нок с обломанным концом мачты. Работали Великаны непривы
чно тихо Ц обычных шуток и прибауток не было и в помине. Слишком долго пре
бывали они во власти Гиблого Ветра, с момента встречи с Душегрызом не име
ли ни минуты отдыха, а теперь еще и их будущее стало хрупким и ломким, как о
кружавший корабль лед. Выдерживать подобное напряжение неопределенно
долго не под силу даже Великанам.
До сих пор Ковенанту не приходилось видеть Красавчика за работой. С инте
ресом Ц тем паче, что рад был любой возможности отвлечься Ц он наблюдал
за тем, как супруг Первой заканчивает свои приготовления. Передав чан од
ному из своих помощников, он подцепил в петлю плиту крепь-камня, перекину
л эту ношу через плечо и принялся медленно взбираться на торчащий из пал
убы обломок фок-мачты. Между тем Великаны поместили чан со смолой в сеть и
с помощью шкива и ворота подняли его к обломанной верхушке, туда, куда под
нялся и где закрепился с помощью пропущенной под мышками петли Красавчи
к. Снизу было отчетливо видно, как из его рта вырываются клубы пара.
Повенчанный-Со-Смолой без промедления принялся за дело. Зачерпывая из ч
ана вар, он стал обмазывать им обломанную, зазубренную верхушку. Смола бы
ла липучей и вязкой, но Красавчик управлялся с густой массой на удивлени
е ловко. Пальцами он втирал вар в каждую трещинку и разглаживал поверхно
сть до тех пор, пока обломанная верхушка не стала ровной и плоской. Затем о
н отломил от плиты кусочек крепь-камня и погрузил его в смолу.
Почти в то же мгновение вар впитался в камень, ставший неотличимым от гра
нита мачты.
Удовлетворенно хмыкнув, Красавчик знаком велел опустить вниз чан со смо
лой и спустился сам.
Матросы принесли из трюма канаты и принялись поспешно крепить их к непов
режденной перекладине, а Красавчик полностью сосредоточил внимание на
той части мачты, что упала на палубу. При падении она раскололась на неско
лько кусков, но один из них по длине равнялся всем остальным вместе взяты
м. С помощью смолы и крепь-камня Красавчик сделал оба конца этой, лучше вс
его сохранившейся, секции такими же ровными и плоскими, как и обломанную
верхушку.
Ковенант не мог взять в толк, какой во всем этом смысл, а необходимость тор
опиться заставляла его нервничать. Через некоторое время он сообразил, ч
то Яростного Шторма нигде не видно. Предав тела погибших морю, она покину
ла палубу Ц надо полагать, у нее были и другие дела. Желая тоже заняться д
елом, а заодно и согреться, Ковенант поплотнее закутался в одеяло и отпра
вился на, поиски боцмана. Он нашел ее в ее собственных владениях Ц в лабир
инте кладовых и каморок. На борту дромонда находилось поразительное кол
ичество древесины: она использовалась как топливо и как материал для мел
кого ремонта в тех случаях, когда обстоятельства или сроки не позволяли
использовать камень. Яростный Шторм с тремя помощниками работала в срав
нительно просторном трюме, служившем плотницкой мастерской.
Мастерили они огромные сани. Двое саней с широкими полозьями. Сколочены
сани были грубо, но добротно и, судя по виду, были достаточно велики и проч
ны, чтобы нести Великана.
Двое матросов сколачивали доски гвоздями, тогда как Яростный Шторм и еще
одна Великанша взяли на себя работу потоньше Ц они вырезали полозья. С п
омощью ножей, напильников и тесаков они счищали кору с бревен толщиной с
Ковенантову ляжку и придавали им форму, позволявшую легко скользить по с
негу и льду. Кора и стружка густо устилали пол, воздух напитался запахом с
молы, но до завершения работы было еще далеко.
На недоуменный вопрос Ковенанта Яростный Шторм пояснила: для того чтобы
достичь Ревелстоуна, ему и его спутникам потребуется больше припасов, че
м можно унести на спинах. К тому же сани позволят Великанам доставить Ков
енанта и Линден к берегу с такой скоростью, которая людям, разумеется, не п
од силу.
И вновь, уже в который раз, Ковенант был пристыжен предупредительностью
служивших ему людей. Сам он не осмеливался заглядывать в будущее дальше
того момента, когда покинет борт «Звездой Геммы». Великаны же заботились
о нем больше, чем о себе, больше, чем о своем корабле. Если бы другие не пекл
ись о нем так, его уже давно не было бы в живых.
На обратном пути он проходил мимо каюты капитана. Дверь была закрыта, но и
знутри доносился голос Первой. Она убеждала Хоннинскрю остаться на дром
онде.
Капитан молчал, но молчание его было более чем красноречивым. Пристыженн
ый тем, что, пусть и невольно, подслушал чужой разговор, Ковенант ускорил ш
аг и вновь отправился на переднюю палубу Ц взглянуть, что удалось сдела
ть Красавчику и Севинхэнду.
Солнце висело как раз над выбоиной, образовавшейся на месте грот-мачты, и
замысел изуродованного Великана уже начинал обретать зримые очертания
. Даже Ковенант догадался, каковы его намерения. Красавчик завершил рабо
ту над лежавшей на палубе длинной каменной балкой и вместе с Севинхэндом
наблюдал за тем, как матросы, обмотав канатом, крепили к обломку сохранив
шуюся в целости массивную каменную рею. Ковенант недоверчиво прищурилс
я:
Ц Неужто это будет держаться?
Красавчик пожал плечами Ц так, словно развести руками было уже свыше ег
о сил. Голос Великана от усталости звучал сипло:
Ц Должно. А коли не будет, нам за день никак не управиться. Так что молись,
чтобы все прошло благополучно. Иначе придется разбить ствол мачты на мел
кие части и устанавливать их по одному. Меня это отнюдь не прельщает.
Великан умолк Ц он так утомился, что каждое слово давалось ему с трудом. Т
ем временем матросы приподняли ствол мачты, стараясь свести к минимуму б
ортовую нагрузку на снасти. Канаты со скрипом натянулись Ц Ковенант зат
аил дыхание. Перекладина, через которую были перекинуты тросы, казалась
слишком тонкой и хрупкой для того, чтобы выдержать чудовищный вес гранит
ной балки. Но, хотя канаты натянулись как струны, ничто не хрустнуло и не п
орвалось. Медленно, осторожно Великаны тянули за тросы, и балка неуклонн
о поднималась. Когда ее край достиг уровня головы, Красавчик скомандовал
:
Ц Держи!
Великаны застыли, канаты зазвенели от напряжения, но не оборвались. Держ
алась и рея. Захватив полные пригоршни смолы, горбатый Великан бережно о
бмазал один край мачты ровным и плотным слоем. Затем он перебрался к друг
ому концу. Веревка болталась рядом. Старательно очистив руки, Красавчик
ухватился за нее и дал Великанам знак поднять его вверх.
Закрепившись в веревочной петле, он медленно, фут за футом, поднимался к о
брубку мачты, пока не завис у самого ободка. Там, наверху, он казался на уди
вление уязвимым. Некоторое время Красавчик не двигался, и Ковенант пойма
л себя на том, что дышит так тяжело, словно сам оказался на месте Великана.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 https://decanter.ru/martell-vs 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я