научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/leyki_shlangi_dushi/derzhateli-dlya-dusha/nastennye/ 

 

Она тоже первым делом взглянула на гравелинга и, в
стретившись взглядом с Линден и Ковенантом, сокрушенно покачала голово
й.
Супруг ее приподнялся на локте и потянулся к мешку с припасами. Вытащив ф
лягу, он заставил себя встать на ноги и подошел к гравелингу. Не говоря ни
слова, Красавчик откупорил флягу и поднес ее к носу Сандера.
Подкаменник учуял запах Ц у него даже вырвалось что-то, похожее на сдавл
енное рыдание. Но головы он не поднял.
Терзаясь от жалости, Красавчик оставил его в покое.
В молчании спутники проглотили безвкусный завтрак, после чего Великаны
удалились к камням, чтобы встретить на них рассвет. Линден и Ковенант не с
говариваясь, встревоженно обернулись к Сандеру, но, возможно по счастлив
ой случайности, он сидел на обнаженном скальном уступе.
Поблескивая лазурью, над горизонтом появилось солнце, и почти сразу же е
го стали затягивать черные тучи.
Порывы ветра вспенили поверхность реки. Красавчик бросился укрывать пр
ипасы, и к тому времени, когда он закончил, уже упали первые дождевые капли
.
Бросив взгляд на стремительное течение Белой, Линден поежилась: одна мыс
ль о том, чтобы броситься в холодную пучину, повергала в дрожь. Однако она
уже провела в реке целый день, причем не будучи подкрепленной ни метегли
ном, ни «глотком алмазов», и твердо настроилась выдержать столько, сколь
ко потребуется. Главную проблему сейчас представлял собой Сандер.
Мрачно обернувшись к нему, Линден увидела, что гравелинг поднялся на ног
и. Глаза его были устремлены в никуда, голова опущена. Обхватив руками Хол
лиан, он прижимал ее к своей груди, держа на весу так, что ее ноги не касалис
ь земли.
Ковенант встретил взгляд Линден, а затем повернулся и подошел к Сандеру.
Мускулы на его плечах дрожали от напряжения, но исполненный жалости голо
с звучал мягко:
Ц Сандер, положи ее. Ц Кулаки Ковенанта судорожно сжались. Ц Ты утонешь
, если попытаешься ваять ее с собой. Оставь ее здесь, мы поможем тебе похор
онить ее.
Сандер не отвечал и даже не смотрел на Ковенанта. Похоже, ждал, что Неверящ
ий уберется с его пути. Голос Ковенанта посуровел:
Ц Не заставляй нас отбирать ее у тебя.
В ответ Сандер опустил Холлиан пониже, так что ее ноги коснулись земли. Ни
какой перемены в его чувствах Линден не ощутила и никак не предвидела то
го, что последовало дальше.
Правой рукой Сандер вытащил из-за пазухи крилл. Тряпица, в которую был обе
рнут кинжал, размоталась и полоскалась на ветру. Гравелинг ухватился за
раскаленную рукоять ничем не защищенными пальцами. Лицо его исказила гр
имаса боли, но он не дрогнул. В сиянии самоцвета угадывалась недвусмысле
нная угроза.
Подняв Холлиан левой рукой, он зашагал вниз, к реке.
Ковенант посторонился, Линден и Великаны Ц тоже. Затем, чтобы не оставля
ть Сандера наедине с бурным, холодным потоком, Первая послала Красавчика
следом за ним.
Ц Он рвется в Анделейн, Ц прохрипел Ковенант. Ц Собирается нести ее всю
дорогу, до самых Холмов. Понимаете почему? Кого он рассчитывает там встре
тить?
Не дожидаясь ответа, Ковенант поспешил за гравелингом и Красавчиком. Лин
ден, едва не застонав, проводила их взглядом. Сандер намеревался встрети
ться с Умершими. С Нассисом, своим отцом. С Калиной, своей матушкой. С женой
и сыном, которыми он пожертвовал ради спасения подкаменья Мифиль.
Или же с самой Холлиан?
Господи Иисусе, да как же такое вынести? Он просто-напросто лишится рассу
дка.
Линден прыгнула в реку и, подхваченная потоком, понеслась вниз по течени
ю. Рядом мощными гребками рассекала воду Первая.

К столь сильному холоду Линден готова не была. Обостренная чувствительн
ость Ц результат усиления видения Ц делала ее чрезвычайно уязвимой. В
сравнении с тем, что ощущала Линден сейчас, вода реки Мифиль, где ей, Санде
ру и Ковенанту тоже довелось основательно искупаться, казалась чуть ли н
е теплой. Холод обжигал оголенные нервы так, что она готова была взвыть от
боли. Порой ей казалось, будто уже в следующее мгновение она окончательн
о падет жертвой Солнечного Яда. Однако могучее плечо Первой представлял
о собой надежную опору. К тому же рядом находился и Ковенант. Невзирая на н
еистовый дождь, сотрясающие воздух громовые раскаты и вспарывающие неб
еса молнии, Линден чувствовала, как неудержимо устремляется он к своей ц
ели. И силилась вытерпеть и холод, и страх, и отчаяние, лишь бы не поддаться
Злу, что обрушил на нее Лорд Фоул. А со временем найти способ положить этом
у конец.
Вспышка молнии высветила Красавчика, опережающего Первую на один-два гр
ебка. Одной рукой Великан поддерживал Сандера, тогда как тот удерживал Х
оллиан на поверхности так бережно, словно его возлюбленная просто спала.

Ближе к середине дня клокочущий поток вынес спутников в новое, более шир
окое русло. Серая слилась с Белой, и теперь спутники оказались отданными
на волю образовавшейся от этого слияния реки Соулсиз. Остаток этого и ве
сь следующий день они неслись вниз по течению, словно подхваченные вихре
м опавшие листья.
Яростный ливень мешал Линден ориентироваться в пространстве, но ночью, к
ак только небо прояснилось и над исхлестанной бурей пустошью поднялась
ущербная луна, она поняла, что река повернула к востоку.
На второй вечер после слияния потоков Первая поинтересовалась у Ковена
нта, долго ли им осталось добираться до Анделейна. Ковенант и Линден зябк
о жались к теплу маленького костра. Первая и Красавчик пристроились рядо
м, словно даже им для поддержания духа требовалось нечто большее, нежели
«глоток алмазов». Неутешный Сандер, как и в предыдущие ночи, оставался в о
тдалении. Он сидел неподвижно, склонившись над окоченевшим телом Холлиа
н так, словно ожидал, что к ней вот-вот вернется дыхание. На самом краю лаге
ря, куда едва достигал свет, бок о бок стояли Вейн и Финдейл. Линден не знал
а, то ли они тоже плыли по реке, то ли пересекали исхлестанную дождем равни
ну каким-либо другим способом. Так или иначе, каждый вечер после захода со
лнца оба появлялись возле стоянки и молча дожидались рассвета.
Некоторое время Ковенант задумчиво глядел на огонь. Потом он заговорил:

Ц Мне трудно судить о проделанном пути... Ц От холода лицо его сделалось
восковым. Ц Мы движемся по реке Соулсиз, а она течет прямиком к Горе Грома
, и пока... Ц Он непроизвольно протянул озябшие пальцы к огню, но в следующи
й миг инстинкт прокаженного заставил его отпрянуть. Ц Все зависит от со
лнца. Пока не взойдет солнце пустыни, река не высохнет и будет нести нас вп
еред. Думаю, мы должны добраться до Анделейна завтра, а уж в какое время Ц
сказать не берусь.
Первая кивнула и вернулась к своим раздумьям. Рана зажила, но при всей сво
ей крепости она чувствовала себя уставшей. Помедлив несколько мгновени
й, Великанша извлекла из ножен свой длинный меч и, словно не зная, чем еще з
анять себя, принялась медленно и методично начищать клинок.
Красавчик словно в ответ достал свою флейту, вытряхнул из нее воду и попы
тался было играть, но он слишком устал для занятия музыкой и скоро остави
л эту затею.
Через некоторое время Линден вспомнила о солнце и испытала некоторое об
легчение. И солнце плодородия, и солнце чумы в любом случае сделают воду т
еплее, позволят увидеть небо и окружающий мир. Да и солнце пустыни всяко н
е принесет с собою холода.
Но вскоре ее стало беспокоить, что Ковенанта все еще бьет дрожь. Быстрый в
згляд позволил ей определить, что он не болен. Трудно было предположить, ч
то какая бы то ни было болезнь коснется человека, побывавшего в Ядовитом
Огне.
Но он усилием воли стянул себя в столь тугой узел, что дрожал от напряжени
я, словно его трясла лихорадка.
Коснувшись его руки, Линден взглядом спросила, что его так тревожит.
Он мрачно посмотрел на нее, а затем уставился на костер, словно рассчитыв
ал отыскать нужные слова между угольев. Но когда он заговорил, слова его у
дивили Линден.
Ц Ты уверена, что на самом деле хочешь в Анделейн? Помнится, в прошлый раз
ты отказалась.
То была правда. Тогда она отказалась, хотя даже на расстоянии ее оголенны
е нервы ощущали благотворные эманации деревьев. Страх ее отчасти объясн
ялся рассказами Холлиан, считавшей Анделейн проклятым местом, отнимающ
им у людей рассудок. Но лишь отчасти. Основная причина заключалась в бояз
ни всего, способного воздействовать на ее обостренную чувствительност
ь. Солнечный Яд вливался в нее подобно мучительному недугу, но природа не
дуга как такового была ей ясна. Анделейн казался страшнее, ибо от него исх
одила угроза ее с таким трудом обретенному самообладанию. Линден не вери
ла в возможность благоприятного исхода от всего того, что имело над ней т
акую власть.
А позднее Ковенант рассказал, что Елена считала, будто ей, Линден, в конечн
ом итоге доведется исцелить всех. А Лесной старец предупреждал, что ее по
явление может поднять в Анделейне мрачные тени.
Стоило Линден вспомнить об этом, как к ней вернулись старые страхи. Но сей
час она была другой женщиной, женщиной, нашедшей доступ к красоте и сумев
шей научиться использовать дарованное Страной видение для исцеления. О
на поведала Ковенанту о своих родителях и тем самым вытащила из сердца н
есколько ядовитых жал. Она научилась называть свое тяготение к его силе
истинным именем. И наконец, она знала, чего хотела. Любви Ковенанта и конца
Солнечного Яда.
С мрачной усмешкой Линден ответила:
Ц Попробуй остановить меня.
Она рассчитывала, что эти слова доставят ему облегчение, но Ковенант тол
ько кивнул, и Линден почувствовала, что нечто так и осталось невысказанн
ым. Пытаясь достучаться до него, подтолкнуть его к большей откровенности
, она добавила:
Ц Мне необходима передышка. Чем скорее я выберусь из-под Солнечного Яда
, тем лучше.
Ц Линден... Ц Он произнес ее имя так, словно высказанная ею готовность ни
чуть не облегчала его задачу. Ц Помнишь, в подкаменье Мифиль, когда Санде
р сказал, что ему пришлось убить свою мать, ты... Ц Ковенант сглотнул, Ц ...ты
ответила, что он имел право избавить ее от страданий... Ц Он поднял на нее г
лаза, в которых явно читался вопрос о смерти ее матери. Ц Ты и сейчас так д
умаешь?
Линден моргнула. Она предпочла бы отмолчаться, во всяком случае до тех по
р, пока не поймет, почему он задал этот вопрос. Но нужда Ковенанта была сто
ль настоятельной и очевидной, что не ответить не было возможности.
Ц Она испытывала ужасные муки. Думаю, люди, которые так страдают, имеют п
раво на смерть. Но убийство из милосердия не есть милосердие, если речь ид
ет о том, кто это убийство совершает. Мне не нравится то, что происходит с ч
еловеком, совершающим такое действо. Ц Линден старалась говорить отстр
аненно, но вопрос был слишком болезненным и острым. Ц Мне не нравится то,
что произошло со мной. Даже если ты назовешь содеянное мною не убийством,
а актом милосердия.
Ковенант сделал быстрый неловкий жест. Голос его звучал мягко, но выдава
л странное лихорадочное возбуждение.
Ц Что ты собираешься делать, если беда случится с Анделейном? Если тебе н
е удастся выбраться из-под Солнечного Яда? Каер-Каверол знал о такой возм
ожности. Фоул уже извратил, исказил все остальное. Что тогда? Что мы будем
делать? Ц В судорожных движениях его гортани угадывалась близость пани
ки. Ц Я могу вынести все, что угодно! Но не это. Только не это.
Ковенант выглядел таким беззащитным, что этого не могла вынести она. Гла
за ее наполнили слезы.
Ц Может, все и обойдется, Ц со вздохом промолвила Линден. Ц На это можно
надеяться. Он держался так долго, почему бы ему не продержаться и еще немн
ожко.
Но где-то внутри, в холодных глубинах ее сознания звучали совсем другие с
лова: «А если нет, я не стану заботиться о последствиях. Я вырву сердце это
го негодяя! Во что бы то ни стало раздобуду силу и вырву его проклятое серд
це!»
Хотя эти мысли Линден подавила, Ковенант, похоже, ощутил ее внутреннее на
пряжение и, вместо того чтобы обратиться к ней за утешением, замкнулся в с
воей решимости, сути которой она не понимала и разделить которую с ним не
могла. И это непонимание отделяло их друг от друга всю ночь.
Прошло немало времени, прежде чем Линден поняла, что Ковенант вовсе не от
вергал ее, а всего лишь старался подготовиться к тому, что ждет его вперед
и.
Все окончательно прояснилось, лишь когда забрезжил серый рассвет и уста
лый угрюмый Ковенант, выбравшись из-под одеяла, первым делом поцеловал е
е. Он словно бы стоял над обрывом и едва удерживал равновесие. Часть его ес
тества, побывавшая в Ядовитом Огне, не знала колебаний, но сосуд, вмещавши
й этот внутренний сплав, казался хрупким, как истлевшие кости. Но, несмотр
я на дрожь, Ковенант попытался улыбнуться ей.
Она ответила вымученной гримасой, ибо не знала, как его защитить.
Пока Красавчик готовил завтрак, Ковенант подошел к Сандеру и, опустившис
ь на колени за его спиной, принялся онемелыми пальцами разминать окамене
вшие мышцы спины и плеч гравелинга.
Сандер не реагировал. Он не интересовался ничем, кроме Холлиан, не замеча
л ничего, кроме ее бледного лица, и не чувствовал усталости, но видение Лин
ден указывало на то, что гравелинг дошел до крайней степени изнеможения.
И она чувствовала обжигающее прикосновение крилла к его незащищенному
телу. Однако казалось, будто Сандер обретает в этой боли силу, словно она к
аким-то образом помогала поддерживать в нем жизнь.
Через некоторое время Ковенант присоединился к Великанам и Линден.
Ц Может быть, Сандер встретит ее в Анделейне, Ц со вздохом промолвил он.
Ц Возможно, ей удастся найти способ прорваться к нему.
Ц Нам следует молиться о таком исходе, Ц пробормотала Первая, Ц ибо над
олго его не хватит.
Ковенант кивнул. И потом Ц во время бритья и перекусывая сушеными фрукт
ами Ц кивал еще несколько раз, как человек, не имевший никакой другой над
ежды.
Спустя короткое время над ободом мира появилось солнце, и спутники распо
ложились на камнях, встречая новый рассвет.
Над горизонтом, отбрасывая изумрудные блестки на дрожащую поверхность
реки, появилось зеленое свечение.
Завидя его, Линден ощутила мгновенный прилив облегчения: лишь сейчас она
поняла, до какой степени боялась, что снова взойдет солнце дождя. Тепло: с
олнце плодородия несло с собой тепло. Оно укрощало неистовство потока, п
рогревало и воду, и ее измученные нервы Ц подобно сухому, согретому у кос
тра одеялу. Необходимость погрузиться в воду уже не вызывала у нее такой
ужас.
Однако облегчение не сделало ее незрячей. Доброта солнца плодородия был
а кажущейся, всего лишь иллюзией. Линден видела, как по берегам реки из зем
ли, извиваясь словно черви, выползали ростки, как раскидывали ветви корч
ившиеся в муках кусты, как с неистовством обреченных тянулись вверх дере
вья. Относительная безопасность, в которой пребывала Линден, в известной
мере даже обостряла ее восприятие: она почти физически слышала мучитель
ные стоны беззащитных растений.
«В конце концов, Ц думалось ей, Ц возможно, Лесной старец Анделейна уже с
гинул. Как долго мог выдерживать он весь этот ужас, не имея возможности вм
ешаться?»
Стиснутая с обеих сторон болью трав и деревьев, река уносила спутников н
а восток, к Анделейну и Горе Грома. По прошествии некоторого времени созн
ание Линден странным образом раздвоилось. Она цеплялась за плечо Первой
, удерживала голову над водой и смотрела на расползавшееся по проплывающ
им мимо берегам зеленое месиво. Но частью своего сознания она отрешилась
от всего окружающего. Из потаенных глубин естества поднималась тьма, по
рожденная прикосновением Гиббона. Питаемая Солнечным Ядом горечь прон
изывала ее насквозь. Она помнила Ц так, словно никогда и не забывала, Ц ч
то, скрытая немыслимой печалью, болью и отвращением, загнанная на самое д
но, таилась ужасающая радость, которую испытала она, задушив мать. Жуткое,
безумное опьянение вкусом силы. Она отдаленно осознавала, что происходи
т, понимала, что слишком долгое пребывание во власти Солнечного Яда сказ
ывается на ее способности владеть собой и видеть себя той, кем она в дейст
вительности желает быть.
Линден негромко хихикнула Ц смешок походил на звук, издававшийся Опуст
ошителем. Горестный парадокс происходящего позабавил ее. Ведь до сих пор
именно необходимость противостоять Солнечному Яду давала ей способно
сть оставаться собой. Помнить, кем она была. Презирающий мог бы овладеть е
ю давным-давно, просто-напросто предоставив ей возможность расслабитьс
я.
Яростный смех рвался из ее горла. Миазмы солнца плодородия кипели в кров
и. Видение опасливо, на воровской манер, прощупывало подступы к огню Кове
нанта, словно подготавливая возможность завладеть им.
Усилием воли Линден заставила себя надавить на плечо Первой. Великанша о
бернулась.
Ц Избранная? Ц послышалось над журчащей водой.
Тихонько, чтобы не услышал Ковенант, Линден прошептала:
Ц Если я рассмеюсь, стукни меня как следует. Или окуни в воду и держи там, п
ока не успокоюсь.
Первая непонимающе подняла брови, но потом кивнула.
Но Линден справилась сама. Стиснув зубы, она не позволила безумию вырват
ься наружу.
Наступил и миновал полдень. С поверхности воды она могла видеть лишь на н
ебольшое расстояние впереди, а потому Соулсиз казалась ей нескончаемой.
В мире не было ничего, кроме течения, берегов и терзавшихся мукой растени
й. И безграничного отчаяния. Она была врачом. Предполагалось, что она спос
обна исцелять недуги. Но этот недуг Линден исцелить не могла. Ибо не облад
ала Силой.
И вдруг, без всякого перехода, характер местности, к которой увлекала дру
зей река, резко изменился. За невидимой, но столь же отчетливой, как провед
енная по земле черта, преградой дикое плодородие теряло силу. По обоим бе
регам Соулсиз рос нормальный лес.
Потрясенное видение известило Линден о том, что это, еще раньше, чем зрени
е. Она уже ощущала нечто подобное раньше, когда еще не была к этому готова.
Но теперь то же ощущение вливалось в нее подобно концентрированному вит
риму или «глотку алмазов», изгоняя прочь тьму.
Кивком указывая вперед, Первая слегка толкнула Ковенанта локтем. Поджав
ноги, он выпрыгнул из воды, и воздух разорвал радостный крик:
Ц Анделейн!
Он плюхнулся назад, как мальчишка, подняв фонтан ослепительно сверкавши
х на солнце брызг.
Линден вздохнула.
«Анделейн, Анделейн, Анделейн...» Ц повторяла она про себя, словно пытаясь
внутренне очиститься перед вступлением в Холмы. Вопреки всем страхам в
жилы ее вливалась надежда.
Анделейн...
Сжатая берегами река стремительно неслась к обители Лесного старца, к по
следнему бастиону Закона.
Когда течение проносило спутников мимо разграничительной линии, Линде
н смогла разглядеть этот рубеж получше. Искореженные мукой растения, пох
одившие на гротескные изображения пляшущих демонов, словно наталкивал
ись на невидимую, но непроницаемую стену. А за этой стеной мягкие склоны п
окрывала по-весеннему свежая травка, помеченная яркими пятнами пионов.
Вершины холмов венчали величественные тополя и увешанные красными гро
здьями ягод кусты бузины. Даже здесь, на самой границе владений Лесного с
тарца, в изобилии росла алианта, а глядя с этой земли на небо, на нем нельзя
было найти ни малейших признаков Солнечного Яда.
Река увлекала друзей вперед, навстречу этой обители благодати, и по мере
приближения к ней сердце Линден наполняли радость и облегчение.
Через некоторое время она оглянулась назад Ц и не увидела вокруг солнца
зеленого свечения. Светило стало желтым Ц теплым, приветливым и соверш
енно нормальным.
Ковенант жестом указал в направлении южного берега. Первая и Красавчик с
вернули в указанном направлении, мощными гребками двигаясь поперек теч
ения. Ковенант и Линден тоже гребли изо всех сил. Сама вода обрела иное кач
ество, она стала кристально-прозрачной, бодрящей и освежающей, как роса. А
прикоснувшись к устилавшей берег густой траве, Линден испытала настоящ
ее потрясение. Она так долго пребывала во власти Солнечного Яда, что успе
ла забыть, как ощущается здоровье Земли.
Но, ступив на берег, она всеми своими обнаженными нервами почувствовала
Ц то было нечто большее, чем просто здоровье. Анделейн воплощал в себе и п
ерсонифицировал Закон Ц все то, что делало жизнь драгоценной, а Страну ж
еланной. В нем были и свежесть весны, и радость лета, и торжество осени, и ум
иротворение зимы. Трава под ногами блистала и пружинила, словно стараясь
помочь ей подняться выше, вознестись над собой. Деревья были полны живог
о, благотворного сока. Разбросанные веселыми пятнами по изумрудному ков
ру травы, цветы наполняли воздух восхитительными ароматами. Каждый глот
ок воздуха дарил наслаждение, которое казалось непереносимым, но ей хоте
лось испытывать его вновь и вновь. Каждое новое ощущение являлось для Ли
нден потрясением, но не обескураживало ее, а лишь повергало в радостный э
кстаз.
Смех и плач нарастали в ней одновременно, и она не могла остановить ни тог
о, ни другого.
То был Анделейн, сердце Страны, которую так любил Ковенант. Он упал ничком
на траву и распростер руки, словно хотел обнять Землю. Линден знала, Холмы
изменили все. Не в нем, но в ней. Многого здесь она не понимала, но одно понял
а, прочувствовала сразу Ц язвящее острие Солнечного Яда не имело в этом
месте никакой силы. Она была свободна. И если эту красоту, эту жизнь, это зд
оровье оберегал Закон Ц за сохранение такого Закона не жалко было уплат
ить любую цену.
Красавчик уселся в траву и озирался по сторонам, жадно вбирая окружающую
красоту.
Ц Я не верил... Ц бормотал себе под нос великан. Ц Я и представить себе не
мог, что...
Первая стояла позади, кончики ее пальцев отдыхали на плечах мужа, а глаза
сияли, словно солнечные зайчики, плясавшие на веселой поверхности Соулс
из. За спиной Линден на берегу появились Вейн и Финдейл. Отродье демондим
ов никак не отреагировал на чудеса Анделейна, а вот Финдейл явно испытыв
ал облегчение. Он вбирал в легкие бодрящий воздух, словно подобно Линден
мог воспринимать живительные токи здоровья.
Что же до нее, то ей хотелось припустить бегом, взлететь на ближайшую верх
ушку, кувырком скатиться по склону. Хотелось смеяться и петь, все увидеть,
все потрогать собственными руками, утопить свою усталость и боль в этом
пышном, цветущем великолепии. Вобрать в себя царственное здоровье Андел
ейна. Отбежав на несколько шагов от берега, Линден обернулась, чтобы позв
ать Ковенанта.
Он уже поднялся на ноги, но на лице его не было радости. И он не смотрел на Ли
нден.
Все его внимание сосредоточилось на Сандере.
Ц Сандер! Ц простонала Линден, мгновенно устыдившись своего ликования
и своей забывчивости.
Гравелинг совершенно не замечал царствовавшей вокруг красоты. Выйдя на
берег, он некоторое время стоял неподвижно, по-прежнему прижимая к груди
тело Холлиан, а затем, словно все же что-то увидел, двинулся вперед. Но он сл
ишком устал и уже не мог удерживать тело на весу Ц ноги Холлиан волоклис
ь по траве.
Едва живой от голода, усталости и горя, он подтащил ее к ближайшему кусту а
лианты и бережно уложил на траву. Зеленый, с листьями, похожими на листья п
адуба, куст был густо усыпан сочными, свежими драгоценными ягодами. Верн
ые объявили алианту смертельным ядом, но после того, как Ковенанта укуси
л Марид, спасти Неверящего помогли именно драгоценные ягоды. Сандер не з
абыл об этом. Он сорвал полную пригоршню. Линден затаила дыхание, надеясь,
что он станет есть.
Но случилось другое. Вместо этого он склонился над Холлиан и стал просов
ывать ягоды между окоченевшими губами.
Ц Поешь, любимая, Ц упрашивал он хриплым и скрипучим, словно крошащийся
мрамор, голосом. Ц Ты давно не ела. Тебе надо подкрепиться. Ц Но ягоды дав
ились о плотно сжатые зубы.
Медленно склонившись над болью своего сердца, Сандер заплакал. Ковенант
подошел к гравелингу. Лицо его было искажено страданием, словно и он едва
сдерживал рыдания.
Ц Пойдем дальше, Ц промолвил он, не пытаясь утешить друга, Ц мы еще слиш
ком близко к Солнечному Яду. Нужно зайти поглубже.
Несколько мучительных долгих мгновений Сандер не шевелился, словно сил
а безумия больше не поддерживала его. Но затем он подсунул руки под тело Х
оллиан и, покачиваясь, поднялся на ноги.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 https://decanter.ru/courvoisier 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я