научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/chugunnye_vanny/170na75/russia/ 

 

Мне предоставлена честь говорить за все
х вейнхимов, разделяющих Судьбу. Добро пожаловать, друзья.
В ответ Первая церемонно поклонилась.
Ц Мы принимаем ваше приглашение с благодарностью. Ваша помощь уже стал
а благодеянием, отплатить за которое нам нечем. Хочется верить, что в како
й-то мере мы сможем вознаградить вас дружеской беседой и добрым советом.

Тронутый ее любезностью, Хэмако ответил низким поклоном и повел отряд вг
лубь тоннеля.
Как только Вейн и последний из вейнхимов вошли внутрь, проход в горе мгно
венно закрылся, точнее, просто исчез, словно его там никогда и не было. На е
го месте появилась шероховатая каменная стена, запечатавшая вход. Ришиш
им встретил гостей светом и благодатным теплом. Поначалу Ковенант не обр
атил внимание на то, что Финдейл вновь присоединился к отряду, однако нев
есть откуда взявшийся Обреченный уже занял свое неизменное место рядом
с Вейном. Его появление вызвало среди вейнхимов кратковременное оживле
ние, однако, малость пощебетав, они перестали обращать на него внимание, с
ловно элохим являлся не более чем тенью отродья демондимов.
Некоторое время в тоннеле слышалось поскрипывание деревянных полозьев
. Наконец спутники добрались до каменного зала Ц некоего подобия прихож
ей, и Хэмако предложил Великанам оставить сани там. К тому времени тепло у
же залечило горло Ковенанта, и он ожидал, что Хэмако засыплет его вопроса
ми. Ему и самому было что сказать и о чем расспросить. Но, приглядевшись к с
тарому знакомцу, Ковенант приметил, что со времени их последней встречи
тот заметно изменился. Подобно окружавших его вейнхимам, Хэмако держалс
я так, словно время вопросов для него миновало. В облике его отчетливо чит
ались смирение, решимость и нечто, указывавшее на обретение мира. То был ч
еловек, прошедший сквозь тяжкие испытания, но горе не озлобило, а закалил
о его.
Только сейчас Ковенант заметил, что одет Хэмако отнюдь не по-зимнему. От п
олностью обнаженных вейнхимов его отличала лишь кожаная набедренная п
овязка. «Уж не превратился ли он и вправду в вейнхима? Ц с опаской подумал
Ковенант. Ц Что означают все эти перемены?»
И какого черта здесь делает этот риш?
Зато его спутники никаких недобрых предчувствий не испытывали. Красавч
ик выглядел так, словно встреча с вейнхимами вернула ему былую живость, л
юбознательность и любовь к приключениям. Он с интересом таращился по сто
ронам, любуясь невиданными прежде диковинами. Тепло и забытое ощущение б
езопасности смягчили и железную строгость его супруги. Положив руку на п
лечо мужа, она шла рядом с ним и, похоже, воспринимала увиденное почти с та
ким же интересом. Мысли Хоннинскрю были скрыты в глубине глаз за его густ
ыми бровями. А вот Сотканный-Из-Тумана... При виде его лица Ковенант вздрог
нул. Обстоятельства изменились так быстро, что Ковенант уже успел забыть
о мучительной растерянности Великана, оказавшегося неспособным сдела
ть выбор. Но лицо Великана, в каждой его черточке, запечатлело горькую пам
ять об этой позорной неудаче.
«Пропади все пропадом! Ц выругался про себя Ковенант. Ц Неужто мы все об
речены?»
Возможно, это было именно так. Линден шла рядом с ним, не поднимая глаз, лиц
о ее было бледным и исполненным той строгости, которую Ковенант уже науч
ился истолковывать как проявление страха. Линден боялась не за себя, а св
оей способности впадать в панику и поддаваться ужасу. Возможно, случивше
еся при нападении аргулехов лишний раз убедило ее в том, что обречена она.

Конечно же, это было несправедливо. Линден решила, что вся ее жизнь являла
сь не более чем бегством от себя, формой выражения нравственной паники. Н
о она ошибалась. Прошлые грехи не могли обесценить ее нынешнего стремлен
ия к добру. А если все же могли, стало быть, Ковенант проклят и обречен, как и
она, а торжество Лорда Фоула уже обеспечено. Ковенант знал, что такое стра
х. Мирясь с этим ощущением в себе, он не выносил его в людях, которых любил. О
ни заслуживали лучшего.
Неожиданно петлявший в толще горы извилистый тоннель закончился Ц спу
тники оказались во внушительных размеров пещере, и перемена обстановки
отвлекла Ковенанта от его мучительных раздумий.
Пещера была велика и достаточно высока, чтобы Великанам не приходилось н
агибаться. Судя по шероховатым стенам и неотделанному полу, вейнхимы пол
ьзовались ею недолго, но, тем не менее, здесь было довольно уютно. Жаровни,
во множестве расставленные вдоль стен, давали достаточно света и излуча
ли благодатное тепло. Неожиданно Ковенанту пришло в голову, что глаз у ве
йнхимов нет, а стало быть, свет им вовсе не нужен. Возможно, огонь имел отно
шение к их магическим обрядам, или же вейнхимы разводили его ради умирот
воряющего тепла. Так или иначе, прежнее обиталище риша Хэмако тоже освещ
алось и обогревалось огнем костра.
Вспоминая то место, Ковенант не мог оставаться спокойным. К тому же ему ещ
е никогда не доводилось видеть столько вейнхимов сразу. В пещере собрало
сь не менее шести десятков человекоподобных существ: одни спали прямо на
голых камнях, другие хлопотали у черных металлических котлов, приготовл
яя витрим или какое-то магическое зелье, иные же спокойно ждали возможно
сти разузнать что-нибудь о приведенных Хэмако людях. Вейнхимское слово
«риш» означало сообщество, и Ковенанту рассказывали, что каждый риш обыч
но насчитывал от двадцати до сорока вейнхимов, разделявших специфическ
ое толкование понятия Судьба, являвшегося первоосновой самосознания э
той расы и включавшего ее представления о причине и смысле существовани
я их народа. Ковенант припомнил, что Судьбу вейнхимы и юр-вайлы трактовал
и по-разному.
Получалось, что сейчас Ковенант видел перед собой, по крайней мере, два ри
ша, а из слов Хэмако можно было понять, что их здесь еще больше. Сколь же нас
тоятельной была нужда, оторвавшая от дома и приведшая сюда не только риш
Хэмако, но и другие сообщества?
Сопровождаемый Ковенантом, Хэмако прошел в центр пещеры и оттуда вновь о
братился к гостям.
Ц Я знаю, ваша цель вынуждает вас спешить с возвращением в Страну, Ц про
молвил он доброжелательным тоном человека, знающего, что такое страдани
е, Ц но все же вы можете провести некоторое время с нами. Аргулехов множес
тво, но эта дикая орда продвигается не слишком быстро. Мы предлагаем вам к
ров, пищу, возможность задавать вопросы и, Ц тут он взглянул Ковенанту пр
ямо в глаза, Ц может быть, услышать ответы.
Ковенант едва не вздрогнул, ибо отчетливо вспомнил вопрос, ответить на к
оторый Хэмако отказался. Однако Хэмако еще не закончил свою речь.
Ц Согласны ли вы задержаться под нашим кровом? Ц спросил он.
Первая бросила взгляд на Ковенанта, который, прежде чем определиться с о
тветом, хотел узнать побольше.
Ц Хэмако, Ц спросил он напрямик, Ц почему вы здесь?
Боль и решимость в глазах Хэмако указывали на то, что он все понял. Однако
с ответом бывший подкаменник не торопился. Прежде всего, он пригласил го
стей усесться и пустил по кругу чаши с витримом Ц темным вейнхимским ва
ревом. На вкус оно было кислым и казалось едким, как купорос, но насыщало и
подкрепляло, словно выжимка из алианты. Лишь когда путники утолили перво
начальный голод и хотя бы немного взбодрились, он заговорил, но так, словн
о намеренно упустил истинное значение заданного вопроса.
Ц Обладатель белого золота, Ц промолвил Хэмако, Ц вместе с четырьмя др
угими ришами мы явились сюда, чтобы сразиться с аргулехами.
Ц Сразиться? Ц переспросил Ковенант. Вейнхимы всегда славились своим
миролюбием.
Ц Да. Ц Судя по облику, прежде чем оказаться здесь, Хэмако проделал долг
ий путь, такой, какой не измеришь в лигах. Ц Таково наше намерение.
Ковенант попытался возразить, но Хэмако остановил его решительным жест
ом и пояснил:
Ц Хотя вейнхимы и служат миру, они готовы к бою, когда этого требует от ни
х Судьба. Вейнхимы Ц существа, созданные демондимами. Иное оправдание с
обственного существования, кроме туманных представлений о замысле сот
ворившей их сущности, им неведомо. Из единого ствола выросло всего две ве
тви, два народа, у каждого из которых свой путь. Юр-вайлы испытывают отвра
щение к тому, чем они являются, и стремятся овладеть знаниями и силой, дабы
изменить собственную суть. В отличие от них вейнхимы жаждут придать цен
ность и смысл тому, чем они являются, через служение тому, что изначально и
м чуждо, Ц Закону и красоте Страны. Это тебе известно.
Да, это Ковенанту было известно. Но стоило ему вспомнить, как риш Хэмако по
служил Судьбе прежде, в горле его застрял ком.
Ц Кроме того, Ц продолжал подкаменник, Ц ты знаешь, что во времена Высо
кого Лорда Морэма, когда тебе в последний раз довелось сразиться с Прези
рающим, вейнхимы поняли и признали необходимость насилия во имя спасени
я Страны. Именно их выступление помогло Высокому Лорду уберечь Ревелсто
ун.
Ковенант хотел отвести глаза, но Хэмако, не отпуская его взгляд, промолви
л:
Ц А потому не кори нас за то, что мы вновь решились прибегнуть к насилию. Т
о не вина вейнхимов, а их беда.
Понимая, что его ответ не полон, и предвидя возможные возражения, Хэмако н
а этом не остановился.
Ц Солнечный Яд и злая воля Презирающего пробуждают темные силы мирозда
ния. Хотя многие из них и обладают собственной волей, все они так или иначе
способствуют осуществлению его разрушительных замыслов. Нечто подобн
ое происходит с аргулехами Ц какая-то сила заставляет их, преодолевая п
риродную вражду, сбиваться в стада и насылает их на Страну, словно смерто
носную десницу самой зимы. Суть этой силы сокрыта от вейнхимов, мы не знае
м ее, хотя и ощущаем ее присутствие. И мы собрались в этом ришишиме, чтобы п
ротивостоять ей.
Ц Как? Ц вмешалась в разговор Первая. Ц Каким образом вы собираетесь ей
противостоять?
Хэмако обернулся к ней.
Ц Прошу прощения, если вмешиваюсь в дела, которые меня не касаются, Ц пр
омолвила Великанша. Ц Но ты преподнес нам в дар наши жизни, мы же еще не от
благодарили тебя даже простой любезностью. Позволь сообщить тебе наши и
мена и, может быть, поделиться знаниями.
Она кратко представила своих спутников, после чего представилась сама.

Ц Я Первая в Поиске, меченосица Великанов. Меня готовили к битвам, и умен
ие сражаться Ц главное из моих умений. Ц В свете огня черты ее лица казал
ись особенно резкими. Ц Вот почему я хотела бы обсудить с тобой план сраж
ения.
Хэмако кивнул, но скорее из вежливости, нежели потому, что рассчитывал на
какую бы то ни было помощь. И то была вежливость человека, не страшившегос
я взглянуть в глаза собственной судьбе.
Ц Благодарю тебя от имени каждого из этих ришей. Однако план наш весьма п
рост. Многие вейнхимы сейчас находятся снаружи: они беспрестанно тревож
ат аргулехов, стараясь раздразнить их и заманить сюда. Завтра мы встрети
м их орду на равнине. Вейнхимы соберут воедино всю свою мощь и ударят в сам
ое сердце ледяной стаи. Мы попытаемся найти самое сердце той силы, что упр
авляет этими тварями. Если нам удастся найти его и хватит сил уничтожить,
отряд аргулехов рассеется и они тут же примутся истреблять друг друга. Е
сли же нет... Ц Хэмако пожал плечами. Страха на его лице не было. Ц ...если же
нет, гибель наша все равно не будет напрасной, ибо, прежде чем сложить голо
вы, мы успеем, по крайней мере, ослабить врага.
Ковенант хотел возразить, но его опередила Первая.
Ц Хэмако, Ц сказала она, Ц такой план мне вовсе не по душе. Это тактика от
чаяния, не оставляющая надежды в случае неудачи первого удара.
Однако Хэмако не смутился.
Ц Так оно и есть, но разве мы не в отчаянном положении? За нашими спинами н
е осталось ничего, кроме Солнечного Яда, против которого мы бессильны. У н
ас отнято все, кроме возможности победить или погибнуть. Нам не нужны ухи
щрения, мы лишь хотим нанести удар со всей силой, на какую способны.
Не зная, что возразить, Первая отвела глаза и взглянула на Ковенанта. Что ж
е до Хэмако, то его карие глаза казались влажными, словно к ним подступали
слезы, но слишком суровыми, чтобы можно было заподозрить хотя бы намек на
сомнение.
Ц Поскольку я дважды лишался всего, что было мне дорого, Ц продолжил он
голосом, в котором удивительная доброта сочеталась с несокрушимой твер
достью, Ц мне оказана честь идти в бой впереди, соединив в руках смертног
о мощь пяти ришей.
Ковенант понял, что теперь он, наконец, может задать ключевой свой вопрос,
и ему на миг отказало мужество. У подобной доблести могло быть несколько
источников, одним из которых являлось отчаяние. Однако ничто во взгляде
Хэмако не наводило на мысль о жалости к себе.
Спутники не сводили глаз с Ковенанта: природная чуткость заставила их ощ
утить важность того невысказанного, что лежало между ним и Хэмако. Даже С
отканный-Из-Тумана и Хоннинскрю выглядели озабоченными, что же до Линде
н, то в ее взоре застыла такая боль, словно горе Хэмако было и ее горем. Усил
ием воли Ковенант подавил свой страх.
Ц Все это очень интересно. И даже понятно. Ц Ковенант чувствовал, что бл
изок к отчаянию и его прошибает пот. Ц Но почему, во имя всех прекрасных и
добрых дел, совершенных когда-либо в твоей жизни, здесь находишься ты? То,
чем ты занимался прежде, несравненно важнее схватки с аргулехами, скольк
о бы их ни было.
При одном лишь воспоминании об этом Ковенантом овладела грусть. Лорд Фоу
л сумел уничтожить или извратить практически все естественные формы жи
зни, существовавшие в Стране. Неподвластным порче остался лишь Анделейн
, оберегаемый Каер-Каверолом. Все прочее, рождавшееся в соответствии с За
коном, являвшееся на свет как плод любви, все произраставшее из яйца или с
емени Ц либо погибло, либо претерпело искажение самой своей сути.
Все, кроме того, что сохранил целым и невредимым риш Хэмако.
В пещере, огромной по человеческим меркам, но слишком маленькой в сравне
нии с нуждами Страны, вейнхимы любовно взрастили сад, содержащий все вид
ы трав, кустарников, цветов, деревьев, злаков и овощей, какие им удалось сб
еречь. А в состоящих из множества отсеков и закутков катакомбах они соде
ржали животных Ц всех, выкормить которых позволяли их знания и умения.
В этом подвиге нашла воплощение неискоренимая вера в будущее, надежда на
то, что рано или поздно власти Солнечного Яда придет конец, и тогда сбереж
енные ими ростки естественной жизни позволят вернуть Стране прежний об
лик.
Но всего этого более не существовало. Едва увидев Хэмако, Ковенант понял
Ц хотя и не хотел сознаваться в этом даже себе, Ц что подземные сады вейн
химов погибли. Разве могли бы они оказаться здесь, бросив то, что считали г
лавным в своей жизни?
Разрываясь между бессмысленным гневом и сокрушающим остатки его мужес
тва страхом перед истиной, Ковенант ждал ответа.
Ответ последовал не сразу, но то был прямой ответ. Хэмако не дрогнул даже с
ейчас.
Ц Случилось именно то, чего ты боялся, Ц мягко промолвил он. Ц Мы изгнан
ы, а дело всей нашей жизни уничтожено. Ц Только теперь в голосе подкаменн
ика послышался намек на гнев. Ц Однако действительность оказалась еще х
уже, чем опасался ты. Пострадали не мы одни. Все риши Страны изгнаны из сво
их обиталищ, а плоды их трудов уничтожены. Здесь собрались все вейнхимы, к
аким удалось спастись. Другие уже не подойдут.
Ковенант едва не взвыл от отчаяния. Сколько еще должна была продолжаться
нескончаемая череда смертей? Разве Фоулу недостаточно было гибели Безд
омных? Неужели Стране придется смириться и с этой невосполнимой утратой
? Прочтя мысли Ковенанта по его потрясенному лицу, Хэмако покачал голово
й.
Ц Ты ошибаешься, Обладатель белого золота, Ц серьезно промолвил он. Ц М
ы имели возможность предвидеть козни Опустошителей и Презирающего, и зн
али, как от них защититься. К тому же у Лорда Фоула не было причин опасатьс
я нас: никакой угрозы для него мы не представляли. Нет, на нас обрушились ю
р-вайлы, наши сородичи, если можно говорить так о тех, кто не был рожден. Это
они принесли гибель всему народу, от риша до риша. По всей стране.
«Всему народу». «По всей Стране». Ковенант больше не смотрел на Хэмако. Не
мог. Все красоты и чудеса Страны уходили в никуда, как уходят мечты, оставл
яя после себя лишь печаль. Ковенант боялся, что, встретившись взглядом с в
лажными карими глазами Хэмако, он не выдержит и разрыдается.
Ц Их нападение увенчалось успехом, так как явилось для нас полной-неожи
данностью Ц ведь с самого своего сотворения вейнхимы и юр-вайлы всегда
жили в мире. Кроме того, все это время они учились разрушать, не то что мы. Ну
что ж, мы были по-своему счастливы, но всему приходит конец. Многие погибл
и Ц среди них и те, кого ты знал. Врайт, Дхурнг, Грамин... Ц Он произносил име
на, зная, что каждое из них не может не ранить Ковенанта. То были имена вейн
химов, отдавших свою кровь, чтобы предоставить ему возможность вовремя д
обраться до Ревелстоуна, спасти Линден, Сандера и Холлиан. Ц ...Но немало о
казалось и спасшихся. А вот в некоторых других ришах полегли все до едино
го. Уцелевшие вейнхимы могли подолгу блуждать без всякой цели, но рано ил
и поздно они встречались с себе подобными и, в конце концов, образовали но
вый риш. Вейнхим не живет сам по себе, вне клана его жизнь теряет какой бы т
о ни было смысл. Но, так или иначе, мы последние, кто остался в живых. Других
вейнхимов нет, и больше не будет.
Ц Но почему? Ц спросил Ковенант. Глаза его затуманились, кулаки судорож
но сжались, а слова давались с трудом, словно в горле загустела кровь. Ц П
очему они напали? После стольких веков мира?
Ц А потому, Ц не колеблясь, отвечал Хэмако, Ц что мы предоставили тебе у
бежище. А вместе с тобой и тому созданию юр-вайлов, которое они именуют Ве
йном.
Ковенант вскинул голову, глаза его протестующе вспыхнули. Не сомневаясь
в сказанном, он полагал, что хотя бы эту вину не следовало возлагать на нег
о. Однако Хэмако тут же сказал:
Ц О нет, Томас Ковенант. Прошу прощения. Боюсь, ты понял меня не совсем пра
вильно. Ц Голос его вновь обрел непроницаемую мягкость человека, лишивш
егося всего. Ц В этом нет ни твоей вины, ни нашей вины. Даже по приказу само
го Лорда Фоула юр-вайлы не обрушились бы на нас только за то, что мы предос
тавили кров тебе и любому твоему спутнику. Не думай об этом. Их гнев был вы
зван совсем другим.
Ц Так чем же? Ц выдохнул Ковенант. Ц Что, черт возьми, случилось?
Простота и очевидность ответа вынудили Хэмако пожать плечами.
Ц Они были уверены в том, что мы раскрыли тебе предназначение этого, Ц о
н кивнул в сторону Вейна, Ц порождения демондимов.
Ц Но ведь это не так, Ц протестующе воскликнул Ковенант. Ц Ты ведь так н
ичего мне и не рассказал.
Тогда вейнхимы наказали Хэмако молчать. На все расспросы Ковенанта он от
вечал одно: «Достижение цели, ради которой создано это существо, было бы в
есьма желанным, но она едва ли будет достигнута, если я раскрою его предна
значение».
Хэмако вздохнул.
Ц Так-то оно так, но ведь юр-вайлы этого не знали. И не могли знать, ибо през
рение никогда не позволяло им постичь наше видение Судьбы. Они не спраши
вали у нас, как мы поступили, ибо сами на нашем месте не погнушались бы лож
ью, а стало быть, все равно не могли принять на веру любой наш ответ. Они обр
ушили на нас кару, ибо страстно желали сохранить тайну Вейна, пока не прид
ет его час.
Сам Вейн, по-прежнему безучастный ко всему, молча стоял в стороне. Правая
рука бессильно болталась, но во всем остальном он выглядел как безупречн
ое изваяние, чье совершенство словно подчеркивало многочисленные изъя
ны Ковенанта.
В мрачном взгляде Хэмако промелькнул страх, но он не спасовал и сейчас.
Ц Томас Ковенант, Ц произнес он так тихо, что голос его едва ли был слыше
н даже собравшимися поблизости, Ц Обладатель белого золота...
Дом Хэмако в подкаменье был разрушен Мраком, насланным на-Морэмом. Он обр
ел новый, поселившись среди вейнхимов, но и тот был уничтожен в отместку з
а деяние, которого риш не совершал. Дважды лишенный крова.
Ц ...будешь ли ты и теперь расспрашивать меня о предназначении этого поро
ждения демондимов?
Линден резко выпрямилась и прикусила губу, чтобы удержать рвавшийся воп
рос. Первая напряглась, глаза Красавчика загорелись, Сотканный-Из-Туман
а оторвался от своих печальных раздумий, и даже бесстрастный Кайл заинте
ресованно приподнял бровь.
Но Ковенант молчал. Молчал, ибо почувствовал, что кроется за предложение
м Хэмако. Вейнхимы больше не настаивали на сохранении тайны, ибо уже не ве
рили в беззлобность конечной цели юр-вайлов. Учиненная теми резня много
е изменила. Многое, но не все. Тревога в глазах Хэмако указывала на то, что е
го равно страшат обе возможности Ц и раскрыть секрет, и сохранить его. Он
пришел сюда со своим ришем для того, чтобы умереть, а сейчас просил Ковена
нта избавить его от тяжкой ответственности Ц принять решение.
Чувствуя, что к нему приковано внимание всего отряда, Ковенант заставил
себя выдавить:
Ц Нет.
Внутренне терзаясь из-за необходимости отказаться от знания того, что, в
озможно, могло бы наставить его на верный путь, он поднял на Хэмако горящи
й взгляд и пояснил:
Ц Один раз ты уже отказал мне. Я доверяю тебе и не вижу оснований сомнева
ться в правильности твоего решения.
Линден взглянула на Ковенанта с досадой, но истомленные горечью черты Хэ
мако смягчились от нескрываемого облегчения.

Позже, когда спутники Ковенанта расположились на отдых в тепле пещеры, Х
эмако отвел Неверящего в сторону для разговора с глазу на глаз и принялс
я мягко уговаривать уйти до того, как разразится битва. Он предложил выде
лить проводника, чтобы тот показал спутникам дорогу, следуя которой отря
д мог бы подняться по склону, уйти в сторону Землепровала и продолжить пу
ть, не опасаясь преследования аргулехов.
Ковенант не раздумывая отказался.
Ц Вы и так уже сделали для меня слишком много, Ц сказал он, Ц и я не брошу
вас в такую минуту.
Выдержав сердитый взгляд принявшего твердое решение Ковенанта, подкам
енник помолчал, а потом со вздохом спросил:
Ц Ну что ж, Томас Ковенант. А рискнешь ли ты использовать дикую магию, что
бы помочь нам?
Ц Нет, если это будет в моих силах, Ц прямо ответил Ковенант. Когда бы не п
остоянно напоминавший о порче зуд в отмеченном шрамами предплечье, он да
вно уже вышел бы чтобы встретиться с аргулехами в одиночку. Ц Но от моих д
рузей может быть толк. И я не собираюсь смотреть, как вы сложите головы ни
за что ни про что.
Ковенант знал, что он не имеет права давать подобные обещания Ц не в его в
ласти жертвовать жизнями или сберегать их. Но он оставался самим собой и
не мог бросить на произвол судьбы тех, кто нуждался в помощи.
Помрачневший, терзаемый внутренними противоречиями Ковенант молча рас
сматривал вейнхимов. Безглазые, с зияющими ноздрями и конечностями, с ви
ду более подходящими для ходьбы на четвереньках, они скорее походили на
животных или каких-то странных уродцев, нежели на представителей благор
одной расы, издревле посвятившей себя служению Стране. Однако давным-да
вно именно одному из вейнхимов выпало, хотя и косвенно, стать причиной по
вторного появления Ковенанта в Стране. Подвергнутый немыслимым мучени
ям, он был выпущен из узилища Презирающего, дабы заманить Ковенанта в лов
ушку. Добравшись до Ревелстоуна, вейнхим рассказал Лордам, что войска Фо
ула готовы к выступлению. Это известие побудило Высокого Лорда Елену выз
вать Ковенанта в Страну Ц что полностью соответствовало замыслам През
ирающего. Последовавшие события с неумолимой логикой привели к гибели Е
лены, нарушению Закона Смерти и уничтожению Посоха Закона.
И вот теперь последние из вейнхимов оказались на краю гибели. Прошло нем
ало времени, прежде чем Ковенанту удалось заснуть. Слишком уж явно он вид
ел, какую выгоду мог надеяться извлечь Лорд Фоул из безвыходного положен
ия вейнхимов.
Но, в конце концов, выпитый витрим одолел все страхи и увлек Ковенанта в гл
убокий сон, продолжавшийся до тех пор, пока шум и гомон в пещере не вырвали
его из забытья.
Подняв голову, он увидел, что пещера полна вейнхимов Ц их здесь было, по к
райней мере, в два раза больше, чем накануне. По затуманенному взору Линде
н можно было догадаться, что она только что проснулась. Все четыре Велика
на уже поднялись.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 /wine/kindzmarauli 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я