научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/unitazy/ 

 

Линден была единственной женщиной, принимавше
й его таким, каким он был, вместе с его недугом. Ее упорная, неодолимая верн
ость ему Ц и Стране Ц превосходила его отчаяние. Больше всего Ковенант
у хотелось заключить ее в объятия, прижать к сердцу Ц но именно этого он н
е мог себе позволить. Надеясь хоть немного умерить боль, он поплотнее зак
утался в одеяло и, выйдя на продуваемую ледяным ветром палубу, угодил в са
мую круговерть снегопада. Мокрые хлопья прилипали к лицу, ледяная корка
хрустела под сапогами. Лишь проморгавшись, Ковенант разглядел обозначи
вшие мачты и реи крохотные точечки света. Падавший снег оказался столь г
устым, что, хотя стоял день, Великанам пришлось зажечь огни. Это не могло н
е пробудить в Ковенанте тревогу, ведь «Звездная Гемма» стремительно нес
лась по бушующему, ревущему морю вслепую. Скорее всего, такое положение д
ел не вызывало восторга и у Хоннинскрю, однако капитану оставалось лишь
стиснуть зубы и, отдавшись на волю ветра, удерживать корабль на плаву.
Так или иначе, от Ковенанта здесь ничего не зависело. Спотыкаясь и скольз
я, он с помощью Кайла побрел по обмерзшей палубе, стараясь отыскать Перву
ю.
Однако, обнаружив ее в каюте, которую она делила с Красавчиком, Ковенант п
онял, что не знает, о чем с ней говорить. Да и сама она точила свой длинный ме
ч с такой методичной и мрачной сосредоточенностью, которая заставляла п
редположить, что дело спасения «Звездной Геммы» больше от нее не зависит
. Разрушив заклятие Душегрыза, она сделала все, что было в ее силах. Первая
и Ковенант обменялись долгими взглядами Ц твердыми и беспомощными одн
овременно. Потом он отвернулся.
Снегопад продолжался. Ветер крутил белесые хлопья, так что небо казалось
подернутым пеплом. Правда, снег принес с собой некоторое смягчение стуж
и, да и ветер несколько поумерился. Однако волнение оставалось сильным, и
всякий раз, когда, зависнув на миг на гребне гигантской волны, «Звездная Г
емма» стремительно ныряла вниз, по самый гакаборт в черную воду, у Ковена
нта обрывалось сердце. Лишь невозмутимое лицо Хоннинскрю являлось пору
кой тому, что дромонд еще не идет ко дну.
Незадолго до заката снегопад поутих, а из-под облаков проглянуло грязно-
желтое солнце. Не теряя времени, капитан воспользовался даже этим скудны
м освещением и послал Великанов на марсы осмотреть горизонт. Вернувшиес
я матросы сообщили, что земля не видна, и вскоре над «Звездной Геммой» сом
кнулась ночь. В непроглядной тьме Корабль Великанов продолжал мчаться в
перед, словно увлекаемый в пропасть.
Ковенант предпочел переждать качку на камбузе: втиснувшись между стено
й и плитой, он не сводил глаз с Линден. Та совершенно не ощущала волнения и
спала так мирно, что своей безмятежностью напомнила Ковенанту о том, как
ой была Страна до появления Солнечного Яда, Ц воистину то было прекрасн
ое место, заслуживающее лучшей участи, нежели беспрестанная пытка крово
пролития и ненависти. Но Страна могла положиться на тех Ц пусть даже нем
ногих Ц мужчин и женщин, что готовы были бороться за ее исцеление. В том ч
исле и на Линден. А вот ей, Линден, в борьбе против своего собственного, вну
треннего Солнечного Яда рассчитывать было не на кого.
Ночь нависла над «Звездной Геммой» и простиралась перед ней. Перекусив и
выпив немного разбавленного «глотка алмазов», Ковенант решил отдохнут
ь. Лежа на своем топчане, он закрыл глаза и попытался внушить себе, будто е
го укачивают в колыбели. Как ни странно, эта затея увенчалась успехом: пон
ачалу им овладела дремота, а следом пришел и настоящий сон.
Правда, облегчения он не принес. Ковенант обнаружил себя в застенках Уде
рживающей Пески связанным и ожидающим пытки. Каким-то образом он избежа
л мучений, уготованных ему кемпером, но был сброшен в пропасть своего «я»,
где должен был разбиться о несокрушимую стену Ц собственную участь. Одн
ако и тут к нему пришло спасение. Его спас Хигром Ц но ведь теперь Хигром
мертв. И от этого чудовищного толчка и ужасающего грохота дробящейся в щ
ебень горы спасения не будет...
Весь в поту Ковенант вынырнул из сна и со страхом понял, что немыслимый гр
охот раздается и наяву. «Звездную Гемму» сотрясали могучие удары; казало
сь, будто гранитный корпус раскалывается на части. Очередной толчок швыр
нул Ковенанта лицом к стене. Кухонная утварь сыпалась с полок, разлетаяс
ь множеством осколков. Стону самого камня вторило завывание ветра Ц мач
ты и реи трещали, сокрушаясь под напором неодолимой силы. По всей видимос
ти, дромонд с чем-то столкнулся.
В следующее мгновение «Звездная Гемма» вздыбилась и резко замерла на ме
сте. Перекатившись через поломанный топчан, Ковенант встал на четверень
ки и, изрядно оцарапав ладони и колени о бесчисленные черепки, ухитрился
подняться на ноги. И тут раздался еще один удар. Казалось, что на нос кораб
ля обрушилась гора. Пол накренился, как будто «Звездная Гемма» устремила
сь вниз, в морскую пучину. Устоять на ногах Ковенант смог лишь благодаря п
омощи Кайла.
Несколько раз корабль швырнуло из стороны в сторону, но постепенно полож
ение его выправлялось Ц крен, во всяком случае, становился менее резким.
С палубы уже не доносился грохот, зато были слышны встревоженные крики, к
оторые перекрыл громоподобный зов Хоннинскрю:
Ц Красавчик!
В одном углу камбуза зашевелилась Зола-В-Очаге, в другом Морской Соус кря
хтя сбросил со спины остатки разломанной полки, и к Ковенанту вернулась,
наконец, способность воспринимать действительность. Первым делом он по
думал о Линден, но достаточно было одного взгляда, чтобы понять Ц с ней-т
о как раз все в порядке. Она по-прежнему лежала на своем топчане, бережно п
оддерживаемая Сотканным-Из-Тумана. Линден даже не открыла глаз Ц так кр
епок был вызванный «глотком алмазов» сон и так надежны объятия Великана
. Перехватив взгляд Ковенанта, Сотканный-Из-Тумана успокаивающе кивнул.
Больше не мешкая, Ковенант бросился к выходу Ц дверь на камбуз во время к
рушения сорвало с петель Ц и выскочил на палубу, в пасть ледяного ветра.

В первое мгновение он почувствовал себя ослепшим: ночь была черна, словн
о Вейн. По-видимому, все фонари задуло ветром. Затем он разглядел крохотну
ю светящуюся точку возле самого Сердца Корабля и, присмотревшись, понял,
что возле штурвала никого нет. Однако с носа доносились отчаянные крики
и зычные команды. Чтобы не поскользнуться на оледенелой палубе, Ковенант
вцепился в плечо Кайла и с трудом двинулся вперед.
Поначалу он брел вслепую, ориентируясь на громовой рев Хоннинскрю и стал
ьные приказы Первой. Затем, по мере того как матросы, следуя полученным ко
мандам, стали зажигать светильники, он смог разглядеть, что творится на н
осу.
Вся передняя часть судна представляла собой невероятную мешанину обры
вков парусов, спутавшихся канатов и обломков рангоута, придавленных рас
коловшимся надвое огромным каменным стволом фок-мачты. Одна из упавших
рей уцелела, другая раскололась на три неровные части. Пробираясь к носу,
Великаны на каждом шагу отбрасывали в сторону острые каменные осколки.

Четверо членов экипажа были придавлены обломками гранита. Фонари давал
и так мало света и отбрасывали столько теней, что Ковенант не мог разгляд
еть, живы ли они. Жив ли хоть кто-то из них?
Ловко орудуя своим длинным мечом, Первая разрубала перепутавшиеся узлы
тросов и парусины, расчищая путь к ближайшему из упавших матросов. Ярост
ный Шторм и еще несколько уцелевших делали то же самое с помощью ножей.
Севинхэнд тоже бросился разбирать обломки, однако Хоннинскрю отозвал е
го и приказал вместо этого собрать помощников и заняться помпами. Теперь
и Ковенант почувствовал, что дромонд погружается в воду, но страха не ощу
тил Ц на это у него просто не было времени. Стараясь перекрыть шум, он кри
кнул Кайлу:
Ц Приведи Линден!
Ц Она выпила слишком много «глотка алмазов», Ц отозвался харучай. Ц Бо
юсь, разбудить ее будет не так-то просто. Ц Голос его звучал невозмутимо.

Ц Просто, не просто Ц а разбуди! Ц приказал Ковенант. Ц Она необходима
здесь.
Резко повернувшись, он устремился вслед за Первой.
Та сидела на корточках возле обмякшего тела, но когда Ковенант приблизил
ся, выпрямилась. В глаза ее горело отчаяние, вдоль клинка легла тень, словн
о он был в крови.
Ц Идем, Ц хрипло сказала она. Ц Здесь мы уже ничем не поможем.
Взмахнув мечом, она с похожим на плач свистом рассекла очередной сверток
парусины. Ковенант бросил взгляд на погребенное под обломками тело. Жен
ское тело. Эту молодую морячку Ц веселую, добродушную и отважную Ц Кове
нант помнил. Он узнал ее по лицу, точнее по половине, ибо вторая половина б
ыла снесена краем обрушившейся мачты.
На мгновение ему показалось, что сгустившаяся тьма стала непроницаемой.
Слепо подавшись вперед, он налетел на какие-то обломки, запутался в них и
некоторое время никак не мог выбраться. Но в следующее мгновение он ощут
ил, как желчь подступает к горлу, а к запястью ползут червячки пламени, и и
спуг Ц ведь он едва не позволил разрушительному огню вырваться на волю
Ц помог Ковенанту взять себя в руки. Чертыхаясь и спотыкаясь, он побрел з
а Первой.
Громкий возглас оповестил о том, что Яростный Шторм нашла еще одно мертв
ое тело. Ковенант отчаянно заторопился, как будто его спешка могла сохра
нить жизнь другим раненым, но Первая уже оставила позади третьего погибш
его. То был Великан, в горло которого вонзилась каменная щепа в локоть дли
ной. Лихорадочно стараясь подавить рвущийся на волю, огонь, Ковенант бро
сился дальше.
Первая и Яростный Шторм сошлись возле четвертого, последнего тела. Вскор
е к ним подошли Хоннинскрю и Ковенант.
Лица этой женщины Ковенант не помнил, так же как и ее имени, но это не имело
никакого значения. Главное Ц она была жива.
Дыхание раненой было неровным и хриплым: из уголков ее рта сбегала темна
я жидкость, и под головой уже собралась лужица. Поперек груди, придавив не
счастную к палубе, лежала каменная рея. Оба предплечья женщины были разд
роблены.
Первая рывком забросила свой меч в ножны и одновременно с Яростным Шторм
ом ухватилась за упавшую рею, силясь высвободить тело. Но каменная балка
была слишком тяжела для них, тем паче, что один ее край прижимала еще и упа
вшая мачта, а над другим громоздилась гора щебня, снастей и парусины.
Яростный Шторм продолжала тужиться, словно не соглашаясь смириться со с
воим бессилием, но Первая, быстро сориентировавшись в обстановке, принял
ась громко призывать на помощь.
Матросы поспешили на ее зов. Живо поняв, что требуется, они разделились на
две команды: одна пыталась откатить конец мачты, другая Ц разбросать за
вал.
Но времени оставалось в обрез. С каждым хриплым, хлюпающим вздохом жизнь
покидала раненую. Ее лицо казалось искаженной болью маской.
Ц Нет! Ц в отчаянии вскричал Ковенант, рванувшись вперед. Ц Все назад! Я
уберу эту штуковину.
Не дожидаясь ответа, даже не удостоверившись, услышали ли его, Ковенант о
бхватил руками каменную балку и почти высвободил белое пламя. Еще миг, и г
ранит рассыпался бы в прах.
Со свирепым ревом Хоннинскрю оторвал Ковенанта от балки и отшвырнул в ст
орону.
Ц Хоннинскрю!.. Ц изумленно воскликнула Первая.
Ц Эта рея нужна мне целой, Ц яростно тряся бородой, проревел капитан. Ц
«Звездная Гемма» не сможет продолжать плавание всего лишь с одной мачто
й. Ц Как истинный капитан, он в первую очередь думал о спасении корабля.
Ц Если Повенчанный-Со-Смолой сможет восстановить мачту, мне потребует
ся эта рея, чтобы нести парус. Другой-то нет! Даже Красавчику не под силу со
брать рангоут из этих щепок.
Некоторое время капитан и Первая смотрели друг на друга с такой яростью,
что Ковенант едва не застонал, но тут напряженную тишину нарушил грохот
Ц несколько матросов откатили упавшую мачту с конца реи. Не мешкая ни се
кунды, Первая и Хоннинскрю принялись за дело. Призвав на помощь Яростный
Шторм и всех Великанов, какие оказались под рукой, они ухватились за гран
итную балку и приподняли ее, словно обычное бревно.
Освободившись от страшной тяжести, полураздавленная морячка издала сл
абый стон и лишилась чувств. В тот же миг Яростный Шторм поднырнула под ре
ю и, стараясь как можно меньше тревожить поврежденный позвоночник, подве
ла одну ладонь под затылок, а другую под подбородок и осторожно вытащила
тело на расчищенный от обломков участок палубы.
Ковенант оторопело таращился на Великанов. Его била дрожь: он чувствовал
себя так, будто остановился на самом краю пропасти, едва не совершив непо
правимое.
Яростный Шторм тщательно осмотрела пострадавшую, и на лице ее Ц насколь
ко позволял видеть слабый свет фонарей Ц отразились неуверенность и тр
евога. Будучи целительницей на дромонде, она умела врачевать любые видим
ые раны, но излечить столь серьезное внутреннее повреждение или даже опр
еделить его характер не могла. Яростный Шторм колебалась, и каждый миг ее
растерянности приближал раненую к смерти.
Ковенант попытался выговорить имя Линден, но тут увидел приближающуюся
группу Великанов со светильниками в руках. С ними шли Кайл и Сотканный-Из
-Тумана. Последний нес на руках Линден.
Казалось, она еще спала, словно даже отчаянная нужда и тревога не могли пр
еодолеть действие великанского снадобья. Однако едва Великан поставил
Линден на ноги, как веки ее затрепетали и она открыла глаза. Пошатываясь, б
удто пьяная, Линден откинула упавшие на лицо волосы. Глаза ее были подерн
уты пеленой, черты лица исказил подавляемый зевок. Она напоминала сомнам
булу и, похоже, не чувствовала даже боли в ступнях. Неожиданно Ц словно у
нее подкосились колени Ц Линден опустилась на палубу рядом с умирающей
и низко склонила голову. Упавшие волосы вновь закрыли лицо.
Первая напряженно сжимала кулаки. Яростный Шторм бросила сердитый взгл
яд в сторону фонарей, а Хоннинскрю отвернулся, будто не мог вынести этого
зрелища, и отдал какой-то приказ. Шепотом, однако таким тоном, что матросы
бросились исполнять его сломя голову.
Склонившуюся над распростертым телом Линден со стороны можно было прин
ять за молящуюся.
Отдаленные голоса моряков, скрип корабельного корпуса и потрескивание
льда поначалу заглушали негромкое бормотание, но скоро ее голос зазвуча
л отчетливее.
Ц ...но спинной мозг не поврежден. Если наложить ей на спину шину и перетян
уть ремнями, кости срастутся...
Яростный Шторм кивнула, но продолжала напряженно прислушиваться. В след
ующий миг Линден содрогнулась и резко вскинула голову:
Ц Внутреннее кровотечение. Сломанное ребро...
Невидящий взгляд Линден был обращен в темноту.
Ц Помоги ей, Избранная, Ц выдохнула сквозь зубы Первая. Ц Она не должна
умереть. Трое уже расстались с жизнью Ц спаси хотя бы ее!
Ц Но как? Ц отозвалась Линден, по-прежнему глядя в сторону. Ц Каким обра
зом? Сделать операцию? Но она потеряла слишком много крови, к тому же у мен
я нет даже хирургических нитей для сшивания раны.
Ц Избранная! Ц Опустившись на колени напротив Линден, Первая взяла ее з
а плечи. Ц Я знать не знаю, о каких нитях ты тут толкуешь: по части исцелени
я твои знания безмерно превосходят мои. Мне ясно одно: эта женщина умирае
т. И умрет, если ты сейчас же Ц сейчас же! Ц ей не поможешь!
Тупо, будто утратив интерес к происходящему, Линден уставилась на палубу
.
Ц Линден! Ц выдавил из себя Ковенант. Ц Попытайся. Прошу тебя, сделай чт
о-нибудь.
Линден взглянула на Ковенанта, и он увидел, как в темной глубине ее глаз вс
пыхивают, словно пылинки в солнечных лучах, крохотные светящиеся точки.

Ц Подойди, Ц слабо пробормотала она. Ц Подойди сюда.
Все мускулы Ковенанта одеревенели от старательно подавляемого страха,
но он заставил себя подчиниться. Подступив поближе к раненой и оказавшис
ь напротив Линден, он спросил:
Ц Что ты...
Выражение ее лица Ц выглядела она так, будто спала и видела сон Ц застав
ило его умолкнуть. Не проронив больше ни слова, Линден взяла Ковенанта за
запястье и потянула его руку к себе, так что она оказалась простертой над
искалеченным телом. Не успел он сообразить, в чем дело, как Линден резко сд
винула брови и проникла в его сознание. Это походило на некую внутреннюю
вспышку, за которой незамедлительно последовала и другая Ц внешняя. Кол
ьцо Ковенанта извергло пламя. Дикая магия разогнала ночь, осветив передн
юю палубу ослепительно белым огнем.
Ковенант резко отпрянул, и причиной тому была не боль, а потрясение. То, чт
о делала Линден, не причиняло ему физической боли, но лишало его возможно
сти выбора. И тем самым разбивало вдребезги все его надежды. Все перемени
лось самым неожиданным образом. Тогда, в пещере Первого Дерева, Линден то
же сумела воспользоваться его силой, но он почти не задумывался Ц не осм
еливался задуматься о том, чем это может обернуться. Ныне же ее возможнос
ти настолько расширились, что она смогла воздействовать на кольцо через
него, но без его согласия. Это явилось попранием всего, на чем зиждилось ег
о мироощущение.
«Ты сам и есть белое золото», Ц говорил ему Морэм. Дикая магия была неотъе
млемой частицей его «я», и никто, кроме него самого, не имел права касаться
ее, а уж паче того управлять ею. Однако как воспротивиться этому, Ковенант
не знал.
Между тем Линден, продолжая крепко удерживать его запястье, зажгла в гру
ди раненой такой огонь, словно вознамерилась выжечь ей сердце. Пламя гуд
ело, заглушая все прочие звуки. Первая и Яростный Шторм, прикрывая глаза о
т слепящего света, с немым изумлением наблюдали за Избранной. Губы Линде
н беспрестанно шевелились, но слов ее никто расслышать не мог. Взгляд цел
ительницы был устремлен вглубь, в самое средоточие пламени. Ковенанту ка
залось, что еще мгновение, и она умрет. Неожиданно распростертое тело ран
еной содрогнулось. Затем она тяжело, надсадно вздохнула, а стекавшая из у
голка струйка крови истончилась, а потом и вовсе исчезла. Дыхание стало б
олее ровным и свободным, а через некоторое время морячка открыла глаза.
Линден уронила запястье Ковенанта, и в тот же миг пламя угасло. На дромонд
снова вернулась ночь. В первый момент впечатление было такое, будто даже
светильники погасли. Ковенант отшатнулся и упал на кучу скомканной пару
сины: лицо его было столь же мрачным, как и эта ночь. Он едва слышал, как Перв
ая, видимо не находя иных слов, дабы выразить свое безмерное изумление, бе
спрестанно повторяла:
Ц Камень и Море! Камень и Море!..
Мрак ослепил Ковенанта, но и когда глаза приспособились к темноте, он про
должал чувствовать себя слепым. Ведь ему было дано видеть лишь внешние о
чертания предметов. Прозревать их сущность, а уж тем более исцелять он не
мог. Когда зрение восстановилось, Ковенант увидел Линден, лежащую прямо
на теле спасенной ею Великанши, Ц она уже спала.
Стоящий на носу дромонда Финдейл внимательно смотрел на спящую женщину:
казалось, он ожидал, что преображение может начаться в любой момент.
Несколько мгновений спустя тщетно пытавшийся подавить жгучую печаль К
овенант разглядел и стоящего рядом с Первой Красавчика. В слабом свете ф
онарей уродливое лицо Великана выглядело особенно усталым. Глаза его по
краснели, дыхание было хриплым и тяжелым. Но когда он заговорил, голос его
звучал спокойно:
Ц Дело сделано. Конечно, «Звездная Гемма» не обретет прежней резвости, п
ока ею не займутся корабельные мастера у причалов Дома. Но брешь я задела
л. Мы не пойдем на дно.
Ц Резвости! Ц прорычал сквозь бороду Хоннинскрю. Ц Да о какой резвости
может быть речь? Ты видел фок-мачту? «Звездной Гемме» уже вовек не порхать
по волнам, но сейчас я не знаю, как мне заставить ее хотя бы ползти!
Первая что-то сказала, но Ковенант не расслышал ее слов. Подошедший Кайл п
ротянул руку, желая помочь ему подняться на ноги, но Ковенант не заметил и
этого. Он не замечал никого и ничего, ибо чувствовал, что лишился последне
й опоры.
Линден имела больше прав на кольцо, нежели он.

Лишь когда холод проник в каждую клетку его тела так глубоко, что он уже не
мог даже дрожать, Ковенант покинул палубу и спустился на теплый камбуз. Т
ам он уселся на пол, привалился спиной к стене и уставился прямо перед соб
ой, вперив взгляд в никуда. Взгляд, не видевший ничего, кроме мрачного лица
его судьбы.
Между тем Великаны трудились не покладая рук. Из трюмов и с нижних палуб д
олгое время доносились ритмичные звуки Ц то работали помпы. На кормовой
мачте спешно свернули на гитовы оставшиеся паруса, чтобы корабль не исп
ытывал напора пусть несколько ослабшего, но все еще сильного ветра. Каме
нный ствол упавшей фок-мачты и ее реи очистили от обломков и откатили в ст
орону. Снасти и паруса, которые еще можно было починить, отбирали и склады
вали аккуратными стопками. Морской Соус и Зола-В-Очаге попеременно отлу
чались из камбуза и относили для подкрепления сил работавших на палубе В
еликанов здоровенные ведра наваристого бульона. Но все старания команд
ы не могли изменить одного непреложного факта: дромонд был искалечен и п
отерял управление. Продолжать плавание лишенный двух мачт корабль не мо
г.
Поутру Ковенант вновь выбрался на палубу и теперь, при свете, смог по-наст
оящему оценить, сколь страшный урон нанесен «Звездной Гемме». Правда, ко
рмовая часть не пострадала, и бизань-мачта, словно высокое дерево, вздыма
ла ветви своих рей к бездонной, усеянной клочковатыми облаками голубизн
е неба. Но носовая часть выглядела изуродованной и брошенной на произвол
судьбы. На месте сломавшейся в нескольких футах над нижней реей фок-мачт
ы торчал зазубренный обломок. Даже мало что смысливший в морском деле Ко
венант понял, что Хоннинскрю прав: без носовой оснастки, способной уравн
овесить напор на бизань, «Звездная Гемма» не сможет плыть дальше. С болью
в душе он огляделся по сторонам, пытаясь уразуметь, с какой же напастью ст
олкнулся корабль. Поначалу он впал в полнейшее недоумение: до самого гор
изонта расстилалась необъятная ледяная пустыня. Лишь у самых бортов дро
монда взломанный лед вздыбился острыми осколками. Ледяное поле кругом в
ыглядело совершенно гладким, лишенным каких-либо проломов и трещин, не г
оворя уж о канале. Оставалось лишь дивиться тому, как «Звездная Гемма» ух
итрилась заплыть сюда, если во льду не было никакого прохода. Однако, вгля
девшись из-под ладони в южный горизонт, Ковенант сумел различить за кром
кою льда серую полоску воды. А сощурясь так, что кровь застучала в висках,
он проследил линию, тянувшуюся от кормы дромонда к открытому морю. Там ле
д был тоньше, хотя борозда, пропаханная во льду кораблем Великанов, уже за
тянулась полупрозрачной коркой.
«Звездная Гемма», искалеченная и беспомощная, оказалась в западне. Даже
будь она в целости и сохранности, с тремя мачтами, подо всеми парусами и пр
и попутном ветре, ей все равно не удалось бы сдвинуться с места, пока весен
нее солнце не растопит лед. Если в этом краю вообще бывает весна.
Проклятие!
Ощущение бессилия терзало Ковенанта сильнее, чем завывавший над ледяно
й равниной пронзительный студеный ветер. Верные непрестанно наращивал
и силу Солнечного Яда, питая его кровью невинных, и во всей Стране не остал
ось никого, кто мог бы противостоять им, Ц кроме Сандера, Холлиан и, возмо
жно, горстки харучаев. Если хоть кто-то из харучаев еще жив. Поход к Первом
у Дереву завершился провалом, а с ним угасала и последняя надежда. А тепер
ь!..
Он был прокаженным, а прокаженному не приходилось ждать милостей от жизн
и. Однако теперь все обстояло еще хуже, чем обычно, ибо все, решительно все
он делал неправильно.
Возможно, и его упорное нежелание расстаться с кольцом тоже было ошибкой
, но поступиться своим сокровищем Ковенант не мог. Одна лишь мысль об этом
заставляла его сердце болезненно сжиматься.
Ему требовалось что-то предпринять, найти хоть какой-то способ вновь обр
ести себя. Самопогруженность и замкнутость больше не помогали. Отчаяние
вынуждало Ковенанта действовать Ц иного выхода просто не было. Линден д
оказала правоту элохимов Ц она могла исцелять с помощью его кольца. Но о
н не мог позабыть несравнимый ни с чем вкус белого пламени Ц ощущение, ис
пытанное им, когда он нагревал каменный сосуд, чтобы спасти ее. И не мог за
ставить себя от этого отказаться.
Выхода не было.
Кольцо Ц единственное, что у него осталось.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 пиво holba 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я