научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/shkaf-pod-rakovinu/ 

 

Это тебе удалось вызволить Вейна, отродье демондимов, из Элеме
снедена. Это ты оберегла нас Ц всех, кроме Троса-Морского Мечтателя Ц от
Червя Конца Мира, когда сам Друг Земли оказался бессилен. И способ погаси
ть Ядовитый Огонь тоже изыскала ты. Твои заслуги разнообразны и несомнен
ны. Первая вольна делать выбор по своему усмотрению. Я же, если попросишь,
отдам тебе свою жизнь.
Выслушав его, Линден немного помолчала, а потом просто сказала:
Ц Спасибо.
Никакие слова все равно не были бы достаточны. Невзирая на все препоны, не
смотря на свое горе, Красавчик дал ей то, в чем она нуждалась. Дальше они шл
и рядом в молчании.
На следующее утро красную ауру солнца стали различать и спутники Линден
. Сама же она тщательно прощупывала Холмы, пытаясь обнаженными нервами о
щутить реакцию Анделейна на Солнечный Яд. Поначалу она не почувствовала
ничего. Воздух был так же свеж и здоров, полон аромата цветов, росы и древе
сного сока. Склоны холмов опоясывала алианта. В купах золотая и ивовых ро
щах порхали птицы и сновали зверушки. Тревожных признаков не было. Сохра
нившаяся в сердце Страны Земная Сила продолжала противостоять разложе
нию.
Но к полудню положение изменилось. Древесные стволы стали посылать трев
ожные сигналы, в прожилках листьев пульсировала боль. Умножилось число н
асекомых, и птицы словно обезумели, а перепуганные животные попрятались
кто куда. Кончики травинок побурели, листва на кустах кое-где пожухла. Отк
уда-то издалека повеяло зловонием. А потом и сама почва начала подрагива
ть. Слабо, так что почувствовать это могла лишь Линден. Но она ощущала дрож
ь земли через подошвы, и это преисполнило ее ужасом.
Бормоча проклятия, Ковенант безостановочно шагал на восток. Несмотря на
все свое недоверие, Линден видела, что поругание Анделейна повергло его
в бешенство. Выбиваясь из сил, он буквально гнал себя вперед, за пределы Хо
лмов, навстречу Презирающему и своей цели.
Линден следовала по пятам, решительно настроившись не дать ему оторвать
ся и пропасть из виду. Она понимала ярость Ковенанта и разделяла ее: здесь
, в Анделейне, даже мысль о Солнечном Яде ранила с особой жестокостью. Но К
овенант выглядел так, словно ярость могла подвигнуть его ради спасения А
нделейна решиться на любое безумие, чем бы это ни обернулось.
Великаны мрачно шагали следом. Как бы ни рвался вперед Ковенант, Красавч
ику ничего не стоило поспевать за ним, а Первая без труда могла двигаться
гораздо быстрее. И не только могла, но и хотела Ц ей не терпелось поскорее
прийти к завершению Поиска, а заодно и к разрешению всех противоречий, во
зникших между ней и ее мужем. Поэтому ей было нелегко подлаживаться под ш
аг спутников. Весь день она угрюмо молчала. Мать Горячей Паутинки умерла,
когда та была еще малютка, отца погубил Душегрыз, а сейчас она держалась т
ак, словно не хотела признавать, как много значит для нее сердечное тепло
Красавчика.
Линден чувствовала, что ее и Первую связывает нечто общее. Она не считала
себя вправе порицать воительницу за избранную той позицию и поклялась, ч
то никогда не попросит Красавчика выполнить данное им обещание.
Замыкал шествие Вейн, а вот Финдейла нигде не было видно. Линден то и дело
озиралась по сторонам, но элохим так и не появился.
Ночлег оказался недолгим. Не проспав и половины ночи, Ковенант неожиданн
о поднялся и пустился в путь, словно вознамерившись тайком опередить сво
их друзей. Однако Линден сквозь усталую дремоту ощутила его уход. Она под
нялась, растормошила Великанов и поспешила за ним.
Восход принес с собой ауру плодородия и шелест листвы, похожий на шепот у
жаса кустов и деревьев. Очень скоро Холмам, подобно остальной Стране, пре
дстояло пасть жертвой Солнечного Яда. Их покроет противоестественная п
оросль, выжжет дотла беспощадный жар, они будут поражены гниением, исхле
станы яростными дождями. Мысль эта повергла Линден в такую же ярость, как
и Ковенанта, а ярость давала ей силы не отставать от него во время изматыв
ающего марша.
Но немая боль растений была не самым худшим из результатов воздействия С
олнечного Яда. Все чувства Линден были обнажены, и она почти физически ощ
ущала болезненную лихорадку, поразившую самые корни Анделейна, его укры
тый под землей остов. В Земную Силу Холмов прорастало нечто чуждое, тошно
творное и отвратительное. Линден била внутренняя дрожь, словно она шла с
квозь отверстую рану.
Со временем шаг Ковенанта замедлился, он стал спотыкаться. Анделейн боль
ше не поддерживал его. Холмам приходилось затрачивать все больше сил, чт
обы оберегаться от Солнечного Яда, И это до поры давало определенный рез
ультат. Кое-где появлялось болезненно искривленное дерево или куст, одн
им своим видом распугивая животных и птиц, однако большая часть растител
ьности оставалась нормальной. Анделейн оставался собой почти во всем Ц
но свечение Холмов, воплощавшее в себе концентрированную суть здоровья
и утонченную жизненность, постепенно угасало. Состояние почвы становил
ось все более болезненным. В ту ночь Ковенант, сморенный усталостью и «гл
отком алмазов», забылся тяжелым сном, а вот Линден, хоть она и сама была из
мотана до крайности, никак не спалось. Стоило ей положить голову на траву,
как она слышала стон. То стонала земля.

Поднявшись задолго до рассвета, Линден и ее спутники продолжили путь; он
и чувствовали, что состязаются в скорости с разложением Холмов. В то утро
впереди замаячили смутные очертания Горы Грома. До нее оставался, по мен
ьшей мере, день пути, но ее устрашающая громада уже вырисовывалась на гор
изонте. Склоны горы затемняли противоестественно густые заросли дрока,
из-за ее плеча злобно выглядывало ядовитое солнце. На таком расстоянии г
ора казалась титаном, поставленным на колени.
Где-то в ее недрах Ковенант намеревался встретиться с Лордом Фоулом.
Когда он обернулся к Линден и Великанам, те увидели, что глаза его покрасн
ели. Казалось, из него рвался крик, но он не был способен издать ни звука. Ли
нден подумала, что он не осознает неутешность Великанов и страдает в пер
вую очередь из-за ее непримиримости, но почти тут же поняла, что это не сов
сем так. Какая-то часть его «я» столь же непримиримо, как и сама Линден, бор
олась против его намерения. Он не хотел умирать, не хотел терять ее и Стран
у. И не просил Великанов поверить ему, не пытался перетянуть их на свою сто
рону, чтобы она не осталась совсем одна.
Он хотел сказать все это, но горло его сжалось словно кулак, не выпуская сл
ова наружу. Однако Линден все было ясно и без слов. В этот миг она могла дот
януться до него. Не нарушая данных ею обетов, она могла окутать его своей л
юбовью и разрешить все сомнения. Но именно в тот миг ее внимание отвлек от
него нараставший в глубинах Земли ужас.
Прямо под ногами Линден сошлись в смертельной схватке проклятие Солнеч
ного Яда и Земная Сила. И у Земной Силы не было надежды на победу, ибо ее не п
оддерживал Закон. Скверна порывалась разорвать самое сердце Холмов, и те
перь дрожь земли не могли не ощутить даже Великаны и Ковенант.
Ц О Боже! Ц воскликнула Линден. Ц Бежим! Ц и, схватив Ковенанта за руку,
потащила его прочь от средоточия ужаса Анделейна. Ничего не понимающие В
еликаны поспешили следом. Вместе спутники припустили бегом.
В следующее мгновение земля на том месте, где они только что стояли, вспуч
илась и взорвалась. Обрывки дерна, камни и грязь полетели вверх, градом ос
ыпая окрестности.
На месте зеленой поляны образовалась глубокая яма, откуда мгновенно, изв
иваясь и расползаясь вокруг, полезла чудовищная буйная поросль.
Где-то в отдалении Ц Линден ощутила это сквозь землю как вопль Ц раздал
ся еще один взрыв. Кусок за куском из Анделейна с корнями вырывалась жизн
ь.
Ц Негодяй! Ц взревел Ковенант. Ц Ах ты негодяй! Неужто тебе все мало?!
Повернувшись, он устремился на восток столь рьяно, словно вознамерился в
цепиться Презирающему в глотку.
Линден спешила рядом с ним. Боль заглушила в ней все остальные чувства. Он
а не говорила, ибо ее душили слезы.

Глава 17
В пещерятник

Ранним утром следующего дня спутники уже карабкались по предгорьям Гор
ы Грома, рядом с удушаемым тростником руслом реки Соулсиз. Ковенант осун
улся от усталости, глаза его посерели как пыль. А вот глаза Линден от чрезм
ерного напряжения лихорадочно блестели. Устали даже Великаны, ведь спут
ники лишь один раз сделали недолгий привал. Губы Первой приобрели тот же
цвет, что и сжимавшие рукоять меча пальцы. Красавчик выглядел так, словно
вот-вот развалится на части. Однако всех четверых объединяла несгибаема
я решимость, устремлявшая их вверх по склонам, навстречу восходившему на
д роковой громадой горы солнцу.
Солнцу пустыни.
Холмы Анделейна еще держались за жизнь, делавшую их прекрасными. Даже ух
од Каер-Каверола не сделал их беззащитными. При всей своей ужасающей мощ
и Солнечный Яд не мог совладать с чистейшей целительной силой за несколь
ко дней. Но его неослабевающее давление уже принесло свои страшные плоды
, а поднимающееся сейчас пыльное солнце сулило новую беду.
Участки Анделейна, поврежденные Солнечным Ядом, выглядели ужасно. Чудов
ищные извержения разворотили почву, вырвав с корнями растения и оставив
кратеры и провалы, пятнавшие зеленое тело Холмов, словно болезненная сып
ь. В предыдущий день остатки нормальной растительности в этих местах был
и задушены извращенными порождениями солнца плодородия. Сейчас под луч
ами солнца пустыни противоестественная зелень расползалась грязевой к
ашицей, которую тут же выпивала жара.
Линден смотрела на раненые Холмы так, словно вместе с ними умирала она са
ма. Ничто не могло вырвать отравленное жало из Анделейна Ц и из ее сердца
. Распростертая перед ней земля терзалась в муках, и поразившая ее зараза
просачивалась в душу Линден.
Однако Анделейн боролся. Большая часть его территории оставалась непод
властной скверне. Пятна опустошения разделяли широкие просторы и мягки
е склоны, поросшие естественной и здоровой зеленью. Но тем страшнее выгл
ядели в глазах Линден участки, пораженные Солнечным Ядом. Будь у Линден х
отя бы малейшая возможность спасти Анделейн ценой своей жизни, она Ц ка
к и Ковенант Ц ухватилась бы за нее немедленно.
Сейчас она сидела на одном из камней, усеивавших склон слишком густо, что
бы на нем могло что-то расти. Ковенант, задыхавшийся то ли от усталости, то
ли от бессильного гнева, остановился перевести дух. Великаны стояли рядо
м. Первая смотрела на запад, словно картина опустошения могла добавить е
й сил, когда придет время обнажить клинок. Но Красавчик не мог вынести это
го зрелища. Взгромоздившись на валун, он повернулся к Анделейну спиной. Р
уки его теребили флейту, но играть он не пытался.
Ц Все порушено... Ц хрипло пробормотал Ковенант, Ц вся эта красота... Ц В
ыглядел он так, словно лишился рассудка. Ц «Само твое присутствие здесь
дает мне возможность овладеть тобой. Зло, которое ты считаешь наихудшим,
кроется в тебе самом...» Ц Ковенант повторял слова Фоула, но так, словно вы
сказывал собственные мысли.
Первая обернулась к нему:
Ц Не говори так. Это ложь.
Но казалось, он ее не услышал.
Ц ...То не моя вина... Ц звучал его хриплый голос. Ц Это сделал не я. Не я. Но п
ричина во мне. Даже если сам я не делаю ничего, все происходит из-за меня. У
меня нет и не было никакого выбора. Фактом своего существования я уничто
жаю все, что люблю.
Ковенант приумолк и задумчиво поскреб пальцами бороду, но в его обращенн
ых к Анделейну глазах застыл немой крик.
Ц ...Вы должны бы думать что я желаю этого.
Ц Нет! Ц протестующе воскликнула Первая. Ц Да никому из нас такое и в го
лову прийти не могло. Ты не должен поддаваться сомнению. Сомнение порожд
ает слабость. Презирающий тем и силен, что он не ведает сомнений. Уверенно
сть Ц вот корень надежды. И если ты не поддашься сомнению, он, Ц в стально
м голосе воительницы послышалась нотка страха, Ц заплатит за все.
Некоторое время Ковенант молча смотрел на нее, а затем с трудом поднялся
на негнущихся ногах. Мускулы его, как и сердце, были стянуты столь тугими у
злами, что делали его непроницаемым для Линден.
Ц Это не так, Ц мягко, почти просяще возразил он. Ц Сомнение необходимо.
Уверенность ужасна. Оставим ее Лорду Фоулу. Человеку свойственно сомнев
аться.
Взгляд его, пламенный и молящий, воплощающий в себе все бессилие его выпл
авленной в Ядовитом Огне силы, обратился к Линден.
Ц Очень важно сохранить в себе способность сомневаться. Я хочу, чтобы вы
сомневались. Иначе можно утратить в себе что-то человеческое.
Глаза его вспыхивали и гасли, и каждая вспышка словно противоречила пред
ыдущей и себе самой.
«Останови меня. Не трогай меня. Дай мне усомниться. Дай усомниться Кевину.
Да. Нет. Пожалуйста».
Пожалуйста!
Линден потянулась к нему. Сейчас он казался не опасным, не сильным, а лишь
страшащимся самого себя и нуждающимся в поддержке. Но от своего намерени
я он не отказался.
Линден нежно прикоснулась рукой к его заросшей щеке. Ей очень хотелось п
оддержать его чем возможно, но и она не собиралась отступать от намеченн
ого, чего бы то ни стоило. Возможно, ее многолетние занятия медициной, так
же как и ее самоотрицание, представляли собой не что иное, как бегство от с
мерти, но сама логика подобного бегства подталкивала ее к поискам жизни
если не для себя, то для других. И она всеми фибрами ощущала как Солнечный
Яд, так и Анделейн. Выбор между ними был столь же ясен, как и боль Ковенанта.

Ей нечем было откликнуться на его просьбу. Кроме своей собственной.
Ц Не заставляй меня делать это! Ц Любовь кричала в ее глазах. Ц Не отсту
пай!
Гнев и печаль исказили лицо Ковенанта, голос его упал.
Ц Как бы мне хотелось, чтобы ты поняла... Ц говорил он без всякого выражен
ия. Ц Он зашел слишком далеко и теперь уже не может отойти в сторону. Возм
ожно, он уже сам не понимает, что делает. И желаемого он не добьется.
Ни слова Ковенанта, ни его облик не могли успокоить Линден. С таким же успе
хом он мог провозгласить перед Вейном, Великанами и всем опустошаемым ми
ром, что намерен уступить кольцо.
Однако, несмотря, на боль, печаль и усталость, у него еще оставалось достат
очно сил, чтобы продолжать двигаться к своей цели. Он сурово повернулся к
Первой и Красавчику, словно готовясь ответить на их возражения и протест
ы. Но воительница молчала, а ее супруг и вовсе не отрывал глаз от флейты.
Ц Некоторое время мы должны будем двигаться на север, Ц ответил Ковена
нт на так и не высказанный вопрос. Ц Пока не дойдем до реки. Затем наш путь
лежит в Гору Грома.
С глубоким вздохом Красавчик поднялся на ноги и, устремив невидящий взгл
яд в никуда, разломал пополам маленькую флейту.
И изо всей силы швырнул обломки в сторону Холмов.
Линден моргнула. На устах Первой умерло так и не высказанное увещевание.
Ковенант сгорбился.
Ц Посмотри на меня как следует, Ц пробормотал Великан. Уродство его выг
лядело зловеще. Ц Видишь? Я сомневаюсь!
Ц О Боже! Ц отчетливо произнес Ковенант. И, огибая валуны, зашагал прочь.

Мучимая старыми и новыми страхами, терзаясь вопросами, на которые не мог
ло быть ответов, Линден следовала за ним. Поначалу массив Горы Грома, древ
него Кирил Френдора, затенял путь, и продвигаться спутникам мешало не ст
олько солнце пустыни, сколько крутизна склонов да россыпи валунов. Но по
мере продвижения к Соулсиз тень исчезала, палящий зной усиливался, Солне
чный Яд выжигал из Линден последние силы. Жаркий воздух дрожал перед ее г
лазами, предвещая галлюцинацию или обморок. Даже встреча с Презирающим к
азалась желанной, ибо могла, так или иначе, положить конец этому ужасу. Зад
ыхаясь на обожженных склонах холмов, Линден вновь и вновь ловила себя на
том, что она повторяет данное ею в Ревелстоуне Ц данное и нарушенное Ц о
бещание. Никогда. Никогда больше . Что бы ни случилось, во власт
ь Солнечного Яда она не вернется.
Из-за ее слабости, усталости Ковенанта и характера местности спутникам
удалось добраться до реки лишь незадолго до полудня.
Скалы отражали звук так, что Линден уловила плеск быстрой воды, прежде че
м смогла по-настоящему услышать ее. А вскоре спутники взобрались на посл
едний подъем, отделявший их от Соулсиз, и на них обрушился рев ее стремите
льного течения. Стиснутая гранитными берегами, вспениваясь белыми буру
нами, река с неистовством отчаяния устремлялась навстречу своему року. К
ак знамение этого рока, величественная и устрашающая, вздымалась к небес
ам гора. Примерно в лиге от того места, еде находились спутники, река погло
щалась отверстым зевом Горы Грома и низвергалась в пронизывающие ее пот
аенные глубины катакомбы. Вновь она появлялась на поверхности в Нижней С
тране, но это была уже другая река, и даже называли ее по-другому Ц Теснис
тым Протоком. В водах ее отбросы и нечистоты пещерятника смешивались с в
редоносными отходами подземных литен, кузниц и лабораторий. Она несла с
собой Зло, питавшее Сарангрейвскую Зыбь.
В какой-то миг Линден посетила безумная мысль: ей показалось, будто Ковен
ант намеревается броситься в реку, с тем чтобы ее течение увлекло его вну
трь горы. Но затем он указал вниз, и она увидела, что высоко над водой вдоль
реки тянется гранитный уступ Ц вырубленная в камне дорога. Сейчас река
обмелела, ведь со времени последнего солнца дождя прошло уже шесть дней,
но, насколько можно было судить, вода в ней никогда не поднималась до уров
ня дороги.
В минувшие века этой дорогой проходили грозные армии, что извергла из св
оих недр Гора Грома. Сейчас она пришла в упадок, разрушаемая временем и Со
лнечным Ядом. Камень казался скользким от водяных брызг, но, тем не менее,
дорога была проходимой. И вела она в непроглядный мрак, прямо в недра горы.

Ковенант жестом указал туда, где отвесные стены сливались с подножием го
ры. Чтобы перекричать ревущий поток, ему приходилось напрягать голос изо
всех сил.
Ц Это Ущелье Предателя. Здесь Лорд Фоул впервые явил свое истинное лицо,
предав Кевина и Совет, до того часа не догадывавшихся, кто он. Война, разби
вшая сердце Кевина, началась здесь.
Первая внимательно пригляделась к стиснутому каменными стенами потоку
, а затем, перекрывая его шум, возвысила голос:
Ц Друг Земли, ты говорил, что там, внутри, настоящий лабиринт переходов. К
ак же мы сможем найти место, где укрывается Презирающий?
Ц Этого не потребуется, Ц отвечал Ковенант. Голос его звучал лихорадоч
но. Выглядел он так же, как и в тот день, когда Линден увидела его впервые Ц
когда он захлопнул перед нею двери своего дома. Ц Как только мы попадем т
уда, от нас потребуется одно Ц идти вглубь, наугад, пока мы не потревожим
установленное им охранение. О дальнейшем он позаботится сам. Весь фокус
в том, чтобы остаться в живых до того, как мы до него доберемся. Ц Неожидан
но он резко обернулся к спутникам: Ц Но вам вовсе не обязательно идти туд
а. Я буду в безопасности до последнего момента. Он не причинит мне вреда, п
ока я не предстану перед ним.
Линден казалось, будто он говорит те же самые слова, что и на Небесной Ферм
е.
«Ты не знаешь, что здесь происходит. Тебе этого не понять. Уходи. Ты м
не не нужна».
Ц Вам незачем рисковать, Ц заключил он.
Но не отягощенная такого рода воспоминаниями Первая мгновенно возрази
ла:
Ц Незачем рисковать? А зачем нам оставаться здесь? Что толку в нашей безо
пасности, когда рискует сама Земля? Опасность есть избранный нами путь. И
что за песни сложат о нас Великаны, если мы окажемся недостойными Поиска?
Мы не покинем тебя.
Ковенант склонил голову, словно был пристыжен или испуган. Возможно, он в
спомнил Морехода Идущего-За-Пеной. Однако его упорное нежелание встреч
аться взглядом с Линден говорило ей, что она не ошиблась. Он по-прежнему т
щетно пытался защитить ее, избавить от необходимости осуществить приня
тое решение. Но в то же время не дать ей вмешаться в исполнение его решения
. В то, что он намеревался сделать.
Но Ковенант так и не обратился к ней напрямую, ибо знал, что услышит в отве
т. Вместо того он пробормотал:
Ц Ну что ж, пошли. Ц Слова его были едва слышны. Ц Сколько еще можно здесь
торчать?
С готовностью кивнув, Первая устремилась к выветренной расщелине, что ве
ла вниз, к дороге. Одной рукой она сжимала рукоять своего длинного меча. Ка
к и любой из спутников, она потеряла в этом Поиске слишком много, но, будуч
и воительницей, хотела измерять цену потерь в нанесенных врагу ударах.
Ковенант заковылял следом. Ноги его не гнулись, но нехватку телесных сил
возмещали упорство и воля.
Посмотрев на него, Линден обернулась к Красавчику. Тот продолжал стоять
на вершине холма, глядя на реку так, словно течение могло унести прочь его
сердце. Он был Великаном, но сейчас казался Линден старым и хрупким, словн
о надломленным. Страдание его было столь глубоко, что все прочее Линден о
тодвинула в сторону.
Ц Он сказал правду, Ц промолвила она. Ц Так или иначе, он больше не нужда
ется в том, чтобы за него сражались.
Красавчик поднял на нее умоляющий взгляд, но Линден торопливо продолжал
а:
Ц А если он не прав, я смогу остановить его.
Она тоже говорила правду. Солнечный Яд, Опустошитель и Анделейн сделали
ее способной на это.
Ц Но вот Первой ты очень даже нужен. Фоула мечом не убьешь, но она вполне м
ожет попытаться. Не дай ей обречь себя на гибель. Ц Ее и себя. Не прин
оси ее в жертву из-за меня .
Черты лица Красавчика заострились, руки бессильно упали. Взор его застил
ал туман. Линден показалось, что сейчас она услышит «прощай», и у нее перех
ватило горло. Но в следующее мгновение на лице Великана появилась улыбка
.
Ц Линден Эвери, Ц отчетливо произнес он. Ц Ну разве я не твердил без кон
ца всем и каждому, что ты Ц истинная Избранная.
Склонившись, он поцеловал ее в лоб, а затем поспешил за Первой и Ковенанто
м.
Утерев слезы, Линден последовала за ним. Позади нее держался как всегда н
евозмутимый Вейн. Впрочем, сейчас Линден казалось, будто она, впервые с те
х пор, как они покинули Элемеснеден, ощущала исходивший от него слабый им
пульс нетерпения.
Спутники уже поджидали ее на дороге. Красавчик стоял рядом с Первой, слов
но показывая, где его место, но и он и Ковенант смотрели на Линден. Во взгля
де Первой были и облегчение и неуверенность. Она готова была приветствов
ать все, что могло приободрить ее мужа, но, кажется, не знала, чего теперь жд
ать. Ковенант подошел к этому вопросу проще. Склонившись поближе к Линде
н, он шепнул ей прямо в ухо:
Ц Не знаю, что ты ему сказала, но все равно спасибо.
Линден не ответила. Ковенант постоянно обманывал ее ожидания. Всякий раз
, когда он казался ей особенно непроницаемым и опасным, замкнувшимся в св
оей омертвелой уверенности, он проявлял нежнейшую доброту и заботу. Но г
де-то в глубине, за всей настойчивостью и смелостью, таилось его намерени
е уступить, неизменное, как само отчаяние. Ковенант противоречил сам себ
е на каждом шагу. И что могла сказать ему в ответ Линден, не раскрывая свое
го обещания?
Но он, казалось, вовсе не ждал ответа. Возможно, потому, что понимал ее и зна
л, что на ее месте чувствовал бы то же самое. Или просто слишком устал и в лю
бом случае не собирался ничего пересматривать. Он решил положить конец д
олгой, затянувшейся боли. В следующий миг Ковенант подал знак, и спутники
двинулись дальше, навстречу зияющему зеву Горы Грома. И последнему выбор
у Неверящего.
Внизу, под дорогой, рев Соулсиз постепенно ослабевал, превращаясь во всх
липывания по мере того, как река все больше иссушалась солнцем пустыни. Н
о Линден не смотрела вниз. Она не отрывала глаз от маячивших впереди спин
Первой и Ковенанта, вздымавшихся стен ущелья и громады горы. С ее опаленн
ого солнцем пика спустились некогда Огненные Львы, дабы спасти Ковенант
а и Лордов от обезумевшего пещерника, Друлла-Камневого Червя. Но тогда он
и были призваны силой Закона, Закон же более не существовал.
Впрочем, в первую очередь ей приходилось следить за коварной и опасной д
орогой. Местами она попросту обвалилась, и лишь возле самой стены остава
лся узенький выступ. Линден отчаянно боялась за Ковенанта, ибо его боязн
ь высоты и головокружения могла привести к падению.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 херес argueso 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я