научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_poddony/80x80cm/ 

 


Ц Мы смертны, Ц вымолвил он с дрожью в голосе, Ц и ты, и я. Соприкосновени
е с такой силой уничтожит нас, истребит саму нашу сущность.
Холлиан покачала головой.
Ц Боюсь, другого выхода нет. Ты ведь не хочешь пожертвовать жизнями юр-Л
орда и Избранной Ц надеждой Страны! Ц лишь потому, что у нас недостало хр
абрости рискнуть собственными?
Он принялся увещевать ее, но Холлиан пылко возразила:
Ц Сандер, я не знаю предела своих возможностей. То, чего я хочу добиться, н
есоизмеримо с моим опытом. Но... Ц тут ее голос смягчился, Ц мне ведома тво
я сила. В ней у меня нет сомнения. Тебе я отдала свое сердце, и я говорю тебе
Ц это возможно. И должно быть сделано.
Из-за гребня по-прежнему доносились душераздирающие вопли, но ярость и и
нтенсивность их пошли на убыль. И Линден чувствовала пробегавшую по орде
рябь Ц юр-вайлы взывали к Силе. Шум уже приобретал некую упорядоченност
ь, начиная походить на пение. Юр-вайлы собрались использовать свое учени
е против собственного творения.
Ц Адский огонь! Ц вскричал Ковенант. Ц О чем, вы тут толкуете? Мы должны ч
то-то делать!
Холлиан посмотрела на него:
Ц Я говорила о возможности изменить Солнечный Яд... Ц Ковенант ошеломле
нно вытаращился. Она торопливо продолжила: Ц Речь, конечно, не о том, чтоб
ы ослабить его силу или тлетворность. Но вот фазу сменить можно, подобно т
ому как, перекатив камень, можно направить ручей в другое русло.
Он решительно ничего не понимал.
Ц Завтра должно взойти солнце дождя, Ц терпеливо пояснила Холлиан. Ц С
мена фаз Солнечного Яда учащается с ростом его силы, промежутки между со
лнцами укорачиваются. Я думаю, что мы могли бы попробовать ускорить прих
од завтрашнего солнца. Сделать так, чтобы дождь пошел сегодня.
Теперь мрачное предчувствие Линден обрело четкую форму, и она поняла стр
ах Сандера. Для подобного действа требовалась невероятная сила, а Холлиа
н была беременна. Дважды уязвима. Приходилось рисковать двумя жизнями.
Но как бы Линден ни ужасалась, другого пути к спасению она не видела.
Ц Попытайтесь, Ц взмолился Ковенант. Ц Пожалуйста.
Просьба его была обращена к Сандеру.
Гравелинг молчал. Всем своим обликом он напоминал того угрюмого, отчаявш
егося человека, который в подкаменье Мифиль сообщил Линден и Ковенанту,
что он должен убить собственную мать. Имей Линден возможность предложит
ь хоть что-то, будь у нее хоть сколько-нибудь разумное предложение, она за
кричала бы изо всей мочи: «Нет! Не делай этого!»
Но ей нечего было сказать. И она промолчала.
Тем временем к Сандеру вернулась обретенная им благодаря Ковенанту стр
астная решимость. Теперь он был другим человеком, тем, кто, пытаясь обереч
ь Неверящего, не устрашился Гиббона-Опустошителя.
Ц Мы сделаем это, Ц процедил он сквозь зубы. Ц Если такое вообще возмож
но, мы сделаем.
Ц Хвала Земле! Ц воскликнула Первая, вытаскивая меч. Ц В таком случае н
е мешкайте. А я тем временем сделаю что могу, дабы помочь отродью демондим
ов.
С этими словами она устремилась к гребню и исчезла в направлении, где сра
жался Вейн.
Гортанный рев юр-вайлов возвестил о том, что у них появился новый противн
ик. Ритм заклинания сбился, и Линден почувствовала, что уже вздымавшийся
вал Силы опал и раздробился.
Медленно и скованно Сандер уселся напротив Холлиан. Она улыбнулась, пыта
ясь приободрить его, но гравелинг нахмурился. Страх за любимую, написанн
ый на его лице, боролся с суровой решимостью. Не прикасаясь друг к другу, С
андер и Холлиан сидели скрестив ноги, лицом к лицу. Ковенант подошел к Лин
ден.
Ц Следи за ними, Ц прошептал он. Ц Ежели дело примет дурной оборот, мы до
лжны будем остановить их. Следи внимательно. Я не вынесу, если... Ц Он пробо
рмотал под нос ругательство. Ц Я не могу потерять их.
Линден молча кивнула. Грохот битвы отвлекал ее внимание от подкаменнико
в. Стиснув зубы, она заставила себя сконцентрироваться на Сандере и Холл
иан.
Сандер на миг склонил голову, а потом полез за пазуху и вытащил оттуда Сол
нечный Камень и обернутый тканью крилл. Оркрест он положил на землю межд
у собой и Холлиан. На мертвой почве ничего не отражавший в своей прозрачн
ой глубине камень выглядел словно провал в пространстве.
Достав лианар, Холлиан положила его поперек лодыжек и подняла руки ладон
ями к Сандеру. Она была эг-брендом, и направлять силу к цели предстояло им
енно ей.
Лицо Сандера искажал страх, руки его дрожали, но, тем не менее, он острием к
линка сделал по разрезу на каждой ладони.
Запястья Холлиан мигом обагрились кровью, лицо ее побледнело от боли, но
она не дрогнула, а повернула руки так, чтобы густые капли стекали прямо на
оркрест. Когда поверхность камня сделалась красной, Холлиан взяла свою п
алочку.
Сандер выглядел так, словно едва сдерживал крик, но каким-то образом он за
ставлял даже отчаяние служить ему. Держась обеими руками за рукоять, он н
аправил острие крилла себе в грудь. Точно так же держала лианар Холлиан.

Солнце висело почти точно над ними.
Откуда-то издалека до Линден донеслись ругательства Первой. Она ощутила
исходившую от воительницы эманацию боли. Растерявшиеся было юр-вайлы в
новь принялись собирать Силу, и вал ее вздымался все выше. Ритмично звуча
ло их заклинание. Красавчик взревел и устремился за кряж, на выручку жене.

Гравелинг и эг-бренд подняли крилл и лианар Ц один амулет напротив друг
ого.
Его руки слегка дрожали, ее Ц оставались тверды. Они соприкоснулись кос
тяшками пальцев. Лианар находился как раз напротив самоцвета крилла, на
линии между окровавленным оркрестом и солнцем. Когда из Солнечного Камн
я брызнул кроваво-красный луч, Линден показалось, что обжигающая сила пр
онзила ее насквозь. Огонь окружил руки гравелинга и эг-бренда, клинок и па
лочку, а затем устремился к сердцу солнца.
Сандер мучительно напрягся, губы его растянулись, обнажив зубы. Глаза Хо
ллиан расширились, словно несоизмеримость предпринятой ею попытки с че
ловеческой силой неожиданно устрашила ее. Но, ни она, ни гравелинг не отст
упили.
Онемелой рукой Ковенант ухватился за руку Линден, до боли впившись в нее
тремя уцелевшими пальцами. Ей вспомнилось, как таким же манером, но совсе
м по иной причине, на Песчаной Стене ее схватил за руку Кайл.
Линден казалось, что она слышит отвратительный хруст рассекаемой мечом
Первой плоти. Ярость Вейна не ослабевала. Хриплое дыхание Красавчика слы
шалось даже сквозь вопли юр-вайлов. Но их Сила росла.
Обжигающий, стремившийся к солнцу луч нес в себе толику серебристого пла
мени. Сердцевина его была словно подернута серебряной нитью. Луч исходил
из самоцвета крилла и вмещал в себя силу решимости Сандера.
Напряжение было столь велико, что Линден испугалась за гравелинга и пода
лась вперед, вознамерившись отозвать его. Но тут взялась за свое дело эг-б
ренд, и Линден замерла в изумлении.
В сердце самоцвета возникло голубое свечение. По мере того как оно усили
валось, подпитываясь решимостью Холлиан, по нервам Линден пробегало ощу
щение все нарастающей мощи. Отблески голубого огня окрашивали луч и унос
ились к солнцу. Сначала понемногу, капля за каплей, растворяясь в кроваво-
красном луче, голубизна была почти незаметна, но Холлиан поддерживала ла
зурный огонь, и он разгорался быстрее, чем успевал истаять. И в конечном ит
оге к солнцу потянулась тоненькая, но непрерывная струйка мерцающего го
лубого света.
Но аура вокруг солнца не выказывала ни малейших признаков изменения. Под
каменники распевали ритуальную песнь. Напряжение их становилось все ощ
утимее, однако до окружающих не доносилось ни звука. Сила заклинания мгн
овенно поглощалась лучом. И ужасающе опаляла видение Линден. Что-то внут
ри нее без умолку твердило одно и то же: ... останови их, пока они себя не
убили, останови их, останови ... Но она не могла. Она ничего не могла.
Сейчас она уже не ощущала разницы между их мучительным напряжением и при
читающим голосом в ее сознании.
Самоцвет крилла сиял чистой лазурью. Она же наполняла и устремлявшийся к
солнцу луч. Но аура солнца не менялась. А в следующий миг сила превзошла в
озможности одного из амулетов. Лианар воспламенился. Едва не ослепив Лин
ден своим жаром, он вспыхнул в руках Холлиан. Палочка обуглилась, ладони э
г-бренда были обожжены до костей. У Холлиан вырвался крик. Луч заколебалс
я и зарябил.
Но Холлиан не колебалась. Подавшись вперед, она сомкнула обожженные руки
вокруг лезвия крилла.
При ее прикосновении из Солнечного Камня извергся огонь такой силы, что,
казалось, готов был сотрясти небо. Земля содрогнулась, словно в конвульс
ии, толчок сбил Ковенанта и Линден с ног. Она повалилась прямо на него, при
падении у нее вышибло из легких весь воздух.
Откатившись в сторону, Линден подтянула ноги, силясь подняться. Холмы ша
тались, земля ходила ходуном.
Второй толчок заставил содрогнуться весь мир. Казалось, что взорвалось с
олнце, что небо разлетелось в клочья. Едва успев встать, Линден вновь пока
тилась по бившейся в судорогах земле. В воздухе перед ее лицом танцевала
пыль, по ней, как следы взрыва, расходились тонкие кольца. Свет истаивал, н
ебо сжималось словно кулак.
Линден подняла голову и увидела, что со всех четырех сторон на горизонте
собираются темные грозовые тучи. Они смыкались вокруг окруженного голу
бым свечением солнца.
Линден забыла обо всем на свете, она не могла даже шевельнуться. Не было сл
ышно ни звука Ц лишь отдаленный, но неуклонно приближающийся рокот ливн
я. Крики умолкли; возможно, битва за кряжем закончилась. Но в следующий миг
Линден пронзила тревога. Приподнявшись на четвереньки, она потянулась с
воим видением к подкаменникам.
Сандер сидел, словно сотрясение земли и небес его не коснулось. Голова бы
ла склонена вперед, крилл упал на землю. Рукоять кинжала частично остава
лась завернутой, и края ткани обуглились. Казалось, что он не дышит. Сердце
стучало медленно, сбивчиво и неровно. В первый момент Линден показалось,
что жизнь его истаивает как фитиль, но затем ее видение проникло глубже, и
она поняла: Сандер не умрет.
Но Холлиан лежала навзничь, раскинув руки, словно подставляя обожженные
ладони сгущающейся тьме. Черные волосы обрамляли бледное лицо, словно ба
юкая ее голову в ладонях смерти. Изо рта ее вытекала тоненькая струйка кр
ови. Линден отчаянно потянулась к ней, надеясь удержать ее дух, прежде чем
он окончательно расстанется с телом. Но жизнь уходила: Линден была бесси
льна. Она была всего-навсего женщиной, неспособной творить чудеса. Неспо
собной ясно увидеть что бы то ни было, кроме глубины своего провала. На ее
глазах жизнь покидала Холлиан. Красная струйка изо рта замедлилась и ост
ановилась.
Сила! Линден нуждалась в Силе. Но она была отрезана отовсюду. Она не могла
дотянуться до солнца, не могла почерпнуть силу из оскверненной, умирающе
й земли. А Ковенант изменился. В прошлом ей удавалось высвобождать дикую
магию, не спрашивая его, но теперь такой возможности не было. А хоть бы и бы
ла Ц на это потребовалось бы время, а времени не было вовсе.
Смерть сделала Холлиан маленькой, невыносимо хрупкой и беззащитной. И вм
есте с нею погиб так и не родившийся сын. Линден слепо таращилась на свои б
ессильные руки. Самоцвет крилла отбрасывал свет на ее лицо.
Налетел дождь. Пыль вскипела под первыми каплями. Линден обернулась к Ко
венанту и физически ощутила его боль.
Ц Я же сказал, чтобы ты следила! Ц яростно закричал он. Закричал, потому ч
то это он уговорил их пойти на это, не имея никакой возможности их защитит
ь. Ц Я же просил!
Сквозь нараставший грохот дождя она услышала стон Сандера. С неуверенны
м вздохом гравелинг поднял голову. Глаза его казались пустыми, лишенными
разума. Но затем его сведенные судорогой пальцы разжались, а взгляд соср
едоточился на крилле. Потянувшись к клинку, он неловко поднял его, снова з
авернул в тряпицу и спрятал за пазуху.
Затем он осознал, что начался дождь, и посмотрел на Холлиан. В то же мгнове
ние Сандер вскочил на ноги и бросился к ней. Линден метнулась ему навстре
чу. Ей хотелось крикнуть: «Это моя вина. Прости». Беда следовала за ней с са
мого начала, следовала повсюду, не оставляя надежды.
Но Сандер, почти не заметив, оттолкнул ее в сторону, так что она упала на зе
млю. Глаза его налились кровью. Перед встречей с Ковенантом и Линден он уж
е потерял жену и сына. Теперь он лишился и новой семьи. На миг Сандер замер
над Холлиан, словно боялся прикоснуться к ней. Кулаки его мучительно сжа
лись. Затем он склонился и бережно, словно ребенка, поднял ее на руки. Горе
стный крик на мгновение разорвал шум дождя:
Ц Холлиан!
Неожиданно из сгустившегося мрака вынырнула Первая, а следом за ней Крас
авчик. Она тяжело дышала, в боку кровоточила рана. На лице Красавчика было
написано отвращение к тому, что ему приходилось делать. Холлиан никто из
них не замечал.
Ц Пошли! Ц закричала Первая. Ц Сейчас или никогда! Вейн пока еще удержи
вает юр-вайлов. Если мы убежим, можно надеяться, что он последует за нами и
спасется.
Никто не шевельнулся. Дождь барабанил по голове и плечам Линден. Ковенан
т закрыл лицо руками. Сандер не плакал Ц он лишь глубоко и медленно дышал
, лелея Холлиан в своих объятиях, словно его любовь могла вернуть ее к жизн
и.
Первая нетерпеливо заворчала Ц кажется, она еще не поняла, что случилос
ь. К тому же рана в боку делала ее нетерпеливой.
Ц Скорее, я вам говорю. Шевелитесь! Ц Бесцеремонно схватив Ковенанта и Л
инден за руки, она потянула их за собой к руслу. Красавчик поспешил следом
, увлекая за собой Сандера.
По ложу реки, вспениваясь у могучих ног Великанов, уже струилась вода. Что
бы устоять, Линден пришлось уцепиться за Первую. Уровень воды поднимался
на глазах. Дождь барабанил с таким неистовством, словно был взбешен тем, ч
то его вызвали раньше срока. Берега реки скрылись за непроницаемой завес
ой. Ни юр-вайлов, ни Вейна не было ни видно, ни слышно. Наполнивший русло пот
ок увлекал Линден вперед, а она даже не знала, с ней ли ее друзья.
Но тут небо располосовала молния, и в ее свете Линден увидела Сандера.
Он плыл впереди Красавчика, который поддерживал гравелинга одной рукой.
Сам же Сандер по-прежнему держал в объятиях Холлиан, удерживая ее голову
над поверхностью, словно она была жива. В промежутках между раскатами гр
ома, сквозь шум дождя и плеск потока, Линден слышала его рыдания.

Глава 14
Последний рубеж

Поначалу вода была настолько грязной, что Линден становилось не по себе.
После каждого случайного глотка во рту оставался песок. Ливень и гром те
рзали ее слух, намокшая одежда и тяжелые башмаки тянули под воду. Когда бы
не Первая, она довольно скоро пошла бы на дно. Линден чувствовала, как пуль
сирует боль в раненом боку меченосицы, но, несмотря на рану, та ухитрялась
поддерживать на плаву и Линден и Ковенанта.
Однако со временем вода становилась все чище Ц и одновременно все холод
нее. Линден уже успела забыть, сколь холодна может быть быстрая, проточна
я, не прогреваемая солнцем вода. Холод просачивался в нее, пронизывая ее д
о мозга костей и коварно нашептывая исстрадавшимся нервам, что ей будет
гораздо теплее внизу, на дне. Подальше от хлещущего дождя.
Ты уже все равно провалилась, провалилась во всем, так что для тебя н
ичего не изменится. Но будет теплее. Ты ведь заслужила немного тепла.

Линден знала, что это так, но гнала от себя соблазн, сосредоточившись на ра
не в боку Первой. Проточная вода промыла ее и, учитывая природную стойкос
ть Великанов, о последствиях можно было не беспокоиться. Теперь Линден в
тягивала боль своим видением, пока не стала ощущать рану как свою собств
енную. Холод порывался стереть все ее чувства, высосать остатки смелости
. Молнии и раскаты грома пронизывали все ее естество. Линден казалась себ
е слишком маленькой и слабой, чтобы выдерживать это. Но сосредоточенност
ь на ране помогала держаться, и она держалась. Весь долгий день, пока свире
пый поток уносил спутников вниз по течению.
Наконец день кончился. Небо очистилось от туч, течение стало ослабевать.
Первая подгребла к западному берегу и выбралась из воды. Спустя мгновени
е к ней присоединился Красавчик. Дрожь пробирала даже Великанов, а уж Лин
ден и вовсе казалось, будто ее кости трясутся в лихорадочном ознобе. Кове
нант был бледен, словно выветренный могильный камень, губы его посинели
от холода, смертельная усталость отягощалась горечью.
Ц Нам нужен огонь, Ц произнес он так, словно считал себя виноватым и в от
сутствии тепла.
Сандер выбрался на мокрый склон, не глядя на своих спутников, все его вним
ание было сосредоточено на Холлиан. Отойдя от кромки воды, он опустился н
а колени и мягко опустил Холлиан на землю, стараясь уложить ее поудобнее.
Бережно пригладив ее мокрые растрепавшиеся волосы, он сел рядом и замер,
прижав руки к груди. Казалось, гравелинг лишился рассудка.
Сбросив свой вьюк, Красавчик достал великанское огниво, которое каким-т
о чудом не отсырело, чего нельзя было сказать о хворосте, предназначенно
м для факелов. Но Великан раздувал огонь столь яростно, что, в конце концов
, промокшее дерево занялось. Костер казался маленьким и жалким, но и его те
пла оказалось достаточно, чтобы смягчить ломоту в суставах Линден и мрач
ную боль в глазах Ковенанта.
Красавчик предложил «глоток алмазов», но Линден и Ковенант настояли на т
ом, чтобы первыми приложились к снадобью сами Великаны. Лишь после этого
Линден сделала несколько глотков, которые влили, наконец, в ее желудок ис
тинное тепло.
Ковенант принял от нее флягу с «глотком алмазов», но пить не стал, а поверн
улся и на негнущихся ногах зашагал к Сандеру.
Он просил, настаивал, убеждал, но тщетно Ц гравелинг даже не поднял голов
ы. Сандер смотрел только на Холлиан, словно весь мир сосредоточился в ней,
а все остальное, включая и его спутников, просто перестало существовать.
Через некоторое время Ковенант вернулся назад, сел и закрыл лицо руками.

Спустя мгновение появился Вейн.
Он выступил из темноты в освещенное светом лагерного костра пространст
во и замер в обычной, безразличной ко всему позе. Губы его, как всегда, были
изогнуты в загадочной улыбке. Ярость, которую удалось ощутить Линден, ис
таяла. Предплечье его потемнело и обуглилось. То было всего лишь наружно
е повреждение, однако имелись и другие. К бессильно обвисшей руке отродь
я демондимов добавилось несколько глубоких ран, из которых ощутимо изли
валась боль. Его эбеновую плоть, словно сыпь, испещрили пепельные крапин
ки.
Линден обратила к нему сочувствующий взгляд, хотя понимала, что помочь В
ейну она не в состоянии, ибо природа его боли была столь же недоступна для
нее, как и сама его суть. Она чувствовала, что он напал на юр-вайлов не для т
ого, чтобы помочь спутникам, а исключительно по своим собственным резона
м. Возможно, потому, что не мог перенести вида своих создателей, извращенн
ых Солнечным Ядом. Но это не имело значения. Как-то раз он поклонился ей. Он
спас ей жизнь. Кто-то должен был хотя бы попытаться облегчить его страдан
ия. Но прежде чем Линден успела что-нибудь предпринять, в небе появилась к
рылатая тень. Спланировав к земле, она плавно перетекла в человеческую ф
орму рядом с отродьем демондимов. Финдейл.
Не глядя на Линден и Ковенанта, не обращая внимания на Сандера и Холлиан, э
лохим обратился к Вейну.
Ц Не думай, будто тебе удалось покорить мое сердце храбростью. Ц Голос Ф
индейла был переполнен унынием и безошибочно угадывающимся страхом. Же
лтые глаза, казалось, пытались проникнуть в загадочную душу отродья демо
ндимов. Ц Я желаю твоей смерти и, если это заложено в мою Суть, рано или поз
дно убью тебя. Но твои спутники, о которых ты нимало не заботишься, обеспок
оены тем, как помочь тебе. Ц Элохим помолчал, словно набираясь смелости, и
мягко закончил: Ц Хотя я с отвращением отвергаю твою цель, Земля не должн
а терпеть твою боль.
Неожиданно его светящаяся рука потянулась к плечу Вейна. Вспышка разогн
ала ночь, но уже в следующее мгновение Финдейл убрал руку, и свет погас.
Первая охнула, у Красавчика от удивления перехватило дыхание. Ковенант п
робормотал проклятие, словно не верил своим глазам. Черная плоть отродья
демондимов восстановилась во всей ее красоте, во всем ее совершенстве. А
в глазах Вейна Линден уловила огонек облегчения.
Она была ошеломлена, ибо только теперь поняла, почему элохимы считали, чт
о исцеление Земли Ц их дело, а лучшее, что могли бы сделать Ковенант и Лин
ден, это отдать кольцо тем, кто сумеет распорядиться им надлежащим образ
ом, избавив тем самым себя от обещанного им Фоулом проклятия. Исцеление В
ейна представлялось ей чудом, в сравнении с которым меркли все известные
достижения медицины.
Потрясенная явленной элохимом силой, Линден обернулась к нему с именем С
андера на устах. Она хотела попросить его о помощи, объяснить, что гравели
нг не в силах выносить такую муку. Но взгляда, брошенного на вырисовывавш
ийся в лунном свете силуэт Обреченного, оказалось достаточно, чтобы оста
вить это намерение. Линден почувствовала, что, исцелив Вейна, Финдейл как
им-то неизъяснимым способом уязвил себя, ухудшил собственное положение
и теперь сам, подобно Сандеру, нуждался в утешении. Поза его безошибочно у
казывала на то, что он отвергнет любую просьбу.
Красавчик вздохнул и, пока еще не погас костер, бормоча что-то под нос, при
нялся готовить ужин.
Ночью, скорчившись рядом с Ковенантом под промокшими одеялами в попытке
справиться с холодом и глядя на угасающие угольки костра, Линден печальн
о сказала:
Ц Все произошло так неожиданно. Я не почувствовала опасность вовремя.
Ц Ты ни в чем не виновата, Ц хрипло отозвался Ковенант. Казалось, будто е
го голос исходит от скрытой под одеялом смертельно опасной раны. Ц Я дол
жен был оставить их в Ревелстоуне.
Линден хотела возразить, заявить, что взваливать всю ответственность на
себя одного есть непозволительная самонадеянность. Без Сандера и Холли
ан все они давно уже были бы мертвы. Как иначе смогли бы они ускользнуть от
юр-вайлов? Но Ковенант продолжал:
Ц Я боялся Силы. Боялся, что она сделает меня тем, что мне ненавистно, Ц но
вым Расточителем. Что она станет источником презрения к людям, судьба ко
торых волнует меня. Но мне не нужна Сила. Я могу сделать то же самое, просто
стоя там.
Линден приподнялась и уставилась на него. Ковенант лежал, повернувшись к
ней спиной, натянувшееся на плечах одеяло мелко дрожало. Ей хотелось обн
ять его, хотелось, чтобы они согрели друг друга своими телами. Но Линден чу
вствовала, что сейчас ему важнее другое.
Ц Это удивительно, Ц промолвила она тихо. Ц Ты винишь себя за все на све
те. Не удивлюсь, если в другой раз ты заявишь, будто сам же и навел на себя по
рчу. С тем чтобы доказать, что заслуживаешь ее.
Ковенант перекатился на спину, словно получив удар между лопаток. Из-под
одеяла высунулось бледное лицо. Несколько мгновений он смотрел на нее ск
возь сердитый прищур, но затем Линден ощутила, что гнев его спал.
Ц Я знаю, Ц промолвил он, устремив взгляд в широкое небо. Ц Этиаран гово
рила мне почти то же самое. Несмотря на все зло, которое я ей причинил. Гово
рила, будто, наказывая себя, человек тем самым приходит к заслуженному на
казанию. А Фоулу остается только смеяться. Ц Он вновь мрачно обернулся к
ней. Ц Но все это относится и к тебе тоже. Ты пыталась спасти ее. И твоей вин
ы в случившемся нет.
Линден кивнула. Не сказав больше ни слова, она склонилась к нему, и он закл
ючил ее в объятия.

Проснувшись во мглистом предрассветном сумраке, Линден первым делом вз
глянула на Сандера. Судя по всему, он за всю ночь даже не пошевелился.
Холлиан уже коснулось окоченение, но Сандер не замечал этого, как не заме
чал ничего Ц ни дня, ни ночи. Он промерз до костей, но не замечал и холода, к
оторый не мог заставить его дрожать.
Ковенант резко поднялся, словно вырывая себя из сна, и без всякого видимо
го резона отчетливо произнес:
Ц К этому времени юр-вайлы могли бы уже нас догнать. Ц Затем он тоже увид
ел Сандера и тяжко вздохнул.
Первая и Красавчик уже проснулись. Рана меченосицы не затянулась и еще б
олела, но благодаря природной крепости и «глотку алмазов» уже не внушала
особого беспокойства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 игристое вино cielo e terra 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я