научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/podvesnye_unitazy/Laufen/alessi/ 

 

Но гора не разрушилась, хотя ка
залось, что где-то наверху разверзлось полуночное небо. В черной бездне р
ассеялись бесчисленные вспышки пламени.
Внутри самой Горы появилась просвечивающая сквозь толщу камня сеть гор
ячих светящихся линий, которые, сливаясь и умножаясь, приобретали все бо
лее определенную форму. Из дикой магии и черной пустоты возникал контур
человека.
Человека, вставшего между Лордом Фоулом и Аркой Времени. Вбирая в себя мо
щь нанесенного Презирающим удара, фигура обретала все большую веществе
нность, все более различимые черты.
Черты Томаса Ковенанта.
Там, в толще камня, возник призрак Томаса Ковенанта. От смертного существ
ования на его лице осталось лишь смешанное выражение уверенности и скор
би.
Ц Нет! Ц вскричал Презирающий. Ц Нет!
Ц Да, Ц спокойно возразил Ковенант. Голос его не был земным, не производ
ил никакого звука, однако был отчетливо слышен, невзирая на непрекращающ
иеся толчки и гул от эха ярости Фоула. Линден без труда разбирала каждое с
лово, звучавшее для нее подобно зову трубы.
Ц Бринн указал мне верный путь. Он одолел хранителя Первого Дерева, поже
ртвовав собой, позволив себе пасть. А Морем просил меня помнить о «парадо
ксе белого золота». Долгое время я не понимал его Ц а ведь я и есть тот сам
ый парадокс. Ты не можешь отобрать у меня дикую магию...
С этими словами Ковенант как бы продвинулся ближе к поверхности камня. О
н являл собой силу, чистую, как белый огонь.
Ц Положи кольцо, Ц сказал он Презирающему.
Ц Никогда! Ц взревел Лорд Фоул. Разыгравшаяся в нем мощь нетерпеливо тр
ебовала жертвы. Ц Не знаю, что за безумное ухищрение позволило тебе восс
тать из Умерших, но это тебе не поможет. Единожды ты сумел одолеть меня, но
больше я не потерплю унижения! Никогда! Никогда! Ты собственноручно, добр
овольно отдал белое золото мне, и оно мое! Если ты посмеешь вступить со мно
й в бой, сама Смерть не защитит тебя от моего гнева!
Ц Повторяю тебе, ты ошибаешься. Ц Черты лица призрака обозначили нечто
похожее на улыбку. Ц Я и в мыслях не имею сражаться с тобой.
В ответ Лорд Фоул нанес удар. Воздух зашипел, как мясо на сковородке. Свире
пое пламя, способное снести верхушку пика, устремилось на Ковенанта.
Тот не попытался укрыться, уклониться или ответить ударом на удар. А прос
то принял его на себя.
Принял и сморщился от боли, однако не дрогнул. Сила неистовствовала, терз
ая его так, что Линден трудно было понять, как может выносить такое даже ду
ша умершего. Однако он впитал в себя все пламя без остатка и отважно высту
пил вперед.
Ц Я не собираюсь с тобой сражаться, Ц повторил Ковенант. Похоже, он даже
сейчас жалел своего губителя. Ц Ты способен лишь причинять мне боль. Но б
оль длится недолго и только закаляет меня. Ц В голосе его послышалась но
тка сочувствия к Презирающему. Ц Положи кольцо.
Но ярость и досада Фоула делали его глухим к любым доводам.
Ц Нет! Ц снова взревел он. Страх не удерживал Презирающего, воплощавшег
о в себе абсолютное насилие. Ц Нет! Нет! Нет!
С каждым вскриком он наносил удар. Снова и снова, все яростнее и чаще. Сила
белого огня была достаточной, чтобы низвергнуть Гору Грома, сбросить ее
с Землепровала в гибельные объятия Сарангрейвской Зыби. Достаточной, чт
обы обратить в пепел само Первое Дерево. Достаточной, чтобы разрушить Ар
ку Времени. Серебристое кольцо многократно умножило древнюю мощь Лорда
Фоула. Он наносил один удар за другим. Кирил Френдор гудел, подобно погреб
альному колоколу. Едва не лишившись чувств, Линден припала к телу Ковена
нта, ища в нем последнее прибежище и стараясь не лишиться рассудка, в то вр
емя как Лорд Фоул на ее глазах пытался сокрушить первооснову мироздания.

Но каждый удар приходился отнюдь не по Арке Времени, а всего лишь по призр
аку. Сила причиняла боль Ковенанту, но ни малейшего вреда ничему другому.
С каждым ударом, поглощая всю мощь огня, он становился крепче. Он уже не бы
л скорбным видением, подобно Умершим Анделейна, не был беспомощен, как па
вшие Бездомные Коеркри. Ныне он воплощал в себе чистоту дикой магии, став
неодолимым препятствием на пути разрушения.
Фоул же, напротив, с каждым ударом становился слабее. Он не мог поразить Ко
венанта, поскольку тот не оказывал сопротивления, но и остановиться тоже
не мог. После стольких тысячелетий томления он не мог смириться с неудач
ей, и обращенная на Ковенанта ярость не знала предела. Между тем каждый не
достигший цели удар зримо истончал его субстанцию. Вкладывая в безумные
попытки всего себя, Фоул сам постепенно обращался в призрак. Через некот
орое время он уже стал полупрозрачным.
Но он не остановился. Признать поражение было для него невозможно, но нев
озможной оказывалась и победа. Он готов был вечно продолжать попытки уни
чтожить Ковенанта, но узилище Времени, в котором он был заточен, не предус
матривало для него вечности. Очертания его становились все более зыбким
и, пока, наконец, он не оплыл как свеча и не пропал из виду.
Потрясенная Линден услышала слабый металлический звон. Кольцо упало на
возвышение, немного прокатилось и застыло на месте.

Глава 20
Солнцемудрая

В недрах Кирил Френдора медленно, словно оседающая пыль, воцарилась тиши
на. Большая часть скальных огней погасла, но некоторые еще продолжали го
реть, тускло освещая каверну. Воздух по-прежнему был насыщен серой, но теп
ерь, с исчезновением острого запаха эфирного масла, казался почти чистым
. На месте многих сталактитов в потолке пещеры зияли дыры. Дрожь отдаленн
ых сотрясений то и дело прокатывалась под ногами, но они уже не несли угро
зы. С каждым разом толчки становились все слабее, постепенно удаляясь за
пределы досягаемости восприятия Линден.
Скрестив ноги, она сидела рядом с возвышением, на коленях ее покоилась го
лова Ковенанта. Он не дышал Ц он уже начал остывать.
Все, что делало Ковенанта столь дорогим ей, уходило, но она не хотела с эти
м мириться. На его лице застыло странное выражение, в котором смешались п
оражение и триумф Ц сплав всепрощения и непреклонности. Так или иначе, о
н выглядел более умиротворенным, чем когда бы то ни было.
Она не поднимала глаз, чтобы встретить взгляд его серебристого призрака
. Ей не требовалось видеть, как склоняется он над ней, словно его сердце ис
текает кровью, желая ее утешить. Достаточно было простого ощущения его п
рисутствия. В молчании склонилась она над телом Ковенанта. Красота, кото
рую он обрел, наполняла ее глаза слезами.
Некоторое время Линден чувствовала, как настойчиво он очищает воздух, уд
аляя едкие запахи и дух разрушения, а потом услышала произнесенное им ее
имя. Голос его звучал нежно и почти по-человечески, словно он не преступил
грань жизни и смерти:
Ц Прости.
Казалось, он в действительности считал, будто прощение нужно не ей, взыва
вшей к нему, но именно ему.
Ц Прости, я не знал, что еще можно сделать. Я должен был остановить его.
Ц Я понимаю, Ц отвечала она. Ц Ты был прав. Никто другой не смог бы этого
сделать.
Будь у нее хоть половина его понимания, хоть малая толика его смелости, он
а бы попыталась помочь ему. Другого выхода не было. Но ее попытка не могла
бы увенчаться успехом. Она была отравлена тьмой слишком сильно для столь
чистого жертвоприношения.
Ц Никто иной... Ц повторила Линден. Ее душили подступающие рыдания, но по
ка она еще сдерживала их. Сдерживала, сознавая, что, когда нагрянет истинн
ая печаль, это будет ей не под силу. Он был потерян для нее.
Сам он, видимо, уже пребывал за гранью сострадания, где царит неизбежност
ь, но чувствовал поднимавшуюся в ней боль и пытался откликнуться на нее. Н
ежно, как сама любовь, он промолвил:
Ц Теперь твоя очередь. Возьми кольцо.
Кольцо. Оно лежало на краю выступа, может быть, футах в двадцати от нее. Лиш
енное света и силы, оно представляло собой не более чем бесконечный сере
бристый кружочек, имеющий не большую ценность, чем звено сброшенных оков
. Без тех, кто мог бы им воспользоваться, Ц Ковенанта и Лорда Фоула Ц оно т
еряло всякое значение.
Линден же чувствовала себя слишком слабой и осиротевшей для того, чтобы
делать что-то с этим кольцом. Будь у нее какое-то основание надеяться, что
его дух и плоть смогут воссоединиться, она повиновалась бы без размышлен
ий. Но ответы на эти вопросы были уже получены. И Линден не желала выпускат
ь его тело из своих объятий.
Ц Линден... Ц Голос лучился нежностью и добротой, но она чувствовала, как
возрастает его настойчивость. Ц Постарайся понять. Я знаю, как это тяжко
после того, что тебе пришлось пережить. Но попытайся. Мне нужно, чтобы ты с
пасла Страну.
Она по-прежнему не могла поднять взгляд. Его мертвое лицо было единствен
ным, что, приковывая к себе, позволяло ей сохранять остатки самообладани
я. Подняв глаза на невыразимо прекрасное лицо призрака, она потеряла бы с
ебя. Кончиками пальцев Линден пробежала по его исхудалым щекам и сказала
:
Ц В этом нет нужды. Ты уже сделал это.
Ц Нет, Ц без промедления отвечал он. Ц Не сделал. Ц С каждым словом его н
апряжение ощущалось все отчетливее. Ц Я всего лишь остановил его. Но нич
его не исцелил. Солнечный Яд остался, он может существовать и сам по себе.
А Земная Сила испорчена так, что самостоятельно ей не восстановиться. Ц
Голос его стремился проникнуть в самое ее сердце. Ц Линден, пожалуйста. В
озьми кольцо.
Но в ее сердце бушевала буря, казавшаяся рожденной в тех же глубинах, где к
оренилось ее старое тяготение к тьме.
Ц Я не могу, Ц промолвила она. Душу ее пронизывало исходившее от него со
страдание. Ц Пойми, не могу. Ты ведь сам знаешь, что делает со мной Сила. Я н
е смогу перестать приносить Зло людям, которым хочу помочь. Кольцо превр
атит меня в нового Опустошителя.
Дух Ковенанта светился пониманием. Но он не попытался откликнуться на ее
страх, развеять его. Напротив, в голосе появился намек на усилие. Тихая, но
явственная нотка нетерпения.
Ц Я не могу сделать это сам. У меня нет рук, и никакая сила мне не доступна.
Физически я не существую. И в любой момент могу быть отослан. Я таков, како
вы умершие. Их можно призвать Ц и отослать прочь. Всякий, кто знает, как эт
о делается, может отослать меня. Ц Казалось, он считал эту угрозу реально
й. Ц Даже Фоул мог бы сделать это, когда бы ни попытался использовать прот
ив меня дикую магию. Пойми, Линден. Ц Накал его чувства говорил об опаснос
ти. Ц Фоул мертв. Но убить Презрение невозможно. А Солнечный Яд, если он со
хранится, будет настойчиво притягивать его назад. И рано или поздно верн
ет его и восстановит его мощь. Пройти мимо меня и разрушить Арку он не смож
ет, но обретет способность делать со Страной Ц со всей Землей Ц что ему з
аблагорассудится. Линден! Ц Мольба рвалась из него, но он принудил себя г
оворить мягко и нежно. Ц Я не хочу причинять тебе ни малейшей боли, не хоч
у просить о большем, чем ты можешь дать. Я бы не просил ни о чем, ты и так уже с
делала слишком много. Но ты должна понять, Линден. Ты начинаешь таять!
То была правда. Она ощутила это как слабый испуг, некое предчувствие бури.
Тело Ковенанта становилось все плотнее и тяжелее, все более реальным, то
гда как ее плоть, напротив, истончалась. Она слышала дуновение ветра, похо
дившее на дыхание древней горы. Все вокруг нее Ц скальные огни, камень ст
ен, сам воздух Кирил Френдора Ц становилось все более резким, слово она о
бретала все большую тонкость восприятия. Она развоплощалась. Медленно, н
еумолимо развоплощалась. Скоро ей предстояло истаять, как оплывшей свеч
е.
Ц Так бывает всегда, Ц продолжал Ковенант. Ц Когда умирает тот, кто при
звал тебя сюда, исчезает и сила, что удерживала тебя. Ты возвращаешься наз
ад, в свой мир, к своей собственной жизни. Фоул не умер по-настоящему, но в т
ой мере, в какой это было необходимо, чтобы призвать тебя, он и не жив. В этом
смысле его можно считать умершим. Линден, ты упускаешь последний шанс!
Его настойчивость начинала походить на гнев. Хотя, возможно, то была ярос
тная печаль, вызванная неизбежностью ее скорого исчезновения.
Ц Возьми кольцо.
Линден слабо вздохнула. Ей не хотелось двигаться: перспектива развоплощ
ения, казалось, сулила ей обретение мира. Но предвестницей ветра, дующего
между мирами, была боль. Она теряла его. Что бы ни случилось, теперь она тер
яла его окончательно.
Однако это не было отказом. Линден поклялась сделать все, чтобы покончит
ь с Солнечным Ядом. Но любовь к Ковенанту не позволяла ей встать. Всего ост
ального она уже лишилась.
Она не торопилась Ц казалось, что торопиться некуда. Процесс развоплоще
ния был медленным, и она сохраняла восприимчивость в достаточной степен
и, чтобы ощущать его. Застонав от боли, Линден нежно опустила его голову и
одеревенелыми, почти бесчувственными пальцами стала застегивать рубах
у. В этом кошмаре она пыталась воспользоваться своей рубашкой, чтобы ост
ановить кровотечение, и тоже потерпела неудачу.
Неожиданно в ее сознании колоколом загремел голос. Линден казалось, что
она узнает его, но такого не могло быть. Этот голос не мог принадлежать ему
. И она не была готова к столь пренебрежительному попранию своих чувств.

Ц Изыди, тень. Твое дело сделано, больше ты не испугаешь меня.
Властный приказ наполнил пещеру эхом, и в тот же миг серебристый призрак
развеялся, словно унесенный ветром туман. Сила Ковенанта ушла вместе с ж
изнью, и он не имел возможности сопротивляться.
Он успел лишь выкрикнуть ее имя и исчез, оставив после себя слабое серебр
истое свечение. Затем истаяло и оно. Пропало все, за что она могла держатьс
я.
И тут голос загремел снова гневно, загудел колоколом, оглушающе взревел
рогом:
Ц Избранная, не смей! Оставь кольцо!
А следом за этим громовым призывом в Кирил Френдор вступили Вейн и Финде
йл. В едином порыве устремившись вперед, они ни на миг не прекратили отчая
нной схватки.
Точнее сказать, боролся элохим, тогда как Вейн лишь удерживал его. Будучи
воплощением Земной Силы, некой текущей субстанцией, Финдейл непрерывно
менял форму, но не мог высвободить запястье из хватки отродья демондимов
. Черное творение юр-вайлов оставалось неуязвимым и неустрашимым.
Вместе они продвигались к кольцу. Финдейл протягивал к нему свободную ру
ку и отчаянно заклинал:
Ц Избранная, не трогай кольцо!
Вейн изо всех сил препятствовал Финдейлу, мешал ему дотянуться до кольца
, но если элохим не мог высвободить руку, то и отродью демондимов было не п
од силу удержать Обреченного. Сцепившись как ястребы, они неуклонно прод
вигались к возвышению.
Как-то отстраненно Линден подумала, что сейчас, пожалуй, ей стоило бы пойт
и и забрать кольцо. Забрать по той простой причине, что ни один из соперник
ов не заслуживал, на ее взгляд, доверия. Ни Вейн Ц непостижимое воплощени
е насилия, ни Финдейл, у которого сострадание и презрение чередовались т
ак, словно и то и другое представляло собой не более чем одну из граней его
лживости. К тому же бесцеремонность, с какой был отослан Ковенант, пробуд
ила гнев в ее таявшем сердце. Но она медлила слишком долго. Горные ветры уж
е продували ее насквозь, словно она обратилась в тень. Голова Ковенанта б
ыла куда более вещественной, чем ее ноги: она уже не могла пошевелить ими.
Потолок нависал над ней, уплотняясь с каждым мгновением, камень обретал
твердость алмаза. Этот мир стал для нее велик, слишком тяжел, слишком плот
ен. Яркость скального света непереносимо терзала взгляд. Финдейл и Вейн,
двигаясь катастрофически резко, неуклонно приближались к кольцу. Навер
шия Посоха Закона укоряюще поблескивали на лодыжке и запястье отродья д
емондимов. Линден истончилась до полного бессилия, высвободиться из-под
веса головы Ковенанта она уже не могла.
Ей хотелось кричать, но она стала слишком бесплотной даже для этого. Гора
Грома не могла услышать ее.
Но неожиданно Линден получила отклик на свой безмолвный призыв. Получил
а тогда, когда уже распростилась с последней надеждой.
Из тоннеля, того самого, что привел в Кирил Френдор и ее, вывалились две фи
гуры. Появились и застыли на месте. Вид их был ужасен. Они еле держались на
ногах и казались едва ли не ходячими мертвецами. Ее длинный меч был иззуб
рен и окровавлен, кровь обагряла руки и просачивалась сквозь кольчугу. Е
го надсадное хриплое дыхание безошибочно указывало на повреждение лег
ких. Но необычайная доблесть их оставалась неугасимой. Невесть откуда Кр
асавчик нашел в себе силы отчаянно прохрипеть:
Ц Избранная, кольцо!
Неожиданное появление Великанов казалось невероятным, трудно было пре
дставить, как они могли спастись от пещерников. Но, так или иначе, они нахо
дились здесь, живые и, несмотря ни на что, несломленные. Для Линден их прих
од явился благословением, укрепившим ее дух. Это помогло ей не поддаться
уносящему прочь ветру, вернуться в себя. Между тем, чтобы достичь кольца, Ф
индейлу оставалось сделать всего один шаг. Удержать его Вейн уже не мог.

Но Обреченный не достиг своей цели.
Собрав остатки видения, Линден потянулась к обручальному кольцу Ковена
нта, и из него, как подтверждение ее прав, ударил всполох пламени. Теперь э
то кольцо, дарованное как залог любви и неизбежности, принадлежало ей, и п
ервое же касание наполнило ее болью и радостью, благодарностью и гневом.
И восстановило ее тело. Она вновь стала столь же реальной, как камень и пло
ть, ощутимой как бешенство Финдейла, смелость Великанов, непримиримое уп
орство Вейна. Давление, выталкивавшее ее из пределов Земли, не ослабло, но
теперь она могла противостоять ему.
Белое пламя заставило элохима отпрянуть. Лишь после этого Линден осторо
жно, словно он был жив, опустила голову Ковенанта на каменную площадку.
Оставив его одного, она встала и подошла к кольцу.
Какой-то миг Линден боялась физического прикосновения, словно огонь мог
опалить ее. Но она знала, что это не так, безошибочно чувствовала, что прин
адлежащее ей пламя не может ей повредить. И решительно протянула руку к к
ольцу.
В тот же миг серебристый огонь взбежал по ее запястью, словно воспламени
лась сама плоть. Он плясал и жег в такт биению ее сердца, но тело оставалос
ь неповрежденным. Цену за использование Силы предстояло уплатить потом,
когда дикая магия уйдет, сейчас же она, напротив, вливалась в ее жилы, неся
с собой полноту жизни, радость и возможность выбора.
Линден хотелось кричать от переполнивших ее чувств. Сила наполнила ее, н
о сила эта не была Злом. Ибо Зла не было в ней самой. Тяга, что преследовала е
е всю жизнь, та самая, которой она так страшилась в себе, ибо видела в ней од
ну лишь тьму, сама отвергла Зло. Ибо у нее было два имени, и одно из них Ц жи
знь.
Первым порывом было поспешить на помощь Великанам, исцелить их раны, раз
делить с ними и все облегчение, и оправдание. Но перед ней стояли Вейн и Фи
ндейл: прежде всего она должна была подумать о них. С лица отродья демонди
мов не сходила все та же странная усмешка, предплечье покрывала грубая, ш
ероховатая корка. Финдейл старался избегать ее взгляда. Весь его облик в
ыражал нескончаемое страдание. Глаза были полны слез, серебряные волосы
всклокочены, как у безумца. Он привалился к Вейну, словно в тот миг, когда Л
инден коснулась кольца, он лишился всей своей силы.
Она больше не сердилась на них Ц ей не было нужды в гневе, Ц но интуитивн
о чувствовала; что Вейн вплотную приблизился к исполнению своего таинст
венного предназначения и что это исполнение каким-то образом зависит от
нее. Но даже белое золото не могло обострить ее чувствительность настол
ько, чтобы ей удалось прочесть его помыслы. Линден не была уверена ни в чем
, кроме страха Финдейла.
Цепляясь за плечо Вейна, Обреченный лепетал как дитя:
Ц Я элохим. Проклятие обручило меня со смертью, но я не создан для смерти.
Я не хочу умирать.
Неожиданно Ц так неожиданно, что Линден отступила на шаг, Ц отродье дем
ондимов промолвил:
Ц Ты не умрешь. Ц Голос его был мелодичен и чист, столь же безупречен, как
и его словно вышедшая из-под резца ваятеля плоть Ц и так же лишен сострад
ания. Трепет Финдейла был ему безразличен Ц он не признавал и не отверга
л его. Ц Это не смерть, а преображение. Таково предназначение. Мы должны и
збавить Землю от скверны. Ц Затем он голосом, в котором не звучало ни моль
бы, ни призыва, обратился к Линден. Ц Солнцемудрая, ты должна обнять нас.
Линден уставилась на него.
Ц Обнять?..
Он не ответил, словно, сказав должное, навеки лишился голоса. Но взгляд его
выражал ожидание и непонятную, неколебимую уверенность в том, что она по
ступит, как сказано.
Линден помедлила. Она знала, как мало оставалось времени. Давление, стара
вшееся заставить ее отказаться от исполнения предначертанного, возрас
тало. А вскоре должно было стать слишком сильным, чтобы она могла ему прот
ивиться. Но сейчас ей требовалось принять решение жизненной важности. Вс
е сошлось воедино Ц загадочный замысел юр-вайлов, ухищрения элохимов, с
пасение Страны... Она ошибалась слишком часто и не могла позволить себе ош
ибиться снова.
Ища поддержки, Линден обернулась к Великанам, однако Красавчик уже не мо
г помочь ей. Привалившись к стене, он боролся со страшной болью в груди. Во
круг его рта запеклась кровь. Первая стояла рядом, опершись на меч и глядя
на Линден. Весь ее облик выражал молчаливую готовность покуда достанет с
ил поддерживать Избранную во всем, что бы та ни предприняла.
Финдейл резко обернулся к Вейну, и в этот миг Линден без всякого видимого
основания поняла, что верит отродью демондимов. А может, она просто начин
ает верить себе?
В ее правой руке, подчеркивая настоятельность решения, бился белый огонь
. Вейн был жесток, смертельно опасен и безразличен к любым заботам, кроме с
обственных. Но поскольку он был дан Ковенанту Идущим-За-Пеной, поскольку
единожды поклонился ей, поскольку спас ей жизнь и поскольку яростно сраж
ался со своими извращенными скверной создателями Ц она поступила так, к
ак просил он.
Когда Линден обвила руками шеи Вейна и Финдейла, элохим содрогнулся. Но н
а этот страх его обрекла воля соплеменников, которую нельзя было не испо
лнить. И в последний миг он поднял голову, дабы прозреть личную Суть.
В тот же момент Линден превратилась в шаткое навершие силы, контролирова
ть которую не могла, да и не пыталась. Взрыв невиданной мощи не произвел, о
днако, ни огня, ни свечения Ц Великаны, должно быть, так ничего и не замети
ли. Вся его энергия была направлена внутрь нее самой.
И двух странных созданий, сжатых в ее объятиях.

Дикая магия заключена в кажд
ом камне,
И Белое Золото может высвободить ее или подчинить.
Золото Ц металл, не встречающийся в Стране,
И Закон, по которому была создана Страна,
Не может управлять им, ограничивать или подчинять...
...белое Ц Белое Золото
Потому, что белизна Ц это цвет кости,
Структура плоти, основы жизни.

Наполненные серебряным жалом объятия эти стали тиглем, в котором Вейн и
Финдейл плавились, обретая новое бытие.
Финдейл, страдающий элохим, воплощение Земной Силы. Высокомерный, самодо
статочный и способный на все. Посланный своим народом, чтобы спасти Земл
ю, во что бы то ни стало. Обрести кольцо для себя, если он сможет. А если не см
ожет, сполна заплатить за неудачу.
Уплатить именно эту цену.
И Вейн, отродье демондимов, искусное творение юр-вайлов. Непроницаемый и
загадочный, твердостью превосходящий камень. Живущий лишь во имя неведо
мой цели, поставленной их творцами, и безразличный ко всему иному. Оба они
были воплощением противоположностей, но в объятиях Линден противополо
жности эти сливались воедино. Текучая Земная Сила Финдейла и безупречна
я твердость Вейна образовывали единое целое. Нечто новое обретало форму
между навершиями Посоха Закона. Элохим терял очертания, и, казалось, прот
екал сквозь отродье демондимов. Вейн, в свою очередь, утончался и растяги
вался в направлении железных колец на правом запястье и левой лодыжке.
Корка с его предплечья стекла, и оно заблестело, словно дерево. Именно дер
ево предоставляло себя для преображаемой сущности.
Поняв, что же все-таки происходит, Линден достигла апофеоза. Сила дикой ма
гии была велика, но сейчас недостаточно было даже и ее. Вейн и Финдейл треб
овали большего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 вино mas rabell 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я