научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/unitazy/s-kosim-vipuskom/ 

 


Но когда она добилась-таки от него обещания бороться, Ковенант спросил, ч
то же собирается делать она сама.
«Я буду ждать, Ц ответила тогда Линден, Ц мое время еще придет». Произнос
я эти слова, она не осознавала их истинного значения, не осознавала, возмо
жно, до тех пор, пока Гиббон не заявил, что она не представляет себе истинн
ой глубины собственного Осквернения. И когда пришло ее время, она попыта
лась овладеть разумом самого дорогого ей человека.
А время ее пришло Ц она видела это столь же отчетливо, как вытекающий из р
азверстых дверей святилища бурлящий поток. Солнце пустыни въедалось в е
е душу: совсем скоро Солнечному Яду предстояло окончательно овладеть ею
. И тогда она действительно станет Солнцемудрой, но отнюдь не в том смысле
, какой придавали этому прозванию элохимы.
Укоренившаяся привычка, когда-то бывшая формой самоутверждения, застав
ила ее запустить пальцы в волосы, чтобы хоть немного привести голову в по
рядок. Но волосы были так грязны, что она скривилась от отвращения. Не худо
бы помыться Ц промелькнула на задворках сознания случайная, тут же отб
рошенная мысль. Грязь ее прегрешений, нельзя было смыть даже незатронуто
й скверной водой Мерцающего. К тому же Ядовитый Огонь еще не угас, и в ее по
мощи нуждались люди. Линден не могла тратить время на себя. В непосредств
енной близости от святилища вода закипала. Жар Ядовитого Огня на какое-т
о время притупил способность Линден к восприятию, но вскоре она сосредот
очилась и смогла определить местоположение Первой и Красавчика. Они нах
одились недалеко, а когда вынырнули из клубов малинового пара, то выгляд
ели так, словно натиск вод Мерцающего на Ядовитый Огонь вернул их к жизни.

Но, тем не менее, черты Красавчика были искажены усталостью и неизбывной
болью, словно он навеки забыл, что такое веселье и радость. У Линден перехв
атило дыхание.
«О Красавчик, Ц молча твердила она, Ц о Красавчик! Как мне жаль тебя!»
Первая держалась лучше. Гибель Хоннинскрю не могла не стать для нее горе
м, но рядом с мужем она могла перенести его. И она была меченосицей, воител
ьницей, суть жизни которой составляла борьба. Отряд одержал победу, а ста
ло быть, возглавляемый ею Поиск не был напрасен. Каким-то образом им удало
сь приветствовать Линден улыбками. Несмотря ни на что, они оставались Ве
ликанами и любили ее. Линден же ощутила жгучую пустоту и печаль, ибо поним
ала, что недостойна таких друзей.
Без лишних предисловий Первая указала на святилище:
Ц Смелый замысел, Избранная, им можно гордиться. Чистота горных вод заве
ршит то, что даже Друг Земли, с его силой... Ц Неожиданно она осеклась, прист
ально присматриваясь к Линден. К глазам воительницы подступили слезы.
Ц О Избранная, Ц вздохнула она, Ц не кори себя. Ты смертна, как и все мы, то
гда как злокозненность нашего врага превосходит всякое разумение. Тебе
не следует...
Ц Я пыталась овладеть им! Ц горестно воскликнула Линден. Ц Как мерзкий
Опустошитель. Я едва не погубила нас обоих...
Ц Пусть так, Ц оборвала ее Первая более суровым тоном, Ц но сейчас не вр
емя предаваться терзаниям. Люди нуждаются в твоей помощи. Предвратный за
л полон раненых. Им нужен уход... Ц Первая сглотнула и тут же продолжила: Ц
Сотканный-Из-Тумана старается помочь им, хотя его рана едва ли не самая т
яжелая. Но он не оставит этих несчастных... Ц Взглянув Линден прямо в глаз
а, Первая заключила: Ц Он выполняет твою работу.
Ц Я знаю, Ц со вздохом отозвалась Линден. Ц Знаю. Ц Больше ей сказать бы
ло нечего. Скрепя сердце она позволила Доррису отвести себя в предвратны
й зал.
Последствия ужасной бойни ошеломили ее. Мрак изувечил каменный пол, вырв
ав куски гранита, словно частицы плоти. Мертвые Рысаки валялись в лужах с
обственной крови. Многие харучаи получили тяжкие раны, а один из них уже р
асстался с жизнью. Но сильнее всего сердце ее сжалось при виде разбросан
ных по полу изувеченных тел тех, кто не имел никакого отношения к битве и н
е представлял себе, с кем и ради чего она ведется, Ц конюхов, прачек, повар
ов, садовников...
Линден не могла больше сдерживать слезы Ц да и не пыталась. Сквозь засти
лающую глаза пелену она заговорила с Доррисом. Он и еще несколько харуча
ев были посланы на поиски дерева для шин, чистых тряпок для бинтов, острог
о ножа, горячей воды и всего метеглина, какой удастся отыскать в Ревелсто
уне, ибо имевшихся у отряда запасов витрима и «глотка алмазов» было явно
недостаточно. Затем, используя скорее видение, нежели зрение, она принял
ась искать Сотканного-Из-Тумана.
Великан хлопотал над поверженными противниками Ц он помогал раненым В
ерным, словно был целителем или же мог стать им в силу категорического не
приятия страданий и боли. Сначала он отделил павших от тех, кого можно еще
было спасти, а затем, устроив живых как можно удобнее, принялся перевязыв
ать их раны клочьями ткани, вырванными из одеяний погибших. Ауру горестн
ого Великана Линден ощущала так четко, что ей казалось, будто она слышит е
го безмолвные стенания: «Этого человека я убил, этого изувечил, этого сде
лал калекой...»
Печаль его была так остра, что сердце Линден невольно дрогнуло. Сомнение
в себе заставляло Великана сражаться с неимоверной яростью, но пролитая
кровь ужасала его самого.
Словно не замечая появления Линден, Сотканный-Из-Тумана продолжал свой
скорбный труд. Подойдя поближе, она потянула его за руку, а когда он наклон
ился, обхватила Великана за шею. Сотканный-Из-Тумана непроизвольно выпр
ямился, придерживая Линден одной рукой, и она зашептала ему на ухо:
Ц Ты спас мне жизнь. Спас, когда я не могла себя защитить и никто из харуча
ев не имел возможности помочь мне. Виноваты Верные, заставившие этих нес
частных напасть на тебя. У тебя не было выбора, Сотканный-Из-Тумана. Не мог
же ты позволить им просто убить тебя.
«Сотканный-Из-Тумана, помоги мне, Ц говорила она про себя. Ц Ты только ср
ажался, и ничего более. А я Ц я пыталась овладеть им!»
Некоторое время мускулы Великана оставались напряженными, словно свед
енными судорогой печали, но затем оцепенение спало, и он бережно опустил
Линден на пол.
Ц Избранная, Ц промолвил он, словно почувствовав, в чем она нуждается,
Ц для меня будет благословением, если ты займешься моей рукой. Мне больн
о.
«Господи помилуй! Ц сказала про себя Линден. Ц Ему больно». Локоть Велик
ана был раздроблен так, что торчащие наружу кости при малейшем движении
терлись одна о другую. Но Сотканный-Из-Тумана продолжал сражаться, а лишь
только битва закончилась, принялся помогать недавним противникам. И теп
ерь всего-навсего сказал, что ему больно! Он помог ей, помог куда больше, че
м она того заслуживала.
Как только Доррис и его люди принесли все, что требовалось, Линден велела
им развести костер и вскипятить воды, а сама занялась раной Сотканного-И
з-Тумана. Внутренне содрогаясь, она промыла ее, соединила переломанные к
ости, наложила шину и туго перебинтовала руку. Но работа ее только начина
лась. Оказав помощь Великану, Линден поспешила к раненым харучаям. Страш
ная рана заставила ее вспомнить о так и не исцеленном увечье, нанесенном
песчаной Горгоной Киру, Ц и она полностью отдалась врачеванию, словно, п
ринимая чужие страдания на себя, в какой-то мере искупала свою вину. Сдела
в все возможное для харучаев, Линден без промедления занялась пострадав
шими Всадниками и служителями Верных. Она и сама не заметила, как минул де
нь и за разбитыми воротами твердыни взошла луна. Пещеру наполнял запах с
пекшейся крови. Многие служители твердыни при ее приближении кричали от
ужаса Ц со стороны победителей они ожидали лишь мщения. Но Линден не пок
ладая рук продолжала работу. К тому же помочь она могла далеко не всем. Ины
е, увы, помощи не дождались. Линден была готова сказать себе, что она сдела
ла все, что могла, когда подошедший Кайл объявил, что ее хочет видеть юр-Ло
рд.
Наверное, она должна была испытать потрясение, но была слишком измотана
даже для этого. Перед ее глазами до сих пор стояла ужасная картина: объяты
й Ядовитым Огнем Ковенант, словно бы желавший выжечь из себя черноту и та
ким образом обратить оскверняющее пламя в святое. Однако она слишком уст
ала, для того чтобы испытывать страх...
Аккуратно делая последние перевязки, Линден обратилась к Доррису:
Ц Когда Ядовитый Огонь выгорит до конца, нужно, чтобы вода вернулась в пе
рвоначальное русло. Кроме того, необходимо убрать отсюда мертвых. Пусть
Ном похоронит их за воротами.
Уж это-то они заслужили. Все.
Ц И пусть твои люди позаботятся о них. Ц Линден указала на лежащих на по
лу пещеры многочисленных раненых в бандажах и повязках. Ц Они еще приго
дятся Стране.
Всем сердцем принимая утверждение Ковенанта, что Сандер и Холлиан являю
т собой будущее Страны, Линден искренне полагала: освободившись от власт
и Верных, бывшие служители твердыни смогут послужить той же цели.
Доррис и Кайл смотрели на нее, ничем не выражая своих чувств. По правде ска
зать, у нее не было особых оснований ожидать их повиновения. Эти люди были
воинами, а не врачами или сиделками. И верность свою они отдавали Ковенан
ту, а отнюдь не ей. Более того, Бринн и Кайл некогда обвинили ее в пособниче
стве Злу.
Однако харучаи не остались безучастными к просьбе Линден. Водяные девы и
Верные научили их осознавать пределы своих возможностей. А великая побе
да Бринна повлекла за собой смерть Морского Мечтателя и открыла путь для
дальнейших ухищрений Презирающего. Все эти события не прошли для харуча
ев даром.
Ц Все будет сделано, Ц бесстрастно заверил ее Кайл. Ц Ты Линден Эвери. И
збранная. Все будет сделано, как ты сказала.
С сокрушенным сердцем она сделала все возможное для последнего из ранен
ых Ц приняла его последний вздох, ибо была всего лишь женщиной и не могла
повсюду поспеть вовремя, и, распрямив затекшие колени, пошла за Кайлом к в
ыходу.
Случайно оглянувшись, она увидела маячившую около разломанных ворот че
рную фигуру. Вейн вернулся. Каким-то образом он узнал о поражении Верных и
счел возможным вновь присоединиться к отряду. Однако Линден не стала за
даваться вопросами о том, где был да что делал все это время отродье демон
димов. Вступив в один из каменных коридоров, она потеряла его из виду и поч
ти сразу же забыла о нем.
Кайл вел ее вглубь Ревелстоуна. Напряжение и усталость прошедшего дня по
чти начисто лишили ее способности ориентироваться в пространстве: она п
онятия не имела, где находится по отношению к Залу Даров, и лишь угасающие
эманации Ядовитого Огня позволяли ей определить, в какой стороне лежит с
вятилище. Но, оказавшись в широком тоннеле, выводящем к источнику серебр
истого свечения, она поняла, куда доставил ее Кайл.
Тоннель завершился обширным круглым залом или двором. Вокруг с равными и
нтервалами располагались двери, по большей части закрытые, а поверху, по
д самым потолком, находились окна, сквозь которые помещение могло просма
триваться с других уровней твердыни. Но узнала она это место лишь потому,
что полированный гранит пола рассекала глубокая трещина и пол этот свет
ился тем же серебристым огнем, что и кольцо Ковенанта. И щель, и свечение б
ыли следствием совершенного здесь Ритуала Предсказаний, в ходе которог
о открывшаяся истина толкнула Ковенанта на поиски Первого Дерева. Увы, э
то была не вся истина, и полученное знание открывало путь лишь к уготован
ной Фоулом западне. Подумав о том, что могло открыться Ковенанту сейчас, Л
инден поежилась.
Но в следующий миг в проеме одной из дверей она увидела его самого Ц и поз
абыла обо всем. Глаза Линден были полны серебристым светом, она едва виде
ла, как он отпустил Кайла и выступил ей навстречу.
Немая от стыда и томления, Линден шагнула вперед, чувствуя, что одного его
вида достаточно, чтобы обжечь ее исстрадавшееся сердце. Он стоял перед н
ей, светящийся чистотой и омытый слезами. Все посторонние мысли, все стра
хи были забыты Ц оставались лишь он, чистота и свет. Линден понимала одно
: он пришел сюда не для того, чтобы укорять ее. Несмотря на это, она попытала
сь обратиться к нему с мольбой о прощении, но так и не вымолвила ни слова. Д
аже сейчас, когда глаза ее застилали слезы, она ощущала его каждым своим н
ервом, воспринимала все эманации его души и тела. И то, что она почувствова
ла, заставило ее замереть.
Ковенант был чист. Он весь лучился чистотой и той непреклонной решимость
ю, которая покорила ее с самого начала. Он уцелел несмотря на Ядовитый Ого
нь, несмотря на то, что порывалась сделать с ним она. Но нечто в нем изменил
ось, изменилось так, что в какой-то миг, пока она пыталась разобраться в св
оих ощущениях, ей даже показалось, что он больше не прокаженный.
Яростно моргая, Линден пыталась восстановить зрение.
Первым делом в глаза ей бросилось то, что Ковенант сбрил делавшую его пох
ожим на жреца или пророка бороду. Он Ц об этом говорил цвет выскобленных
щек Ц сбрил ее простым ножом, не прибегая к помощи дикой магии. Но суть пр
оизошедшей перемены заключалась, конечно же, не в этом. Перемена была вну
тренней, она затронула самую основу его личности. Приглядевшись, Линден
почувствовала, что проказа осталась с ним. Пальцы и ступни были по-прежне
му немы. Болезнь гнездилась в тканях его тела. Но, несмотря на это, он был чи
ст. Нечто, пятнавшее его, преобразилось или исчезло.
Ц Линден, Ц промолвил Ковенант так, словно позвал ее сюда лишь для того,
чтобы произнести ее имя.
Она чувствовала, что, невзирая на некую внутреннюю противоречивость, он
обновился. Казалось, будто его покинули все сомнения; а мучительное само
осуждение и самоотречение в горниле Ядовитого Огня чудесным образом пр
евратились в уверенность, ясность и чистоту. Создавалось впечатление, чт
о ему удалось избавиться от насланной Презирающим порчи.
Ц Это... Как тебе удалось?..
Сформулировать свой вопрос она так и не смогла.
В ответ Ковенант улыбнулся Ц и в какой-то ошеломляющий миг улыбка его по
казалась той же, что была на его устах, когда он отдал свою жизнь в обмен на
жизнь Джоан, предал себя Злу Фоула ради ее освобождения. Улыбка, исполнен
ная столь высокой доблести и печали, что Линден едва не разрыдалась.
Но затем лицо Ковенанта приняло обычное выражение, и он негромко сказал:

Ц Ты не возражаешь, если мы уйдем куда-нибудь от этого света?
Покалеченной рукой Ковенант указал на дверь, откуда он вышел.
На его запястье не было шрамов. Ни следов от зубов Марида, ни порезов, кото
рые он нанес себе сам. Все они были исцелены.
Безмолвная и растерянная Линден последовала за ним и оказалась во внутр
енних покоях, освещенных масляными лампадами и обставленных скудной ме
белью: в передней стоял каменный стол со стульями, в одной из задних комна
т Ц незастеленная кровать, а в другой Ц буфет с пустыми посудными полка
ми. Судя по всему, покои были заброшены с незапамятных времен. Однако гран
ит Ревелстоуна и превосходная вентиляция позволили сохранить помещени
е в чистоте. Лампы Ковенант, должно быть, раздобыл сам или попросил харуча
ев.
В центре столешницы красовалась странная выбоина, словно кто-то вонзил
в столешницу нож, вошедший в гранит словно в глину.
Ц Здесь жил Морэм, Ц пояснил Ковенант. Ц Именно здесь я разговаривал с
ним, когда начал, наконец, верить, что он мой друг. Что он способен быть моим
другом после всего, что я натворил.
Ковенант говорил без горечи, как будто произошедшая перемена примирила
его с памятью.
Ц Он говорил мне о важности свободы.
Последние слова, кажется, были созвучны с его недавними размышлениями, н
о Ковенант тут же отмел их в сторону пожатием плеч и, указывая на стол, про
должил:
Ц Это моих рук дело. След от крилла. Елена хотела вручить мне клинок, чтоб
ы я использовал его против Лорда Фоула. Я вонзил его в стол и оставил там, о
ткуда никто не мог его вытащить. В знак того, что то же самое я намерен сдел
ать и со Страной. Ц Он вновь попытался улыбнуться, но на сей раз улыбка бо
льше походила на гримасу. Ц Я сделал это, поскольку знал, что Елена Ц моя
дочь. Но она сумела стать еще и моим другом.
На какой-то миг голос Ковенанта дрогнул, но он по-прежнему держался увере
нно и прямо. Стоя у открытой двери на фоне серебристого свечения за спино
й, он казался несгибаемым.
Ц Он должен был вытащить крилл, когда обретет силу, Ц продолжал Ковенан
т, глядя на нее через стол. Глаза его выражали мрачное знание, но при этом о
ставались чисты. Ц Все минуло. Ц Неожиданно он мягко добавил: Ц Я пыталс
я избавиться от этого, но не смог.
Ц Но тогда... Если так, то как же... Ц Линден не сразу поняла, о чем он, а когда
поняла, растерялась еще сильнее. Ковенант был тем человеком, которого он
а любила, и одновременно чем-то большим Ц чем-то, сути чего она не понимал
а. И даже не могла ясно сформулировать хотя бы один вопрос.
Ковенант вздохнул, на миг опустил взгляд, но тут же снова поднял глаза.
Ц Я бы сказал, что это было... расплавлено. Во всяком случае, мне лучшего сл
ова не подобрать. Порча въелась в меня так глубоко, что разделить меня с не
й уже не было возможности. А теперь я и сам подобен сплаву. Дикая магия и по
рча Фоула сплавились во мне воедино. Они стали единым целым. Они и я. И от эт
ого я не освобожусь никогда.
Вслушиваясь в каждое слово, Линден понимала, что он прав. Он представлял с
обой сплав. Подобно самому белому золоту, тоже являвшемуся сплавом двух
разных металлов. Но если так... Сердце ее подскочило от радостного возбужд
ения.
Ц Но если так, то ты теперь можешь контролировать свою силу, Ц выпалила
она даже быстрее, чем поняла, что собиралась сказать. Ц Козни Фоула больш
е над тобой не властны. О любимый, теперь ты одолеешь его!
Неожиданная боль исказила лицо Ковенанта так, что Линден осеклась, не по
нимая, что могло его так задеть. Поскольку он молчал, Линден, справившись с
о своим смущением, осторожно сказала:
Ц Прости, но я тебя не понимаю. Не могу понять. Может, ты объяснишь мне, в че
м дело?
Ц Знаю, Ц со вздохом отозвался Ковенант. Ц Конечно, не понимаешь.
Взгляд его был устремлен на стол, на след от клинка, но никакая сила не мог
ла извлечь нож из его собственного сердца. Линден испугалась, подумав, чт
о теряет его.
Помолчав некоторое время, Ковенант промолвил:
Ц Прежде я говорил, что болен чувством вины. Так вот. Больше этого нет... Ц
Набрав побольше воздуху, он заключил: Ц Я больше не болен. Я действительн
о виноват. И никогда больше не стану использовать Силу.
Линден хотела протестовать. Но неколебимая уверенность Ковенанта смут
ила ее, и она заставила себя молчать, слушая, как он нараспев произносит сл
ова древнего канта:

Дикая магия заключена в кажд
ом камне,
И белое золото может высвободить ее или подчинить,
Золото Ц металл, не встречающийся в Стране,
И Закон, по которому была создана Страна,
Не может управлять им, ограничивать или подчинять,
Ибо созданный Создателем Страны контроль Ц
Краеугольный камень, стержень, ось той анархии,
Вне которой было сохранение времени.
Дикая магия содержится в каждой частице мира,
И ее высвобождает или подчиняет золото,
Поскольку эта сила Ц якорь Арки Времени,
Которая охватывает и управляет временем...

Линден слушала напряженно, внимательно, силясь понять его. Но в то же врем
я сознание ее раздваивалось, и она припоминала, как доктор Беренфорд пыт
ался помочь ей постичь Ковенанта, рассказывая об одном из его романов. С т
очки зрения пожилого врача, в книге доказывалось, что всякая невиновност
ь сама по себе прекрасна, но, увы, совершенно бессильна. Наличие силы предп
олагает виновность: практически сила и вина едины.
Уж не в этой ли философии корень новоприобретенной уверенности Ковенан
та, гадала Линден. И действительно ли он больше не считает себя обреченны
м?
Он помедлил, а потом повторил слова из песни:
Ц Краеугольный камень. Арка Времени удерживается силой дикой магии. И и
менно Арка Времени позволяет Земле существовать, но она же делает Землю
узилищем для Лорда Фоула. Потому-то он и жаждет уничтожить время и обрест
и свободу. Но осуществить это отнюдь не просто. Дикая магия вплавлена в ме
ня. В известном смысле я являюсь краеугольным камнем Арки Времени или ст
ану им, если когда-нибудь использую Силу.
Но это еще не все. Одно это я, пожалуй, мог бы выдержать. Мог бы оставаться хо
ть краеугольным камнем, хоть самой Аркой вечно, лишь бы не допустить торж
ества Фоула. Но я не просто дикая магия. Я в то же время и порча. Яд Лорда Фоу
ла. Как по-твоему, понравится ли Земле, если ее краеугольным камнем станет
порча? Если все в мире будет зиждиться на порче в той же мере, что и на дикой
магии? Чем это лучше Солнечного Яда? Ц Он медленно поднял глаза, и взгляд
его пронзил Линден насквозь. Ц Я этого делать не хочу.
Линден ощутила бесплодность своих попыток дотянуться до него и в то же в
ремя не могла оставить эти попытки. Правоту его слов доказывала произоше
дшая в нем перемена. В горниле Ядовитого Огня он обрел чистоту и бессилие
невинности. Сила сопротивления Презирающему, составлявшая суть его сущ
ествования, оказалась выжженной. Исполненная страха за него, Линден спро
сила:
Ц И что же теперь? Что ты будешь делать?
Ковенант обнажил зубы, но это мало походило на улыбку. Можно было подумат
ь, что он тоже боится, но в голосе его страха не было.
Ц В Анделейне Елена рассказала мне, где можно найти Фоула. Внутри Горы Гр
ома, под пещерятниками, в месте, именуемом Кирил Френдор. Туда-то я и собир
аюсь нанести визит.
Ц Он убьет тебя! Ц в ужасе вскричала Линден. Ц Если ты не сможешь защища
ться, он убьет тебя на месте, и все будет кончено!
Все, что он перенес Ц отравление порчей, утрата Морского Мечтателя, Хонн
инскрю, Кира, Хигрома и Бринна, молчание, в которое его погрузили элохимы,
каамора для Бездомных Прибрежья и мука, испытанная в горниле Ядовитого О
гня, Ц все будет впустую. Пропадет, и кто будет за это в ответе?
Однако уверенность Ковенанта казалась неколебимой. К ужасу Линден, он сн
ова попытался улыбнуться ей. И хотя сейчас она едва не накричала на него, с
ловно он неожиданно превратился в Опустошителя, было в нем что-то, застав
ившее ее сдержаться. Ковенант не походил на самоубийцу и выглядел отнюдь
не отчаявшимся и обреченным, а неколебимо уверенным в себе Ц и столь же н
еколебимо отрешившимся от силы.
Ц Есть некоторые истины, которых Фоул не понимает. Я собираюсь втолкова
ть их ему.
Голос его был нежен и добр, но в нем слышалась стальная решимость.
Ц Втолковать истину? Фоулу? Ц Сами по себе эти слова звучали как бред, но
в устах Ковенанта почему-то не казались безумными. Напротив, в них чувств
овалась основательность, заставлявшая вспомнить о краеугольном камне
Земли.
Ковенант не мог не видеть ее растерянности, не мог не желать добиться ее п
онимания. Чуть более настойчиво он продолжал:
Ц Линден, подумай вот о чем... Фоул не может разрушить Арку Времени, не унич
тожив меня. Неужто ты и впрямь думаешь, что он в состоянии совершить это? П
осле того, что я испытал?
Линден не отвечала. Не могла вымолвить ни слова, ибо перед глазами ее внов
ь предстала ужасная картина: тело Ковенанта, оставленное в лесу за Небес
ной Фермой. Тело, из которого капля за каплей вытекали остатки жизни. Стар
ик, спасенный ею еще до встречи с Ковенантом, обещал, что она не потерпит п
оражения, потому что в мире «есть еще любовь». Но он солгал. Она уже потерп
ела поражение в тот миг, когда Ковенант получил смертельный удар ножом и
остался умирать в лесу. А любовь ушла.
Однако Ковенант на этом не успокоился. Облокотившись на стол, он смотрел
на нее настоятельно и проникновенно, и, прежде чем заговорил, она поняла, ч
то ему не случайно пришло в голову встретиться с ней именно в этом месте: в
обители древнего мудреца, бывшего некогда его другом.
Хриплым от волнения голосом он спросил:
Ц А как насчет тебя? Что собираешься делать ты?
Он задавал ей подобный вопрос и прежде, но ответ, данный ею тогда, ныне каз
ался беспомощным и нелепым. Линден подняла руки к волосам и тут же уронил
а. Прикосновение к грязным прядям казалось столь несовместимым с любовь
ю, что ей хотелось плакать.
Ц Не знаю, Ц пролепетала она. Ц Я не знаю, есть ли у меня выбор.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 коньяк gautier 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я