научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/Briklaer/ 

 

.. Ц Ради Страны он готов был подвергнуть опасности даже Линден.
Ц У Страны должно быть будущее!
Ц Я выслушал тебя, Томас Ковенант. Ц По тону Кайла было невозможно опред
елить, растроган он, обижен или испытал облегчение. Ц Если возникнет нуж
да, твои слова будут приняты во внимание.
Этим Ковенанту и пришлось удовлетвориться.
Ном тем временем уже опередила его, устремясь к твердыне, словно ее вид за
ставил горгону вспомнить ненавистную Песчаную Стену, воздвигнутую бхр
атхайрами и сдерживавшую натиск горгон до того, как Касрейн обрушил на н
их Рок. Могучие лапы напряглись в яростном предвкушении. Мрачно усмехнув
шись, Ковенант ускорил шаг.
Возглавляемый им отряд, состоящий из Линден, Сандера, Холлиан, четырех ве
ликанов и одиннадцати харучаев, шел в бой против Верных и Ядовитого Огня.

Ревелстоун казался вымершим. Возможно, на-Морэм не знал, на что способны п
есчаные горгоны, и хотел это выяснить, прежде чем предпринять какие-то де
йствия. Или же просто-напросто сосредоточенно готовился к обороне. А мож
ет быть Ц это предположение особенно нравилось Ковенанту Ц и в злобную
душу Опустошителя заполз маленький червячок страха. Так или иначе, он не
собирался прощать Гиббону осквернение древнего и благородного оплота
Лордов. Равно как и нападения на Линден.
«Тот, в чьих руках судьба всей земли, не имеет права на месть» ,
Ц вспомнил Ковенант слова Обреченного и заскрежетал зубами.
Как бы ни так.
Дойдя до подножия сторожевой башни, Ковенант приказал Ном остановиться
и всмотрелся в жерло тоннеля. Солнце стояло уже достаточно высоко, и внут
ренний двор был ярко освещен, но это лишь подчеркивало темноту каменного
коридора. Бойницы башни зияли пустотой: казалось, что помещения внутри з
аброшены давным-давно. Над Ревелстоуном висела загадочная, мертвая тиши
на. Не было никаких признаков жизни, никакого движения. Неподвижен был да
же воздух, и лишь ослепительный, жаркий луч Ядовитого Огня устремлялся к
солнцу. Земля между телами убитых Рысаков была усеяна мертвыми осами. Те
ла павших Всадников уцелевшие товарищи унесли в твердыню из-за крови. Кр
асные пятна на камнях перед входом в башню словно указывали Ковенанту на
то, что он пришел в нужное место.
Ковенант повернулся к Линден. Бледность ее лица пугала его, однако он уже
не мог позволить себе щадить кого бы то ни было.
Ц Башня... Ц отрывисто бросил он, когда шедшие сзади спутники подтянулис
ь поближе. Ц Я должен знать, действительно ли она пуста.
Линден подняла глаза Ц так медленно, что ему показалось, что к ней вновь в
ернулось то, прежнее оцепенение, вызванное прикосновением Гиббона. «Выз
воли меня отсюда, Ц молила она тогда Ковенанта. Ц Вызволи, пока они не за
ставили меня убить тебя!»
Но теперь она явилась сюда по собственному выбору, а потому ни о чем не про
сила и не пыталась уклониться от возможных последствий своего решения. Г
оворила она уныло и вяло, однако на просьбу Ковенанта откликнулась немед
ленно.
Ц Это будет непросто, Ц бормотала Линден. Ц Из-за этого Ядовитого Огня
трудно ощутить что-либо еще. Он очень силен, и он хочет овладеть мной. Схва
тить меня и зашвырнуть прямо на солнце... Ц Страх затуманил ее глаза, слов
но бросок на солнце уже начался. Ц ...Почти невозможно различить... Ц Но в с
ледующий момент Линден встряхнулась, нахмурилась и сосредоточенно соо
бщила: Ц Но Гиббона там нет. Нет. Он где-то во внутренних помещениях. И я не
ощущаю чьего-либо присутствия в башне... Ц Она посмотрела на Ковенанта, и
взгляд ее был столь же строг, как при их первой встрече... Ц Мне вообще каже
тся, что они никогда ею не пользовались.
Ковенант почувствовал волну облегчения, но тут же подавил это чувство, и
бо не мог позволить себе расслабиться. Стараясь держаться так же сосредо
точенно и строго, как и Линден, он распорядился:
Ц Ну что ж, пойдем.
Оказавшись под сводом тоннеля, Ковенант непроизвольно сгорбился, ибо ка
ждый миг ожидал нападения Ц через проделанные в потолке люки. Но Линден
оказалась права Ц проход никто не оборонял. Через несколько томительны
х мгновений отряд вышел во внутренний двор.
Ярко светило солнце. Перед спутниками громоздился усиленный контрфорс
ами фасад твердыни. Массивные ворота были наглухо заперты. Они представл
яли собой плоские гранитные плиты, способные плавно открываться наружу
и закрываться так плотно, что не оставалось ни малейшего зазора. Трудно б
ыло даже различить линию соединения.
Ц Ну что я говорила, Ц со вздохом промолвила стоявшая позади Ковенанта
Первая.
Бездомные поработали на совесть. Ворота казались несокрушимыми.
Неожиданно Ковенант понял, что надо спешить. Он не мог бесконечно удержи
вать в себе силу и, затянись дело надолго, рисковал вспыхнуть, словно пром
асленная тряпка или высушенный трутовик. Солнце еще не достигло зенита,
и устремившийся к нему косой луч Ядовитого Огня показался Ковенанту пох
ожим на чудовищную окровавленную косу. Косу, способную скосить все живое
. Сандер держал крилл и оркрест наготове, но выглядел гравелинг нескольк
о растерянным Ц величие Ревелстоуна подавляло его. И даже Красавчик, вп
ервые за все время, проведенное в Поиске, выглядел если не перепуганным, т
о способным испугаться. И убежать. Кожа Линден стала пепельно-серой. А вот
Хоннинскрю сжал могучие кулаки, словно чувствовал, что причина гибели б
рата где-то здесь. И что ждать ему осталось недолго.
Ковенант едва удержался от стона. Ему следовало напасть на твердыню ночь
ю, пока друзья спали. Чувство вины причиняло ему боль.
Резким взмахом руки он направил Ном к воротам.
Песчаная горгона рванулась вперед. В три прыжка она разогналась до полно
й скорости и с неистовством колесницы Джаггернаута ударилась лбом в мес
то соединения каменных плит.
Чудовищный гром прокатился по двору, отражаясь от стен каменного колодц
а. Земля под ногами заколебалась, дрожь пробежала по могучему каменному
фасаду. В том месте, куда был нанесен удар, в гранитных плитах образовалас
ь выбоина.
Но ворота устояли.
Зверь подался назад и, словно он был ошарашен неудачей, оглянулся на Кове
нанта. Но уже в следующее мгновение он выпрямился во весь рост и принялся
ритмично, размеренно молотить по воротам своими похожими на тараны пере
дними лапами.
Удары наносились попеременно то одной, то другой, во все убыстряющемся т
емпе, пока не загудел камень и весь двор не наполнился громом. Но ворота де
ржались. Осколки камня летели во все стороны, гранитные зубья ворот скри
пели, по мощеным плитам двора пошла рябь. Ворота держались.
Линден вздрагивала при каждом ударе, словно трещал не гранит, а ее хрупки
е кости. Ковенант уже вознамерился приказать Ном остановиться Ц он не п
онимал, на что рассчитывает горгона, но при этом знал, что Лорду Морэму так
ое зрелище разорвало бы сердце.
Но в следующее мгновение он вслушался в отдающийся эхом ритм ударов и по
нял, что песчаная горгона сумела попасть в резонанс с колебаниями ворот
и теперь с каждым толчком амплитуда этих колебаний возрастает. Ковенант
понял, что, если зверь не собьется с ритма, рано или поздно ворота поддадут
ся.
По-видимому, понял это не только он. На одном из контрфорсов непосредстве
нно над воротами зажегся красный огонь. Четверо или пятеро Всадников угр
ожающе воздели рукхи Ц объединившись, они могли направить куда более мо
щный луч Ядовитого Огня, чем если бы каждый из них действовал сам по себе.
И они намеревались использовать этот огонь, чтобы отогнать Ном от ворот.

Но Ковенант был готов к такому повороту событий. И ждал его, ждал возможно
сти разрядить, наконец, страшное внутреннее напряжение. Чтобы защитить Н
ом, Ковенант высвободил дикую магию.
Использованная им сила представляла собой странную смесь черного и бел
ого пламени, белый огонь, испещренный омерзительными черными оспинами, о
бжигающий мрак, усыпанный белесыми чешуйками. Но черный ли, белый ли Ц то
был огонь, способный разорвать небеса. Рукхи в руках Всадников расплавил
ись, одеяния их вспыхнули, и они принуждены были искать спасения внутри т
вердыни.
Ном самозабвенно молотила по воротам, словно радуясь тому, что встретила
препятствие, достойное ее силы.
Хоннинскрю порывался броситься вперед, и хотя Первой удалось удержать е
го, чувствовалось, что вскоре Великан окажется неподвластен каким бы то
ни было приказам.
Последний удар Ном оказался столь молниеносным, что Ковенант не успел ус
ледить за тем, как он был нанесен. Увидел он лишь тот, последний момент, ког
да ворота подались Ц застыли на миг в ужасающей неподвижности Ц и взор
вались, разлетевшись в каменное крошево, скрывшее проем и саму песчаную
горгону. Лишь когда пыль несколько осела, спутники смогли различить высо
кий портал Ц достаточно высокий, для того чтобы под ним мог свободно про
скакать Всадник на Рысаке или не сгибаясь пройти Великан. Но Ном в створе
рухнувших ворот не было. Лишь удалявшийся топот указывал на то, что зверь
устремился вглубь Ревелстоуна.
Ц О Господи! Ц тихонько причитала Линден. Ц Господи Боже!
Ц Камень и Море! Ц охнул Красавчик, словно не подозревал, на что способн
ы песчаные горгоны. Глаза Холлиан были полны страха. Но лицо Сандера горе
ло от возбуждения: для него Ревелстоун был кровавым оплотом Верных, и он н
е видел причин любить цитадель Зла или сострадать ей.
Наполовину оглушенный Ковенант поспешил к пролому: ему не оставалось ни
чего, кроме как идти вперед или умереть на месте. Он не знал, что сотворит Н
ом с городом. Торопливым шагом Ковенант пересек двор и сквозь еще не осев
шую до конца пыль ступил под портал, навстречу судьбе.
Мгновенно выстроившись в боевой порядок, спутники последовали за ним. Ко
гда Ковенант оказался под сводом огромного предвратного зала твердыни
на-Морэма, он всего лишь на шаг опережал Кайла и на два шага Первую, Линден
и Хоннинскрю.
За воротами было темно, как в бездне.
Предвратный зал был знаком Ковенанту. Эта грандиозная, вырубленная Вели
канами в толще скалы пещера некогда служила местом строевых учений воин
ства Лордов. Но сейчас, хотя солнечный свет и проникал сквозь разбитые во
рота, он падал под косым углом, освещая лишь небольшое пространство в неп
осредственной близости от входа. К тому же казалось, будто это скудное ос
вещение каким-то образом поглощается камнем.
Слишком поздно Ковенант понял, что Верные подготовились к встрече, превр
атив предвратный зал в западню.
Послышался грохот, и пролом в воротах, отрезая отряду путь к отступлению,
перекрыл бревенчатый завал. Над спутниками сомкнулась непроглядная мг
ла.
Ковенант непроизвольно выпустил пламя из кольца, но тут же вернул его об
ратно. Пламя было совершенно черным, черным, как сама порча. Света оно дава
ло не больше, чем поднимавшийся из недр его души отчаянный вопль, грозивш
ий покончить с остатками самоконтроля, разорвать его горло и разнести Ре
велстоун вдребезги.
На миг все оцепенели: никто не двигался и не проронил ни слова. Казалось, ч
то нежданная слепота парализовала даже Первую и харучаев. Но спустя мгно
вение во тьме послышался дрожащий, испуганный голос Линден.
Ц Сандер. Засвети крилл. Скорее.
Ковенант обернулся в ее сторону, на звук голоса.
Ц В чем дело? Ты что-то чувствуешь? Ц Он не был уверен в своем слухе, а стал
о быть, и в том, что верно определил в темноте ее местоположение. И верно Ц
когда мрак пещеры осиял серебряный свет крилла, оказалось, что он смотре
л прямо на Сандера.
И в тот же миг, словно эхо серебряного свечения, тишину разорвал пронзите
льный крик Холлиан:
Ц Мрак! Мрак на-Морэма!
Свечение ослепляло Ковенанта, услышанное устрашало его. Ему приходилос
ь сталкиваться с насылаемым Верным гибельным вихрем. Тогда, под открытым
небом, Мрак погубил Мемлу и едва не лишил жизни Линден и Кайла. Здесь, в зам
кнутом пространстве пещеры, он был гораздо опаснее.
Мрак угрожал не только отряду, но и самому Ревелстоуну. Ковенант видел, во
что превратилось подкаменье Дюринга Ц родина Хэмако. Ядовитое порожде
ние на-Морэма полностью уничтожило деревню.
Хотя зрение его еще не восстановилось, Ковенант попытался развернуться
лицом к опасности. Друзья спешно собирались вокруг. В какой-то безумный м
иг Ковенанту показалось, будто они убегают, но тут Кайл, несмотря на жар по
давляемого огня, схватил его за руку, а в ушах прозвучал строгий голос Пер
вой:
Ц Сотканный-Из-Тумана, нам нужно больше света. Избранная, мы нуждаемся в
твоих наставлениях. Как бороться с этой напастью?
Где-то за пределами своей слепоты Ковенант расслышал ответ Линден.
Ц Меч тут не поможет... Ц говорила Линден лихорадочно, глотая слова, и ей п
риходилось прилагать усилия, чтобы ее можно было понять. Ц Мрак сродни о
гню. Мы должны погасить его или сделать так, чтобы он сжег не нас, а что-нибу
дь другое.
Зрение Ковенанта, наконец, прояснилось, и он увидел надвигавшийся Мрак
Ц раскаленную тьму, стелившуюся и клокотавшую под потолком пещеры. Здес
ь, в замкнутом пространстве, этот надвигавшийся на отряд поток материали
зованной мглы казался особенно грозным.
Ном нигде не было видно, но напряженные колени Ковенанта ощущали содрога
ние пола. То ли песчаная горгона обрушила свою ярость на внутренние поко
и твердыни, то ли сам Ревелстоун страшился безумной злобы сорвавшегося с
цепи Гиббона.
Со стороны ворот доносился треск расщепляющегося дерева Ц Сотканный-И
з-Тумана пытался разрушить бревенчатое заграждение. Но оно было сработа
но прочно, со всей основательностью, присущей Верным. Щепки летели во все
стороны, но стена держалась.
Между тем клубящаяся черная туча зависла прямо над отрядом и в следующий
миг Ц с хлопком, едва не сбившим Ковенанта с ног, Ц взорвалась множество
м клочковатых, едких, как кислота, смертоносных хлопьев. Они плавно опуск
ались вниз, грозя накрыть и погрести под собой все живое.
Ковенанту до боли хотелось высвободить дикую магию. Он не видел другого
способа защитить соратников от Мрака, но с ужасом сознавал, что, выпустив
пламя сейчас, скорее всего уже не сможет вернуть его обратно. И потеряет в
се. Проклиная себя, он стоял, ждал Ц и не предпринимал ничего.
Тем временем Фол и еще один харучай оттеснили Линден к стене, где хлопья п
адали не так густо. Герн потянул за руку Холлиан, но та не хотела покидать
Сандера. Первая и Красавчик напряглись, готовясь противостоять Мраку. Бу
дучи неуязвимыми для огня, Великаны готовы были помериться силами и с гу
бительным измышлением Верных. А Финдейл попросту исчез. Элохим понял, чт
о Ковенант сохранил самоконтроль над кольцом, а до всего остального ему
попросту не было дела.
Сверкая в свете крилла, угольно-черные хлопья медленно плыли вниз.
Но путь им в безрассудной отваге преградил Сандер.
Вырвавшийся из оркреста огненный луч мгновенно обращал в ничто каждый к
лочок Мрака, с которым соприкасался. Но таких клочков были тысячи. При все
м старании Сандеру не удавалось даже расчистить пространство над собст
венной головой, чтобы уберечь себя и Холлиан.
Но тут к нему присоединился Красавчик. Увечный Великан измыслил собстве
нное оружие против Мрака Ц он воспользовался прихваченным из решишима
Хэмако витримом. Откупоривая фляги, он обрызгивал хлопья снадобьем вейн
химов Ц и они превращались в обычный безвредный пепел.
Как ни жаль было Великану растрачивать запасы столь полюбившегося ему в
итрима, он не скупился и готов был использовать его до конца.
Хоннинскрю попытался отбить в сторону опустившийся ему на голову черны
й клок и непроизвольно вскрикнул, когда ядовитое вещество въелось в его
ладонь. Мрак разрушал даже камень, и никакая плоть не могла противостоят
ь ему.
Пещера вокруг Ковенанта начала кружиться Ц отчаяние грозило свести ег
о с ума.
Но в этот момент раздался оглушительный треск, и деревянное ограждение,
не выдержав неистового напора Сотканного-Из-Тумана, наконец, рухнуло. Св
ету в предвратном зале прибавилось, и харучаям стало легче уворачиватьс
я от Мрака. Но полезен был не только свет Ц в ход пошло и дерево. Вырвав из с
ломанного забора жердь, Сотканный-Из-Тумана швырнул ее в пещеру. Следом п
олетела другая.
Подхватывая на лету деревянные обломки, харучаи стали сбивать ими падаю
щие хлопья, Первая, Хоннинскрю, а затем и Красавчик принялись орудовать з
доровенными бревнами. Первая словно цепом молотила балкой длиною в ее ро
ст. Хоннинскрю отгонял хлопья от Сандера и Холлиан, а Красавчик, зажав по г
ромадной дубине в каждой руке, бросился на выручку Линден.
Мрак разрушал дерево почти мгновенно. После каждого соприкосновения с н
им поленья и жерди превращались в обугленные головешки, но Сотканный-Из-
Тумана без устали разбирал рухнувший заслон, бросая в пещеру все новые и
новые бревна.
Бесформенный клок Мрака задел плечо Хоннинскрю. Лицо Великана исказило
сь от боли, однако он продолжал сражаться с такой яростью, словно находил
ся в пещере Первого Дерева и еще имел надежду спасти своего брата.
Трое харучаев перебрасывали Линден с рук на руки, точно ребенка. Таким об
разом, она никогда не оказывалась на пути падавших хлопьев. Однако движе
ния их становились все более затрудненными. Двое из них уже пострадали о
т ожогов, да и в ногу Фола Ц как разглядел Ковенант Ц въедалось черное пя
тно. Однако харучай, даже стоя на одной ноге, с легкостью подхватил в очере
дной раз переброшенную ему Линден.
Доррис, Герн и еще двое харучаев палками и головешками разгоняли Мрак во
круг Сандера и Холлиан. Сандер уничтожал хлопья могучим красным лучом. П
ервая и Хоннинскрю неистовствовали, словно берсеркеры. Сотканный-Из-Ту
мана едва успевал подбрасывать им бревна взамен разъеденных ядом. Краса
вчик, у которого осталась всего одна фляга витрима, тоже орудовал дубина
ми. А Кайл, уворачиваясь от Мрака, метался по пещере, забросив Ковенанта на
спину, словно куль с овсом.
Попадая на пол, хлопья выедали в нем дыры размером с великанские кулаки. П
ещера заполнилась острым запахом дыма, словно гранит начинал тлеть.
Болтаясь за спиной Кайла, Ковенант силился набрать в легкие воздух Ц он
должен был докричаться до гравелинга.
Ц Сандер, Ц еле слышно прохрипел он. По счастью или по случайности, Кайл
услышал его и понял. Лавируя между хлопьями, он устремился к гравелингу.

В следующее мгновение Ковенант уже стоял рядом с Сандером. Голова его кр
ужилась, он с трудом держался на ногах, а онемевшие руки, кажется, не ощуща
ли даже рвущегося из них огня. Имей он возможность рассмотреть искаженно
е невероятным усилием лицо Сандера, ему, наверное, стало бы еще хуже, но Ко
венант видел перед собой лишь сияющий самоцвет крилла. Свет, ставший для
него точкой опоры в безумном хаосе пещеры.
То, что отряд все еще держался, само по себе было чудом. Но Мрак казался неи
счерпаемым, а сила смертных Ц даже Великанов и харучаев Ц имела свои пр
еделы. Здесь, в непосредственной близости от питавшего его Ядовитого Огн
я, Мрак был особенно могуч. Но могучим был и магический клинок Лорика. Качн
увшись в сторону Сандера, Ковенант обеими руками ухватился за крилл. Он б
оялся, что и сам не устоит и гравелинга опрокинет на пол, однако Сандеру уд
алось напрячься и на какой-то момент удержать Ковенанта на ногах.
Этого момента Ковенанту хватило, чтобы из самого сердца направить отчая
нный импульс дикой магии в самоцвет крилла.
Ныне его сила была столь же черна, как и сам Мрак. Но побуждения его были чи
сты, и, вобрав силу кольца, самоцвет не допустил в себя порчу. Вспыхнув под
обно солнцу, он разорвал завесу мглы, не только высвечивая потолок и самы
е дальние углы предвратного зала, но, казалось, пронизывая насквозь гран
итную плоть твердыни, обнажая самые ее кости. Будь его глаза под стать сер
ебристому пламени, он мог бы узреть самое сердце великой твердыни и скры
вающегося в своем тайном убежище Гиббона. Но Ковенант не обладал подобны
м зрением, а в этот миг не видел вообще ничего.
Острая вспышка силы длилась всего мгновение. Когда оно миновало, Ковенан
т с трудом поднялся на ноги и, преодолевая головокружение, огляделся по с
торонам. Пещера освещалась проникавшим сквозь ворота солнцем и самоцве
том крилла, вновь светящегося обычным своим светом. На разных расстояния
х смутно виднелись человеческие фигуры, но различить, кто есть кто, Ковен
ант не мог.
Зато он сразу увидел, что Мрак исчез. Черные хлопья были уничтожены без ос
татка. И ему удалось сохранить контроль над дикой магией.
Не в силах удержаться на плывущем из-под ног полу, Ковенант беспомощно ух
ватился за плечо первого подскочившего к нему харучая. Казалось, онемени
е его рук и ног перекинулось и на все тело и поразило все органы чувств. Он
не слышал ничего, кроме отдаленных раскатов грома, словно за пределами Р
евелстоуна неожиданно взошло солнце дождя.
Мысли беспорядочно вытесняли одна другую. Где Ном? Где пленники Верных, и
селяне, и харучаи? Неужто всех их убили? А Гиббон? Он наверняка где-то затаи
лся. Что он еще предпримет?
Порча укоренилась в Ковенанте столь глубоко, что любое и уж тем более под
обное использование оскверненного пламени угрожало его рассудку. Ему к
азалось, будто он говорит вслух, хотя зубы оставались сжатыми. И почему ни
кто не прекратит этот проклятый гром? Должен же я слышать хотя бы сам себя!

Но гром нарастал и уже не казался столь отдаленным. Измученные, израненн
ые люди спешно собирались с силами, готовясь встретиться с новой угрозой
. Первая взмахнула мечом, и Ковенанту показалось, что он расслышал ее боев
ой клич.
В следующий миг стало ясно, что гром представлял собой не что иное, как отд
ающийся эхом по каменным коридорам топот чудовищных копыт.
Верные напустили на Ковенанта и его спутников табун Рысаков.
Бешено мчащиеся звери появились из прохода в дальнем конце пещеры и мгно
венно обрушились на отряд. Поддерживающий Ковенанта харучай оттолкнул
его в сторону, где его подхватили на руки двое других воинов. Передавая Ко
венанта и Линден с рук на руки, харучаи переместили их назад, к разбитым во
ротам, так что между ними и выходом из твердыни находился лишь Сотканный-
Из-Тумана.
Все харучаи, оберегавшие Неверящего и Избранную, имели ранения: прочие, в
месте с Первой и Хоннинскрю, уже устремились в бой. Сандер и Холлиан остал
ись в центре пещеры. Холлиан не желала расставаться с возлюбленным, а Сан
дер надеялся перехватить контроль над Рысаками или, во всяком случае, по
сеять среди них сумятицу. Но на сей раз это ему не удалось. Он слишком осла
б, в то время как силу Верных подпитывала близость Ядовитого Огня.
Не менее двух десятков свирепых тварей обрушились на отряд, грозя втопта
ть его в камень чудовищными копытами.
Защитники Ковенанта и Линден уже понесли немалый ущерб: левая нога Фола
стояла в луже его же собственной крови, на бедре Герна зияла страшная ран
а. Остальные четверо воинов тоже имели тяжелые ожоги. В воздухе все еще ст
оял едкий запах Мрака и боли.
От отчаяния Ковенант сам едва не завыл, как зверь. Отряд нес потери, а он ещ
е ни на йоту не приблизился к своей цели. Его власть над силой ослабевала,
и опасность разрушения мира возрастала с каждым мгновением.
Неожиданно позади раздался крик. Чудом совладав с головокружением, Кове
нант обернулся и увидел, что Сотканный-Из-Тумана угодил под копыта сразу
четырех Рысаков.
Оставаясь у входа, Великан должен был прикрывать отряд с тыла, но возвращ
ение зверей, отосланных Сандером в пустыню, застало его врасплох. Подмяв
незадачливого стража, бестии, зловеще сверкая багровыми, как Ядовитый Ог
онь, глазами, обрушились на отряд с незащищенного тыла.
Герн и еще двое харучаев отбросили Ковенанта к стене и встали перед ним, п
рикрывая его своими телами. Фол и остальные оттащили к противоположной с
тене Линден, видимо рассчитывая, что, разделившись, они заставят раздели
ться и атакующих зверей. Но что могли противопоставить израненные, измож
денные люди силе и ярости взращенных Солнечным Ядом чудовищ.
Ц Негодяй! Ц проклинал Ковенант Гиббона, словно тот мог его услышать. Ц
Мерзкий ублюдок! Ц Забыв о порче и о риске, он уже готов был высвободить с
илу, чтобы попытаться спасти этих храбрых и беззаветно преданных людей.

Но как выяснилось, он Ц уже в которой раз Ц недооценил их. Как и предвиде
ли харучаи, два прорвавшихся сзади Рысака помчались в сторону Линден, а д
ва устремились к Ковенанту.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 белое полусладкое вино треббьяно 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я