научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/ 

 

Хоннинскрю уставился в пространство, стараясь ни с кем не встречать
ся взглядом. Глаза его были скрыты под кустистыми бровями, щеки впали. Выг
лядел он изможденным.
Линден суетливо расхаживала возле костра: по всей видимости, ей хотелось
поговорить. Но Ковенант был почти полностью поглощен своим томлением, щ
емящей тоской по белому пламени. Отказ от этой мечты стоил таких усилий, ч
то ему нечего было сказать даже ей. Леденящая тишина одиночества окутыва
ла его со всех сторон. Помедлив, он собрал свои одеяла и улегся на подстилк
у, решив последовать примеру Красавчика.
Ковенант думал, что, укутавшись потеплее, он уснет довольно быстро. Однак
о Линден устроила себе постель рядом с ним. Вскоре он почувствовал на себ
е настойчивый взгляд и, открыв глаза, увидел ее лицо, освещенное пламенем
костра.
Во взоре Линден читалась мольба, но слова ее стали для Ковенанта полнейш
ей неожиданностью:
Ц Я так и не узнала, как ее зовут.
Он поднял голову и недоуменно заморгал.
Ц Ту Великаншу, Ц пояснила Линден, Ц которую придавило обломком мачты.

Она говорила о морячке, исцеленной с помощью его кольца.
Ц Я так и не выяснила, кто она. И так всю жизнь. Я лечу не людей, а болезни, ка
к будто у больных нет души. Борюсь против смерти, но не за человека.
Поняв ее беспокойство, Ковенант дал лучший ответ, на какой был способен:

Ц А разве это плохо? Ты ведь не Бог и не можешь помочь каждому, примеряясь
к особенностям его личности. Ты просто лечишь тех, кому плохо, кто нуждает
ся в твоей помощи. Иначе, Ц заявил он, старательно подбирая слова, Ц ты по
зволила бы Сотканному-Из-Тумана умереть.
Ц Ковенант! Ц Казалось, что голос Линден пронизывает его так же, как и ее
взгляд. Ц Так или иначе, тебе придется иметь со мной дело. С такой, какая я е
сть. Мы были возлюбленными, и я никогда не переставала любить тебя. Мне был
о больно узнать, что ты солгал мне, позволил поверить в то, чему не суждено
сбыться. Поверить, что у нас с тобой есть общее будущее. Но любить тебя я не
переставала никогда.
Низкие языки пламени походного костра плясали в ее казавшихся бесстрас
тными, но почему-то влажных глазах.
Ц А ты, как мне кажется, полюбил меня из-за истории с моими родителями, из-
за того что я оказалась в беде. Полюбил не столько меня, сколько мое горе.
Неожиданно потеряв самообладание, Линден перекатилась на спину и закры
ла лицо руками. Голос ее упал до шепота:
Ц Возможно, такого рода любовь весьма альтруистична и по-своему даже пр
екрасна. Не знаю. Но мне этого недостаточно.
Глядя на ее болезненно сцепленные руки и вьющуюся за ухом прядку волос, К
овенант думал о том, что она права. Ему действительно придется иметь с ней
дело. Только вот как Ц этого он себе не представлял. Со дня утраты Первого
Дерева они как бы поменялись ролями. Теперь она знала, чего хочет, он же пр
ебывал в растерянности. В небе горечь их утрат освещали далекие, холодны
е звезды.
Проснувшись на рассвете и выбравшись из-под вороха одеял, он обнаружил, ч
то Хоннинскрю куда-то ушел. Первая, Красавчик и Линден еще спали. Сотканны
й-Из-Тумана тоже лежал на парусиновом ложе и выглядел так, будто упал на м
есте словно подрубленный. Видимо, его попытка сравняться с харучаем не у
венчалась успехом. Отродье демондимов и Финдейл уже были на ногах, не вык
азывая никаких признаков усталости.
Ковенант обернулся к Кайлу.
Ц Где?..
Харучай кивком указал наверх. Обшарив взглядом хаотичное нагромождени
е ледяных утесов, Ковенант с трудом не с первой попытки Ц углядел сидевш
его на самом высоком выступе Хоннинскрю. Капитан сидел лицом к северу, сп
иной к югу и отряду. Повеявший с его стороны ветерок донес слабый запах ды
ма.
Ц Кровь и проклятие! Какого черта он там делает? Ц проворчал Ковенант, н
о, еще не закончив вопроса, понял, что ответ ему известен. Слова Кайла лишь
подтвердили его догадку.
Ц Некоторое время назад он опробовал лед и ушел. Обещал скоро вернуться.
С собой взял вязанку дров и подвесной котелок.
То была каамора. Хоннинскрю пытался сжечь свою печаль. Голос Кайла пробу
дил Первую, она подняла голову Ц во взгляде ее читался вопрос. Внезапно К
овенант почувствовал, что не в силах вымолвить ни слова. Он смог лишь указ
ать глазами на ледяную стену. Увидев, куда удалился капитан, Первая выруг
алась и вскочила на ноги. Растормошив мужа, она одновременно спросила у К
айла, давно ли ушел Хоннинскрю. Харучай невозмутимо повторил то, что уже р
ассказал Ковенанту.
Ц Камень и Море! Ц воскликнула она, обращаясь к мужу. Тем временем Линде
н тоже проснулась и подошла к ней. Ц Неужели он забыл свои собственные сл
ова? Сам же предупреждал, что север опасен.
Прищурившись, Красавчик покосился в сторону Хоннинскрю. Взгляд его был у
грюм, но голос звучал успокаивающе:
Ц Капитан дромонда Ц Великан, и ему не страшна любая опасность. К тому ж
е после гибели Троса-Морского Мечтателя душа его не находит утешения: Во
зможно, таким образом, он сможет, наконец, обрести мир.
Первая бросила на мужа сердитый взгляд, но отрывать Хоннинскрю от его за
нятия и призывать к себе не стала.
Взгляд Линден был затуманен сном, и она так ничего и не сказала.
Вскоре Хоннинскрю поднялся на ноги. Обойдя гребень, он нашел ведущую вни
з тропинку и молча, неуклюже, словно на ходулях, направился к лагерю. Когда
он подошел поближе, Ковенант увидел, что руки Великана опалены огнем. Пор
авнявшись со спутниками, капитан остановился и вытянул руки перед собой
, давая понять, что затея не увенчалась успехом. Конечно же, пальцы Великан
а не обгорели, но следы перенесенной боли были очевидными.
Линден непроизвольно сцепила руки.
Голос Первой прозвучал непривычно мягко:
Ц Все ли с тобой в порядке, Гримманд Хоннинскрю?
Он растерянно покачал головой:
Ц Этого недостаточно. Ничто не помогает. Это горит в моей груди Ц горит
и не может выгореть.
В следующее мгновение, как будто поддерживавшая его все это время воля и
ссякла, Хоннинскрю упал на колени и погрузил руки в снег. От его запястий п
однимались клочковатые лохмотья пара.
Немые от беспомощного сочувствия Великаны обступили товарища. Линден к
усала губы. Взор Ковенанта затуманился. Казалось, даже холодный ветер не
с с собой печаль.
Порой Ковенанту удавалось придумывать себе оправдание Ц ведь во многи
х бедах он и вправду не был повинен. Но смерть Морского Мечтателя явно не о
тносилась к их числу.
Прервала молчание Первая.
Ц Идем, капитан, Ц промолвила она с горестным вздохом. Ц Поднимайся и п
ринимайся за дело. Мы должны надеяться Ц или умереть.
Надеяться или умереть!
Стоящий на коленях посреди замерзшей пустыни Хоннинскрю выглядел так, с
ловно потерял ориентир и не мог решить, что именно Ц надеяться или умере
ть Ц больше ему по душе. Но затем Хоннинскрю собрался и медленно выпрями
лся. Взгляд его был суровым, лицо напряженным Ц выглядел он чуть ли не зло
веще. Несколько мгновений он неподвижно стоял под взглядами товарищей, а
потом повернулся и, не сказав ни слова, пошел разбирать лагерь.
В глазах Линден Ковенант уловил печаль, но, когда встретился с ней взгляд
ом, она лишь покачала головой, видимо, ощущая неспособность выразить сво
и чувства словами.
Вместе они последовали примеру капитана.
Пока Хоннинскрю упаковывал парусину и постельные принадлежности, Сотк
анный-Из-Тумана приготовил холодный завтрак. Глаза его покраснели. Выгл
ядел он усталым и до крайности сконфуженным, ибо, будучи Великаном, никак
не ожидал, что уступит в выносливости Кайлу. Теперь он, видимо, решил скомп
енсировать проявленную слабость усердием в работе и, пока все завтракал
и, старательно помогал Хоннинскрю готовиться к отъезду.
Когда Ковенант и Линден устроились на санях, по возможности загородивши
сь от студеного ветра узлами и коробами, Первая вновь обратилась к Хонни
нскрю. Говорила она тихо, но ветер донес ее слова до Ковенанта.
Ц Оттуда, с высоты, ты не разглядел знака?
Ц Нет! Ц коротко и сурово ответил капитан.
Затем он и Сотканный-Из-Тумана взялись за постромки. Кайл занял место меж
ду санями, Вейн с Финдейлом пристроились сзади, и отряд отправился в путь.

Двигались они не так быстро, как в первый день, Ц рельеф стал сложнее, а ду
ющий с гряды ветер швырял в лица путников кусачие облака ледяных кристал
ликов. Вокруг саней танцевали снежные вихри. Мороз пробирал до самых кос
тей. Ковенант боялся не выдержать и поддаться завлекающей, убаюкивающей
власти стужи.
Подняв в очередной раз голову и отряхнув иней, он почувствовал, что сил на
сопротивление у него не осталось, и впал в оцепенение, куда заманивают св
ою добычу зима и проказа.
Линден же сидела выпрямившись и все время вертела головой, словно что-то
высматривала. В затуманенном сознании Ковенанта промелькнула догадка
Ц не иначе как пробует с помощью своих способностей проверить надежнос
ть льда. Едва он успел подумать об этом, как Линден громко воскликнула:
Ц Стоите!
...ойте!.. ойте! Ц вторило эхо, отражаясь от ледовой стены. На студеном ветру
возглас ее прозвучал странно Ц в нем чудилось нечто, заставлявшее вспом
нить о Душегрызе. Первая повернулась навстречу саням, и они резко остано
вились неподалеку от нагромождения валунов и торосов, походившего на ол
еденелые развалины поверженной крепости.
Линден поспешно выбралась из саней. Никто не успел даже спросить, в чем де
ло, как она встревоженно прохрипела:
Ц Мороз усиливается.
Первая и Красавчик переглянулись. Не понимая, что происходит, но чуя нела
дное, Ковенант подошел ближе. Немного помолчав, Первая промолвила:
Ц Усиливается? Мы этого, не чувствуем. Что ты имеешь в виду, Избранная?
Ц Не эту зимнюю стужу, Ц торопливо заговорила Линден, пытаясь объяснит
ь то, что и сама-то не очень хорошо понимала. Ц Это совсем другой холод, не
такой... Ц Спохватившись, она выпрямилась и медленно, отчетливо выговари
вая каждое слово, заявила: Ц Возможно, вы ничего не чувствуете, но я говор
ю вам Ц там, среди валунов, находится нечто, делающее воздух холоднее. И э
то не лед, не ветер, не снег Ц что-то совсем иное... Ц Губы ее посинели и дрож
али... Ц Что-то опасное.
«Все только и говорят, что север опасен, Ц подумал Ковенант, плохо сообра
жающий в своем нынешнем состоянии. Ц Здесь-то чего бояться?» Он открыл бы
ло рот, желая высказать свое мнение, но так ничего и не произнес.
Хоннинскрю резко вскинул голову, глаза Красавчика встревоженно вспыхн
ули. В тот же миг Первая рявкнула «аргулех» и, подскочив к Ковенанту и Линд
ен, подтолкнула их к саням.
Ц Скорее, мы должны бежать! Ц крикнула она и отвернулась, чтобы оглядеть
ся по сторонам.
Ковенант оступился, однако Кайл подхватил его и бесцеремонно забросил в
сани. Линден прыгнула на свое место. Сотканный-Из-Тумана и Хоннинскрю, по
дхватив постромки, припустили с места так быстро, как позволял не слишко
м-то ровный лед. Не успели они сделать и трех шагов, как то, что казалось лед
яной глыбой, выскользнуло из нагромождения валунов и устремилось за ним
и. Массивное, шириной в рост Великана ледяное чудище на толстых коротких
ножках передвигалось на удивление быстро. По краю его окаймляли темные п
ровалы, каждый из них походил на зев. И оно излучало нестерпимый холод. Ост
ановившись, Первая преградила дорогу мчавшейся бестии.
Ц Это аргулех! Ц снова воскликнула она. Ц Бегите!
Ц Там и другие! Ц воскликнул Красавчик, указывая рукой на гребень. Ц См
отри!
Два таких же зверя соскользнули с ледового кряжа и устремились к отряду.

А на юге появился четвертый.
Вместе они испускали такой холод, что казалось, будто отряд угодил в само
е сердце зимы.
Первая остолбенела.
Ц Не может быть, Ц растерянно пробормотала она, Ц аргулехи так не охотя
тся. Ц Слова ее подхватил ветер.
Неожиданно Финдейл растекся каплевидным облаком, а затем принял облик я
стреба и улетел.
Ц На запад! Ц зычно скомандовал Хоннинскрю. Будучи капитаном дромонда,
он привык не теряться в трудную минуту. Ц Мы должны прорваться!
С этими словами он рванул вперед с такой силой, что Ковенанта отбросило н
а гору поклажи.
Сотканный-Из-Тумана, не отставая, следовал за ним. Наращивая скорость, он
обернулся через плечо и крикнул Линден:
Ц Не бойся. Мы Великаны, и холод нам нипочем.
В следующий миг аргулехи обрушились на отряд.
Услышав предостерегающий возглас Красавчика, Первая развернулась, что
бы встретиться с чудовищем лицом к лицу. Однако аргулех не бросился на не
е, а замер на месте и принялся стремительно вертеть одной из своих лап. Мор
озный воздух вокруг нее стал сгущаться, на глазах превращаясь в паутину
льда.
Расширяясь и густея по мере продвижения вперед, эта паутина, словно охот
ничья сеть, поплыла по направлению к Первой. Еще не достигнув цели, она уже
выглядела достаточно прочной, чтобы удержать даже Великана.
В то же самое время аргулех, приближавшийся с юга, тоже остановился и как б
удто зарылся в им же проделанную во льду борозду. Послышался треск, лед вс
пучило, и от того места, где скрылась хищная тварь, к отряду с быстротой мо
лнии побежала трещина. Поначалу узенькая, она уже через мгновение стала
шириной в сани. Щель пробежала прямо под Вейном. Ковенант и глазом моргну
ть не успел, как лед поглотил отродье демондимов, не оставив даже следа. Не
произвольно обернувшись, Ковенант увидел, что к отряду стремительно при
ближаются еще два чудовища. Хоннинскрю поднажал из последних сил. Сани н
акренились. Бросив взгляд назад, Ковенант увидел, как на Первую падает ле
дяная сеть.
Красавчик бросился на выручку, но поскользнулся на коварной поверхност
и. Зато Кайл, чувствовавший себя на льду так же уверенно, как и на земле, про
мчался мимо него со стремительностью ранихина. Однако Первая и сама могл
а постоять за себя. Даже не доставая меча, она рубанула по опускавшейся па
утине ребром левой ладони. Сеть рассыпалась мириадами крохотных, поблес
кивавших на солнце осколков. Ветер подхватил ледяную крошку и унес ее пр
очь. Однако и рука Великанши оказалась по самый локоть закованной в проз
рачный лед. Первая яростно стучала по запястью правым кулаком, однако ле
довая корка оказалась прочной как сталь.
Между тем тянувшие сани Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана резко свернул
и в сторону, стараясь проскочить мимо аргулеха. Трещина, поглотившая Вей
на, продолжала расширяться. Финдейла нигде не было видно.
Линден судорожно вцепилась в поручни саней, лицо ее исказилось в беззвуч
ном крике.
Проскочив мимо Первой, Кайл бросился на аргулеха.
Ц Нет! Ц в один голос закричали ему и она и Красавчик. Ц Нет!
Не обращая на них внимания, харучай вложил всю свою силу в нацеленный на ч
удовище удар.
Но нанести его он не успел. Заметив приближавшегося врага, аргулех присе
л, и неожиданно часть его тела трансформировалась в огромную ледяную лап
у. Обрушившись на Кайла сверху, она сбила его с ног, подмяла и подгребла по
д корпус ледяной твари.
Ковенант вскочил и, хотя сани отчаянно трясло, силился удержаться на ног
ах. Падение Кайла наполнило его жгучей болью и не менее жгучей яростью. Св
еркающая белизна льда слилась воедино с сиянием белого пламени, рождаем
ого дикой магией. Сердце его сжалось, а когда забилось снова, в нем уже пул
ьсировала сила. Жаркое, словно в печи, злобное, словно порча, пламя готово
было обрушиться на аргулехов. И в этот миг Ковенант чуть не угодил в выпущ
енную одной из отстававших тварей паутину. Два приближавшихся с севера з
веря повернули вслед за санями, и один из них, остановившись, нанес удар. П
равда, ледяная сеть лишь краем зацепила поднятую руку Ковенанта и полосн
ула по правому виску, а бушевавшее в нем пламя мгновенно обратило лед в ни
что, однако даже это соприкосновение не прошло даром. Ковенанта не скова
ло ледяным панцирем, но обрушившаяся на него волна несравнимого ни с чем
холода ввергла его в оцепенение, подобное параличу. Он не лишился чувств
и сохранил способность видеть и осознавать все происходящее, однако был
совершенно беспомощен и не мог даже шелохнуться.
Пока Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана маневрировали на берегу, пытаясь
не угодить в ледяные сети, Первая устремилась на помощь Кайлу. Красавчик
неотступно следовал за ней. Аргулех не особо рвался в бой. Он торопливо по
пятился, но, почувствовав, что противники настигают его, присел, как и в то
т раз, когда поверг харучая. Левая рука великанши оставалась скованной л
ьдом, но она не обращала внимания на эту досадную помеху. Ледовая лапа взм
етнулась над ее головой, но Первая опередила чудовище и, вложив в удар всю
тяжесть своего тела, всю свою ярость и силу, обрушила на аргулеха могучий
кулак. Эхом отразился от ледяной, гряды гром. Чудовищный зверь, словно и вп
рямь был всего лишь ледяной глыбой, раскололся на части. Мимо Первой пром
чались уклонявшиеся от преследователей сани, и она резко развернулась, ч
тобы преградить бестиям путь. Красавчик тем временем принялся разбрасы
вать в стороны обломки льда Ц то, во что превратился поверженный его жен
ой зверь. Затем Великан выпрямился. Он был покрыт инеем и припорошен снег
ом, словно и мертвый аргулех продолжал испускать холод. На руках его поко
ился Кайл.
С ног до головы харучай был покрыт прозрачной ледяной коркой, точно тако
й, какая сковывала левую руку Первой. Казалось, что проломить этот ледовы
й панцирь невозможно и Кайл обречен, если уже не мертв, однако Красавчик с
жимая окостенелое тело, устремился вслед за санями.
Подхватив увесистый осколок льда, Первая швырнула его в сторону приближ
авшихся чудищ и последовала за отрядом.
Аргулехи замешкались, но тут один из них присел, вмерз в ледяную поверхно
сть, и в тот же миг во все стороны от него побежали глубокие, расширяющиеся
на глазах трещины. Одна из них разверзлась прямо под ногами Великанши, и т
а едва не провалилась, однако, хотя и поскользнулась, успела откатиться в
сторону. Тем временем бешено мчавшиеся сани оказались за пределами дося
гаемости чудовищ. Вскочив на ноги, Первая пустилась вдогонку. Вырвавшийс
я из кольца отряд был спасен.
Ковенант увидел, как Первая, догнав мужа, поощрительно похлопала его по п
лечу. Красавчик пыхтел, стараясь, несмотря на свою ношу, не отставать от ос
тальных. Благодаря искривленной спине создавалось впечатление, будто о
н навис над Кайлом, стараясь укрыть его от опасности. Ледяной панцирь был
прозрачен, словно стекло, и шрам Кайла казался заметнее, чем когда бы то ни
было. Этот человек был последним из харучаев, посвятивших себя служению
Ковенанту. А он, Ковенант, не мог совладеть с холодом, сковавшим его сознан
ие. Надежда на белый огонь угасла.
Ц Мы должны остановиться! Ц крикнула Линден, обращаясь к Первой. Ц Кайл
у необходима помощь! И тебе тоже!
Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана мчались, не сбавляя темпа.
Ц А если аргулехи появятся снова, Ц спросила на бегу Первая, Ц ты почув
ствуешь приближение?
Ц Да, Ц заверила ее Линден. Ц Непременно почувствую, ведь теперь я знаю,
что это за холод. Но сейчас необходимо остановиться. Так мы долго не проде
ржимся.
Первая кивнула.
Ц Капитан, Ц рявкнула она, Ц мы делаем привал.
Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана замедлили шаг, и вскоре сани остановил
ись. Проковыляв еще пару саженей, Красавчик споткнулся, упал на колени и с
клонился над Кайлом, сжимая его в объятиях, словно хотел отдать харучаю т
епло собственной жизни. Сани еще не успели остановиться, а Линден уже сос
кочила с них и, чудом удержавшись на ногах, поспешила к Красавчику. Туда же
Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана подкатили и сани по-прежнему пребывав
шего в оцепенении Ковенанта.
Там же стоял и Вейн. Ковенант не видел, откуда тот появился, и представить
не мог, как ему удалось спастись. Изорванную одежду Вейна покрывала ледя
ная короста, но на черном теле не было ни царапины. Он не дышал, его полуноч
ные глаза были устремлены в никуда.
Красавчик осторожно усадил Кайла. Опустившись на колени, Линден внимате
льно осмотрела харучая, а затем слегка прикоснулась к нему пальцами. Лиц
о ее мгновенно перекосилось от боли. Она отдернула руку, но на льду остали
сь кусочки кожи с кончиков пальцев.
Ц Проклятие! Ц выругалась Линден не столько от боли, сколько от неожида
нности и досады. Ц До чего холодно.
Поежившись, она подняла голову и взглянула на Первую.
Ц Тебе ведь кое-что известно об аргулехах. Может, ты знаешь и что делать в
таких случаях?
Вместо ответа Первая извлекла из ножен свой меч и, подняв его над головой,
обрушила рукоять на левую руку. Ледяная корка треснула и отпала, не остав
ив на коже никаких видимых повреждений. Великанша принялась разминать з
атекшую руку, и на лице ее появилась гримаса, почти сразу же сменившаяся у
смешкой.
Ц Видишь? Мы Великаны, и нам не страшны ни огонь, ни стужа. Мы не нуждаемся
в снадобьях от ожогов или обморожения, и потому у нас их попросту нет.
Досада в ее глазах позволяла предположить, что Первая чуть ли не винит в э
том себя.
Но Линден не располагала временем для размышлений о правых и виноватых.

Ц С ним так не получится, Ц пробормотала она. Ц Чего доброго, все кости п
ереломаем. Ц Внимательно приглядевшись к Кайлу, Линден добавила: Ц Он е
ще жив, но, боюсь, долго не протянет. Нам нужен огонь. Ц Затем она бросила вз
гляд на Ковенанта, и глаза ее расширились от страха: ей стало ясно, что губ
ительный холод коснулся не только харучая.
По-прежнему пребывавший в оцепенении, Ковенант испытывал странное ощущ
ение, будто в висок ему вогнали холодный гвоздь и этот гвоздь медленно, со
вершенно безболезненно, но назойливо проникает в его мозг и вглубь самог
о сознания. Левый глаз Ковенанта ослеп, левая половина лица потеряла чув
ствительность, словно при проказе. Он хотел закричать, позвать на помощь,
но не мог Ц кажется, уже не знал, как это делается.
Неожиданно прямо из воздуха появился Финдейл. Обретя человеческий обли
к, элохим расположился в стороне и все свое внимание сосредоточил на Лин
ден.
Она что-то говорила, но слов ее Ковенант не слышал Ц все поглощал холод. О
тчаянно не хотелось умирать, тем более умирать таким образом. Остатки ра
зума взывали к борьбе, но воле к жизни противостоял весь холод в мире. Кажд
ая лига льда, каждый торос ополчились против него. И тогда из недр отчаяни
я всплыла память о белом пламени, и Ковенант потянулся к отравленной пор
чей Силе, словно вознамерился навеки избавить землю от холода. Он готов б
ыл сорвать само Время с его основания, лишь бы только одолеть сковавшую м
озг ледяную смерть.
И тут Ковенант ощутил присутствие чужого сознания Ц сурового, целеустр
емленного, но едва ли не отчаявшегося от тревоги: Оно было пугающим, но одн
овременно и успокаивающим. Инстинктивно он пытался сопротивляться стр
емлению чужого «я» овладеть пламенем, но ледяное оцепенение сделало эти
попытки бессмысленными и жалкими. Преодолев его волю, чужое «я» обоснова
лось в мозгу Ковенанта, овладело его собственными стремлениями и, идя на
встречу его нужде, одарило его теплом его же огня. В какой-то момент Ковен
ант почувствовал, что знает, кто вторгся в его сознание, но тут весь мир об
ратился в белое пламя. Холод бежал.
Несколько мгновений спустя Ковенант вновь обрел способность видеть и о
сознавать происходящее и понял, что стоит на четвереньках. Линден покину
ла его, оставив боль утраты: она словно приоткрыла дверь и позволила увид
еть, как пусто без нее его сердце. Тупая боль пульсировала в правом предпл
ечье, но кольцо по-прежнему оставалось на последнем пальце его искалече
нной руки. Холодный ветер забирался в складки одежды, а солнце светило та
к, словно возвещало вечное торжество Солнечного Яда. Он снова потерпел п
оражение. И еще раз получил подтверждение, что она...
На сей раз она просто проникла в его сознание и завладела им. Не было никак
ой разницы между этим и тем, что сделал Фоул с Джоан. С тем, что сделал он со
Страной. Никакой, если не считать разницы между самой Линден и Презирающ
им. А ведь Гиббон-Опустошитель предсказал, что она уничтожит Землю.
И она обладала силой, достаточной, чтобы исполнить это пророчество сейча
с или в любое другое время.
Горькая волна печали захлестнула его. Он не мог не сокрушаться, думая и о с
ебе, и о ней Ц об ужасном положении, в котором оказалась Линден, и о собств
енной роковой обреченности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 виски old smuggler 0.7 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я