научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_ugly/s_poddonom/80na80/ 

 

Остановившись под укрытием последних деревьев, они мол
ча впились глазами, в то, что было конечной целью их нелегкого пути, Ц это
был Ревелстоун, некогда горделивый оплот служивших Стране Лордов, ставш
ий ныне твердыней на-Морэма и Верных.
От скалистого кряжа брал начало простиравшийся на восток и север гигант
ский уступ Ц высокое плато с отвесными каменными стенами, в центре кото
рого плескались таинственно мерцающие воды, которых, пока они не низверг
ались в низину грохочущим водопадом Фэл, не мог коснуться Солнечный Яд. Ч
уть восточнее водопада находилась сама твердыня. Бездомные превратили
восточный участок плато в могучую крепость, скорее даже в невиданный, вы
сеченный из камня город.
Прямо перед путниками вздымался в небо выступавший вперед утес Ц сторо
жевая башня твердыни. Полый внутри, у основания он срастался с плато, но в
большей своей части был отделен от него. Этот утес, примерно вдвое уступа
ющий по высоте самому плоскогорью, оберегал единственный вход в Ревелст
оун. В прошлом в сторожевую башню можно было попасть с юго-востока, пройдя
сквозь массивные ворота, перекрывавшие тоннель, выводивший в каменный м
ешок двора. Во время последней войны наружные ворота были разбиты, но вну
тренние Ц это Ковенант знал по опыту Ц и сейчас оберегали покой и безоп
асность Верных.
Стены сторожевой башни были обтесаны и прорезаны амбразурами, однако их
отделка не шла ни в какое сравнение с великолепием каменного убранства н
аружной стены основной части твердыни. Она была затейливо изукрашена зу
бцами, причудливо сгруппированными окнами, балконами, контрфорсами, эрк
ерами и парапетами Ц словом, многочисленными, разнообразными и на первы
й взгляд хаотичными деталями, которые при более пристальном рассмотрен
ии образовывали некий рисунок. Гармоничный и загадочный, сокровенный см
ысл которого, по искреннему убеждению Ковенанта, был ведом лишь создател
ям этого чуда Ц Великанам. Слабые отблески зеленоватого заката танцева
ли на южном фасаде великого творения Бездомных, делая его красоту еще бо
лее грандиозной, непостижимой и неподвластной времени.
Но сколь бы ни было велико восхищение Ковенанта, даже оно не могло отвлеч
ь его внимания от устремлявшегося из могучей цитадели прямо к солнцу луч
а Ядовитого Огня. Кровавый луч, поправ память о славе и величии, превратил
горделивую обитель Лордов в юдоль злобы и ужаса. В прошлый раз, когда Кове
нант приблизился к Ревелстоуну, чтобы вызволить Линден, Сандера и Холлиа
н, его одолевала печаль Ц он скорбел по Лордам, Великанам и всей той красо
те, которой лишилась Страна. Но ныне узел его гнева был затянут так туго, ч
то для грусти не оставалось места. Если для того, чтобы искоренить Верных,
потребовалось бы сровнять Ревелстоун с землей, Ковенант был готов и на э
то, однако одна мысль о возможности нанести урон каменному чуду приводил
а его в неистовство.
Но при виде восторженных лиц Великанов гнев его несколько поунялся. Твер
дыня зачаровывала их. Красавчик просто сиял от восхищения, да и в глазах П
ервой светилась гордость за давно умерших сородичей. Сотканный-Из-Тума
на жадно смотрел вверх, позабыв на время все свои невзгоды. И даже Хоннинс
крю Ц пусть только на миг Ц перестал выглядеть мрачным и обреченным, сл
овно каменная песнь Ревелстоуна посулила ему некую надежду. Раздираемы
й противоречивыми чувствами, Ковенант заплетающимся языком спросил:
Ц Вы можете это прочесть? Объяснить, что все это значит? Я был здесь четыр
е раза... Ц Четыре, считая и то кратковременное появление, когда он отказа
лся откликнуться на призыв Лорда Морэма. Ц ...Но никто так и не смог растол
ковать мне, что за этим кроется.
Некоторое время Великаны молчали Ц попросту не могли оторвать от тверд
ыни восхищенных глаз. В Прибрежье они видели Коеркри и дивились его крас
е, но Ревелстоун потряс их. Неожиданно Ковенант с болью в душе понял Ц теп
ерь ничто не заставит Великанов отступиться, ибо Ревелстоун и Поиск нера
зделимы. Они никогда не согласятся оставить его на волю Солнечного Яда и
Лорда Фоула. Солнечный Яд разъедал их души, подтачивая веру в то, что Поиск
действительно может увенчаться удачей. И вправду Ц чем могли Великаны
помочь Стране, сама природа которой стала источником ужаса? Но один лишь
вид Ревелстоуна укрепил в них решимость бороться до конца. А стало быть
Ц погибнуть, если только он, Ковенант, не сумеет достаточно скоро найти в
ерный ответ.
Наконец Красавчик, тяжело сглотнув, пробормотал:
Ц Нет слов... их не найти. Твой скудный человеческий язык лишен... Ц Слезы с
труились по щекам Великана, вычерчивая на лице карту его чувств.
Ц Не только твой, Друг Великанов, Ц поправила мужа Первая. Ц Нужных сло
в не найти во всех языках Земли. В величии гранитного сердца мира заключе
но то, что невозможно выразить словами. Ибо все смолкает, когда поет чисты
й камень Ц а именно это происходит здесь. О сердце мое! Ц воскликнула она
, словно хотела и петь и рыдать одновременно, но не могла должным образом в
ыразить свои чувства.
Несколько мгновений Ковенант не знал, что и сказать, но потом вспомнил, ка
к в древности принято было приветствовать в Ревелстоуне Великанов.
Ц Добро пожаловать, горные братья, наследники верности Стране. Приветс
твую вас во здравии и недуге, в благоденствии и несчастье, просящих или да
рующих. Вам не будет отказано в любой просьбе Ц лишь бы мне достало сил ее
выполнить. Ц Хриплым голосом он прочел нараспев:

Честь тебе, о Ревелстоун, что
воздвигли Великаны
Магии мечом, могучим, грозно истину хранящий,
К сердцу истинного Друга дверь отверстая, как море
Ты, твердыня древних Лордов, гор извечный повелитель.

Первая резко повернулась к Ковенанту, и на миг ему показалось, что она едв
а сдерживает рыдания, ибо он коснулся самой сути глубочайшей любви Велик
анов к камню. Правда, обычная суровость вернулась к ней почти мгновенно, н
о Ковенант успел осознать, что теперь она готова следовать за ним безого
ворочно. Скрипучим от волнения голосом она сказала:
Ц Томас Ковенант, я нарекла тебя Другом Великанов. Но этого титула недос
таточно. Ты Ц Друг Земли. Никакое иное имя не будет достойным тебя.
Ковенант едва сдержал стон.
Друг Земли! Господи помилуй, ведь такой титул носил Берек Полурукий, выре
завший Посох Закона и основавший Совет Лордов. Он не мог принадлежать че
ловеку, пораженному порчей и таившему в себе угрозу для Арки Времени. Чел
овеку, способному обратить все созданное Береком в прах. Он в раздражени
и посмотрел на твердыню. Солнце уже опустилось за Западные Горы и закатн
ый свет слепил глаза, но, так или иначе он не мог приметить ни единого приз
нака присутствия в башне какой-либо стражи. То же впечатление было у него
и в прошлый раз, однако Ковенант не доверял впечатлению Ц ни тогда, ни сей
час. Хотя внешние ворота были сорваны, башня оставалась жизненно важной
частью оборонительных сооружений твердыни. Ковенанту следует быть гот
овым к бою с того момента, как его нога ступит на плиты тоннеля. Если, конеч
но, Верные не обрушатся на отряд прежде.
Предчувствие неизбежного кровопролития заставило Ковенанта понурить
голову и отвернуться. Затем он отступил в глубь леса, где отряд мог остано
виться на ночлег.
Вскоре все спутники собрались вокруг него. Вдоволь налюбовавшись Ревел
стоуном, Великаны расчистили местность, развели костер и принялись гото
вить еду. Сандер и Холлиан то и дело искоса посматривали на твердыню, отку
да исходило омрачившее их жизни зло. Там они едва не погибли и теперь непр
оизвольно жались к Ковенанту, словно в нем видели единственную защиту. Х
аручаи рассредоточились вокруг лагеря, обеспечивая охрану. Финдейл неп
одвижно стоял возле костра.
Линден была явно обеспокоена. Досадливо хмурясь, она напряженно всматри
валась в сумерки. Ковенант догадывался, что Линден тревожит близость Опу
стошителя, но чем ее успокоить, не знал. За несчетные годы борьбы Страны с
Презирающим никому и никогда не удавалось убить Опустошителя. Лесной ст
арец Дремучего Удушителя, бывший наставник Каер-Каверола, сумел показат
ь, что и Шеол и Джеханнум могут испытывать боль и страх, когда умирает захв
аченное ими тело. Но, так или иначе, умирало лишь тело. Дух Опустошителя вы
живал. Ковенант не верил, что Страна когда-либо избавится от нынешнего об
ладателя Гиббона, и ничего не мог сказать в утешение Линден.
Но когда та заговорила, выяснилось, что истинная причина ее тревоги закл
ючалась вовсе не в на-Морэме. Обернувшись к Ковенанту, она неожиданно про
молвила:
Ц Вейн исчез.
Застигнутый врасплох Ковенант растерянно заморгал, а затем вскочил на н
оги и принялся пристально оглядывать окрестности.
Отродья демондимов нигде не было, но когда Ковенант спросил о нем Кайла, х
аручай равнодушно ответил:
Ц Он остался на расстоянии броска камня, вон там. Ц Кайл кивком указал в
чащу, в направлении, откуда пришел отряд. Ц Стоит как вкопанный. Ты хочешь
, чтобы мы охраняли и его?
Ковенант покачал головой, размышляя о Вейне. В прошлый раз, когда он и Вейн
приблизились к Ревелстоуну в поисках Линден, Сандера и Холлиан, Верные п
опытались отогнать его и сумели поранить. Правда, несмотря ни на что, Вейн
сумел пробраться в твердыню и отыскать навершия Посоха Закона. Но после
этого отродье демондимов держался так, словно боялся Верных, опасался то
го, что они могут с ним сделать. Может быть, все дело в этом? Уже раздобыв в Р
евелстоуне то, что ему требовалось, Вейн предпочитал держаться подальше
от Верных.
Но какой вред могли они причинить отродью демондимов, если ни Солнечный
Яд, ни Мрак не оказывали на него никакого воздействия?
Ц Суть в том, каков он, чем он является, Ц пробормотала Линден, словно усл
ышав невысказанный вопрос Ковенанта. Они обсуждали эту тему и раньше, пр
ичем Линден высказывала предположение, что Верные знали о предназначен
ии Вейна больше, нежели те, кого он сопровождал. Но теперь у нее появилось
другое объяснение.
Ц Он представляет собой чистую структуру, структуру Ц и ничего более, с
ловно скелет, лишенный нервов и мускулов. Персонифицированная упорядоч
енность. То, что не направлено непосредственно против его сути, не может п
овредить ему... Ц Медленно, словно не осознавая, что делает, она повернула
сь к Ревелстоуну и подняла лицо к высившейся в темноте твердыне. Ц Но Вер
ные делают как раз это. Они извращают Закон Ц оскверняют порядок, целена
правленно разрушая структуру как таковую. Прояви они достаточно упорст
ва... Ц В глазах Линден сверкнул гнев, словно она стала свидетельницей зло
бного нетерпения и мрачного ликования Гиббона. Ц Возможно, им удалось б
ы разрушить его, разложить его структуру так, что он забыл бы, для чего соз
дан. Неудивительно, что он боится к ним приближаться.
Ковенант затаил дыхание, надеясь, что она продолжит и скажет, для чего име
нно был создан Вейн. Но Линден этого не сделала.
Ц Будь проклят этот подонок, Ц тихонько пробормотала она, опуская взгл
яд, Ц провались он в ад.
Мысленно Ковенант вторил ей. Вейн представлял собой загадку столь нераз
решимую, что то и дело Ковенант забывал о ней Ц не думал о том, что с отродь
ем демондимов каким-то образом связано будущее мироздания. И о том, какое
значение придавали ему элохимы. Но сейчас отсутствие Вейна совершенно н
е тревожило Финдейла Ц его полные муки золотые глаза не выказывали ни м
алейшего интереса к чему бы то ни было, кроме, разумеется, Ковенантова кол
ьца. Чувствуя, как по его предплечью пробегает зуд, Ковенант поморщился и
сказал, обращаясь к Кайлу:
Ц Не стоит, Кайл, он сам о себе позаботится. За этим дело не станет Ц ему н
е впервой. Ц Кисло усмехнувшись, он вернулся к костру.
Ужинали спутники в задумчивом молчании, но, покончив с едой, Первая посмо
трела на Ковенанта сквозь дым костра и решительным тоном, наводившим на
мысль об отточенном клинке, заявила:
Ц Итак, Друг Великанов, не пришло ли время поговорить об этой чарующей и
горделивой твердыне?
Ковенант бестрепетно встретил ее взгляд, хотя и поморщился, ибо ему нема
лых усилий стоило удерживаться за пределами видения Линден.
Ц Бездомные, Ц твердо продолжала воительница, Ц выполнили свою работ
у превосходно. Ворота этой крепости были разбиты с помощью силы, недосту
пной моему разумению; но, как я понимаю, там есть и вторые. Стены же соверше
нно неприступны Ц при первой попытке подступить к ним мы все сложим гол
овы. Верные сильны, и их много, а нас мало. Друг Земли, Ц заключила она с так
им видом, словно готова была согласиться с любым его решением, Ц объясни,
каким же образом ты собираешься овладеть этой цитаделью?
Ковенант мрачно насупился. Он ждал этого вопроса, ждал и страшился, ибо зн
ал, что при попытке ответить на него с позиции здравого смысла решимость
его рассыплется в прах. Треснет, как прогнившая кость, устрашив тем самым
друзей, которые после этого, скорее всего, попытаются остановить его. А ес
ли и не попытаются Ц Ковенант был уверен, что их тревоги и страха ему не в
ынести.
Однако собравшиеся ждали ответа, и он должен был дать его. Хоть какой-то о
твет. Слишком много жизней зависело от того, что ему предстояло сделать. С
обравшись с духом, Ковенант повернулся к Холлиан и спросил:
Ц Какое солнце ожидается завтра?
Спутанные темные волосы падали на перепачканное лицо женщины. В пути не
было возможности следить за собой, однако то ли из-за причудливой игры св
ета и тени, то ли в силу самой ее внутренней сути Холлиан выглядела незапя
тнанно-чистой. Лик ее не омрачался отчаянием или сомнением, движения был
и исполнены спокойной грации. Приняв от Сандера крилл, она извлекла свой
лианар и зажгла свет предвидения. В следующий миг вокруг палочки распуст
ился огненный цветок. Пламя имело пыльный оттенок солнца пустыни.
Ковенант кивнул. Стало быть, солнце пустыни. Случайно ли, нет ли, судьба по
сылала ему именно ту фазу Солнечного Яда, с которой он связывал осуществ
ление своего замысла. Благодаря этой малости у него хватило духа снова в
зглянуть в глаза Первой.
Ц Пока мы не придумали ничего лучше, я хочу бросить вызов Гиббону. Постар
аюсь добиться, чтобы он вышел со мной на поединок. Возможно, он не согласит
ся, но Опустошитель может возжелать овладеть кольцом, заполучить его для
себя. Вдруг это желание заставит его пренебречь волей своего господина?
Если он примет вызов, я смогу сломать хребет Верным без ущерба для кого бы
то ни было.
Пусть Гиббон обрушит на него всю мощь Ядовитого Огня Ц Ковенант был гот
ов и к этому.
Однако Первую этот ответ не удовлетворил.
Ц Ну а если он этого не сделает? Ц незамедлительно спросила она. Ц Вызо
ва не примет, а вместо того обрушится на нас всеми своими силами?
Ковенант резко вскочил на ноги. Почувствовав, что им движет, Линден броси
ла на него обеспокоенный взгляд, однако он не предоставил ей возможность
что-либо сказать. Лунный свет просачивался сквозь плотную завесу листв
ы, но там, на небе, луна была полной Ц раздувшейся и готовой лопнуть, словн
о от данных им и не выполненных обещаний. Она отбрасывала серебристые бл
ики на могучие стены по-прежнему казавшегося прекрасным Ревелстоуна. Вы
нести этого Ковенант не мог.
Ц Если так, я что-нибудь придумаю, Ц задыхаясь, пробормотал он и побрел н
аугад сквозь кустарник, пока не оказался у самой кромки леса. Впереди выс
илась могучая твердыня Ц безмолвная и темная, словно надгробный памятн
ик, могильная плита, под которой были погребены несбывшиеся мечтания.
«Что они с тобой сделали?», хотел крикнуть Ковенант поруганной цитадели.
Но промолчал, ибо знал, что камень не ответит ему. Камень был глух и слеп к с
обственному осквернению Ц беспомощен против Зла, как сама Земля, но одн
а мысль о возможности повредить твердыне вызывала у Ковенанта дрожь.
Кайл, словно живое воплощение спокойствия ночи, неотступно сопровождал
Ковенанта, и тот, поняв, что новых расспросов ему не вынести, повернулся к
харучаю и хрипло прошептал:
Ц Я буду спать здесь. Хочу побыть один. Не подпускай ко мне никого.
Заснуть ему так и не удалось. Всю ночь Ковенант провел, глядя на каменный г
ород, словно бы являвший собой последний барьер, разделявший его нынешню
ю тоску и торжество Лорда Фоула. Несколько раз он слышал, как друзья порыв
ались подойти к нему, но Кайл заворачивал их обратно. Линден пыталась спо
рить с харучаем, но прорваться не удалось и ей. Неусыпная верность Кайла о
берегала покой Ковенанта до самого рассвета.
Когда Ковенант увидел первые отблески восходящего светила над главной
стеной цитадели, за парапетами сторожевой башни, стрела Ядовитого Огня у
же устремилась к востоку. Аура солнца пустыни придавала серому камню кор
ичневый оттенок. Распрямляя затекшие члены, Ковенант с неожиданной боль
ю подумал о Холлиан, вынашивающей ребенка и с каждым днем все больше сбли
жающейся с Сандером. В то время как в отношениях между ним и Линден появил
ась незаживающая рана.
Стоило ему подумать о Линден, как позади послышался ее голос Ц уже в кото
рый раз она обращалась к Кайлу.
Ц Ему надо поесть, Ц досадливо выпалила она, услышав очередной отказ, Ц
уж в чем, в чем Ц а в этом он не отличается от обычного человека.
Голос Линден звучал прерывисто, словно она и сама провела бессонную ночь
. Вероятно, она не сомкнула глаз, ибо сам воздух вокруг Ревелстоуна казалс
я ей подвластным Опустошителю. В прошлый раз Гиббон указал ей на ту часть
ее личности, что в алчном вожделении восстала из темных недр души, дабы за
брать жизнь ее матери. Но нынче, на этом роковом месте, она думала не о себе,
а о Ковенанте. И простила бы его давным-давно, предоставь он ей такую возм
ожность.
Напряженно, словно все его мышцы сводило судорогой отчаяния, Ковенант по
брел вверх по холму, по направлению к Ревелстоуну. Он не мог взглянуть в ли
цо Линден, страшился ее взгляда почти так же, как нависающей гранитной гр
омады. Спрятаться было некуда, и Ковенант боялся за нее. Из-за того, что ей п
редстояло увидеть. Осветив сторожевую башню, лучи рассветного солнца уж
е устремлялись к подножию холмов. Краем глаза Ковенант приметил, как по с
торонам начинали таять макушки деревьев, но основное его внимание было с
осредоточено на башне. Ее амбразуры и контрфорсы были пусты, темные зияю
щие бойницы казались глазницами, в которых угас свет жизни.
«О Свет жизни и мрак скверны», Ц промелькнула в его голове мысль, отдален
ная и смутная; он был слишком слаб для того, чтобы терзаться противоречия
ми. Впрочем, он знал, как совладать с ними. Ответ был найден в тронном зале Я
сель Фоула, когда невозможность поверить в истинность существования Ст
раны вкупе с невозможностью отрицать ее реальность вынудили его обрест
и некую точку равновесия, укрепиться в концентрации силы, предоставив го
ловокружительным противоречиям бытия вращаться вокруг. Однако сейчас
в этом знании уже не было никакой пользы. За ночь Ковенант растерял весь г
нев и теперь поднимался к зияющему зеву Ревелстоуна, словно просто пуста
я оболочка.
Но так или иначе, явные признаки того, что город покинут, внушали ему беспо
койство. Неужто Верные бежали? Неужто одно его приближение заставило Вса
дников попрятаться? Но нет, интенсивность Ядовитого Огня указывала на то
, что зловещий луч отнюдь не оставлен без присмотра. Да и Лорд Фоул не допу
стил бы ухода Гиббона. Может ли триумф Презирающего быть полным и сладос
тным, если Ковенант низвергнет Арку Времени в противоборстве с Верными?
«В конце концов, Ц говорил Лорд Фоул, Ц у тебя останется лишь один выбор,
выбор отчаяния. И ты сделаешь его...» Он обещал это твердо и смеялся.
Что-то похожее на гнев и ощущение силы зашевелилось в сознании Ковенант
а. Непроизвольно сжав кулаки, он продолжил путь вверх по склону. Теперь со
лнце припекало ему затылок, отбрасывая тень на голую землю впереди. Жар с
ловно бы выискивал нить его воли, вознамерившись выжечь ее, свести на нет,
как сводил он на нет всю тлетворную зелень Верхней Страны. Ковенанту каз
алось, будто он видит себя со стороны Ц видит распростертым для жертвоп
риношения, готовым во второй раз принять роковой удар, удар, что, пронзив е
го грудь, не только лишит его жизни, но и положит конец надежде. В правом пр
едплечье явственно ощущался зуд, словно под кожей суетливо завозились п
аразиты. Он машинально ускорил шаг.
Вскоре Ковенант достиг основания башни, и перед ним, в створе разрушенны
х ворот, открылся тоннель. Проход казался темным, словно могила, но, пригля
девшись, он смог разглядеть на его противоположном конце смутный свет от
крытого внутреннего двора и даже вторые ворота твердыни. Они были закрыт
ы.
Ковенант непроизвольно оглянулся назад, туда, где остались его спутники
. Солнце слепило глаза, и поначалу он не мог различить ничего, кроме тянувш
ейся до горизонта тошнотворной серой жижи Ц того, что осталось от пожра
нной Солнечным Ядом растительности. Но, прищурившись, из-под ладони он ра
зглядел отряд.
У самой кромки испаряющейся грязи кучкой стояли друзья. Первая и двое ха
ручаев удерживали Хоннинскрю. Красавчик удерживал Линден. С болью отвер
нувшись от них, Ковенант вновь устремил свой взгляд в темное жерло тонне
ля. Входить туда он не стал, ибо знал об оберегающих проход тайных бойница
х. Не стал он и возвышать голос, поскольку интуитивно чувствовал, как неот
рывно и внимательно следит за ним затаившийся Ревелстоун. В пыльном возд
ухе разрастающейся безбрежной пустыни перед громадой цитадели голос е
го казался тихим и слабым.
Ц Гиббон, я пришел к тебе. Пришел за тобой. Если ты выйдешь, я сохраню жизнь
твоим Всадникам...
Насмешливое эхо, отражаясь от стен тоннеля, заставило Ковенанта прерват
ься, но едва оно стихло, он продолжил:
Ц ...Не выйдешь, я разнесу твердыню вдребезги, но доберусь до тебя. Ты знаеш
ь, у меня хватит на это сил...
«Ты гораздо опаснее, чем когда бы то ни было».
Ц ...Сам Фоул не думает, будто ты способен одолеть меня. Он использует тебя
для того, чтобы я сам себя погубил. Но сейчас мне наплевать на его ухищрени
я. Так или иначе ты умрешь. Выходи, и покончим с этим.
Казалось, будто его слова повисли в воздухе, так и не долетев до конца тонн
еля. Ревелстоун нависал над ним мрачно, словно то был остов города, умерше
го много веков назад. По спине Ковенанта, обжигаемой палящими лучами сол
нца, струился едкий пот.
И тут в створе тоннеля на фоне освещенного внутреннего двора вырисовала
сь казавшаяся черной человеческая фигура. Человек шел навстречу, и звук
его шагов отдавался негромким эхом.
Ковенант попытался сглотнуть Ц и не смог. Солнце пустыни схватило его з
а горло.
Жаркая боль пронзила его предплечье, шрамы засверкали, словно клыки. Нев
идимая тьма устремлялась из прохода ему навстречу, обволакивая его плам
я пеленой порчи. Эхо приближавшихся шагов становилось все громче.
Солнечный свет высветил обутые в сандалии ноги и кайму красного одеяния
, и Ковенант ощутил минутную слабость от сознания того, что его первый гам
бит проигран. Свет быстро пробежал вверх, высветлив черную ризу, придава
вшую облачению торжественный вид, и руки. Руки, отнюдь не сжимавшие обычн
ый для каждого Всадника увенчанный открытым треугольником металлическ
ий стержень, бывший неотъемлемым атрибутом всякого Всадника рукх. Но все
же незнакомец в тоннеле был Всадником. Не Гиббоном Ц на-Морэм носил толь
ко черное. Этого пребывавшего в привычной отрешенности человека с напом
инавшим епископский посох жезлом Ковенант не знал.
Торс Всадника был необычайно грузным, хотя руки и ноги его оставались ху
дыми, а поросшие щетиной щеки запали то ли от дерзости, то ли от неизбывног
о страха. Пряди волос, беспорядочно липшие к лысеющему черепу, придавали
Верному вид фанатика, хотя глаза его были тусклыми и бесцветными.
Он держал перед собой открытые ладони, словно показывая, что пришел безо
ружным.
Совладав, наконец, со своей усталостью, Ковенант ухитрился, наконец, сгло
тнуть немного слюны и обрел способность говорить. Тоном, который должен
был обескуражить Всадника, он произнес:
Ц Не трать время попусту. Мне нужен Гиббон.
Ц Приветствую тебя, Полурукий, Ц произнес Всадник. Голос его звучал ров
но, хотя что-то в нем наводило на мысль о близости к панике. Ц Гиббон на-Мо
рэм знает о тебе все и не собирается утруждаться ради тебя.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 вино карас 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я