научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Выбор порадовал, здесь 

 


Ц Вы неплохо поспали, друзья мои, Ц промолвил подошедший к Ковенанту и Л
инден Красавчик. Он ухмылялся, словно ему передалось витавшее в воздухе
пещеры возбуждение. Ц Камень и Море, славный напиток этот витрим. А уж еже
ли смешать его с нашим «глотком алмазов» Ц такое питье порадует любую г
лотку. Хвала жизни, наконец-то и я сумел найти способ обессмертить свое им
я. Смотрите! Ц Эффектным жестом он указал на свой пояс, увешанный кожаным
и бурдюками с витримом. Ц Теперь передо мной стоит высокая цель Ц позна
комить мой народ с удивительными свойствами придуманной мною смеси. Я на
зову ее Смолянкой, и слава Повенчанного-Со-Смолой облетит всю Землю, прев
зойдя даже славу Богуна Невыносимого.
Шутливое настроение Великана вызвало улыбку у Линден, но Ковенанту было
не до веселья. Проснулся он с тем же настроением, с каким и заснул: грозивш
ая вейнхимам опасность не давала ему покоя. Бросив на Красавчика хмурый
взгляд, Ковенант спросил:
Ц Что здесь происходит?
Ц О Друг Великанов, Ц со вздохом отозвался Красавчик, Ц ты спал очень д
олго. Сейчас уже полдень, и вейнхимы готовятся выступить на битву. Аргуле
хи наступают медленно, но сейчас они уже неподалеку от этого убежища. Дум
аю, все решится до захода солнца.
Ковенант выругался про себя, ибо ему хотелось оттянуть неизбежную развя
зку. Подняв на него глаза, Линден нарочито безразличным тоном промолвила
:
Ц Время еще есть.
Ц Время унести ноги? Ц хмуро возразил он. Ц Бежать сломя голову и остав
ить их на верную погибель Ц чтобы их и оплакивать-то было некому? Забудь
об этом.
Глаза Линден вспыхнули.
Ц Я вовсе не то имела в виду, Ц заявила она. Черты ее лица заострились от г
нева. Ц Мне не больше твоего нравится покидать друзей. Может, у меня и нет
твоего опыта, Ц последнее слово Линден произнесла с нажимом, Ц но чего с
тоят Хэмако и вейнхимы, я понимаю. Пора бы тебе знать меня получше.
Она глубоко вздохнула и уже поспокойнее добавила:
Ц Я хотела сказать, что еще есть время спросить о Вейне.
Ковенант самому себе напоминал грозовую тучу, напоенную гневом, но неспо
собную разразиться громом. Колкость Линден, касавшаяся его «опыта», еще
не отражала степени, до которой он сам исказил их отношения. С самой перво
й встречи на Небесной Ферме он утаивал многое, ссылаясь на то, что ей не по
д силу понять некоторые вещи из-за недостатка «опыта». И вот результат. В
последнее время решительно все, сказанное этой женщиной, вызывало у него
горький осадок.
Но он не мог позволить себе поддаваться досаде. Лорд Фоул наверняка злор
адно предвкушает, как он, Ковенант, высвободит дикую магию, чтобы помочь в
ейнхимам. Мрачно подавив желание вступить в спор, он ответил просто и одн
означно:
Ц Нет. Я не хочу услышать это от Хэмако. Не хочу отпускать Финдейла с крюч
ка.
Ковенант повернулся к элохиму, но Обреченный встретил его взгляд все с т
ой же непроницаемой грустью, какой отвечал на любой вызов. И скорее отвеч
ая Линден, нежели желая задеть Финдейла, Ковенант заключил:
Ц Я жду, когда этот чертов элохим поймет, что элементарная честность, даж
е простое приличие обязывает его рассказать правду.
Желтые глаза Финдейла помрачнели, но он промолчал. Несколько раз перевед
я взгляд с Ковенанта на Обреченного и обратно, Линден кивнула и с таким ви
дом, словно Финдейла не было рядом, промолвила:
Ц Надеюсь, что он скоро примет решение. Меня не слишком радует перспекти
ва столкновения с Верными, в то время как они по-прежнему знают о Вейне бо
льше, чем мы.
Благодарный хотя бы за попытку понимания с ее стороны, Ковенант попробов
ал улыбнуться. Но получилась у него лишь вымученная гримаса.
Вейнхимы беспорядочно сновали по пещере, создавая впечатление, будто до
начала сражения каждый из них непременно хотел переговорить со всеми ос
тальными. Их тихие, лающие голоса наполняли атмосферу. Великаны не путал
ись среди них, стараясь держаться в стороне. Хоннинскрю стоял в одиночес
тве, подперев каменную стену и свесив голову. Красавчик оставался рядом
с Ковенантом, Финдейлом и Кайлом.
Первая, стоя чуть поодаль, говорила о чем-то с Сотканным-Из-Тумана. Судя по
позе и выражению лица Сотканного-Из-Тумана, он обратился к ней с просьбо
й, которая рассердила воительницу. Когда Великан попытался настаивать, г
олос ее перекрыл гомон вейнхимов.
Ц Ты смертен, Великан. Подобные решения всегда непросты, но неудача есть
неудача, не более того. Ты поклялся и посвятил себя если не Избранной, то П
оиску. И я не освобождаю тебя от клятвы.
Оставив его в сумятице чувств, она сурово отвернулась и сквозь толпу вей
нхимов зашагала к остальным спутникам. Подойдя к ним и прочитав в их взгл
ядах невысказанные вопросы, она пояснила:
Ц Ему стыдно. Ты, Ц Первая перевела взгляд на Линден, Ц спасла ему жизнь
в то время, когда Ковенант, Друг Великанов, был в опасности. Теперь он не на
ходит прощения нерешительности, проявленной им, когда в опасности оказа
лась ты, и просит разрешения присоединиться к вейнхимам, дабы искупить с
вою вину участием в битве. Я отказала ему, Ц добавила она, хотя в этом пояс
нении не было никакой надобности.
Линден чертыхнулась.
Ц Я не просила его служить мне. Он вовсе не должен... Хоннинскрю! Не надо! Ц
неожиданно воскликнула она. Но капитан не слушал ее. Сжав кулаки, он мрачн
о и решительно направился к Сотканному-Из-Тумана.
Линден рванулась было за ним, но Первая остановила ее. Молча они наблюдал
и за тем, как, подойдя к Сотканному-Из-Тумана, капитан ткнул ему палец в гру
дь Ц в самое сердце. Судя по тому, как работали челюсти, слова его были под
обны бичующему камнепаду, но разобрать их спутники не могли Ц все перек
рывали голоса вейнхимов.
Ц Он капитан, Ц мягко пояснила Первая. Ц Для меня важно то, что при всей с
воей боли он, так или иначе смог отреагировать на чувства Сотканного-Из-Т
умана. Не тревожься Ц он никогда не причинит вреда тому, кто служил под ег
о началом на борту «Звездной Геммы».
Линден кивнула. Но губы ее оставались сжатыми, выказывая сочувствие и до
саду, и она не сводила глаз с Сотканного-Из-Тумана. Поначалу тот отпрянул
под бурным натиском рассерженного Хоннинскрю, но вскоре вспылил и даже п
однял сжатый кулак. Однако капитан перехватил руку, силой опустил ее и пр
одолжал говорить, уставя торчащую бороду прямо в лицо собеседника. Спуст
я некоторое время Сотканный-Из-Тумана неохотно кивнул Ц видимо, он выну
жден был признать правоту капитана. Глаза его по-прежнему горели, но озло
бление, судя по всему, ушло.
Ковенант позволил себе перевести дух.
И тут из толпы вейнхимов выступил Хэмако. Глаза его светились в свете жар
овен, в каждом движении чувствовалось лихорадочное возбуждение. В руках
он держал длинный симитар Ц кривой меч, выглядевший так, словно он был вы
резан из кости в глубокой древности.
Ц Время пришло, Ц без предисловий заявил Хэмако. Ц Аргулехи уже близко
. Мы должны выступить вперед и дать им бой. Что собираетесь делать вы? Учти
те, здесь оставаться нельзя. Как только мы покинем пещеру, проход будет за
печатан и вы можете оказаться в ловушке. Другого выхода отсюда нет.
Первая собралась ответить, но Ковенант опередил ее. Отчаянный зуд терзал
его предплечье.
Ц Мы выйдем вместе с вами, Ц хрипло сказал он, Ц и будем следить за ходом
сражения, пока не найдем хороший способ оказать вам помощь.
Заметив на лице Хэмако выражение протеста, он добавил:
Ц Не беспокойся о нас. Мы и не такое повидали. Даже если все пойдет прахом,
мы найдем какой-нибудь способ спастись.
Неожиданная ухмылка смягчила напряжение на лице Хэмако.
Ц Томас Ковенант, Ц возгласил он голосом, звучавшим словно приветстви
е. Ц Хотел бы я встретиться с тобой в не столь тяжкое время.
Вооруженные кривыми костяными клинками, походившими на меч Хэмако, но ус
тупавшими ему по размерам, вейнхимы последовали за ним, словно избрали е
го своим предводителем на уготованном им роком пути.
Их набралось около двух сотен, однако пещеру они покинули на удивление б
ыстро. Отряд остался позади.
Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана присоединились к своим спутникам. Пер
вая посмотрела на Ковенанта и Линден, потом на Великанов. Все молчали. Лиц
о Линден побелело как снег, но она держала себя в руках. Красавчик выгляде
л так, словно пытался подыскать подходящую шутку, чтобы разрядить напряж
ение. Первая, Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана Ц каждый на свой манер Ц
казались такими же невозмутимыми, как и Кайл.
С горечью в сердце Ковенант кивнул. Повернувшись спиной к теплой, гостеп
риимной пещере, он и его друзья двинулись наружу. Навстречу зиме.
Еще в туннеле он почувствовал резкое похолодание. Для его онемелых пальц
ев эта перемена не имела значения, однако он потуже затянул кушак, как буд
то это могло помочь ему собрать все свое мужество. Отряд следовал за вейн
химами по разветвленному коридору, пока не достиг помещения, где были ос
тавлены сани. Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана молча взялись за постром
ки. Из их ртов и ноздрей уже начинал подниматься пар, а огонь светильников
делал его похожим на золотую дымку.
Вход в ришишим был открыт, и холод жадно устремился внутрь, словно желая у
ничтожить тайное прибежище тепла и покоя. Глубоко внутри у Ковенанта нар
астала дрожь. Его одеяние и раньше-то не грело, а лишь позволяло не замерз
нуть, сейчас же оно казалось ему и вовсе никчемной защитой. Когда он повер
нулся к Линден, та, словно прочитав его мысли, сказала:
Ц Долго ли Ц не знаю. Надеюсь, что достаточно.
Но вот впереди показался проход. Холодный воздух ожег лицо Ковенанта: бо
рода мигом оледенела, в глазах выступили слезы. Но он, наклонив голову, упо
рно шел вперед и, в конце концов, вместе со своими спутниками вышел в отвер
стие и ступил на каменистую равнину.
Яркий солнечный свет резал глаза. Воздух казался необычайно хрупким, так
им, словно он готов был вот-вот рассыпаться, не выдержав собственной тяже
сти. Под сапогами хрустел наст. На какой-то миг холод показался Ковенанту
ярким, словно огонь. Ему приходилось прилагать усилия, чтобы не позволит
ь дикой магии высвободиться помимо его желания.
Проморгавшись на свету, он заметил, что отмечавшие вход и охранявшие риш
ишим снежные вихри исчезли. Вейнхимы в них больше не нуждались. Тихонько
переговариваясь на своем лающем наречии, они построились, сформировав п
лотный клин: и вейнхимы, и юр-вайлы использовали этот строй, когда им треб
овалось сконцентрировать все свои силы. На острие клина стоял Хэмако. За
вершив построение и исполнив необходимые магические обряды, вейнхимы д
олжны были вложить в его симитар совокупную мощь всех пяти ришей. Каждый
вейнхим из стоявших по сторонам клина мог наносить и свои удары, но пока с
трой оставался непрорванным, меч Хэмако вбирал в себя силу двух сотен кл
инков.
С каждым мигом близилась битва. Бросив взгляд на север, Ковенант не смог р
азглядеть скального лабиринта Ц он скрылся за медленно, но неуклонно на
двигавшейся массой аргулехов. Тяжеловесные и грозные ледяные чудовища
издавали грохот, эхом отражающийся от горного склона и уже начинающий за
глушать возбужденные голоса вейнхимов. Похоже, аргулехи ненамного прев
осходили вейнхимов числом, но огромные размеры и свирепость чудовищ зас
тавляли считать их силу неодолимой. Отряд еще мог бежать, но о такой возмо
жности никто даже не заикнулся. Первая стояла спокойно и строго, положив
руку на рукоять меча. Глаза Хоннинскрю метали молнии: казалось, лишь битв
а может дать выход его неутоленной печали. Лицо Красавчика было усталым
и не столь уверенным: он не являлся воином. А вот у Сотканного-Из-Тумана бы
л такой вид, словно предстоящая битва сулила ему возможность восстанови
ть самоуважение. Кайл наблюдал за наступавшей ордой совершенно бесстра
стно: его не трогали ни доблесть вейнхимов, ни опасность, грозившая отряд
у. Возможно, он просто не видел в самопожертвовании риша ничего особенно
го, ибо по понятиям харучаев подобный риск представлялся вполне оправда
нным и разумным.
Ковенант заговорил, хотя из-за холода его слова чуть ли не замерзали в гор
ле.
Ц Я хочу помочь им. Если они в этом нуждаются. Хочу, но не знаю как. Ц Повер
нувшись к Первой, он добавил: Ц Пока их строй не сломается, не вмешивайся
ни во что. Мне уже доводилось видеть такие схватки.
Он действительно видел, как в Праздник Весны юр-вайлы истребляли духов А
нделейна, и был бессилен против их черного клина.
Ц Пока не нарушен боевой порядок, их не победить.
Потом он обернулся к Линден, но выражение ее лица испугало его. Глаза ее по
ходили на лиловые раны, кожа была мертвенно-бледной Ц Ковенанту показа
лось, что она вновь, как когда-то, впадает в панику. Но затем он взглянул ей
в глаза и понял Ц Линден подавлена, но отнюдь не запугана.
Ц Не знаю, Ц скованно пробормотала она. Ц Не знаю, что это, но в одном он п
рав. Там есть нечто, какая-то сила, принуждающая их действовать заодно. Но
что это такое Ц не понимаю.
Ц Попытайся, Ц выдавил Ковенант, сглатывая комок страха. Ц Очень тебя п
рошу. Я не хочу, чтобы вейнхимов постигла участь Бездомных.
Линден не ответила, но ее кивок говорил о твердой решимости лучше любых с
лов. Затем она повернулась к наступающим чудовищам. Теперь они находилис
ь в опасной близости. Переднюю линию составляло два десятка зверей, и при
мерно столько же эта орда насчитывала и в глубину. Дикие, злобные, ненавид
ящие все и вся бестии, повинуясь неведомой воле, наступали в боевом поряд
ке, словно вымуштрованное войско. Неуклонно наращивая скорость, они гото
вились обрушить на вейнхимов всю свою мощь.
И тут вейнхимы затянули песнь, от звуков которой кровь стыла в жилах. Их за
вывание и лай представляли собой не что иное, как заклинание, призывающе
е неведомых людям духов. Эхом отразившись от склона, жуткие звуки заполн
или собою равнину, а в следующее мгновение на острие клина засиял черный
Ц ослепительно черный! Ц свет. Хэмако взмахнул своим симитаром Ц кост
ь стала эбеново-черной и излучала губительную тьму.
В тот же самый миг все короткие, искривленные клинки вейнхимов почернели
и стали источать едкую, горячую жидкость. Капли ее с шипением падали на сн
ег, обращая его в пар.
Ковенант непроизвольно подался назад. Ему казалось, что сам холодный воз
дух равнины обратился в беззвучный Ц беззвучный, несмотря на пробудивш
ую его к жизни песнь Ц зов Силы. И эта Сила взывала к нему. Неистовая жажда
огня билась о стены воздвигнутых его волей запретов, шрамы на предплечье
горели. Он отступил еще на несколько шагов, ибо чувствовал, что, оставаясь
слишком близко, может не выдержать и нанести удар. Инстинктивно он нащуп
ал путь к зубчатой скале в половину человеческого роста, торчащей непода
леку от входа в ришишим. Этот камень казался единственной защитой, однак
о Ковенант не съежился за ним и не припал к земле. Вцепившись в глыбу онеме
лыми пальцами и впившись глазами в вейнхимов и аргулехов, он взмолился:
Ц Нет. Это не должно повториться!
Он не хотел стать свидетелем повторения того, что случилось с Бездомными
.
Но тут Хэмако издал боевой клич, и клин двинулся вперед. Все как один вейнх
имы устремились в битву, которая должна была стать их последней службой
Стране.
В следующий миг Ковенант и его спутники увидели, как острие клина разорв
ало переднюю линию ледяных бестий и проникло вглубь. Первый напор оказал
ся столь силен, что на миг Ковенанту показалось, будто исход битвы уже пре
дрешен. Риш вливал в меч Хэмако всю свою силу, и этим мечом он прорубал в ря
дах врагов просеку, в которую, неуклонно ее расширяя, погружался клин. Вей
нхимы, сформировавшие наружные стороны клина, разбрызгивали во всех нап
равлениях жидкость, разъедавшую лед. Прожигаемые ею насквозь, аргулехи п
адали, разваливались на части или, пытаясь отступить, сталкивались друг
с другом.
Истошно воя, они навалились на клин со всех сторон, пытаясь смять или прол
омить хотя бы одну из боковых линий. Но это привело лишь к тому, что и треть
ей, тыловой стороне уже глубоко внедрившегося во вражеские ряды клина пр
ишлось вступить в бой. Симитар Хэмако звенел, словно молот, и после каждог
о удара по сторонам разлеталось ледяное крошево. Хэмако нацелил клин на
державшегося в тылу зверя, превосходившего всех прочих размерами. Точне
е сказать, это странное существо представляло собой двух аргулехов, слив
шихся воедино, причем один из них сидел у другого на спине. С каждым шагом
вейнхимы приближались к цели.
Аргулехи были свирепы, безжалостны и бесстрашны. Над рвущимся вперед кли
ном беспрестанно взлетали ледяные сети, наст под ногами избороздило мно
жество трещин. Однако черная жидкость превращала паутину в лохмотья, а т
рещины не были столь опасны, как на морском льду, поскольку под слоем снег
а находилась твердая земля. Конечно, падавшие обрывки паутины нанесли ув
ечья некоторым вейнхимам, но это не могло ослабить их боевого порядка.
Ковенант замер на месте, едва осмеливаясь верить своим глазам. У сжимавш
ей в руках меч Первой то и дело вырывались одобрительные восклицания. Ис
тосковавшийся по надежде Красавчик жадно всматривался в схватку, как бу
дто ждал, что в следующий миг сама зима обратится в бегство.
Но в следующий миг все изменилось.
Аргулехи не обладали рассудком, однако этого нельзя было сказать о напра
вляющей их силе. Сила эта Ц чем бы она ни была Ц все примечала и сумела из
влечь урок из того, как вейнхимы сберегли свой клин.
Неожиданно орда аргулехов полностью изменила тактику. Казалось, будто л
ед взорвался Ц все уцелевшие звери одновременно вскинули ледяные лапы
и выбросили в воздух сети. Но обрушили они их вовсе не на вейнхимов, а на св
оих поверженных собратьев. Осколки льда стремительно смерзались воеди
но, воскрешая павших аргулехов и возвращая их в бой.
Вейнхимы не переставали сражаться, но в ходе битвы быстро наметился пере
лом. Теперь аргулехи исцелялись быстрее, чем их успевали уничтожать. На к
аждого поверженного приходилось несколько воскрешенных. А по мере того,
как их становилось все больше, они все настойчивее возобновляли напор на
клин. Поняв, что опутать вейнхимов паутиной, скорее всего, не удастся, вра
ги обступили клин сплошной ледяной стеной, стараясь замкнуть его в непро
ницаемую оболочку. В этом случае, даже если бы клин продержался долго, его
бы неминуемо сломила усталость.
Ужас охватил Ковенанта. Вейнхимы явно не были готовы к такой манере веде
ния боя. В отчаянии Хэмако устремлялся на врага с удвоенной яростью, но вс
який раз, когда очередной аргулех разлетался вдребезги под его ударом, ч
ья-то паутина собирала осколки воедино и зверь вновь устремлялся в атак
у. Стараясь разрубить паутину, Хэмако рванулся вперед слишком рьяно Ц и
нарушил контакт с клином. В тот же миг черное пламя погасло: его симитар вн
овь обратился в кость и раскололся от удара о лед. Хэмако упал бы и сам, но п
ротянутые из клина руки подхватили его и вернули в строй.
Помочь вейнхимам Ковенант не мог. Великаны взывали к нему, желая услышат
ь хоть какую-нибудь команду. Первая изрыгала проклятия, которых он даже н
е слышал. Но он ничего не мог поделать.
Ничего, если говорить о возможности использовать дикую магию. Порча пуль
сировала в его висках. Дикая магия, неугасимое, необузданное серебристое
пламя! Всякая мысль об этом, страшная и манящая, была столь же безумной и и
сступленной, как неистовый крик Линден:
Ц Остановись! Ты разрушишь Арку Времени! Это то, чего хочет Фоул!
Каждое биение его сердца было пропитано ядом. Нечего было и надеяться, чт
о, высвободив столь могучую силу, он сумеет с нею управиться. Но Хэмако гро
зила неминуемая гибель. Это было так же ясно, как то, что солнце над белой р
авниной клонилось к западу. А потом вейнхимы будут разбиты. Разбиты и уни
чтожены ради утоления злобы. А ведь этот человек и эти самые вейнхимы нек
огда вернули Ковенанта к жизни, показав ему, что в мире еще есть красота. Е
сли они погибнут, ледовое побоище в его душе будет продолжаться вечно.
Проклятая порча! Шрамы на правом предплечье горели, словно пламенеющие г
лаза Лорда Фоула, искушая Ковенанта, принуждая использовать Силу. Солнеч
ный Яд извращал Закон, порождая немыслимые мерзости, но он, Ковенант, был с
трашнее, ибо мог ввергнуть в хаос и само Время. Теперь находившийся не так
уж далеко от него клин уже не вел наступательных действий Ц вейнхимы пе
решли к обороне и сражались за спасение своих жизней. Некоторые уже попа
ли в ледяные узы, разорвать которые им было не под силу. Еще большему числу
предстояло погибнуть после того, как аргулехи замкнут свое ледовое коль
цо. Хэмако оставался на ногах, но, лишившись оружия, он уже не мог управлят
ь боевой мощью клина и переместился в центр строя. Его место занял вейнхи
м. Сражался он ловко и стремительно, но его короткий клинок не мог вобрать
в себя всю мощь риша.
Ц Друг Великанов! Ц взывала Первая. Ц Ковенант!
Клин погибал, а Великаны не решались вступить в схватку, опасаясь оказат
ься на пути белого пламени.
Проклятая порча! Ярость желания сжигала его предплечье. Его сделали могу
чим, чтобы он стал бессильным! Отчаяние требовало крови. Закатав рукав, Ко
венант обхватил свое правое запястье левой рукой и, вложив всю силу боли
и ярости, располосовал уже помеченную шрамами плоть об острый край камен
ной глыбы. Кровь хлынула на камень, разбрызгиваясь по снегу и мгновенно з
астывая на морозе. Ковенант не обращал на это внимания. Некогда Верные ра
сполосовали его запястье, дабы обрести силу для пророчества, того пророч
ества, которое не позволило ему обрести верный путь. Сейчас Ковенант тер
зал свою плоть, стремясь болью победить порчу, силясь стереть из своей ду
ши отметины ядовитых клыков. И тут на него налетела Линден. Ударив его изо
всей силы и встряхнув за ворот, она яростно закричала:
Ц Послушай меня!
Казалось, будто она не верит в его способность что-то услышать, равно как
и в способность видеть что-либо, кроме окрасившей камень крови.
Ц Послушай, я поняла. Здесь то же самое, что и в Бхратхайрайнии! Вспомни ке
мпера! Касрейна!
Она трясла его изо всей мочи, силясь хоть как-то заставить осмыслить услы
шанное. И это ей удалось.
Ковенант понял, и это потрясло его так, что он едва устоял на ногах. Сын кем
пера. О боже!
Кроел.
Но эта мысль еще не успела оформиться, как он уже вырвался из цепкой хватк
и Линден и устремился к Великанам.
Кроел. Суккуб, порождение неведомых и мрачных глубин. Заключив сделку с э
тим таинственным созданием, Касрейн Круговрат обрел магическую силу и н
евероятное долголетие. И это существо Касрейн носил на своей спине. А там,
в гуще ледяных тварей, на спине одного из аргулехов сидит другой. Неужто э
тот вожак ступил в сговор с кроелом и получил власть над своими сородича
ми и самой зимой?
Финдейл наверняка знал, что за сила противостоит вейнхимам. Знал, но не ск
азал ни слова.
Однако Ковенанту некогда было размышлять о непорядочности элохима.
Ц Отзови их! Ц закричал он, подбежав к Первой. Ц Заставь их отступить! Ц
Размахивая руками, он разбрызгивал по сторонам кровь. Ц Так им не добить
ся победы. Мы должны рассказать им о кроеле!
Великанша отреагировала, как спущенная с поводка борзая. Резко разверну
вшись, она выкрикнула короткую команду, и Великаны устремились в гущу бо
я.
Ковенант в страхе и надежде смотрел им вслед. Линден, все еще сердитая, под
бежала к нему и, ухватив за правое запястье, заставила согнуть руку в локт
е и крепко зажать в этом положении, чтобы немного ослабить кровотечение.
Затем, так и не проронив ни слова, она все свое внимание сосредоточила на с
хватке.
Четыре Великана с разбега вломились в ряды ледяных тварей. Первая крушил
а аргулехов своим длинным мечом, размахивая им, словно дубинкой. За нею, ср
ажаясь словно титаны, следовали Хоннинскрю и Сотканный-Из-Тумана, тогда
как Красавчик оберегал спины собратьев, не подпуская аргулехов сзади. Пр
одвигаясь к окруженному клину, они беспрестанно выкликали на языке вейн
химов призыв Ковенанта.
Реакция клана оказалась почти мгновенной. Вейнхимы сделали поворот нал
ево, переместив острие боевого порядка в другой угол треугольного строя
, и, увлекая с собой Хэмако, устремились навстречу уже сделавшим прорыв во
вражеских рядах Великанам.
Прежде чем аргулехи поняли, что происходит, и попытались перекрыть путь
к отступлению, клин уже наполовину вышел из окружения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 виски brora 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я