научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/vanni/ 

 

Гиббон наслал Мрак, изуродовавший предвратный зал
. Он послал ни в чем не повинных слуг в бой, на верную гибель. Он внушил Линде
н ужас, заставив ее поверить в неизбывность наследственного проклятия. И
явился сюда, желая принудить Ковенанта обратить драгоценное для него пр
ошлое в хворост и трут.
Мощь Ядовитого Огня, исходящая от жезла Гиббона, была столь велика, что Ко
венант едва не рыдал, видя, как гибнет рукотворная красота. Разноцветные
кусочки мозаики воспламенялись прямо под его ногами. Он шел к пылающему
сердцу Расточителя, словно туда вела его собственная судьба.
Всесокрушающей мощью обрушился он на на-Морэма.
И потерпел неудачу.
Воздух и свет перестали существовать. Соприкоснувшись с пламенем, бесце
нные реликвии обращались в ничто. Ближние колонны начали плавиться, по п
олу пошла рябь. Еще никогда Ковенант не высвобождал столь свирепую и нео
долимую силу.
И все же на-Морэм не уступал.
Лорд Фоул все спланировал превосходно. Гиббон-Опустошитель оказался за
гнанным в угол. Отступать было некуда, а потому он более не колебался. А Яд
овитый Огонь был слишком силен. Конечно, сам Ковенант обладал большей мо
щью, но он не отважился использовать ее всю. Горький привкус сознания это
го заставлял Ковенанта чувствовать, как вокруг смыкается сама смерть, и
отчаяние его превосходило все мыслимые пределы.
Он хотел кричать, вопить, выть Ц так, чтобы услышали небеса. Услышали и об
рушились на него.
Но прежде чем успела разорваться ткань мироздания, Ковенант понял, что о
твет он уже знает. Нести то, что должно, как бы ни было трудно. Наверное, это
возможно, раз он уже зашел так далеко, и у него еще оставался выбор. Безусл
овно, цена будет высока, но все, что угодно, предпочтительнее нового Ритуа
ла Осквернения, в сравнении с которым свершенное Кевином могло бы показа
ться мелочью. «Да, Ц сказал он себе, впервые сознаваясь в этом. Ц Я и есть д
икая магия».
Собрав осколки воли, он удержал себя, у самого края пропасти. Но катастроф
а надвигалась: Ковенант не мог погасить тьму и знал, что, если не погасит е
е очень скоро, она убьет его. Порча пожирала его жизнь. Пожирала, но пока ещ
е не пожрала. Лицо Ковенанта исказила невыразимая боль, но он принял это т
ягостное решение.
И, отвернувшись от Гиббона, зашагал прочь. Но когда Ковенант повернулся в
сторону Линден и Кайла, взглядом прося у них прощения, в Зал Даров ворвала
сь Ном, преследуемая Первой.
При виде страшных разрушений и отчаяния на лице Ковенанта Великанша ост
олбенела. Но песчаная горгона метнулась к на-Морэму, словно увидела в нем
давно чаемую добычу.
Пролетев мимо Ковенанта и оттолкнувшись от мозаичного пола, горгона вре
залась прямо в багровое средоточие силы Гиббона.
И была отброшена прочь, словно надоедливый щенок. Даже песчаная горгона
не могла выстоять против Ядовитого Огня.
Однако Ном, воплощавшая в себе разрушительную ярость, не ведала страха и
не могла принять поражения. Она ощутила меру могущества Гиббона, но это н
е обратило ее в бегство и не отбило желание нападать. Песчаная горгона из
менила тактику.
Обеими лапами она нанесла по полу удар такой страшной силы, что весь цент
р зала вздыбился и расплескался, словно камень обратился в воду. Мозаика
раскрошилась. Издав яростный крик, Гиббон пошатнулся, пытаясь сохранить
равновесие, и вновь воздел свой жезл, вознамерившись сорвать плоть с кос
тей Ном.
Но безумная ярость ослепила его. Чтобы нанести решающий удар, Гиббону тр
ебовалось время, всего несколько мгновений. Он использовал их для подгот
овки и проглядел главный результат атаки песчаной горгоны.
Расколовшая пол трещина прошла через то самое место, где камень сковывал
руки и ноги пойманного в ловушку Хоннинскрю. Входило это в намерения Ном
или получилось случайно, но Великан освободился. И с яростным ревом рину
лся на на-Морэма.
Сосредоточившийся на Ном, Гиббон не успел вовремя отреагировать на появ
ление нового противника. Казалось, что удар Хоннинскрю сокрушил все его
кости. Жезл покатился по полу, со звоном ударился об основание колонны и з
амер. Багровый огонь угас.
Первая выкрикнула имя капитана, но содрогнувшийся зал, казалось, поглоти
л звук ее голоса. За те несколько мгновений, пока Хоннинскрю тяжело дышал,
склонившись над трупом Гиббона, Ковенант успел сообразить:
Ц Опустошителя так не убить. Ты можешь убить лишь тело.
Наконец капитан обратился к спутникам, и вот тут Ковенант едва не сломал
ся. Чтобы понять, что произошло, ему не требовалось видение Линден. Он стал
кивался с таким прежде. С Хоннинскрю случилось ужасное.
Он стоял, выпрямившись и сжав кулаки, словно по-прежнему оставался самим
собой. Но лицо его постоянно меняло выражение и форму: мрачная решимость
сменялась безумным и диким ликованием. Он был Гриммандом Хоннинскрю, кап
итаном «Звездной Геммы». Но он же был самадхи Шеолом, тем самым, кто, пребы
вая в теле Гиббона, возглавлял Верных. Великан и Опустошитель отчаянно б
оролись за контроль над сознанием и телом. Глаза Хоннинскрю то стекленел
и, то вспыхивали кровавым огнем. В горле его рождался тут же подавляемый х
риплый смех.
Ц Томас Ковенант... Ц начал он дрожащим от напряжения голосом, но тут же в
ерх взяла другая воля, и с его уст сорвался неистовый крик: Ц Безумец! Без
умец!
Но Великану удалось восстановить контроль. Казалось, что мускулы его лиц
а вот-вот разорвутся от натуги, но он заговорил снова:
Ц Друг Земли, послушай меня. Прекрати это... С ним необходимо покончить...
Ц Помоги ему, Ц в отчаянии простонала Линден. Ц О Боже, помоги ему!
Но помочь Хоннинскрю не мог никто. Вмешаться в эту борьбу могла только Ли
нден, но вздумай она предпринять подобную попытку, Ковенант помешал бы е
й. Ибо в этом случае самадхи Шеол получил бы возможность перепрыгнуть из
тела Великана в ее тело. И, овладев ее видением, получить доступ к дикой ма
гии. Хоннинскрю снова удалось овладеть собой.
Ц Вы должны убить меня... Ц задыхаясь, прохрипел Великан. Слова эти стекл
и с его губ словно кровь, но прозвучали отчетливо и уверенно.
Лицо его исказилось ужасной гримасой, но тут же вновь вернуло обычное вы
ражение.
Ц Я удержу этого Опустошителя в себе, удержу до последнего мгновения. Он
не сможет ни в кого вселиться и погибнет. Погибнет вместе со мной, а я упок
оюсь с миром.
Шеол неистово порывался освободиться, но Великан держался.
Ц Умоляю вас! Ц Стон Ковенанта изверг огненный всполох, но он не достиг
Великана.
Первая сжимала меч обеими руками, но руки эти дрожали, и взор ее застилали
слезы. Она не могла двинуться с места. Кайл стоял, сложив руки на груди: каз
алось, будто он оглох.
Ц Нож! Ц выкрикнула сквозь рыдания Линден. Ц Дайте мне нож. Господи, про
валитесь вы все в ад. Хоннинскрю! Хоннинскрю!
Но ножа у нее не было, к тому же ужас и отвращение не позволяли ей приблизи
ться к Опустошителю.
Мольба Хоннинскрю все еще оставалась без ответа.
Откликнулась на нее Ном, песчаная горгона из Великой Пустыни.
Сначала зверь выжидал. Он смотрел, что предпримут остальные, словно пони
мал, каково им приходится. А затем скользнул к Хоннинскрю. Двигалась Ном м
ягко, но ее вывернутые колени были напряжены, как пружины, тая страшную мо
щь. Хоннинскрю молча следил за приближением зверя. Опустошитель остерве
нело рвался наружу, но Великан еще раз показал себя истинным мастером. Са
мадхи Шеол не мог одолеть его. Медленно, чуть ли не ласково Ном обхватил Ве
ликана за пояс. В последний момент Хоннинскрю бросил на друзей прощальны
й взгляд Ц и горгона сокрушила его.
Глаза Ковенанта наполнились слезами, однако и сейчас он подумал о том, чт
о Опустошителя убить нельзя. Впрочем, прежней уверенности в этом у него у
же не было. Мир был полон тайн, и даже Лорд Фоул не мог извратить все.
Линден вскрикнула, словно в лапах горгоны хрустнули ее собственные кост
и. Когда она подняла голову, в глазах ее полыхала жажда силы, необходимой,
чтобы осуществить возмездие.
Первая напряженно двинулась к телу друга, но не успела сделать и пары шаг
ов, как Ном повернулась и Кайл с удивлением, против которого не смогла уст
оять его природная бесстрастность, промолвил:
Ц Песчаная горгона говорит...
Ковенант с трудом различал лица перед собой. Боковое зрение исчезло, пог
лощенное тьмой неминуемо надвигавшегося взрыва.
Ц ...Она говорит мысленно, на манер харучаев, Ц продолжал Кайл, слегка сдв
инув брови. Ц Речь ее странная, чужая, но понять можно...
Спутники уставились на харучая.
Ц ...Она говорит, что взяла этого Опустошителя себе в пользование. Именно
так и говорит Ц не убила, а взяла в пользование. А обрывки его сущности Но
м поглотила... Ц Кайл не без труда разгладил морщины на лбу, Ц и таким обра
зом песчаная горгона обрела способность говорить.
Харучай взглянул в лицо Ковенанту и добавил:
Ц Ном благодарит тебя, юр-Лорд.
«Благодарит, Ц сокрушенно подумал Ковенант. Ц Нашла кого благодарить»
. Он не сумел победить Гиббона. Допустил гибель Хоннинскрю. Он не заслужив
ал благодарности. И у него не оставалось времени даже для сожалений. Кожа
его уже приобрела болезненно темный оттенок. Ковенант физически ощущал
собственную изношенность. Тьма вздымалась в нем, настоятельно требуя от
вета. Того ответа, о котором он знал из ночных кошмаров. Еще удерживая в се
бе разрастающееся пламя, он повернулся и зашагал прочь из Зала Даров, про
чь от Линден, Первой, Кайла, Ном и павшего Хоннинскрю.
Но стоило Ковенанту ступить ногой на ступеньку лестницы, что-то, похоже н
а незримую руку, железной хваткой сомкнулось вокруг его сознания, и он ос
тановился. Чужая воля пыталась лишить его возможности принимать решени
я. Пожалуйста , Ц звучало у него в мозгу. Ц Пожалуйста, не
надо .
Ковенант не обладал видением, а в этот момент едва ли пребывал и в здравом
рассудке, но это не помешало ему узнать Линден. Линден, пытавшуюся овладе
ть им.
Не делай этого.
Установившаяся между ними связь позволила Ковенанту ощутить, что она ры
дает. Но за болью Линден крылась неистовая страсть. И непреклонное намер
ение не позволить ему поступить по-своему. Не допустить, чтобы он по собст
венной воле ушел из жизни.
Я не отпущу тебя.
Ковенант понял ее. Да и как бы мог он не понять? Линден, с ее обостренным вос
приятием, не могла не чувствовать, что его контроль над силой уже на исход
е. Его отчаяние не могло ускользнуть от нее, и не было сомнений относитель
но его цели. Она пыталась его спасти.
Ты слишком многого хочешь.
Но то, чего она добивалась, стало бы не избавлением, а проклятием. Она неве
рно поняла, что действительно необходимо Ковенанту. На что она могла рас
считывать, когда бы его безумие стало необратимым? И как смогла бы сама пр
отивостоять Презирающему, имея на душе такое бремя?
Ковенант не стал бороться с ней с помощью огня, ибо боялся повредить ей. Вм
есто того он вспомнил о молчании, в которое погрузили его элохимы, и о бред
овом беспамятстве, вызванном порчей. В прошлом и того и другого по отдель
ности было бы более чем достаточно, чтобы отвратить Линден от ее намерен
ия. Сейчас он воспользовался и тем и другим одновременно, стремясь наглу
хо закрыть для нее двери своего сознания. Но Линден была сильнее, чем когд
а бы то ни было. Она многому научилась и благодаря их близости знала о нем
даже самое сокровенное. Побуждаемая стремлением, коренившимся в самом с
уществе ее жизни, Линден вновь и вновь взывала к нему. Хватка ее воли не ос
лабевала. Разорвать ее Ковенанту было трудно и потому, что это означало п
ричинить Линден боль. Выталкивая ее за пределы своего «я», он словно сдир
ал собственную кожу, отрывал часть собственной плоти. Но Линден не поним
ала его. Она по-прежнему видела его гонимым той жалостью к себе, что, перер
одившись в злобу, погубила ее отца. И испытала слишком сильное потрясени
е, для того чтобы полностью отдавать отчет в своих действиях. В конце конц
ов, Ковенанту удалось закрыть для нее свой разум, и он продолжил поднимат
ься по лестнице.
Ему вослед прозвучал сиротливый крик:
Ц Я люблю тебя!
Ковенант дрогнул, но тут же взял себя в руки и двинулся дальше.
Подгоняемый все возрастающей силой черного огня, он направился к святил
ищу. Дважды ему попадались группы Всадников, и оба раза они нападали на не
го с таким неистовством, словно понимали, какова его цель. Ковенант не обр
ащал на них внимания: сейчас он был уязвим не снаружи, а лишь изнутри. Отча
сти по памяти, отчасти же по наитию он неуклонно шел к основанию огромной
пещеры в сердце Ревелстоуна. Туда, где пылал Ядовитый Огонь. Прежде жител
и города собирались там, дабы сплотиться в преданности Стране. Вдоль сте
н цилиндрической пещеры тянулись балконы, с которых люди слушали Лордов
, обращавшихся к ним с находившегося внизу помоста. Но теперь этот помост
исчез. Его заменил ров, чудовищный резервуар для питавшей Ядовитый Огонь
крови.
У ближайшего входа его дожидался Финдейл.
Желтые глаза Обреченного по-прежнему были полны мукой, но гнев, с которым
он так часто обличал Ковенанта, исчез. На смену ему пришла печаль.
Ц Ты идешь на гибель, Обладатель Кольца, Ц тихо промолвил элохим. Ц Теп
ерь я понимаю тебя. Это отчаянный риск. Я не могу поручиться за результаты
и не знаю, смогу ли быть достойным тебя. Но я тебя не покину.
Рукхи Всадников не смогли тронуть Ковенанта, но зато он был тронут слова
ми элохима. Собравшись с духом, он вступил в пределы святилища.
Там, словно в плавильной печи самого солнца, завывал Ядовитый Огонь. Бушу
ющие языки пламени вздымались до самых верхних балконов, где теперь поко
ился огромный металлический треугольник Ц мастер-рукх, через который м
ощь Ядовитого Огня передавалась к рукхам Верных. Казалось, что неистовый
жар мгновенно обуглил его лицо, проник в легкие, опаляя плоть, и пронзил е
го насквозь, стремясь выжечь волю. Но Ковенант не дрогнул. Он сам избрал эт
от путь и не собирался сворачивать. Помедлив лишь на миг, ушедший на то, чт
обы расплавить мастер-рукх и таким образом отрезать Всадников от источн
ика их силы, он ступил в горнило ада.
Нести то, что должно нести...
Ведомый своими сновидениями, Ковенант шагнул прямо в Ядовитый Огонь, и в
этот миг ему показалось, что в сердце приоткрылась маленькая чистая двер
ца. Дверца надежды.
В этом дарованная тебе милость.
Пламя объяло его, раскаляя тьму добела.


Часть вторая
АПОФЕОЗ

Глава 11
Последствия

Лишь ярость давала Линден силы держаться прямо и следовать по бесконечн
ым тоннелям Ревелстоуна за потоком воды. Ном она оставила наверху, на пла
то, где она расширяла и углубляла проделанный ею в скале канал. Тот самый,
по которому не тронутая Солнечным Ядом вода горного озера устремлялась
вглубь твердыни.
С веселым плеском неслась она по коридорам и лестницам, снося по пути еще
оставшиеся завалы и баррикады. Тропу для этого потока подготовили Велик
аны, а они понимали самую душу камня. Словно откликаясь на их зов, пенистый
поток устремлялся туда, куда хотела направить его Линден.
В открытую дверь святилища, где, несмотря на все случившееся, полыхал Ядо
витый Огонь. Как будто Ковенант не вступил в пламя и крик его не вознесся к
небесам.
Именно ярость и отчаяние помогли Линден найти способ потушить неугасим
ое пламя Верных. Когда Ковенант вышел из Зала Даров, она поняла, куда он со
брался, и поняла Ц или решила, что поняла, Ц каковы его намерения. Решила,
что он, не желая более представлять собой угрозу для дорогих ему людей, во
знамерился покончить счеты с жизнью, подобно ее отцу; правда, тот сделал э
то из жалости к себе. Пробыв некоторое время в непосредственной близости
от Гиббона-Опустошителя, она поняла, что ее собственное тяготение к смер
ти в действительности являлось не чем иным, как темной, жаждой могуществ
а, желанием избавиться от страха смерти и обрести власть над жизнью. То, чт
о делала эта тьма с ней, открыло Линден глаза. Она знала Ц такую жажду нев
озможно удовлетворить, не став слугой Презирающего. Намерение Ковенант
а принести себя в жертву могло отдать его душу во власть Лорда Фоула. Этог
о она допустить не могла.
И потому попыталась освободить его.
Однако он оказался на удивление силен. Причем не только не допустил ее в с
вое сознание, но и не совершил самоубийства. И теперь на долю Линден остал
ось только одно отчаяние.
Там, в Зале Даров, Первая со скорбью во взоре наблюдала за тем, как песчана
я горгона роет могилу для Хоннинскрю. Капитан имел право упокоиться в эт
ом месте, ибо воистину преподнес в дар Ревелстоуну свою жизнь. Кайл вопро
сительно смотрел на Линден, ожидая, что она присоединится к остальным и з
аймется ранеными. Но она покинула их и последовала за Ковенантом навстре
чу его судьбе. Возможно, она надеялась, что найдет способ заставить его об
ратить на нее внимание. Или просто-напросто не могла заставить себя расс
таться с ним.
То, что испытывал Ковенант в горниле Ядовитого Огня, едва не сломало ее Ц
но в то же время заставило сосредоточиться и найти решение. Она послала м
ысленный призыв Ц Ном и Кайл откликнулись на него, а вместе с ними в святи
лище прибежала и Первая. При виде того, что делал Ковенант, лицо воительни
цы посерело от ужаса. Но она быстро пришла в себя, услышав от Линден, как мо
жно потушить тлетворное пламя. Послав Кайла собирать остальных спутник
ов, Великанша в сопровождении Ном отправилась наверх Ц на поиски горног
о озера. Линден оставалась с Ковенантом.
Она разделяла его мучения, чувствовала, как Ядовитый Огонь сдирает кожу
с его души. Это продолжалось до тех пор, пока порча Фоула не была выжжена и
Ковенант не вышел из пламени обновленным Ц словно рожденным заново, но
начисто лишенным способности воспринимать окружающее. Он не видел ее; да
же не осознавал ее присутствия, тогда как ее боль оставалась с ней.
Когда же он, не замечая ее, прошел мимо, направляясь к неведомой цели, серд
це Линден сжалось от боли. Она чувствовала себя осиротевшей, заброшенной
, словно опустошенная Солнечным Ядом Земля. Ибо, увидев, как появился он из
огня и отрешенно проследовал мимо, она поняла, что за этим кроется неосоз
нанный страх. Страх перед ней, перед непростительной пагубностью того, ч
то она пыталась с ним сделать. Пыталась вопреки собственному страху пере
д насилием над чужой личностью, вопреки искренней убежденности в том, чт
о никто не вправе подчинить себе волю, мысли и чувства другого человека. П
о отношению к Ковенанту она повела себя так, словно была Опустошителем.
Хотела спасти его жизнь Ц ценой уничтожения личности.
Этому не могло быть прощения. Даже если бы ему суждено было погибнуть в Яд
овитом Огне или сокрушить Арку Времени, ее поступок представлял собой ду
ховное преступление, в сравнении с которым обычное убийство бледнело. В
какой-то момент Линден показалось, что у нее нет иного выхода, кроме как п
оследовать его примеру и позволить Ядовитому Огню выжечь черноту из ее д
уши, чтобы она никогда больше не представляла угрозы для своих близких.
«Проклятие Страны ложится на твои плечи, Ц говорил ей Гиббон-Опустошит
ель, Ц ты просто еще не представляешь себе всей глубины собственного Ос
квернения».
И если вся ее жизнь прошла под знаком неосознанной жажды силы, то не стоил
о ли поступить с ней так, как она того заслуживала Ц а именно положить ей
конец? Рядом никого не было, и никто не мог ее остановить?
Но тут Линден увидела Финдейла. Казалось, он возник ниоткуда, словно откл
икнувшись на ее отчаяние. Элохим стоял прямо перед ней: лицо его являло со
бой воплощение печали, а в желтых глазах застыла боль, заставляющая пове
рить, что мука Ядовитого Огня была понятна и ему.
Ц Солнцемудрая, Ц промолвил Финдейл с тяжким вздохом, Ц я хочу отговор
ить тебя, хотя и не знаю как. Я не желаю твоей смерти, несмотря на то, что она,
возможно, многое бы для меня упростила. Но подумай об Обладателе кольца. Е
сли уйдешь ты, какая надежда останется у него? Кто сможет помешать ему пог
убить Землю?
«Надежда? Ц с болью подумала Линден. Ц Да ведь я сама едва не отняла у нег
о возможность не только надеяться, но даже понимать, что такое надежда». О
днако спорить не стала и, понурив голову, словно Финдейл сделал ей выгово
р, покинула святилище Верных. В конце концов, разве было у нее право следов
ать путем Ковенанта? И она побрела по незнакомым коридорам твердыни, пыт
аясь выбраться на верхнее плато. Через некоторое время к ней присоединил
ся Доррис. Доложив, что с сопротивлением Верных покончено и харучаи уже п
риступили к выполнению ее указаний, он вывел Линден наверх Ц к солнцу и М
ерцающему озеру.
Там она обнаружила Первую и Ном. Следуя распоряжениям воительницы, горго
на пробивала в толще скалы водоотвод. Зверь повиновался ей, словно не тол
ько понимал приказы, но и предугадывал ее желания. Когда бы не дикая ярост
ь, с которой Ном дробила и крошила камень, ее можно было бы счесть ручной. Н
е приходилось сомневаться в том, что скоро канал будет готов и неоскверн
енную воду Мерцающего можно будет отвести от водопада Фэл и направить в
святилище.
Оставив Ном под присмотром Линден, Первая вернулась в Ревелстоун Ц помо
чь раненым товарищам. Довольно скоро она послала наверх харучая, который
доложил Избранной, что ожоги Мрака и раны, нанесенные ядовитыми шпорами
Рысаков, поддаются целительному воздействию вауры, витрима и «глотка ал
мазов». Жизни Сотканного-Из-Тумана, несмотря на всю тяжесть его ранения,
ничто не угрожало. Однако множество людей Ц и мужчин и женщин Ц нуждали
сь в помощи врача. В помощи Линден.
Но Линден оставалась с песчаной Горгоной до тех пор, пока не был прорыт ка
нал и вода не устремилась вниз. И пока она не удостоверилась в том, что Ном
не собирается разрушать город. Это убеждение пришло не сразу Ц Линден н
е знала, какое воздействие мог оказать Опустошитель на природную свиреп
ость горгоны. Однако зверь повиновался ее приказам, словно не только пон
имал, но и одобрял их...
В конце концов, Линден мысленно спросила, что горгона будет делать, если о
станется без присмотра. Та отбежала в сторону и принялась углублять кана
л.
Это несколько успокоило Линден. К тому же на открытом плато она чувствов
ала себя отданной во власть нещадно палящего солнца, грозящего обратить
ее душу в пыль. Ей не терпелось оказаться под защитой камня, и она настояте
льно нуждалась в простом человеческом деле Ц нужном и важном деле, кото
рое помогло бы ей собраться.
Предоставив Ном самой себе, она последовала за устремлявшимся вглубь тв
ердым потоком.
И вот теперь дрожащий свет факела увлекал ее туда, где рождался Ядовитый
Огонь.
Доррис по-прежнему держался рядом, но она едва ли осознавала его присутс
твие. Линден воспринимала всех харучаев сразу, но так, словно они явились
частью Ревелстоуна, некой эманацией древнего гранита твердыни. Остатки
своего видения она устремляла только вперед, туда, где Ядовитый Огонь яр
остно сопротивлялся натиску неоскверненных вод. Противоборство стихий
было столь ожесточенным, что поначалу исход его вызвал сомнения. Однако
уже вскоре, глядя на устремившийся к святилищу бурлящий поток, она понял
а, что Ядовитый Огонь постепенно затухает.
Горное озеро и на этот раз явило себя вместилищем надежды.
Однако по большому счету надежда эта была тщетной. Отнюдь не тешившая се
бя самообманом, Линден прекрасно понимала, что потушить Ядовитый Огонь е
ще не значит покончить с Солнечным Ядом. Века кровопролития лишь подпиты
вали Солнечный Яд, усиливая его власть над страной, но порождавшая его пр
ичина была иной.
Когда после катастрофы у Первого Дерева Ковенант впал в отчаяние, Линден
убедила его в настоятельной необходимости положить конец кровавому пр
авлению Верных. Она требовала от Ковенанта действий, предпочитая забыть
о неизбежности его смерти.
«Раз уж тебе приспичило умереть, Ц кричала ему Линден, Ц то сделай, по кр
айней мере, так, чтобы смерть твоя не была напрасной». Но даже тогда она зн
ала, что Солнечный Яд не исчезнет и будет по-прежнему безжалостно вгрыза
ться в сердце Земли. Знала, но упорно добивалась от него обещания действо
вать, ибо и сама нуждалась в конкретной и осязаемой цели, что помогла бы ей
устоять против тьмы. А также потому, что любое решение было предпочтител
ьнее его отчаяния.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 вино the sadie family 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я