научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/brands/Akvaton/rimini/ 

 


Путников хлестал ветер, грязь липла к обуви, затрудняя каждый шаг, а сбега
вшие с холмов пенистые потоки едва не сбивали с ног. Не будь Кайла, Ковенан
т не раз вывалялся бы в грязи. Линден льнула к плечу Фола. Казалось, весь ми
р Ц это прорезаемая молниями, освещаемая серебром и багрянцем сплошная
водяная громыхавшая стена; никто из путников даже и не порывался говорит
ь. Однако, при всем том, отряду еще никогда не удавалось продвигаться в зон
е Солнечного Яда с такой быстротой. В течение дня за дождевой завесой то и
дело появлялись серые, размытые, словно воплощение бури, человеческие фи
гуры. То были харучаи. Проникнув под защитный купол, они представлялись К
овенанту и, заручившись его согласием, молча присоединялись к отряду. На
стойчивое внимание, с которым присматривалась Линден к Сандеру, лишний р
аз напоминало Ковенанту о том, что он знал и сам: управление двумя столь мо
гущественными амулетами требовало от гравелинга чудовищного напряжен
ия. Однако он был уроженцем подкаменья, выходцем из народа, многим поколе
ниям которых лишь природная выносливость помогла выжить, пройдя через с
трашные испытания. И он четко осознавал свою цель. Когда день подошел к ко
нцу и гравелинг позволил своему огню угаснуть, он едва стоял на ногах, одн
ако держался ничуть не хуже Ковенанта, которому только и пришлось что пр
еодолеть лиг десять по бездорожью. Не в первый раз Ковенант подумал о том,
что он не заслуживает дружбы таких людей.
Когда ветер отогнал тучи на запад, отряд разбил лагерь на открытой равни
не, строгий ландшафт которой напоминал Ковенанту окрестности Ревелсто
уна. В минувшие века, стараниями земледельцев и скотоводов вкупе с мудры
м попечением Лордов, край этот был цветущим и плодородным, но ныне все изм
енилось. Он чувствовал, что уже приблизился к рубежу непосредственных вл
адений Верных Ц вот-вот вступит в пределы обители на-Морэма.
Не скрывая беспокойства, Ковенант поинтересовался у Холлиан, какое солн
це ожидается завтра. В ответ та достала лианар Ц тонкую палочку, полиров
анная поверхность которой засверкала в пламени лагерного костра, вызыв
ая воспоминания о древних лесах Страны.
Как и левое предплечье Сандера, ее правая ладонь была покрыта шрамами Ц
старыми порезами, из которых она получала необходимую для предсказаний
кровь. Но теперь надобности в кровопролитии не было. С улыбкой Сандер вру
чил ей обернутый тканью крилл. Она отогнула уголок Ц лишь настолько, что
бы выпустить серебристый лучик Ц и почтительно поднесла лианар к свету
. И в тот же миг палочка обернулась огненным деревцем Ц во все стороны взм
етнулись огненные побеги, в воздухе распустились бутоны филигранного п
ламени. Не опаляя ни Холлиан, ни палочку, вокруг, как сияющая эманация тайн
ы, распространился огонь. Зеленый огонь, пахнущий весной и свежими яблок
ами.
Ковенант невольно поежился.
Холлиан не нужно было объяснять значение этого свечения ни ему, ни Линде
н Ц им уже случалось видеть ритуал предсказания эг-бренда. Но наблюдающ
им за ритуалом с широко раскрытыми глазами Великанам она пояснила:
Ц Завтра взойдет солнце плодородия.
Ковенант покосился на Линден, но ее внимание было приковано к харучаям. О
на выискивала признаки опасности, однако, по словам Сандера, хватка Гибб
она теряла силу на расстоянии дневного перехода от ворот Ревелстоуна. Вс
третившись, наконец, взглядом с Ковенантом, Линден молча покачала голово
й.
«Еще два дня, Ц подумал он. Ц Даже один, до того как до нас доберется Опуст
ошитель. До того, как он снова испытает на нас свой Мрак».
Зло, которое ты считаешь самым ужасным...
Всю ночь Ковенанта терзали злобные кошмары. Полыхавшее в его видениях пл
амя было черным, как порча.

В предвещавшем зеленый рассвет сумраке к отряду присоединились еще дво
е харучаев. Лица их были суровы, как родные горы этого мужественного наро
да, однако Ковенант не мог отделаться от ощущения, что они пришли к нему в
страхе. И страшила их не смерть, а несравненно худшая опасность, исходивш
ая от Верных.
Их нынешнее положение ужасно...
Ковенант принял харучаев, но этого было недостаточно. Баннор просил его
вызволить их.
Взошедшее солнце залило голую равнину болезненно-зеленым светом, напом
нившим Ковенанту о камне Иллеарт. Прошло шесть дней с тех пор, как солнце п
устыни начисто выжгло растительность Верхней Страны, превратив ее в пус
тошь. Но теперь земля пропиталась водой настолько, что при первом же каса
нии солнца от нее поднимался пар. И в клубах этого пара из земли прямо на г
лазах с пугающей скоростью поползли ростки вереска и папоротника. Грязь
, лежавшая в тени, так и оставалась бесплодной, но зато в других местах, под
питанные двухдневным ливнем и подгоняемые Солнечным Ядом, побеги неуде
ржимо рвались вверх. Кое-где кустарники уже достигли голеней Ковенанта.
Вздумай он постоять подольше, ему, пожалуй, и вовсе не удалось бы сдвинуть
ся с места.
Но впереди, на горизонте, уже маячили зубчатые, заснеженные пики Западны
х Гор. И Сандер вел отряд прямиком к одному из них. По всей вероятности, Вел
иканы, с их превосходным зрением, уже могли видеть Ревелстоун.
Впрочем, если и так, об этом они не обмолвились ни словом. Красавчик морщил
ся, с отвращением поглядывая на противоестественную растительность, Со
тканный-Из-Тумана, оттесненный от Линден Фолом, предавался невеселым ра
здумьям, а Первая уже обнажила свой меч, примеряя его к тлетворному буйст
ву зелени. На юго-запад посматривал лишь Хоннинскрю, но сжатые зубы и суро
вый взгляд Великана не говорили ни о чем и лишь заставляли вспомнить его
же слова: «И этот мир ты считаешь достойным того, чтобы в нем жить?» Однако
на сей раз Первой не пришлось прорубать отряду дорогу. Сандер воспользов
ался оркрестом и криллом так же, как пользовались своими рукхами Верные,
расчищавшие себе путь с их помощью. Багряный огонь и белое пламя гравели
нга уничтожали поросль впереди, давая спутникам возможность двигаться
еще быстрее, чем в предыдущий день, благо грязной жижи под ногами не остал
ось и в помине.
Прежде чем вереск и папоротник успели вымахать так, что загородили от Ко
венанта горы, он успел углядеть тянущийся к солнцу тонкий, подобный испу
скаемому оркрестом Сандера луч и внутренне содрогнулся. Ибо узнал его. У
видеть на таком расстоянии можно было лишь луч невероятной мощи.
Луч Ядовитого Огня.
Вскоре юго-западный горизонт был полностью скрыт болезненно корчившим
ися кустами. Но некоторое время Ковенант не мог думать ни о чем, кроме увид
енного. Ядовитый Огонь! Одна мысль о нем заставляла Ковенанта чувствоват
ь себя маленьким и слабым. Ему довелось видеть, как яростно пожирает это п
ламя питающую его кровь. В Ревелстоуне, даже на том уровне, где Чтецы ухажи
вали за мастер-рукхом, этот неистовый огонь едва не обратил в пепел его мы
сли. Одолеть его было едва ли под силу и дикой магии. А коли и под силу Ц сто
лкновение столь могучих стихий может сокрушить горы. И останется ли цела
Арка Времени?
Ответа Ковенант не знал.
Еще задолго до полудня Сандер начал спотыкаться, и Ковенанта охватила ще
мящая тоска. Гравелинг пользовался амулетами, образуя из них некое подоб
ие рукха, однако не более чем подобие: рукх каждого Всадника получал свою
силу непосредственно от мастер-рукха, черпал ее из Солнечного Яда. Собст
венные усилия Всадники прилагали лишь для того, чтобы поддерживать конт
акт с Ревелстоуном Ц все остальное довершал Ядовитый Огонь. Но Сандер у
правлялся с криллом и Солнечным Камнем сам. И это изматывало его. Каково е
го состояние, Линден поняла с первого взгляда.
Ц Пусть выпьет «глотка алмазов», Ц напряженно пробормотала она. Посто
янное воздействие противоестественной ауры порожденной Солнечным Ядо
м зелени заставляло ее голос звучать отстраненно и как бы бесстрастно.
Ц С ним все обойдется.
Помолчав, она добавила:
Ц Он достаточно упорен и выстоит.
Сандер ответил ей слабой улыбкой. Он был бледен, глаза глубоко запали, но п
ервый же глоток великанского снадобья заметно оживил гравелинга. Впроч
ем, когда Хоннинскрю подхватил его на руки, возражать Сандер не стал. Набр
авшись сил, он снова привел в действие магические камни, и отряд продолжи
л свой путь.
Вскоре после полудня к Ковенанту присоединились еще двое харучаев. Тепе
рь их число достигло десятка: образовав походную охрану, они двигались п
о обе стороны отряда.
Ковенант приветствовал их со всей подобающей церемонностью, однако поя
вление новых харучаев внушало ему все больший страх. Ибо он не знал, как за
щитить их от Гиббона. И страх его возрастал по мере того, как слабел Сандер
. Даже е криллом и Солнечным Камнем в руках гравелинг был не более чем чело
веком, одиноким и слабым. Пока ему приходилось бороться лишь с папоротни
ком да вереском, он прокладывал дорогу не хуже любого Всадника. Однако вс
коре характер местности изменился Ц отряд оказался в сердце немыслимы
х джунглей, в непроходимых зарослях рододендронов, джакапанды и медосос
ов. Не видя направления, он не мог прокладывать тропу с той же точностью, с
какой это делали ориентировавшиеся на Ядовитый Огонь Верные, и вынужден
был продвигаться на ощупь, по пути наименьшего сопротивления. За спинами
путников мгновенно смыкались джунгли. Уже смеркалось, и клонившееся к з
акату солнце скрылось за Западными Горами, когда Линден и Холлиан одновр
еменно ахнули:
Ц Сандер!
Хоннинскрю застыл на месте. Первая, резко обернувшись, уставилась на гра
велинга. У Ковенанта от страха перехватило горло. Отряд столпился вокруг
Хоннинскрю, бережно опустившего Сандера на землю. Колени гравелинга под
гибались, руки его тряслись от лихорадочного озноба.
Протиснувшись между Первой и Красавчиком, Ковенант оказался рядом с Сан
дером. Он видел, что лицо Холлиан побледнело от страха, и даже ее черные во
лосы выглядели как траурный плат. Глаза Линден перебегали с Солнечного К
амня на крилл и обратно.
Багряная стрела, устремлявшаяся из оркреста к заходящему солнцу, казала
сь поблекшей и потускневшей, словно ее силу поглощало иное, более жаркое
пламя. А в сердцевине ясного самоцвета крилла, словно червоточина, полых
ал тупой узел черного огня.
Ц На-Морэм пытается овладеть криллом, Ц в отчаянии выдохнула Холлиан.
Ц Сможет ли Сандер противостоять ему Ц ведь он так устал!
Напряженный взгляд гравелинга был устремлен в никуда. Его мертвенно бле
дное лицо лоснилось от едкого пота, мускулы на дрожащих руках вздувались
узлами. Выглядел он ужасно, как человек, пораженный приступом чудовищно
го недуга.
Ц Отпусти камни, Ц резко, стараясь докричаться до слабо воспринимавше
го окружающее Сандера, распорядилась Линден. Ц Сейчас же! Не позволяй ем
у проделывать с тобой такое!
На щеках Сандера выступили желваки. Застонав, словно ему пришлось обруби
ть собственную руку, он с усилием опустил Солнечный Камень на землю и раз
жал пальцы. В тот же миг малиновый луч пропал и к оркресту вернулась его об
ычная полупрозрачная бледность.
Но чернота в сердце крилла сгущалась и набухала. С угрюмым видом Сандер в
зялся свободной рукой за обернутый тканью клинок. От металла исходил жар
. Склонив голову, гравелинг судорожно сжимал крилл, изо всех сил стараясь
одолеть силу воздействия Верных. Он боролся с тем истинно человеческим с
амозабвением, какое некогда едва не позволило ему убедить Гиббона в том,
что Ковенант мертв.
Ц Сандер! Ц взывала к нему Линден. Ц Прекрати! Это убьет тебя. Ц Но граве
линг не обращал на нее внимания.
Ковенант простер свою искалеченную руку. Кольцо разбрызгивало огонь, сл
овно близость силы Гиббона делало его серебристое пламя негасимым.
Финдейл протестующе закричал, но Ковенанту было не до элохима. Сандер бы
л другом, а он и так слишком часто подводил друзей. Он не чувствовал себя с
пособным выстоять против Верных и Ядовитого Огня, однако не колебался. У
хватившись за крилл, Ковенант с помощью белого пламени высвободил клино
к из хватки Сандера, словно мускулы гравелинга превратились в песок.
Но когда он сомкнул вокруг крилла дикую магию, пламя кристалла почернело
.
Неутомимый полуночный огонь яростно взметнулся вверх, опаляя деревья. О
н источал безумие тьмы, заставляя поверить в торжество порчи, в то, что теп
ерь она составляет истинную суть силы крилла.
На миг Ковенант пал духом, но истошный крик Линден вырвал его из оцепенен
ия. Отчаянным усилием он удалил огонь кольца, сбросил его вниз, словно сор
вал гобелен со стены своего сознания. Крилл выскользнул из его окаменелы
х пальцев и вонзился в оскверненную землю.
Он не успел ни отдышаться, ни сообразить, что к чему, ни даже унять сердце, б
ившееся словно набат отчаяния, как неожиданно сзади на него обрушился тя
желый удар. Краешком глаза Ковенант приметил, что Кайл, пошатываясь, побр
ел в кустарник.
Последовал второй удар Ц нанесший его кулак был тверд, словно камень. Ко
венант пошатнулся, споткнулся и растянулся навзничь, да так, что из легки
х у него вышибло весь дух, а в глазах заплясали огоньки и все пошло кругом.

Вокруг, под кронами деревьев, кипела ожесточенная схватка. Но она была бе
ззвучной Ц во всяком случае, он ничего не слышал. Ни испуганного крика Ли
нден, ни гневных восклицаний Первой.
Ухитрившаяся сохранить самообладание Холлиан поспешила оттащить бесп
омощного от усталости Сандера в сторону. На миг она заслонила Ковенанту
обзор, но головокружение мешало ему видеть гораздо больше. Впрочем, он ви
дел достаточно, чтобы ужаснуться: Кайл и Великаны сражались с Герном, Дор
рисом и остальными харучаями.
Движения нападающих были до странности медлительны и неточны, словно он
и не контролировали себя. Но если двигались харучаи как лунатики, то удар
ы наносили со всей свойственной этому народу мощью Ц так, что шатались д
аже Великаны. Фол и еще один харучай сумели изрядно потеснить Красавчика
, и Первая устремилась на помощь мужу, охаживая противников мечом плашмя.
Хоннинскрю нанес сдвоенный удар, одновременно сбив с ног каждым кулаком
по харучаю. Соплеменники Кайла лишились свойственных им стремительнос
ти и гибкости и не смогли увернуться от сокрушительных ударов Великана,
однако оказалось, что они вовсе не ощущают боли. В следующее мгновение об
а повергнутых харучая вскочили на ноги и снова насели на Хоннинскрю. Сот
канный-Из-Тумана, отбросив пинком одного харучая, сдавил другого в объят
иях, однако тот исхитрился ударить Великана в лицо и высвободиться из ег
о хватки.
С безумным упорством Герн атаковал Кайла. Двигался он скованно, как в пол
усне, и Кайл легко отражал его удары, но Герн не унимался. Взгляд его был от
сутствующим, как у Фола, Дорриса и всех остальных. Они оказались во власти
Верных.
Головокружение медленно улеглось, и Ковенант понял, что он смотрит на кр
илл, торчащий из земли в нескольких футах от его лица, словно маленький кр
ест. Хотя вокруг кипела схватка, никто не коснулся таинственного клинка
Лорика.
Самоцвет в крестовине сиял ясным, ничем не запятнанным серебристым свет
ом.
Покушение Гиббона на крилл оказалось всего лишь хитростью, позволившей
ему отвлечь внимание спутников и тем временем овладеть сознанием харуч
аев.
Всех, кроме Кайла.
Ковенанту все еще не хватало воздуха, но даже в этом состоянии он не мог не
задуматься о том, почему Кайл не поддался влиянию на-Морэма. Вместе с дых
анием к Ковенанту постепенно вернулся и слух Ц он стал различать хруст
сучьев, тяжелое дыхание и топот ног. А затем словно издалека донесся гром
кий крик Линден:
Ц Кайл, не поддавайся! Вспомни водяных дев!
Ковенант поднялся с земли как раз вовремя Ц он успел увидеть, как отреаг
ировал харучай.
С быстротой пантеры Кайл налетел на Герна, который был слишком вял и медл
ителен, чтобы дать достойный отпор. Поднырнув под удар Герна, Кайл сумел п
оймать его за руку и провести молниеносный бросок через спину, после чег
о нацелился коленом в хребет упавшему противнику, словно намереваясь сл
омать ему спину.
И тут Герн сумел увернуться, словно вновь обрел былую сноровку. Когда Бри
нн и Кайл были зачарованы водяными девами, именно угроза Линден оставить
Бринна без руки привела его в чувство. Вот и сейчас вывернувшийся из хват
ки Кайла Герн овладел собой. Некоторое время он и Кайл молча смотрели дру
г на друга. Затем Герн кивнул и вместе с Кайлом устремился на выручку Вели
канам.
Все еще кашлявший от нехватки воздуха, Ковенант наблюдал за ходом схватк
и, привалившись к древесному стволу. Впрочем, продолжалась она недолго. В
двоем Кайл и Герн сумели освободить из-под власти Гиббона Дорриса и Фола,
и вскоре эти четверо харучаев вызволили шестерых оставшихся.
Красавчик и Сотканный-Из-Тумана помогли изрядно помятым харучаям подня
ться. Первая все еще сжимала меч, с подозрением оглядываясь по сторонам, т
огда как Хоннинскрю скрестил руки на груди, стараясь унять свою всесокру
шающую ярость. Однако пришедшие в себя харучаи не обращали на Великанов
никакого внимания. Отойдя в сторону, они смотрели лишь друг на друга и без
молвно обменивались мыслями. Несмотря на все случившееся, они не выгляде
ли ни испуганными, ни даже встревоженными.
Когда мысленный разговор закончился, Кайл посмотрел на Великанов и Линд
ен, а потом встретил взгляд Ковенанта. Он не стал извиняться. Его соплемен
ники были харучаями, и урон, нанесенный их незыблемым представлениям о ч
ести, был слишком велик для простого раскаяния. Ровным и бесцветным, лише
нным какого-либо намека на оправдание или сожаление голосом он произнес
:
Ц Мы пришли к выводу, что из некоторых моих недостатков можно извлечь по
льзу. Дабы искупить содеянное, мы сделаем все, что ты сочтешь нужным. И в лю
бом случае более не обманемся.
Ковенант попросту не находил слов. Он долгое время имел дело с харучаями
и еще в древности знался со Стражами Крови, но до сих пор не переставал пор
ажаться бескомпромиссности их этических норм. И просто не мог вынести мы
сль о том, что такие люди и впредь будут ему служить. Она приводила его в не
истовство.
Однако важнее было другое: как могло случиться, что белый огонь почернел
за столь короткое время?
Красавчик пробурчал под нос некое подобие шутки, а когда никто не отреаг
ировал, скорчил гримасу. Хоннинскрю был слишком угрюм для веселья, да и Со
тканный-Из-Тумана в вечной тяге к самооправданию позабыл, что такое смех
. Что же до Первой, то схватка пробудила ее воинский инстинкт, и лицо ее был
о под стать отточенному для боя клинку.
Поскольку солнце уже клонилось к закату, да и измотанный вконец Сандер н
е мог продолжать путь, она распорядилась сделать привал, однако это реше
ние не принесло ей покоя. Чтобы хоть как-то разрядиться, она с угрюмым вид
ом принялась вырубать кустарник, расчищая площадку для лагеря.
Ковенант молча наблюдал за ней.
Линден не подходила к нему. Насколько позволяло расчищенное Первой прос
транство, она старалась держаться в отдалении, словно бы для того, чтобы п
о возможности свести на нет его влияние на ее способность к восприятию.
Холлиан то и дело поглядывала на него из-за плеча Сандера, и взгляды ее бы
ли полны растерянности и страха. Лишь Вейн, Финдейл и харучаи держались т
ак, словно ничего не случилось.
Ковенант едва не закрыл лицо, но в последний момент опустил руки. Онемелы
е пальцы внушали ему отвращение. Он был грязен, пропах потом и весь, с голо
вы до ног, казался себе прогорклым и тухлым. Он боялся звука собственного
голоса, однако заставил себя заговорить.
Ц Ну что, так и будем молчать? Скажите хоть что-нибудь.
Яростным взмахом Первая отсекла толстый, как человеческая рука, стебель
и резко повернулась к Ковенанту. Острие меча обвинительно указывало на н
его.
Линден вздрогнула, но вмешиваться не стала.
Ц Друг Великанов, Ц прохрипела предводительница Поиска, словно ей с тр
удом удалось выговорить это прозвание, Ц мы лицезрели великое Зло. Воис
тину ли ты вознамерился обратить против Верных этот темный огонь?
Она возвышалась над Ковенантом, и в свете разожженного Сотканным-Из-Тум
ана костра казалась особенно величественной и грозной. Он чувствовал се
бя слишком слабым и хрупким, чтобы отвечать ей. Как-то раз он попытался вы
вести порчу, располосовав предплечье о скалу, и теперь оставшиеся от это
й попытки шрамы причудливо сплелись со следами от ядовитых зубов Марида
. Но теперь он был умнее.
Ц Если он вздумает устроить со мной нечто подобное, Ц осторожно промол
вил Ковенант, Ц ему это не сойдет с рук.
Ц Но что будет с Землей? Ц не колеблясь спросила Первая.
Глаза Ковенанта вспыхнули. Отчетливо произнося каждое слово, он ответил:

Ц Давным-давно... Ц тогда он был обагрен кровью полубезумного пещерника
, Ц ...я поклялся никогда никого не убивать. Но клятва не остановила меня...
Ц Обеими руками он вонзил нож в грудь человека, убившего Лену, и этот удар
вернулся к нему проклятием. Он понятия не имел, сколько бхратхайров поги
бло во рву Кемпера. Никак не меньше двух дюжин мужчин и женщин, в большинст
ве своем не знавших, что они служат Злу. Ц ...Я устал от своей вины. Если ты сч
итаешь, что я способен предпринять нечто, могущее разрушить Арку Времени
, тебе лучше не тянуть, а попробовать остановить меня прямо сейчас.
Глаза Первой сузились, словно она вознамерилась вогнать клинок в его гор
ло. Холлиан и Линден испуганно вытаращились, а Сандер попытался привстат
ь и поспешить Ковенанту на помощь. Однако Первая и сама была другом Невер
ящего. Неожиданно она опустила меч и глубоко вздохнула:
Ц Нет, Друг Великанов, так мы можем зайти слишком далеко. Или я не верю теб
е, а если уж верю Ц так до конца.
Вложив длинный меч в ножны, Первая отвернулась.
Золотые блики играли на участливом и озабоченном лице Линден.
Спустя мгновение она подошла к Ковенанту и, не встречаясь с ним взглядом,
быстро прикоснулась рукой к его правому предплечью. Давая понять, что он
не таков, как ее отец.
Пока длилось это прикосновение, Ковенанту до боли хотелось поднести ее р
уку к своим губам. Однако он не шелохнулся. Сделать это означало допустит
ь колебание. И в конечном итоге нарушить данное обещание.
На следующий день зеленое солнце разгулялось еще пуще, чем в предыдущий.
Его порождения заполонили землю с неукротимым неистовством штормового
моря. А усталость Сандера оказалась слишком сильной для того, чтобы ее мо
жно было преодолеть с помощью сна, хотя бы и навеянного чудодейственным
снадобьем, полученным Красавчиком путем смешения «глотка алмазов» с ви
тримом. Однако Верные не предпринимали больше попыток овладеть криллом
или установить контроль над харучаями. Тень от вымахавших еще вчера дере
вьев оберегала подлесок от солнечных лучей, и кое-где он оставался вполн
е проходимым. И никто не преграждал путникам дорогу Ц на-Морэм не выслал
из Ревелстоуна Всадников и не обрушил на отряд Мрак. К тому же последние д
ва дня спутники продвигались так быстро, что теперь им не было особой нуж
ды торопиться. Никто не сомневался, что твердыня на-Морэма уже в пределах
досягаемости. В редкие минуты привалов, вглядываясь в просветы между уро
дливыми ветвями, все они могли видеть, как, разрезая зеленоватое небо, под
обно незаживающему шраму, с жарким неистовством тянется к солнцу луч Ядо
витого Огня.
И с каждым таким взглядом Линден становилась все бледнее. Помимо силы, во
здействующей на ее обостренные чувства, Линден терзали страшные воспом
инания. Она уже побывала в Ревелстоуне, в плену у Гиббона-Опустошителя, и
одно лишь его прикосновение пробудило обвивавшую корни ее души тьму. Одн
ако страх не породил колебаний. Она сама, усилием собственной воли, нацел
ила Поиск на Ревелстоун, вырвав у раздавленного отчаянием Ковенанта обе
щание привести друзей сюда. Несмотря на все страхи, сомнения и внутренне
е отторжение магической силы, она не позволила себе спасовать.
Сандер и Холлиан тоже держались твердо. У них были свои счеты с Верными, и
стремление свести эти счеты придавало им сил. Когда Сандер сдавал, крилл
и оркрест принимала у него Холлиан. Она не обладала необходимыми навыкам
и, и тропа получалась у нее не такой чистой, однако пройти сквозь кошмарно
е переплетение искаженных мукой ветвей она позволяла. И отряд шел.
К тому времени, когда солнце начало клониться к высокому кряжу Западных
Гор, путники добрались до края джунглей и вышли к подножию лишенных раст
ительности скал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 сухое вино шардоне мендоса 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я