научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 подвесной унитаз с бидеткой 

 


У глядевшей на него Линден перехватило дыхание. Он держал клинок онемело
й, дрожащей от усталости рукой. Но вмешиваться она не стала, ибо инстинкти
вно чувствовала, что сейчас риск для него необходим.
Как только щеки Ковенанта были начисто выскоблены, Линден вздохнула с об
легчением и, набрав в ладони воды, смыла с его лба полоску сажи, казавшуюся
ей зловещей. А затем увлекла его под сень росшего неподалеку могучего ду
ба, решив, что Великаны могут и подождать.
Но тут неожиданно она ощутила неистовый крик дерева вырвавшийся из земл
и и заполнивший собой воздух. Вскочив на ноги, Линден принялась озиратьс
я по сторонам, пытаясь понять, что же могло так уязвить дерево.
Крик нарастал, хотя никакой видимой причины обнаружить не удавалось. Лис
тья и ветви дерева трепетали, по коре побежали трещины. Окрестные Холмы н
апряглись, словно их охватил страх. Линден ощущала все это, но не видела ни
чего подозрительного Ц кроме того, что Вейн и Финдейл куда-то запропаст
ились.
А затем из терзаемого мукой дерева выплыл Финдейл. Приняв человеческий о
блик, он встретил взгляды Линден и Ковенанта. Выглядел он пристыженным и
тут же, словно оправдываясь, заговорил:
Ц Разве он не порожден Мглой? Разве его создали не юр-вайлы, всегда служи
вшие Презирающему? И вы продолжаете верить не мне, а ему! Его необходимо уб
ить.
Безмолвный вопль дуба разрывал Линден сердце.
Ц Негодяй, Ц вскричала Линден. Ц Что ты делаешь? Ты убиваешь дерево! Зде
сь, в Анделейне! В единственном месте, где еще сохранялся мир.
Ц Линден, Ц непонимающе спросил Ковенант, Ц в чем дело? Ц Не обладая ви
дением, он знать не знал об ужасающей агонии дерева.
Ответ последовал сам собой. В следующее мгновение ствол дуба с оглушител
ьным треском расщепился, и оттуда вышел Вейн. Все еще трепетавшее дерево
умирало, он же остался неповрежденным. И как всегда безучастным ко всему,
включая пытавшегося убить его Финдейла.
Холмы погрузились в печаль.
Ц Это ужасно, Ц хрипло промолвил потрясенный Ковенант. Ц Ты, наверное,
гордишься собой.
Ц Неужто ты и впрямь веришь ему, Ц произнес в ответ Финдейл так, словно е
го голос доносился издалека. Ц Тогда я и впрямь пропал.
Ц Я не доверяю ни одному из вас Ц ни ему, ни тебе, Ц промолвил Ковенант, о
бнимая Линден за плечи. Ц Но хочу, чтобы ты никогда больше не делал ничего
подобного.
Ц Я буду делать то, что должен, Ц ответил элохим, на сей раз твердо. Ц Я с с
амого начала поклялся не позволить ему исполнить его предназначение.
С этими словами он принял облик ястреба и взмыл над деревьями.
Линден и Ковенант остались рядом с загубленным деревом. Вейн стоял перед
ними, будто ничего не случилось. Какое-то время Линден ощущала боль дерев
а столь остро, что не могла даже шевельнуться. Но постепенно Анделейн уст
ранил боль из воздуха и почвы, и она пришла в себя.
Ковенант встревоженно повторял ее имя. Встряхнув головой, Линден попыта
лась успокоить его:
Ц Со мной все в порядке.
Это было не совсем так, но Холмы уже начинали улыбаться, и даже ручей, каза
лось, возобновил прерванное ужасом веселое журчание. Но дерево умирало
Ц повреждение оказалось слишком сильным, и оно не могло с ним справитьс
я.
Ц Старые Лорды... Ц пробормотал Ковенант скорее для себя, чем для Линден.
Ц Кое-кто из них мог бы исцелить его.
«Так же как и я, Ц едва не ответила вслух Линден. Ц Так же как и я, будь у мен
я твое кольцо. Я могла бы спасти все это». Но она смолчала, надеялась, что ли
цо ее не выдало. Линден опасалась своего настойчивого тяготения к силе, п
усть эта сила и была способна положить конец Злу.
Но Ковенант не обладал ее способностями и не мог ощущать ее мысли и чувст
ва. К тому же его ослепляли собственные гнев и печаль. Коснувшись руки Лин
ден, он указал вперед. Они перемахнули через ручей и вместе продолжили пу
ть среди холмов.
Остаток дня был бы для Линден воплощением благодати, когда бы не горькая
память о загубленном дереве. Однако Анделейн с его благословенной крото
стью, радостным изобилием зелени являл собою подлинное торжество жизни
Ц естественной, здоровой и прекрасной. Алианта и ключевая вода, чистый в
оздух и ароматы цветов наполняли ее жизненной силой. Через некоторое вре
мя к ней и Ковенанту присоединились вылезшие из-под развесистой ивы Пер
вая и Красавчик. В волосах Великанов застряли листья, глаза их загадочно
и довольно поблескивали. При виде друзей Красавчик разразился смехом, на
поминавшим его прежний смех, жизнерадостный и беззаботный. Первая встре
тила их столь редкой на ее прекрасном, но суровом лице улыбкой.
Ц Вы только взгляните на себя, Ц с шутливым укором промолвила, поддразн
ивая Великанов, Линден, Ц что за стыд. Эдак вы и сами не заметите, как обзав
едетесь младенцем.
По лицу Первой промелькнула тень, но Красавчик весело фыркнул, а потом с д
еланным неудовольствием пробурчал:
Ц Убереги нас Камень и Море. Ребенок, рожденный этой женщиной, наверняка
выйдет из чрева со щитом и мечом. Разве можно зачать эдакое чудо в беззабо
тном веселье?
Первая нахмурилась и, скрывая смех, пробормотала:
Ц Потише, муженек. Или тебе недостаточно того, что один из нас явно спяти
л?
Ц Достаточно? Ц воскликнул он. Ц С чего бы это? Я не прочь повторить. Мне
это пришлось по нраву.
Ц Айе, Ц прорычала Первая в деланном раздражении. Ц Конечно. Что тебе н
е по нраву, так это сдержанность и благопристойность. Ты сущий бесстыдни
к.
Видя, что Ковенант улыбается шуточкам Великанов, Линден и сама расцвела
от удовольствия.
Однако она все еще помнила о предсмертной агонии дерева, да и исчезновен
ие Финдейла не могло не тревожить: кто мог сказать, что еще придет ему в го
лову. Вдобавок Ц об этом не хотелось и думать Ц уход Лесного старца неиз
бежно должен был как-то сказаться на Анделейне, да и цель их похода остава
лась прежней. Причем она так и не смогла уяснить, чего же рассчитывает Ков
енант добиться, встретившись с Презирающим. Каер-Каверол как-то предрек,
что именно ей предстоит пробудить мрачные тени. Она искренне радовалась
и за Красавчика, и за Ковенанта, которому беззаботное веселье Великанов
явно поднимало настроение, Ц но слов Лесного старца не забывала.
Когда над Анделейном стали сгущаться сумерки, Линден ощутила легкую дро
жь тревоги. Ночью по Холмам бродили Умершие. Старые друзья Ковенанта, раз
делявшие с ним память о прошлом, в котором ее не было, женщина, которую он и
знасиловал, и дочь этой женщины, любившая его и в безумном желании отврат
ить от него рок нарушившая Закон Смерти... Линден не желала встречаться с э
тими величественными тенями. Они воплощали минувшее, и ей не было среди н
их места.
Спутники остановились у струившегося по устланному тончайшим песком л
ожу кристального ручья, над которым высился раскидистый золотень. Землю
устилал мягкий ковер зеленой травы, вокруг в изобилии росла алианта. Пре
красное расположение духа и «глоток алмазов» сделали Красавчика слово
охотливым. Пока сгущалась тьма и на небе загорались звезды, он подробно о
писывал долгий и бурный Великлав Ц совет Великанов Дома, на котором был
о принято решение организовать Поиск и поручить его жене этот Поиск возг
лавить. Деяния жены он расписывал с преувеличенным пафосом, подтрунивая
над ее доблестью. Однако порой в голосе его чувствовалось чрезмерное, ли
хорадочное возбуждение, свидетельствующее о том, что память о пережитом
оставалась с ним. Анделейн дал ему много, но не мог заставить забыть об изб
иении невинных людей в Ревелстоуне, равно как и избавить от тревоги за бу
дущее. Через некоторое время Великан смолк, и на смену веселью пришло тре
вожное ожидание.
То и дело мелькавшие во тьме огоньки казались растерянными, словно они и
скали и не могли найти музыку Лесного старца. Ковенант казался усталым и
выглядел не лучшим образом. Похоже, он не только желал встречи с Умершими,
но и страшился ее.
Прервала молчание Первая.
Ц Эти Умершие... Ц задумчиво начала она. Ц Я понимаю, что они не могут обр
ести покой в силу нарушения Закона Смерти. Но почему они собираются имен
но здесь, где все прочие Законы, разрушенные в других краях, продолжают де
йствовать? И что побуждает их обращаться к живущим?
Ц Дружба, Ц с отсутствующим видом пробормотал Ковенант. Ц И может быть
, это место дает им нечто вроде покоя.
В голосе его слышалась приглушенная боль, словно и он, лишившись песни Ка
ер-Каверола, чувствовал себя осиротевшим.
Ц И еще Ц возможно, просто они не могут перестать любить.
Ц Так почему же они столь скрытны? Ц спросила Линден. Ц От них ведь ниче
го не услышишь, кроме туманных намеков. Почему бы им не взять, да и не сказа
ть прямо то, что тебе нужно знать?
Ц А вот это мне, как я думаю, ясно, Ц ответил за Ковенанта Красавчик. Ц Не
заслуженное знание опасно. Истинную его ценность, подлинное значение мо
жно познать лишь в трудах и исканиях. Возьмем, к примеру, мою жену, Горячую
Паутинку. Получи она каким-то чудом свое воинское умение без долгих и обр
еменительных тренировок, как бы могла она определить, когда можно и когд
а нельзя наносить удары, можно или нельзя применять силу? Незаслуженное
знание таит в себе немалую угрозу.
Но у Ковенанта была своя точка зрения на сей счет. Едва Красавчик умолк, Не
верящий тихим голосом промолвил:
Ц Они не могут поделиться с нами своим знанием. Ибо оно устрашило бы нас.
Ц Он сидел, прислонившись спиной к дереву; обретенная в огне решимость н
е принесла ему, однако, покоя. Ц Это хуже всего. Они знают, что нас ждет, зна
ют, что нам придется худо. Но узнай об этом мы, хватит ли нам мужества, чтобы
пройти свой путь до конца? Невежество может порой послужить источником с
мелости и таким образом принести некоторую пользу.
Говорил Ковенант убежденно, так, словно верил сказанному. Однако по тону
его можно было догадаться, что сам он отнюдь не пребывает в благодатном н
еведении относительно собственного будущего.
Великаны приумолкли, не выражая согласия с высказанным утверждением, но
и не пытаясь опровергнуть его. Печальные звезды мерцали в тусклом серебр
е лунного света. Над Холмами сгущалась ночь. За ликующей полнотой здоров
ья и жизни Линден чувствовала нотку грусти Ц Анделейн оплакивал Лесног
о старца.
«...Устрашило бы нас, Ц повторила она про себя. Ц Неужто его намерение сто
ль ужасно, что устрашило бы нас?»
Однако она не считала возможным спрашивать его об этом, тем более сейчас,
в присутствии Великанов. Ей было совершенно ясно, что он нуждается в уеди
нении. К тому же она слишком устала для того, чтобы сосредоточиться. Казал
ось, что ночь, заряжая ее энергией, шепчет ее имя, прогоняя прочь беспокойн
ое ожидание и, словно бы приглашая ее прогуляться. Никаких признаков поя
вления Умерших Линден не ощущала. Ее видение воспринимало лишь тонкую, д
ремотную красоту Холмов.
В ней росло странное веселье Ц хотелось бегать вприпрыжку, кувыркаться
в сочной траве, погрузить себя в незапятнанную темноту Анделейна. Казало
сь, это бесхитростное веселье Ц способ очистить ее кровь от иной тьмы, ть
мы, питаемой Солнечным Ядом.
Линден вскочила и, стараясь не встречаться со спутниками взглядом, заяви
ла:
Ц Я скоро вернусь. Хочется побольше увидеть Ц Анделейн так прекрасен.

Холмы звали ее, и она откликнулась на призыв, со всех ног припустив на юг.
Оставшийся у золотня Красавчик вытащил свою флейту, и вдогонку ей понесл
ась музыка, то резкая и прерывистая, то мелодичная и нежная. Великан пытал
ся подобрать мелодию, исходившую от Каер-Каверола.
В какой-то миг это удалось ему Ц или почти удалось, Ц и утраченная песнь
пронзила Линден печалью. А затем она словно обогнала музыку и погрузилас
ь в чудесную ночь Анделейна.
Лесной старец сказал, что она пробудит мрачные тени, и Линден невольно по
думала о своих отце и матери. Ненамеренно, не сознавая, что делают, они сде
лали ее причастной и к самоубийству, и к убийству. Но сейчас Линден призыв
ала их.
Ц Придите! Ц поднимался к звездам ее клич. Ц Я жду вас! Ц К добру или злу,
к исцелению или разрушению Ц она стала сильнее своих родителей. Вздымав
шаяся в ней страсть уже не могла быть понята и объяснена наследственност
ью. Насмехаясь над своими воспоминаниями, она призывала их предстать пер
ед ней. Но они не являлись.
Они не являлись, и Линден продолжала нестись вперед, веселая, беспечная, д
ерзкая. И когда перед нею отверзлась дверь небытия, это явилось полной не
ожиданностью. Линден покатилась по земле, сбитая с ног не прикосновением
, но одним лишь появлением огромной и древней Силы.
Дверь представляла собой бездонный провал в ночи ослепительный взрыв ч
ерноты, достигающей небес. Она приоткрылась ровно настолько, чтобы пропу
стить человека, и тут же закрылась за ним.
Лежа ничком в траве, Линден силилась набрать воздуху и поднять голову. Но
высившаяся над ней Сила подавляла, словно на нее обрушилась исполненная
печали и ярости гора. Тот, кто предстал перед ней, пребывал во гневе, но за э
тим гневом чувствовалось глубочайшее, ни с чем несоизмеримое отчаяние. Р
аздавленная этой лавиной, Линден не могла даже оторвать лицо от земли.
Неведомый пришелец казался невероятно высоким и могущественным, столь
могущественным, что на какой-то миг Линден показалась себе слишком ничт
ожной, чтобы он мог заметить ее. Конечно же, сейчас он пройдет мимо, навстр
ечу своим грозным видениям. Но в следующий миг эта надежда истаяла Ц как
острие копья ощутила Линден на спине его взгляд.
Затем он заговорил. Голос его, осиротелый и неутешный, искореженный немы
слимым страданием, заставлял вспомнить и о безжалостном опустошении со
лнца пустыни, и об омерзительном разложении солнца чумы. Но гнев придава
л ему силу.
Ц Убившая свою мать, знаешь ли ты меня?
Ц Нет! Ц выдавила Линден. Ц Нет! Ц Пытаясь хоть как-то изменить свое жал
кое положение, она впивалась ногтями в почву. Он не имел права обходиться
с ней так. Кем бы он ни был! Но тяжесть его взгляда вдавливала ее в землю.
Не обращая внимания на ее потуги, он произнес:
Ц Я Кевин, сын Лорика. Высокий Лорд Совета, творец Семи Заветов, собствен
норучно свершивший Осквернения. Я Ц Кевин-Расточитель Страны.
У Линден вырвался стон. О Боже, Кевин. Кевин!
Она знала это имя.
Он был последним потомком Берека, последним Высоким Лордом, унаследовав
шим Посох Закона. Он правил в Ревелстоуне с мудростью и великодушием, поб
удившими харучаев принести Обет Стражей Крови. Лорды, его соратники по С
овету, прозревали таинства Земной Силы, Великаны были его друзьями, Стра
на процветала в красе и благе. Он был велик, мудр Ц и он пал. Пал, ибо, предан
ный и обманутый Презирающим, не смог защитить Страну. Его служение и его л
юбовь оказались попранными, сам же он обреченным. И осознав свою обречен
ность, он впал в отчаяние. И свершил Ритуал Осквернения, в безумии своем по
верив, будто, подвергнув Страну опустошению, которому предстояло длитьс
я века, он навеки избавит ее от Фоула. Они встретились в Кирил Френдоре, в с
ердце Горы Грома Ц обезумевший Лорд и злокозненный враг. Вместе они сов
ершили ужасный обряд. И он пал, тогда как Лорд Фоул смеялся. Осквернение не
имело силы освободить мир от Презрения.
Но и этой историей не исчерпывалась глубина его скорби. Сбитая с толку св
оей любовью и ненавистью Елена, дочь Лены и Ковенанта, бывшая в ту пору Выс
оким Лордом, решила, что отчаяние Расточителя Страны может стать источни
ком неодолимой мощи, и, поправ Закон Смерти, вызвала его из небытия, дабы н
аправить в бой против Презирающего. Она ошиблась, и Лорд Фоул обратил ее о
шибку против нее. Кевин был принужден служить своему врагу, Елена погибл
а, а Посох Закона был утрачен.
Расточитель Страны вкусил облегчение лишь тогда, когда Томас Ковенант и
Идущий-За-Пеной нанесли поражение Презирающему.
Но со дня их победы минуло уже три тысячи лет. Лорд Фоул сумел найти путь к
триумфу, и над Страной властвовал Солнечный Яд. Гнев и горе Кевина излива
лись из него подобно волнам прилива. Голос гудел от напряжения, словно ту
го натянутый трос:
Ц У нас с тобой схожие судьбы Ц оба мы жертвы и вершители Презрения. Вни
май же мне. Не думай, будто тебе дано выбирать. Ты должна слушать меня.
Должна!
Последнее слово пронзило ее, громом прогремело в ее голове. Она поняла Ц
он пришел не для того, чтобы устрашить ее или причинить ей вред. Он был зде
сь потому, что не имел другой возможности коснуться живущих, предостереч
ь против ухищрений Презирающего.
Должна!
Подчиняя себя его страсти, Линден перестала цепляться за траву и так, сло
вно и не имела никакой нужды в выборе, промолвила:
Ц Скажи, что я должна делать.
Ц Внимай мне! Услышанное ужаснет тебя Ц так внимай же! Истина сурова. Ты
будешь искать способ отклонить ее, но не найдешь. Я вынес ужас, и меня не ос
лепит надежда, отрицающая правду. Ты должна слушать меня.
Должна!
Ц Да. Говори.
Ц Линден Эвери, ты должна помешать Томасу Ковенанту осуществить его бе
зумное намерение. Осуществись его цель, она послужит одному лишь Презрен
ию. Как сделал до него я, он замыслил уничтожить то, что им любимо. Этого доп
устить нельзя. Если не помогут другие средства, ты должна будешь убить ег
о.
Нет! Ц в порыве негодования Линден попыталась вскинуть голову Ц и не см
огла даже пошевелить ей. Убить его? Сердце ее неистово колотилось. «Нет. Ты
не понимаешь. Он не сделает этого», Ц рвался из нее протест.
Но голос Кевина обрушился на нее как утес:
Ц Нет, это ты не понимаешь. Ты до сих пор не усвоила, сколь коварно отчаяни
е. На какие хитрости подвигает оно. Может, ты думаешь, будто я, вознамеривш
ись совершить Ритуал Осквернения, поведал об этом другим Лордам, моим др
узьям? Не остаешься ли ты слепой, хотя и обладаешь даром видения? Когда Зло
обретает полную силу, оно превосходит истину и может носить маску добра,
не опасаясь разоблачения. Это тот путь, которым я пришел к собственному п
роклятию. Он следует тропой, указанной ему его Умершими друзьями. Но они т
оже не понимают, какова сила отчаяния. Временное торжество Ковенанта над
Презирающим ослепило их Ц и они стали видеть надежду там, где нет ничего
, кроме Осквернения. Их видение Зла неполно и ложно.
Голос его гремел в ночи, сотрясая ее, как крик Опустошения.
Ц Он вознамерился отдать белое золото Лорду Фоулу. Если он исполнит это
Ц если ты позволишь ему, Ц скорбеть нам придется недолго, ибо придет кон
ец и Земле, и самому Времени. Ты должна остановить его.
Должна! Должна! Ц вторили ему холмы.
В следующий миг Кевин оставил ее, и дверь в небытие закрылась за ним. Но Ли
нден не заметила этого. Она осталась лежать, молча уставясь в траву.

Глава 16
Прости, Анделейн

Потом пошел дождь. Луну и звезды затянули низкие облака. Дождь моросил мя
гко, едва заметно, как прикосновение весны, был чист, добр и печален, как Ду
хи Холмов. Он питал траву, нес благословение цветам, украшал кусты и дерев
ья гирляндами капель. Ничто в нем не напоминало об истерической ярости с
олнца дождя.
Однако дождевые тучи скрыли последний свет, и Линден осталась в полной т
емноте. Она лежала, распростершись на траве, недвижная и лишенная воли. У н
ее не было желания поднимать голову Ц ужасающий груз услышанного подав
лял настолько, что лишал ее даже желания дышать. Ее глаза принимали дождь
не мигая.
Капли мороси выстукивали элегический пунктир на листьях и траве. Но вско
ре сквозь шорох дождя до ее слуха донесся и другой звук Ц легкий и чистый
хрустальный перезвон. В тонкой мелодии слышались сочувствие и печаль. По
дняв голову, Линден увидела, что темнота вокруг вовсе не была непроглядн
ой. Желтый свет отбрасывал на траву полосатые тени дождя. Как и перезвон, с
вет этот исходил от дивного огонька размером с ее ладошку, плававшего в в
оздухе, словно невидимый фитилек в лампаде. Танцующий огонек пел, нежно п
редлагая ей дар своего сострадания. Один из Духов Анделейна.
Боль, пронзившая сердце Линден при виде этого чуда, вырвала ее из простра
ции и заставила подняться на ноги. Дух воплощал в себе всю ту красоту, кото
рой предстояло погибнуть. Ковенант вознамерился принести в жертву даже
Духов Анделейна, возложив их на алтарь своего отчаяния. Инстинктивно Лин
ден почувствовала, что огонек пришел к ней.
Ц Я заблудилась, Ц промолвила она мягко, хотя за ее стиснутыми зубами на
растал гнев. Ц Отведи меня к моим спутникам.
Огонек исполнил пируэт, напоминавший поклон, словно понял ее, а затем, при
танцовывая, поплыл сквозь морось. Капельки дождя пересекали его путь, сл
овно падающие звезды.
Линден без промедления последовала за ним. Вокруг нее смыкалась тьма, но
огонек оставался ясным и в скором времени вывел ее к тому месту, где она ос
тавила спутников.
Под золотнем огонек покружился над могучими телами спящих Великанов, а з
атем быстро очертил контуры Вейна, высветив дождевые струи, стекавшие по
его безупречной эбеновой плоти, образуя подобие сверкающей гравировки.
Черные глаза отродья демондимов смотрели в никуда и ничего не выражали.
На его губах, как всегда, играла легкая улыбка.
Но Ковенанта под золотнем не было.
Оставив Линден, словно он боялся следовать за нею дальше, Дух с мелодичны
м звоном улетел в темноту. Однако когда ее зрение приспособилось к облач
ной ночи, Линден и сама смогла поймать проблеск того, что искала. Углублен
ие на востоке мягко светилось перламутром.
Она двинулась в том направлении. С каждым шагом свет становился все ярче.

Вскоре он высветил Томаса Ковенанта, стоящего среди Умерших. Промокшая н
асквозь рубаха липла к его телу, мокрые волосы Ц ко лбу. Но он не замечал н
ичего, как не заметил и прихода Линден, ибо все его внимание было прикован
о к призракам его прошлого.
Линден знала их по рассказам и описаниям. Страж Крови Баннор настолько п
оходил на Бринна, что ошибиться было невозможно. Мужчина в темном одеяни
и, грозный взгляд которого уравновешивался мягкой линией рта, несомненн
о был Высоким Лордом Морэмом. Женщина, одетая схожим образом, ибо и она нек
огда являлась Высоким Лордом, чью ясную красоту искажало Ц или подчерки
вало Ц выражение пророческого безумия, словно вторившее облику Ковена
нта, Ц то, конечно же, Елена, дочь Лены. А в Великане, в чьих глазах оставали
сь уверенность, смех и печаль, нельзя было не узнать Морехода Идущего-За-
Пеной. Исходящая от них сила, пусть даже и уступающая подавляющей мощи Ке
вина, могла бы смутить Ковенанта, обладай он способностью ощутить, наско
лько они опасны. Впрочем, вполне возможно, дело заключалось вовсе не в нед
остатке чувствительности, а в том, что в своем безумном упорстве Ковенан
т называл опасность иным именем. Он зримо тянулся к Умершим, словно они яв
ились, чтобы успокоить его. Укрепить его решимость, с тем чтобы он не дрогн
ул перед уничтожением Земли.
А почему бы и нет? Как еще могли они покончить со своим тысячелетним бдени
ем и обрести, наконец, упокоение?
«Должна!» Ц вспомнила Линден. Альтернатива тоже была ужасна.
Промокшая насквозь, со слипшимися, тяжелыми волосами, она шагнула вперед
, придав тьме форму.
Умершие друзья Ковенанта были могущественны и полны решимости. В другое
время Линден оказалась бы в их власти, но их смутила сила ее страсти. Оберн
увшись к ней, Умершие умолкли; лица их выражали удивление и боль. Баннор ощ
утимо замкнулся в себе, черты Елены заострились, а Мореход Идущий-За-Пено
й выглядел так, словно Линден разбила их мечты. Заговорил Ковенант:
Ц Линден, Ц хрипло вымолвил он. Ц Что случилось? Ты выглядишь ужасно.
Не обращая на него внимания, она двинулась навстречу его друзьям. Умерши
е светились призрачным серебром, подобным лунному блеску. Они не имели в
ещественных тел, и дождевые струи пронизывали их насквозь, но глаза Умер
ших были остры и полны жизни, которую сделали возможной и поддерживали в
них нарушение Закона Смерти и Земная Сила Анделейна. Они стояли перед не
й широким полукругом. Никто из них не дрогнул. Оставшийся позади нее Кове
нант изливал в ночь свою любовь, удивление и растерянность, но они не трог
али теперь Линден. Кевин, наконец, открыл ей глаза, дал ей возможность увид
еть, кем стал человек, которого она любила.
Один за другим Линден встретилась глазами с каждым из Умерших.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 тоник рокет 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я