научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/massive/ 

 

На лице Мо
рэма ранимость странно сочеталась с внутренней силой. Задумчивые глаза
Елены широко раскрыты, словно она удивлялась тому, что же мог Ковенант на
йти в Линден. Баннор выглядел столь же бесстрастным, каким был Бринн в тот
момент, когда бросил ей обвинение в пособничестве Злу. За бородой Идущег
о-За-Пеной скрывалась мягкая улыбка, подчеркивавшая озабоченность и со
жаление.
В какой-то миг Линден едва не дрогнула. Великан был прозван Чистым. Он осв
ободил джехеринов, а ради спасения Ковенанта вошел в поток лавы. Елена ок
азалась низвергнутой в пропасть Ц во всяком случае, отчасти Ц из-за люб
ви к человеку, который изнасиловал ее мать. Баннор служил Ковенанту стол
ь же беззаветно, как Бринн и Кайл. А Морэм... в его постели Линден и Ковенант
чувствовали себя словно на небе.
Но, то было отнюдь не небо. На сей счет она ошиблась, а открывшаяся правда у
страшала ее.
Обнимая ее на кровати Морэма, Ковенант уже Ц уже, в том не могло быть сомн
ения! Ц решился на осквернение.
Он вознамерился отдать белое золото в руки Лорда Фоула.
А ведь он клялся, что не сделает этого! Боль захлестывала Линден, крик ее р
азорвал шум дождя:
Ц Как вам не стыдно?!
Гнев ее разгорался словно пожар, и она намеренно раздувала в себе это пла
мя, желая бросить все свое негодование в эти светящиеся серебром ошеломл
енные лица.
Ц Вы что, умерли так давно, что не отдаете себе отчета в собственных дейс
твиях? Думать разучились? Забыли, где вы находитесь? Это Анделейн! Анделей
н, по меньшей мере, раз спас ваши души, а вы хотите, чтобы он уничтожил его?
Ц Ты! Ц выкрикнула она в лицо Елены, на котором отражались одновременно
сочувствие и презрение. Ц Ты и по сей день считаешь, будто любишь его? Неу
жто ты и впрямь столь самонадеянна? Да разве ты сделала для него что-нибуд
ь хорошее? Хотя бы раз? Скольких бед удалось бы избежать, не пожелай да упр
авлять не только живыми, но и мертвыми!
Гневные обвинения Линден буквально пронзили призрачную фигуру женщины
, бывшей некогда Высоким Лордом. Елена пыталась защититься, сказать хоть
что-то в свое оправдание, но не могла. Да и что было говорить? Она нарушила З
акон Смерти и в появлении Солнечного Яда была виновна не меньше Ковенант
а. Потрясение и обида оказались столь сильными, что призрак покрылся ряб
ью, а затем и растаял в воздухе, оставив после себя слабое серебристое све
чение.
Но Линден уже повернулась к Баннору.
Ц А ты? Ты, со своим проклятым самодовольством! Ты обещал, что ему будут сл
ужить Ц уж не это ли ты называешь служением? Вместо того чтобы сопровожд
ать его, твои соплеменники сидят сложа руки в Ревелстоуне. Холлиан погиб
ла из-за того, что их не было с ними и некому было сразиться с юр-вайлами. Ка
ер-Каверол мертв, и погибель Анделейна теперь всего лишь вопрос времени.
Но какое это имеет значение? Вам мало того, что раз вы уже позволили Кевину
опустошить страну? Все твои сородичи должны были явиться сюда, чтобы
помешать ему! Ц Она указала рукой на Ковенанта.
Баннор не ответил, а лишь бросил на Ковенанта просящий взгляд и тоже раст
ворился. Вокруг поляны смыкалась тьма.
Кипящая от злобы Линден повернулась к Мореходу Идущему-За-Пеной.
Ц Нет! Ц вскричал Ковенант. Ц Линден, прекрати это!
Линден чувствовала, как вскипает в его венах огонь, но ничто не могло поко
лебать ее. Ковенант не имел права требовать от нее чего бы то ни было. Умер
шие друзья предали его Ц а теперь и сам он вознамерился предать Страну.

Ц А ты, Чистый. Уж от тебя-то я, по крайней мере, могла ожидать, что ты позабо
тишься о нем лучше, чем эти... Разве гибель твоих сородичей, то, как Опустоши
тель вырывал их мозг, ничему тебя не научила? Ты и впрямь думаешь, будто ос
квернение желательно? Ц Великан вздрогнул, Линден продолжала наступат
ь: Ц Ты мог бы предотвратить это. Если бы не дал ему Вейна. Если бы не внушил
, будто даешь ему надежду, тогда как на самом деле ты подталкивал его к отк
азу от борьбы. Ты внушил ему, будто он может уступить, ибо Страну так или ин
аче спасет Вейн! Или какое-нибудь другое диво. О, ты воистину Чистый! Навер
ное, и сам Фоул не столь чист!
Ц Избранная, Ц пробормотал Идущий-За-Пеной, явно желая объясниться, но
не зная, с чего начать. Ц Линден Эвери... Ах, прости. Расточитель Страны напо
лнил твое сердце болью. Но он не ведает, что творит, ибо и после смерти не об
рел той прозорливости, которой недостало ему жизни. Перед тобой тропа на
дежды и рока, он же способен увидеть лишь такой исход, какой предсказывае
т ему собственное отчаяние. Ты должна помнить, что ему пришлось послужит
ь Презирающему. Память об этом язвит его и затемняет его дух. Ковенант, слу
шай меня. Прости, Избранная.
Он рассыпался светящейся пылью, которую поглотила темнота.
Ц Проклятие! Ц рычал Ковенант. Ц Проклятие!
Но проклинал он не Линден, а, похоже, самого себя. Или Кевина.
Ц А ты, Ц обманчиво тихо прошипела Линден, обращаясь к Морэму. Ц Все наз
ывали тебя «провидцем и прорицателем». Так я слышала. Он на каждом шагу тв
ердил мне, как было бы хорошо, будь ты рядом с ним. Он ценит тебя больше, чем
кого бы то ни было. Ц Ее гнев и печаль слились воедино, и она не могла сдерж
ать их. Негодование на то, что Ковенанта сбили с верного пути, подпитывало
сь обидой. Он верил ей слишком мало для того, чтобы позволить разделить с н
им его бремя, а потому предпочел отчаяние и погибель помощи и любви, котор
ые могли бы облегчить тяжесть его ответственности. Ц Ты мог бы сказать е
му правду!
Глаза Умершего Высокого Лорда сияли серебряными слезами, но он не дрогну
л. От него исходило явное сожаление, но он не сожалел о содеянном. Чувство
это скорее адресовалось Линден. А возможно, и Ковенанту. Рот Морэма искри
вился в болезненной улыбке.
Ц Линден Эвери! Ц Он произнес ее имя на удивление резко и нежно одноврем
енно. Ц Ты радуешь меня. Ты тревожишься о нем. Нет сомнения в том, что ты по
справедливости можешь стоять рядом с ним перед судом всего сущего. Ты ог
орчила Умерших, но, когда они вспомнят, кто ты, возрадуются и они. Я же прошу
об одном: постарайся помнить, что и он достоин тебя.
Морэм церемонно коснулся ладонями лба и развел руки в поклоне, словно об
нажая свое сердце.
Ц Друзья мои, Ц промолвил он звенящим голосом. Ц Я верю, вы преодолеете
все.
Продолжая кланяться, он растворился в дожде.
Линден онемело смотрела ему вслед. Под холодными дождевыми струями она н
еожиданно ощутила жаркий прилив стыда.
Затем заговорил Ковенант.
Ц Тебе не следовало так поступать, Ц сдавленно, едва сдерживая крик, про
говорил он. Ц Они не заслужили этого.
Но в ее сознании, не оставляя места раскаянию, звучало «Должна!»
Кевина. Морэм и все прочие принадлежали прошлому Ковенанта, а не ее п
рошлому. И они посвятили себя разрушению всего того, что она успела научи
ться любить. С самого начала нарушение Закона Смерти принесло пользу одн
ому лишь Презирающему и продолжало служить ему до сих пор.
Линден не обернулась к Ковенанту, ибо опасалась, что одного его вида, едва
различимых в темноте очертаний будет достаточно, чтобы она разрыдалась.
Не глядя на него, она тихо сказала:
Ц Так вот в чем дело. Вот почему ты оставил харучаев в Ревелстоуне. Боялс
я, что, памятуя о сотворенном Кевином, они попытаются остановить тебя.
Линден чувствовала, как боролся он со своей слабостью, пытаясь восстанов
ить самообладание. Встреча с Умершими пробудила в нем и радость и боль, и с
толь острое смешение чувств делало его уязвимым.
Ц Ты ничего не понимаешь, Ц отозвался он. Ц И вообще, какого черта нагов
орил тебе Кевин?
Она вздохнула, и вздох ее был горше дыхания зимы. Ц «Я никогда не отдам ем
у кольца». Сколько раз ты обещал... Ц Неожиданно Линден развернулась к Ков
енанту. Руки ее взметнулись, словно она собиралась ударить или оттолкнут
ь его.
Ц Ты негодяй, Ц вскричала она. Линден не видела лица Ковенанта, но сквоз
ь тьму ощущала, что он ожесточен и упрям, словно икона, высеченная из грани
та обиды.
Линден должна была подогревать в себе злость, чтобы не удариться в слезы.

Ц В сравнении с тобой мой отец был героем. Во всяком случае он не замышля
л убивать кого бы то ни было, кроме себя самого. Ц Черное эхо разносилось
вокруг, делая ночь ужасной. Ц Неужто у тебя не хватает мужества жить?
Ц Линден!
Она чувствовала, как уязвляет его, обжигая, словно купорос, каждым брошен
ным ею словом. Однако вместо того, чтобы накричать в ответ, Ковенант пытал
ся дознаться, что же с ней случилось.
Ц Линден, что сказал тебе Кевин?
Но она не собиралась принимать в расчет его боль. Ковенант вознамерился
предать, ее Ц ну что ж. В конце концов, она, возможно, и не заслуживала иного
. Но он задумал предать и Землю Ц тот мир, который, несмотря на все причине
нное ему Зло, продолжал лелеять в своем сердце Анделейн. Он вступил в Ядов
итый Огонь, полагая, будто знает, что делает, а в результате позволил этому
концентрированному Злу выжечь из него нечто похожее на любовь. Оставив
одни лишь притязания да амбиции.
Ц Мне было страшно рассказывать о своей матери, Ц продолжала Линден. Ц
Я боялась, вдруг ты возненавидишь меня. Но то, что случилось, Ц хуже. Пусть
бы ты возненавидел меня, лишь бы оставалась надежда, что ты продолжишь бо
рьбу.
Линден с трудом подавила подступавшие рыдания.
Ц Ты значишь для меня все. Ты вернул меня к жизни, когда я, по сути, была мер
тва. Ты убедил меня не сдаваться, а сам решил уступить. Ты вознамерился отд
ать кольцо Фоулу!
Линден ощутила, что при этих словах Ковенанта пронзила острая боль. И выз
вана она была не обидой, не стыдом, а страхом. Страхом перед тем, что она зна
ет и как этим знанием распорядится.
Ц Не говори так, Ц прошептал он. Ц Ты не понимаешь... Ц Ковенант выглядел
так, словно отчаянно искал нужные слова, чтобы заставить ее если не призн
ать его правоту, то хотя бы усомниться в собственной.
Ц Ты говорила, что веришь мне.
Ц Ты прав, Ц отозвалась она, ярясь и печалясь одновременно. Ц Я действи
тельно не понимаю.
Выносить это дольше у Линден не было сил. Резко отвернувшись, она со всех н
ог устремилась во тьму. Ковенант звал ее, кричал так, словно сердце его рва
лось на части. Но она не остановилась.

Примерно в середине ночи моросящий дождь превратился в настоящий ливен
ь. Холодные, тяжелые потоки омывали Холмы, порывистый ветер раскачивал д
еревья, но Линден не искала возможности укрыться Ц она не желала укрыти
я. Ковенант зашел по этой тропе слишком далеко, слишком долго оберегал ее
от правды. Возможно, он боялся ее Ц стыдился своего намерения, а потому и
скрывал его, сколько было возможно. Однако, размышляя обо всем этом во мра
ке ночи, Линден не могла не подумать и о том, что, возможно, он старался обер
ечь ее ради ее же блага: поначалу пытался не допустить, чтобы она оказалас
ь замешанной в историю с Джоан и соприкоснулась с нуждами Страны, затем о
граждал ее от злобных ударов Фоула и от безжалостной логики неизбежной с
мерти его самого. А сейчас и от того, что подразумевало его отчаяние. Все р
ади того, чтобы она не винила себя в гибели Земли.
В этом Линден отдала ему должное, но ярость ее не унялась. Ковенант предст
авлял собой классический пример самоубийцы: человек, твердо решивший ра
сстаться с жизнью, всегда становится спокойным и уверенным в себе. При эт
ой мысли сердце ее сжалось от жалости, оказавшейся даже более сильной, че
м гнев.
Ей было бы куда проще, будь она способна поверить, что Ковенант предался З
лу или просто-напросто лишился рассудка. Тогда перед ней стояла бы единс
твенная задача: остановить его любой ценой. Но видение подсказывало, что
источником запальчивой уверенности Ковенанта не являются ни Зло, ни без
умие. При всем нездоровом и вредоносном характере его намерения, оно дел
ало Ковенанта как никогда сильным. Неодолимым и опасным Ц тем мужчиной,
которого она когда-то полюбила. Отказаться от него было свыше ее сил.
Но Кевин любил Страну, и его протест ширился в ней как буря.
Когда Зло обретает полную силу, оно превосходит истину и может носи
ть личину добра не опасаясь...
Зло или безумие? Ей не узнать этого, пока она не проникнет в его сознание, п
ока не докопается до глубинной сути его собственного понимания.
Но однажды, когда элохимы погрузили Ковенанта в бесчувствие и она собрал
ась внедриться в его сознание, дабы вызволить его, он предстал перед ней в
обличье Марида. Невинного человека, которого Опустошитель и Солнечный Я
д сделали чудовищем.
Орудием Презирающего.
Отчаяние заставляло Линден, дрожа и спотыкаясь среди Холмов, бежать все
дальше и дальше, прочь от него. Она не могла выяснить истину, не овладев им.
А обладание само по себе являлось Злом. Формой убийства, разновидностью
смерти. А в жертву своему темному тяготению к смерти она уже принесла соб
ственную мать.
Линден не искала убежища, ибо не желала его. Она бежала от Ковенанта, боясь
того, что могла повлечь за собой встреча с ним. Хлестал дождь, завывал вет
ер, а она бежала и бежала на восток, туда, где предстояло взойти солнцу. Нав
стречу предгорьям Горы Грома.
Навстречу Лорду Фоулу.
Это было безумием Ц но что еще ей оставалось? Что, кроме отчаянной попытк
и опередить Ковенанта. Встретиться с Презирающим первой и сбить с него с
песь. Она не видела иного способа спасти Ковенанта, не овладев им, не поста
вив себя, его и Страну в зависимость от таившейся в ней тьмы.
«Это правильно, Ц твердила она себе на ходу. Ц Я смогу, непременно смогу.
Я это заслужила».
Твердила, но знала, что лжет себе самой. Не приходилось сомневаться в том,
что Презирающий неизмеримо могущественнее любого Опустошителя, она же
едва перенесла простое приближение самадхи Шеола. Знала, но упорствовал
а. Несмотря на ночь, дождь и ветер, несмотря на затянутое тучами небо, она в
идела ясно Ц видела свою прошлую жизнь, подобную пораженной скверной Ст
ране. Она позволила наследию родителей, алчной и жестокой тьме управлять
ею, словно Опустошителю. По правде сказать, с того самого дня, как отец ска
зал, что она никогда не любила его, она пребывала во власти ненависти как к
смерти, так и к жизни. Но когда в ее жизнь вошел Ц как вошел он в Страну Ц К
овенант, Ц все изменилось. Он не заслужил отчаяния. И она имела право брос
ить вызов Презрению, коверкающему ее любовь и отрезающему ее от жизни.
Сквозь ночную тьму Линден упорно двигалась на восток. Постепенно стих ве
тер, ливень превратился в моросящий дождик, а там рассеялись и облака. Отк
рылось ясное, словно отмытое дочиста звездное небо. Узкий серп луны висе
л почти прямо над ней, подтверждая, что и в темноте она выбрала верное напр
авление. Воздух был холоден, а Линден промокла насквозь, но цветущий Анде
лейн поддерживал ее силы, и она продолжала идти, пока, перевалив через оче
редную гряду, не застыла на месте.
Зеленые склоны были усеяны дождевыми каплями. Забрезжил рассвет, и кажда
я из них, поймав утренний лучик, отсылала его обратно, так что вся трава и л
иства казалась покрытой крохотными огоньками. И огоньки эти, к ужасу Лин
ден, были окрашены киноварью.
Над Холмами вставало окруженное красным свечением солнце чумы.
Правда, свечение было столь слабым, что едва ли кто-нибудь, кроме Линден, с
мог бы его заметить. Но так или иначе Солнечный Яд протянул свои щупальца
к последнему заповеднику красоты. Осквернение Анделейна началось.
Несколько долгих мгновений Линден стояла в оцепенении, пораженная тем, к
ак скоро обрушился Солнечный Яд на лишившиеся защиты Холмы. А она не обла
дала Силой и ничего не могла с этим поделать. Но нет Ц сердце подсказывал
о, что кое-что она сделать может и даже обязана. Ее друзья лишены видения. О
ни не могут заметить признаки Солнечного Яда, а стало быть, им и в голову н
е придет искать для защиты камень. А в результате они обратятся в чудовищ,
подобных Мариду.
Спутники ее остались далеко позади. Скорее всего, она уже не имела шансов
поспеть к ним вовремя. Но должна была попытаться. Они нуждались в ней.
Выбросив из головы все остальное, Линден повернулась и стремглав понесл
ась назад тем же путем, каким прибежала. Долина над грядой еще лежала в глу
бокой тени. Линден стремительно неслась вниз, и глаза ее на бегу медленно
приспосабливались к темноте. Не пробежав и половины пути по склону, она е
два не столкнулась с Вейном. Казалось, что он выскочил прямо из сумеречно
го воздуха, словно мгновенно преодолел несколько лиг. Но уже в следующий
миг Ц отшатнувшись и пытаясь сохранить равновесие Ц Линден поняла, что
, должно быть, он следовал за ней всю ночь. Мысли ее были настолько поглоще
ны судьбой Ковенанта и Анделейна, что она не замечала ничего вокруг.
Тем временем внизу, в долине, показались следовавшие за отродьем демонди
мов Ковенант, Красавчик и Первая.
После двух бессонных ночей Ковенант выглядел вконец измотанным, глаза е
го лихорадочно блестели, но поступь указывала на непреклонную решимост
ь. Преследуя устремившуюся навстречу опасности Линден, он не уклонился б
ы в сторону даже ради спасения своей жизни. И отнюдь не выглядел человеко
м, способным поддаться отчаянию.
Впрочем, у Линден не было времени вникать в эти противоречия.
Ц Солнечный Яд! Ц закричала она. Ц Солнечный Яд здесь! Ищите камень!
Ковенант не отреагировал. Казалось, будто от усталости он не был способе
н осознать что-либо, кроме одного простого факта: Линден снова с ним. Крас
авчик недоверчиво поднял глаза на гребень, и лишь Первая не мешкая приня
лась обшаривать глазами долину в поисках камня.
Линден указала ей направление, и Первая, увидев немного в стороне россып
ь небольших валунов, схватила своего мужа за руку и потащила туда.
Взглянув навстречу солнцу, Линден с облегчением поняла, что в запасе у Ве
ликанов есть еще несколько мгновений.
И тут ее покинули последние силы. Ковенант приближался, а она понятия не и
мела, как с ним встретиться. Вконец обессиленная и растерянная, Линден оп
устилась на траву. Все ее намерения, все выстраданные за ночь решения пош
ли прахом. Теперь ей снова придется оставаться с ним рядом, ни на миг не за
бывая о его ужасном намерении.
Солнечный Яд впервые взошел над Анделейном. Чтобы скрыть слезы, Линден з
акрыла лицо ладонями.
Ковенант остановился перед ней. Она испугалась, не окажется ли он настол
ько глуп, чтобы сесть рядом, но этого не случилось. Он продолжал стоять, по
этому подошвы защищали его от солнца. От него исходили эманации печали, у
сталости и упорства.
Ц Кевин не понимает, Ц напряженно произнес он. Ц Я вовсе не собираюсь п
овторять его ошибку. Он сам поднял руку против Страны Ц ведь Фоул не смог
бы совершить Ритуал Осквернения в одиночку. Я уже говорил тебе, что не буд
у пользоваться Силой. Что бы ни случилось, я не стану губить то, что люблю.

Ц Какая разница? Ц отозвалась Линден. Ц Ведь ты уступаешь. О Стране мож
ешь не беспокоиться Ц нас остается еще трое, тех, кто захочет о ней позабо
титься. Мы что-нибудь придумаем. Но ведь ты отказываешься и от самого себя
. Неужто ты надеешься, что я прощу тебе и это?
Ц Нет, Ц протестующе воскликнул Ковенант. Ц Ничего подобного. Но я уже
ничем не могу помочь тебе. И Стране Ц об этом Фоул позаботился задолго до
того, как я сюда попал.
Горечь его Линден понимала, но заключение, к которому она его подвигала, н
е имело никакого смысла.
Ц Я делаю это не для себя. Ему кажется, будто, овладев кольцом, он сможет ис
полнить все свои желания. Но я знаю лучше. После всего, что мне довелось пе
режить, я знаю лучше. Он не прав.
Уверенность Ковенанта не оставляла Линден возможности спорить с ним. У н
ее не было доводов, кроме тех, которые она некогда использовала в спорах с
отцом. И которые не привели к успеху и, в конечном счете, были поглощены ть
мой Ц жалостью к себе, возросшей до Зла и стремившейся пожрать ее дух. Ник
акие доводы здесь не годились.
Линден хотелось бы знать, как объяснил Ковенант Великанам ее неожиданно
е бегство, но главным было не это.
«Я постараюсь как-нибудь остановить его, Ц поклялась она себе. Ц Если он
уступит, это будет худшим из Зол».
Солнечный Яд уже взошел над Анделейном. Этому не могло быть прощения. Как-
нибудь...

Позже, когда спутники держали свой путь среди Холмов на восток, Линден из
ыскала возможность отлучиться в сторонку от Ковенанта и Первой, чтобы пе
реговорить наедине с Красавчиком. Увечный Великан выглядел обеспокоен
ным: казалось, он утратил всегда поддерживавшие его веселье и бодрость д
уха, отчего уродство бросалась в глаза больше, чем обычно. Но говорить о то
м, что его удручало, Красавчик не желал. Поначалу Линден даже подумала, что
замкнутость Великана объясняется возникшим недоверием к ней, но, исслед
овав его своим видением, поняла: все гораздо сложнее.
Линден вовсе не хотелось усугублять его скорбь, но Красавчик всегда выка
зывал готовность ради друзей принять на себя любую боль. А ее нужда не тер
пела отлагательства: Ковенант вознамерился отдать кольцо Презирающему
.
Тихонько, чтобы слышал только Великан, она шепнула:
Ц Красавчик, помоги мне. Пожалуйста.
Ответ оказался совершенно неожиданным:
Ц Это не поможет. Она не усомнится в нем.
Ц Она?.. Ц начала было Линден, но осеклась и осторожно спросила: Ц Что он
тебе сказал?
Красавчик уныло молчал, и Линден заставила себя дать ему время. Великан н
е смотрел на нее. Взгляд его блуждал по Холмам Ц печально, словно они уже
утратили свою прелесть. Затем он вздохнул и облек свою печаль в слова:
Ц Когда Ковенант растолкал нас, чтобы пуститься вдогонку за тобой, он за
явил, что ты веришь, будто он хочет уничтожить Страну. А Горячая Паутинка,
моя жена, даже не спросила почему. Она вообще не задавала вопросов. Я поним
аю, что он Ц Друг Земли и заслуживает полного доверия. Но разве не заслужи
ваешь того же и ты? Разве ты не доказывала это раз за разом? Ты Избранная, и н
ам не дано постичь тайну твоего пребывания среди нас. Но элохимы назвали
тебя Солнцемудрой. Ты одна обладаешь способностью прозревать суть веще
й, дарующую надежду на исцеление. Бремя Поиска не единожды ложилось на тв
ои плечи Ц и ты несла его достойно. Я ни за что не поверю, будто ты, сделавша
я так много для Великанов и для жертв Верных, за одну ночь сделалась безум
ной и жестокой. Однако ты перестала доверять ему. Это прискорбно во всех о
тношениях, и, по моему разумению, прежде всего, стоило бы попытаться узнат
ь, в чем причина. Но она, Первая в Поиске, не хочет этого. Избранная! Ц Голос
его был полон невыразимой мольбы, словно он хотел попросить, но сам не зна
л, о чем именно. Ц Она говорит, что у нас нет иной надежды, кроме него. Если о
н ошибется, все пойдет прахом. Разве не он владеет кольцом? Поэтому нам над
лежит верить ему твердо и нерушимо. И если окажется, что он балансирует на
лезвии рока, мы не должны сталкивать его вниз своими сомнениями. Но если н
ельзя сомневаться в нем Ц разве справедливость и простое приличие позв
оляют сомневаться в тебе? Если тебе нельзя доверять в той же степени, что и
ему, то уж, по крайней мере, как и его, можно оставить в покое.
Линден не знала, что и сказать. Она была растрогана словами Красавчика и с
бита с толку позицией Первой. Однако на месте меченосицы она, пожалуй, и са
ма могла бы занять ту же позицию. Не случись этого разговора с Кевином, она
, наверное, была бы столь же горда своей беззаветной верой в Неверящего.
Признав это, Линден почувствовала себя в еще большем одиночестве, ибо по
няла, что не имеет права перетягивать Красавчика на свою сторону. Ни он, ни
его жена не заслужили того, чтобы их настраивали друг против друга и прот
ив Ковенанта.
Усталая и удрученная, Линден пошатывалась и спотыкалась на неровной поч
ве, но протянутую в поддержку и утешение руку Красавчика, тем не менее, отв
ергала.
Ц Что ты собираешься делать? Ц с горечью спросила она.
Ц Ничего, Ц отвечал Великан. Ц Я ни на что не годен, ведь я не обладаю тво
им зрением. Когда истина станет мне ясна, время будет упущено. То, что необ
ходимо будет сделать, придется делать тебе. Ц Великан умолк, и Линден реш
ила, что он закончил, и на этом закончилась и их дружба. Но через некоторое
время Красавчик, цедя сквозь зубы слова, промолвил: Ц Одно я тебе скажу, И
збранная.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 итальянское вино барбера 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я