научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Качество удивило, отличная цена 

 

Едва ли не стуча зубами, она
спросила:
Ц Так что же нам теперь делать?
Ц Делать? Ц мрачно отозвался из темноты Хоннинскрю. Ц Это Душегрыз. Нам
остается лишь ждать его волеизъявления.
Клубы пара вырывались у него изо рта, словно с каждым словом частица души
Великана покидала его тело.
«Его волеизъявления, Ц отстраненно подумал Ковенант. Ц Или моего. Или в
олеизъявления Фоула. Все это не имеет никакого значения».
Безопасность заключалась в тишине, в молчании. Если он не мог обрести над
ежду, то, по крайней мере, не мог отрешиться от безнадежности. Вернувшись н
а камбуз, он свернулся на своем топчане и мгновенно уснул.
На следующее утро его разбудили холод и тишина. Печи потухли, и все, кроме
Кайла, куда-то исчезли. Казалось, будто «Звездная Гемма» покинута и на бор
ту, кроме харучая и самого Ковенанта, не осталось ни души. Несмотря на всю
опасность, Ковенант ощутил укол боли. Едва не окоченевший во сне, он с труд
ом распрямился и слабым голосом спросил:
Ц Где?.. Куда все подевались?
Ответ Кайла был прост и безжалостен.
Ц Поднялись наверх, созерцают Душегрыза.
Ковенант заморгал. Ему вовсе не хотелось покидать камбуз Ц место своего
добровольного заточения. Он боялся возвращения полноты ощущений, а вмес
те с ней и полноты ответственности. Но ничего не выражавший взгляд Кайла
был, тем не менее, настойчив. Кайл был харучаем, сородичем Бринна и Баннора
. Кир и Хигром, его соплеменники, отдали за Ковенанта свои жизни. Он имел пр
аво требовать, и глаза его были столь же откровенны, как и слова.
«Достаточно, Ц подумал Ковенант, Ц пора брать себя в руки».
Идти на палубу Ковенант не хотел, но, тем не менее, заставил себя собраться
, пытаясь одновременно плотнее замкнуться в своей отрешенности. Затем Ка
йл распахнул дверь. Ковенант перешагнул порог и ступил в ясное, холодное
утро.
Столь долго скрытое за облаками солнце теперь сияло на безоблачном небе
так ярко, что едва не ослепило его. Но слепящим был не только солнечный све
т. Казалось, самая суть холода воплотилась в пленившей корабль сверкающе
й белизне. Свет вспыхивал повсюду. Яркие блики казались острыми, словно с
трелы. Глаза слезились, а слезы мгновенно замерзали на щеках, так что, когд
а Ковенант пытался стряхнуть намерзшие льдинки, они отрывались вместе с
кусочками кожи.
Проморгавшись, Ковенант увидел, что все Великаны Ц все до единого Ц выс
троились в линию вдоль корабельных бортов. Стоя спиной к нему, они всматр
ивались в океан. И были недвижны Ц столь же недвижны, как океан или обвисш
ие на реях паруса. В торжественном безмолвии Великаны созерцали Душегры
за. Ждали его волеизъявления.
Присмотревшись, Ковенант смог определить и источник слепящего света. За
стывшую на месте «Звездную Гемму» со всех сторон окружали айсберги. Сотн
и айсбергов самых разных форм и размеров. Некоторые из них представляли
собой лишь маленькие холмики на ровной поверхности спокойной воды, тогд
а как иззубренные вершины других вздымались вровень с реями дромонда. И
все они состояли из безукоризненно прозрачного и твердого, как алмаз, ль
да. Именно этот лед, отражая свет утреннего солнца, разбрасывал во всех на
правлениях ослепительные лучи. И все они двигались. По одному или сбивши
сь кучками, айсберги медленно проплывали вдоль бортов корабля, направля
ясь к югу. Иной из них проплывал так близко, что Великан запросто мог бы пр
ыгнуть на него с борта. Но с кораблем ни один из них не столкнулся.
Сверкающая флотилия проплывала в непостижимо торжественном величии, с
толь же завораживающем, как и немыслимый холод. В большинстве своем Вели
каны выглядели так, словно и они были высечены изо льда, разве что не столь
прозрачного. Они едва дышали, руки их примерзли к перилам бортового огра
ждения, в широко раскрытых глазах отражались солнечные блики. Линден сто
яла рядом с Первой, Красавчиком и Сотканным-Из-Тумана. Щеки ее уже покрас
нели от холода, но даже под свежим румянцем угадывалась бледность кожи: в
печатление было такое, будто ее кровь стала молочно-белой, подобно самом
у морозу. Но она больше не дрожала и не обращала внимания на уже прихватив
ший ее полуоткрытые губы ледок. Непрерывное бормотание Красавчика такж
е не прерывало ее транса. Вглядываясь в проплывавшие льды, Ковенант непр
оизвольно замер у борта. Ощущение было такое, будто весь этот сверкающий
парад Ц не более чем прелюдия к какой-то весьма важной встрече.
Неожиданно Ковенант понял, что он просто не может оторвать глаз от неско
нчаемой вереницы чарующих своей красотой ледяных глыб. Он непроизвольн
о взялся руками за перила и в то же мгновение потерял способность двигат
ься. Зато обрел спокойную готовность ждать Ц если потребуется, то и вечн
о Ц встречи с тем, что принесет с собой великая стужа. Как будто издалека
до него донесся голос Кайла:
Ц Юр-Лорд, мне это не нравится. Избранная, послушай меня, мне это не нравит
ся. Вам лучше уйти отсюда...
Но с каждым словом голос харучая звучал все менее настойчиво. Наконец он
встал рядом с Ковенантом и умолк.
Долго ли продолжалось ожидание, Ковенант не знал, ибо просто утратил ощу
щение времени, но неожиданно оно оборвалось. На одной из приближавшихся
ледяных гор он увидел плоский уступ, нечто вроде ледяной платформы. И отт
уда, с этого уступа, доносились громкие крики.
Ц Корабль! Наконец-то корабль!
Ц Помогите!
Ц Во имя милосердия!
Ц Нас бросили на произвол судьбы!
Ковенанту показалось, что точно такие же возгласы доносились и из-за его
спины, со стороны противоположного борта, вдоль которого тоже стояли чле
ны команды. Но эта странная деталь не произвела на него ни малейшего впеч
атления.
Тело Ковенанта застыло, и лишь глаза сохранили способность двигаться. Вс
коре медленно дрейфующий к югу айсберг поравнялся с кораблем и застывши
ми вдоль борта неподвижными наблюдателями. И тут он увидел появившиеся п
рямо из прозрачного льда фигуры Ц человеческие фигуры. Три или четыре
Ц почему-то ему трудно было сказать, сколько именно. Но ведь не в числе же
дело. То были люди, и они нуждались в помощи. От жалости у него разрывалось
сердце.
Изможденные, с ввалившимися глазами и обмороженными, замотанными в обры
вки их же одежды руками, они взывали хриплыми от отчаяния, надрывными гол
осами:
Ц Нас бросили! Пощадите!
Но на дромонде никто не шелохнулся.
Ц Помогите им! Ц Сорвавшийся с обледеневших губ Линден призыв прозвуч
ал словно стон. Ц Бросьте им линь. Хоть кто-нибудь, бросьте линь!
Никто не отозвался. Скованные холодом, лишенные воли, Великаны молча смо
трели, как медленно уплывавший на юг айсберг уносил прочь своих отчаявши
хся пленников. Постепенно течение отнесло айсберг от корабля, и крики не
счастных стихли.
Ц Ради Бога!.. Ц Струившиеся из глаз Линден слезы замерзали прямо на щек
ах.
И вновь сердце Ковенанта мучительно сжалось. Но освободиться он не мог.
Вскоре в пределах видимости появился другой айсберг. С виду он казался в
сего лишь плоской, невысокой, поднимавшейся над водой льдиной, но, то была
лишь видимая его часть. Подводное основание, бывшее значительно шире вер
хушки, задело корпус дромонда ниже ватерлинии. Раздался скрежет, но проч
ный гранит борта выдержал. И тут солнечный луч упал на зеркальную поверх
ность под прямым углом, и его отражение зазвенело, как погребальный коло
кол. Там, в самом центре ослепительного светового столба, Ковенант увиде
л людей, которых он знал, Ц Хигрома и Кира.
Они были напряжены, как и тогда, возле Песчаной Стены, и поначалу не замети
ли корабля Великанов. Затем Кир выкрикнул приветствие Ц оно словно обру
шилось на палубу, но при этом не отдалось эхом. Оставив Хигрома, он подскоч
ил к самому краю льдины и принялся размахивать руками, призывая на помощ
ь.
А в следующий миг из света возникла песчаная горгона. Вытянув могучие см
ертоносные лапы, чудовище устремилось к Хигрому. Мускулы Кайла задрожал
и от страшного напряжения, зубы заскрежетали, но скованный холодом харуч
ай не смог даже пошевелиться.
В следующее мгновение на лице Кира отразилось понимание того, что помощи
от корабля Великанов ждать не приходится. Взгляд его, выражавший обвине
ние, оправдаться в котором невозможно, заставил Ковенанта содрогнуться.
Затем харучай устремился на помощь Хигрому.
Песчаная горгона нанесла удар такой страшной силы, что затрещал лед. Кро
вь Хигрома окрасила прозрачную поверхность айсберга. Кир обрушил на гор
гону шквал ответных ударов, но вся его сила не значила ничего в сравнении
с невероятной мощью чудовища.
На дромонде так никто и не шевельнулся. Великаны казались холодными и хр
упкими, словно сами обратились в ледяные статуи.
Линден всхлипывала, рыдания замирали в ее горле. Ковенант попытался отор
вать руки от перил. Из-под пальцев выступила кровь, но разорвать хватку хо
лода он не смог.
Кир. Хигром.
Льдина медленно уплывала прочь, но никто так и не двинулся. Вновь последо
вало ожидание Ц сейчас, впервые с того момента, как он оказался во власти
Душегрыза, оно показалось Ковенанту долгим. Затем его вновь ослепила ярк
ая вспышка, но временная слепота прошла, и слезящиеся глаза вновь обрели
способность видеть.
На той маленькой льдине стоял Трос-Морской Мечтатель. Выпрямившись, скр
естив руки поверх своей зияющей смертельной раны, он смотрел вверх, на ст
оявших вдоль борта собратьев. Лицо Великана пересекал шрам, а глаза его б
ыли полны ужасного знания. С трудом, словно у него не гнулась шея, Великан
кивнул и голосом тихим и напряженным, словно сама стужа, промолвил:
Ц Сородичи, вы должны оказать мне помощь. Это Душегрыз. Здесь страдают вс
е обреченные на проклятие, все погибшие безвременно и не получившие помо
щи от тех, за кого они отдали свои жизни. Если вы не придете на помощь, я оста
нусь здесь навеки, и вечно будут длиться мои муки. Лед не отпустит меня, не
отпустит никогда. Слышите ли меня вы, те, кого я любил и за любовь к кому зап
латил высокую цену? Неужели ни у кого из вас не осталось и капли любви ко м
не?
Ц Морской Мечтатель, Ц простонала Линден. Хоннинскрю испустил крик, ра
зорвавший оледенелую плоть вокруг рта, так что струйки крови потекли на
его бороду. Первая слабо выдохнула:
Ц Нет. Я Первая в Поиске. Я не могу вынести этого.
Никто из команды, никто из участников Поиска не шелохнулся. Холод был нео
долим, власть его Ц неоспорима. Тем временем Морской Мечтатель уже пора
внялся с Ковенантом. Скоро его льдина должна была миновать середину кора
бля, а там и вовсе уплыть. А всем находившимся на борту «Звездной Геммы» пр
едстояло остаться Ц остаться со своей скорбью, стыдом и холодом.
Это казалось невыносимым. Морской Мечтатель отдал свою жизнь, чтобы не п
озволить Ковенанту уничтожить мир. Немота не позволила ему поделиться т
ем, что открылось силой Глаза Земли, и тогда он пожертвовал собой, чтобы об
еспечить отсрочку обреченному мирозданию и тем, кого он любил. А Ковенан
т отказал этому Великану в кааморе Ц в простом акте признательности. Вы
нести такое оказалось свыше его сил. Дикая магия забилась в нем, словно су
кровица скорби, с кольца яростно срывалось белое пламя, жар которого поз
волил оторвать руки от борта.
Ц Мы освободим его, Ц крикнул Ковенант Великанам. Ц Дайте мне линь.
В следующий миг сумела освободиться и Первая.
Ц Нет! Ц прогремел над кораблем Великанов ее стальной голос. Резким дви
жением она схватила шкворень, на котором висела бухта причального троса
, и запустила им прямо в Морского Мечтателя.
Ц Изыди, демон! Ц яростно воскликнула она. Ц Мы не станем слушать твои л
живые речи.
Великаны охнули, когда железный шкворень, пролетев сквозь Морского Мечт
ателя, отколол краешек льдины и исчез под водой. Образ Великана на льдине
затуманился и покрылся рябью. Кажется, он еще силился что-то произнести, н
о так и не смог, растворившись в морозном воздухе. Пустую льдину продолжа
ло медленно сносить к югу.
Пока Ковенант удивленно таращился ей вслед, огонь схлынул, и холод вновь
взял его в клещи. Но уже в следующий миг чары были разрушены треском ломаю
щегося льда. Линден подняла отмороженные руки, пытаясь растереть щеки. С
криками и проклятиями отшатнулся от борта Хоннинскрю.
Ц Шевелись, бездельники! Ц взревел он, разбрызгивая капельки крови. Ц Л
овите ветер!
На лице Красавчика попеременно отражались то облегчение, то уныние. Зате
м и прочие Великаны стали медленно, словно в полусне, отворачиваться от ч
арующей вереницы льдов. Некоторым требовалось время, чтобы прийти в себя
, Ц казалось, они даже не осознавали случившегося, Ц но многие не мешкая
отправились по своим местам. Морской Соус и Зола-В-Очаге припустили на ка
мбуз с таким видом, словно пуще смерти стыдились того, что оставили свои к
отлы без присмотра. Первая и Яростный Шторм старались привести в чувство
еще не оправившихся матросов, раздавая подзатыльники и встряхивая их за
грудки. Хоннинскрю устремился к мостику, и уже несколько мгновений спус
тя, осыпав палубу градом ледяной крошки, над кораблем взвился первый пар
ус. Первый из взобравшихся по вантам Великанов издал хриплый возглас:
Ц Эй, гляньте-ка на юг.
Над горизонтом уже вырисовывалось темное месиво облаков. Ветер возвращ
ался.
В первое мгновение Ковенант задумался о том, сможет ли «Звездная Гемма»
продолжить путь сквозь скопление ледяных гор и выдержат ли оледенелые п
аруса напор ураганного ветра. Но уже в следующий миг он позабыл обо всем, и
бо увидел, как Линден покачнулась и стала падать на палубу. Еще секунда, и
ее голова раскололась бы как орех о гранитный корпус дромонда. Ковенант
не мог прийти ей на помощь, но Сотканный-Из-Тумана поспел вовремя. В после
дний момент он подхватил Линден на руки.

Глава 4
Море льдов

Первый удар ветра пришелся кораблю в борт. Но довольно скоро «Звездная Г
емма» развернулась к ветру кормой. Паруса захлопали и наполнились ветро
м. Казалось, что неудержимый шквал вот-вот сорвет их с рей и унесет прочь, т
огда как погруженный в липкую, тягучую воду дромонд так и не двинется с ме
ста. Снасти отчаянно скрипели. Неожиданно Встречающий Восход лопнул, раз
орвавшись сверху донизу. С пронзительным завыванием ветер ворвался в пр
ореху.
Но уже в следующий миг «Звездная Гемма» тронулась с места, и давление на п
арус ослабло. Когда над кораблем Великанов сгустились клубящиеся тучи, о
н уже мчался вперед.
Первое время Хоннинскрю приходилось проявлять крайнюю осторожность, л
авируя среди айсбергов: арктический лед был столь прочен, что при малейш
ей оплошности мог вспороть гранитный борт дромонда, словно сухое дерево
. Однако с каждым мгновением ледовая флотилия впереди Корабля Великанов
становилась все менее плотной: по мере приближения «Звездной Геммы» к ок
онечности Душегрыза она буквально таяла на глазах. Правда, ветер продолж
ал усиливаться, но непосредственная опасность уже отступила. Спроектир
ованный и построенный на совесть, дромонд был способен выдержать и не та
кие шторма.
Но Ковенант не замечал ни айсбергов, ни ветра: он боролся за жизнь Линден.
Сотканный-Из-Тумана отнес ее на камбуз, где вовсю хлопотали стремившиес
я вернуть тепло в свои очаги повара, но как только Великан положил женщин
у на топчан, Ковенант решительно оттеснил его в сторону. Красавчик и Кайл
тоже спустились на камбуз: оба предлагали свою помощь, но Ковенант не обр
ащал на них внимания. Ругаясь последними словами, он растирал ей запясть
я и щеки, ожидая, когда повара подадут горячей воды.
Линден была бледна как смерть, пульс ее почти не прощупывался, а восковая
кожа выглядела такой тонкой, что казалось, стоит ему потереть посильнее,
и она сойдет. Однако Ковенант остервенело массировал ее предплечья, плеч
и и шею, не переставая изрыгать проклятия. Голова его шла кругом от отчаян
ия, кровь ожесточенно пульсировала в висках. Вновь и вновь он яростно тре
бовал горячей воды.
Ц Откуда ей взяться? Ц раздраженно отозвался Морской Соус. Ц Все печи п
огасли, а я не волшебник и не могу разжечь их мгновенно. Чтобы вскипятить в
оду, потребуется время.
Ц Она ведь не Великанша, Ц возразил Ковенант, Ц ей не нужен крутой кипя
ток.
Красавчик, присев на корточки у изголовья Линден, достал кожаную флягу и
показал ее Ковенанту:
Ц Это «глоток алмазов».
Ковенант понял его и, ни на секунду не прекращая усилий, принялся растира
ть Линден бедра и ноги, освободив место и для Великана. Положив огромную л
адонь под голову женщины, Красавчик осторожно приподнял ее и поднес фляг
у к губам.
В ужасе Ковенант заметил, что Линден не в силах сделать даже глотка Ц жид
кость стекала по уголкам рта. Правда, дыхание ее стало глубже, но один лишь
запах, пусть даже и сильнодействующего снадобья, не мог принести исцеле
ния. Отчаяние едва не заставило Ковенанта забыть обо всем Ц белое пламя
вспыхнуло в его сознании, пронизывая каждый нерв, каждый мускул. Он отбро
сил Красавчика в сторону, словно Великан был ребенком, но, тем не менее, не
решился воздействовать этим жаром на Линден. Не обладая присущим ей виде
нием и не умея толком соизмерять возможности с потребностями, он запрост
о мог не согреть, а испепелить ее. Подавив в себе яростно бьющийся огонь, К
овенант перевернул Линден на бок и несколько раз нажал ладонями на спину
, рассчитывая вытеснить жидкость из ее легких. Затем он снова положил ее н
авзничь, приподнял ей голову, припомнив наставления по оказанию первой п
омощи, зажал ей нос и, припав к губам, стал делать искусственное дыхание Ц
рот в рот.
Это оказалось непросто Ц от напряжения голова у Ковенанта шла кругом. Н
е имея возможности обрести опору в этом стремительном водовороте страх
ов, он был близок к панике, ибо не смел воспользоваться той единственной с
илой, с помощью которой мог бы спасти любимую.
И тут откуда-то, словно издалека, до него донесся голос Золы-В-Очаге:
Ц Друг Великанов, у меня тут горшок. Может, пригодится?
В первый момент Ковенант вскинул голову и недоуменно разинул рот, но тут
же смекнул, что к чему.
Ц Налей туда воды! Ц крикнул он поварихе и снова приник к губам Линден. В
се звуки Ц и плеск наливавшейся в каменный горшок воды, и свист ветра в кл
юзах, и крики Великанов на вантах Ц доносились откуда-то издалека. И камб
уз, и сам корабль пришли в движение, вращаясь вокруг Ковенанта. Все было по
дчинено одной цели, одному ритму Ц вдох-выдох, вдох-выдох-вдох... Но долго
сохранять этот ритм, не высвобождая огонь, Ковенант не мог Ц еще чуть-чут
ь, и ему предстояло или взорваться, или лишиться чувств.
Ц Готово, Ц произнес Морской Соус.
Красавчик прикоснулся к плечу Ковенанта, и тот попытался выпрямиться и в
ысвободить онемевшие руки из-под головы Линден. В этот момент «Звездная
Гемма», проскочив гребень, нырнула к подошве волны, и едва стоявшего на но
гах Ковенанта отбросило в сторону, да так, что он чуть не ударился головой
о гранитную стену. Но вместо этого Ковенант угодил в могучие объятия Сот
канного-Из-Тумана, а Красавчик подхватил Линден.
Голова Ковенанта по-прежнему шла кругом. Отпрянув от Сотканного-Из-Тума
на, он направился к плите, на которой стоял каменный горшок. Палуба то и де
ло порывалась ускользнуть из-под ног, но Ковенант все-таки добрался до це
ли. Крышка плиты находилась вровень с его подбородком, а уж поверх края го
ршка он мог видеть лишь шапку волос Линден, голову которой держал над вод
ой Морской Соус. Но видеть всю Линден ему и не требовалось. Обхватив горшо
к руками, Ковенант прижался к нему лбом. Плита уже начала разогреваться, н
о чтобы согреть достаточно воды, требовалось бы слишком много времени. З
акрыв глаза, чтобы избавиться от отвратительного головокружения, Ковен
ант направил свой внутренний жар в объемистый каменный сосуд.
Он уже умел контролировать свою силу настолько, что мог не опасаться под
жечь камбуз, а толстенный каменный жбан заслонял от него Линден, не позво
ляя повредить ей случайным касанием. Сузив свое сознание, Ковенант вытес
нил из него все, оставив лишь ослепительное белое пламя, и потерял предст
авление об окружающем. Некоторое время он ощущал лишь протекающую сквоз
ь него силу Ц безудержную мощь, в сравнении с которой даже гранит казалс
я хрупким и способным превратиться в крошево. Затем Ц совершенно неожид
анно Ц Ковенант услышал слабое покашливание и понял, что это кашляет Ли
нден. Подняв глаза, он все равно не увидел ее, ибо теперь над горшком висел
а густая завеса пара, однако удостоверился в том, что не ошибся. Она действ
ительно кашляла, хрипло и надрывно очищая свои легкие. А спустя мгновени
е из-за туманной завесы появилась ее рука и судорожно вцепилась в край ка
менного сосуда.
Ц Достаточно, Ц промолвил Красавчик. Ц Друг Великанов, этого вполне до
статочно. Избыток жара может ей повредить.
Ковенант молча кивнул, внутренне напрягшись, отпустил силу и тут же поша
тнулся и с трудом удержался на ногах. Головокружение, а вместе с ним и мучи
тельный страх вернулись. Однако Красавчик успел поддержать его, не дав р
ухнуть на палубу. Когда головокружение унялось, Ковенант разглядел и пок
оившуюся в объятиях Морского Соуса Линден. Она оставалась мертвенно-бле
дной и была похожа на больное дитя, но глаза открылись, и затуманенный взо
р казался, тем не менее, вполне осмысленным. Когда Сотканный-Из-Тумана пр
инял ее из рук кока, Линден непроизвольно обхватила Великана за шею и при
жималась к нему, пока он бережно заворачивал ее в одеяло. Затем Кайл предл
ожил ей полученную от Красавчика флягу. Не прекращая дрожать, она поднес
ла горлышко сосуда к губам и сделала судорожный глоток. Вскоре на ее щека
х появился слабый румянец.
Ковенант отвернулся и сам уткнулся во впалую грудь Красавчика. Ему тоже
не мешало прийти в себя.
Несколько мгновений Ц пока «глоток алмазов» еще не полностью проявил с
вою силу Ц Линден оставалась в сознании. Высвободившись из заботливых о
бъятий Сотканного-Из-Тумана, она самостоятельно сняла с себя мокрую оде
жду и принялась оглядываться по сторонам, явно высматривая Ковенанта. Со
брав все свое мужество, он встретился с ней взглядом.
Ц Почему?.. Ц спросила она хриплым, дрожащим голосом. Ц Почему мы не смог
ли им помочь?
Глаза Ковенанта затуманили слезы.
Ц То был Душегрыз, пойми это. Все они... то, что мы видели, было всего лишь илл
юзией. Мы могли обречь себя на проклятие и отказавшись помочь Ц ибо, наве
рное, никогда не простили бы себе этого, Ц и попытавшись это сделать. Труд
но представить, что могло произойти, прими мы на борт одного из этих призр
аков.
«Душегрыз, Ц повторил Ковенант про себя, стараясь отогнать мучительные
воспоминания. Ц Вот уж воистину точное имя».
Ц Существовала лишь одна возможность освободиться Ц мы должны были ра
зрушить мираж.
«Глоток алмазов» уже начинал действовать, и в ответ Линден лишь слабо ки
внула и заплетающимся языком пробормотала:
Ц Нечто подобное мне пришлось пережить и с родителями. Ц Откинувшись н
авзничь, она закрыла глаза. Ц О, если бы они были такими, какими я мечтала и
х видеть. Если бы я позволила себе любить их... Ц Линден умолкла.
Когда Сотканный-Из-Тумана бережно укрыл ее одеялом, она уже крепко спала.


Мало-помалу на камбуз вернулось привычное тепло. Морской Соус и Зола-В-О
чаге трудились изо всех сил, готовя горячую пищу для работавших на холод
ном ветру матросов. Убедившись, что «Звездная Гемма» способна выдержива
ть напор ветра, Хоннинскрю стал маленькими группами отпускать матросов
вниз Ц перекусить, погреться и передохнуть. Выглядели они измотанными и
истощенными, у многих появилась седина. Видения Душегрыза все еще стоял
и у них перед глазами. Однако сытная горячая еда и колкие шуточки поваров
делали свое дело Ц на палубу моряки возвращались с обычной для любящих
море Великанов беспечной отвагой. Они с радостью поднимались наверх, где
их ждала пьянящая схватка с морской стихией.
Некоторое время Ковенант наблюдал за Линден, опасаясь, что ее сон может о
казаться не предвестником исцеления, а всего лишь болезненным забытьём.
Крохотная в сравнении с Великанами Линден казалась хрупкой, беспомощно
й и любимой как никогда. Однако облик свернувшейся в клубочек женщины пр
обудил в нем и иные воспоминания: в конечном счете чувство облегчения см
ешалось с горечью утраты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 вино akilia 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я