научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Заказывал тут магазин Водолей ру 

 


Поднявшаяся сюда же, на переднюю палубу, Первая не отрывала от мужа напря
женного взгляда. Не выдержи реи, лишь чудо могло бы спасти ее мужа от гибел
и под грудой каменных обломков.
Красавчик подал знак стоящим внизу матросам, Севинхэнд шепотом отдал пр
иказ, и команда продолжила подъем ствола мачты.
Осторожно, мало-помалу его оттянули так высоко, что обмазанный смолой ко
мель завис над головой Красавчика. Затем Великаны стравили канаты, и кра
й мачты опустился до уровня его груди. Красавчик казался слишком слабым
даже для того, чтобы справляться с тяжестью своего тела, но, тем не менее, о
н сумел, ухватившись за каменную балку, удерживать ее от раскачивания и н
е давать ободраться уже наложенному слою смолы. Великаны чуточку натяну
ли канаты, приподняв конец примерно на фут, затем Севинхэнд приказал им о
становиться. Очень медленно и осторожно Красавчик выровнял зависший кр
ай мачты, установил его точно над торчащим обломком и нетерпеливо выдохн
ул:
Ц Готово!
Великаны принялись опускать балку. Красавчик удерживал ее руками, не дав
ая уклониться в сторону. Миг-другой Ц и осмоленные края обломанной мачт
ы сомкнулись. Не теряя ни секунды, Красавчик погрузил в вар на месте соеди
нения осколок крепь-камня, и разделявшая две каменные балки линия исчез
ла, словно ее и не было. Фок-мачта вновь стала монолитом. У Первой вырвался
облегченный вздох. Матросы выпустили канаты и разразились ликующими кр
иками.
Корабль вновь обрел переднюю мачту. Правда, теперь она была ниже бизани, н
о, тем не менее, являлась достаточно высокой для того, чтобы нести вторую р
ею. А это давало возможность поставить необходимые для выживания корабл
я паруса.
Правда, укрепить эту самую рею на обновленной фок-мачте еще только предс
тояло, но поскольку день едва начался, не приходилось сомневаться в том, ч
то работа будет выполнена в срок. Двое Великанов вскарабкались на мачту
и помогли Красавчику спуститься вниз, к ликующим товарищам. Первая заклю
чила его в объятия с такой силой, что, казалось, едва не переломала кости. Н
евесть откуда появился кувшин с «глотком алмазов». Его всунули Красавчи
ку в руки. Тот изрядно отхлебнул из горлышка, и вокруг вновь раздались одо
брительные возгласы.
Ковенант наблюдал за происходящим, и душу его омывала волна благодарнос
ти и облегчения.
Мгновение спустя Красавчик появился из толпы обступивших его матросов.
Нетвердо держась на ногах Ц сказывались и утомление, и основательная до
за «глотка алмазов», Ц он целеустремленно направился к Ковенанту и, отв
есив низкий, церемонный поклон, едва не стоивший ему равновесия, промолв
ил:
Ц Сейчас я, пожалуй, малость передохну. Но еще до ночи эта рея будет укреп
лена на положенном ей месте. Тогда я смогу считать, что сделал для «Звездн
ой Геммы» все возможное...
Запавшие от усталости глаза и неверная поступь Великана напоминали о то
м, что и до сегодняшних трудов он немало сделал ради спасения «Звездной Г
еммы». Но это было еще не все. Неожиданно голос Красавчика помягчел, и он и
скренне и доверительно добавил:
Ц ...Спасибо тебе, Друг Великанов, за то, что ты предоставил мне возможност
ь оказать дромонду эту скромную услугу.
Солнечные лучи падали на его лицо, и казалось, будто Повенчанный-Со-Смоло
й светился сам. Отвернувшись, он заключил в объятия жену и, пошатываясь ка
к пьяный, сопровождаемый восхищенными возгласами матросов, направился
к сходням. В этот миг, несмотря на согбенную спину, он выглядел не ниже люб
ого из своих соплеменников.
Жгучие слезы благодарности выступили на глазах Ковенанта. Напряжение с
пало Ц впервые за долгое время он позволил себе расслабиться. Красавчик
весьма убедительно дал понять, что даже в нынешних обстоятельствах можн
о обойтись без страха и гнева.
Собранные Севинхэндом матросы вернулись к работе: нужно было готовить к
подъему вторую рею, а Ковенант отправился на поиски Линден. Он хотел расс
казать ей об успехе Красавчика, а заодно и попросить прощения за вчерашн
юю грубость.
Ему удалось ее отыскать почти сразу. Линден находилась на камбузе, спала
на своем топчане и во сне сосредоточенно хмурилась, что делало ее похоже
й на бесприютного ребенка. Просыпаться она, похоже, не собиралась Ц види
мо, еще не успела восстановить силы после изматывающей встречи с Душегры
зом. Беспокоить ее Ковенант не стал.
Тепло камбуза напомнило о том, что он сам основательно продрог и устал. Ра
стянувшись на топчане, Ковенант вознамерился малость передохнуть, а пот
ом вновь подняться на палубу и полюбоваться работой Великанов. Но стоило
ему закрыть глаза, как усталость захлестнула его и унесла с собой.
Ковенант не мог сказать, спал он или бодрствовал, когда в ушах его зазвуча
ло пение. Поначалу радостное Ц Великаны восхваляли моря и родную гавань
. Но вскоре послышалась печальная мелодия песни о погибших кораблях и на
век разлученных с ними близких. В словах Великанов, словно предчувствуем
ая мука кааморы, слышалось потрескивание пламени. Ковенанту уже доводил
ось участвовать в кааморе Ц тогда, в Коеркри. Тот огонь был достаточно си
лен, чтобы коснуться его; он помог всем, кроме себя самого. Теперь, погрузи
вшись в грезы, Ковенант представил иное пламя Ц несравненно более неист
овое, разрушительное, но действующее при этом избирательно. И он знал, как
обрести этот огонь. Знал и спал, боясь пробуждения.

Потом он проснулся, и все грезы исчезли. Оживленные хлопоты Морского Соу
са и Золы-В-Очаге заставили его предположить, что уже настал новый день. К
овенанту стало стыдно, что он проспал так долго. Он присел и увидел опусте
вший топчан Линден. Ни ее, ни Сотканного-Из-Тумана на камбузе не было. Зато
бесстрастный, словно не знающий, что такое нетерпение, Кайл невозмутимо
стоял на своем месте.
Заметив, что Ковенант открыл глаза, харучай промолвил:
Ц Ты вовремя проснулся, юр-Лорд. Уже утро. Те, кто уходит, уже начали собир
аться в дорогу.
Ковенанта пронзила боль.
Окружавшие его люди делали для него все возможное, и только он никогда и н
и к чему не был готов вовремя. С усилием поднявшись на ноги, Ковенант приня
л поданную Золой-В-Очаге миску с кашей и торопливо принялся за еду. Прогл
отив сколько мог, он шагнул к двери Ц ее предупредительно распахнул Кай
л Ц и вышел на освещенную утренним солнцем палубу. Яркий, отражавшийся о
т ледяного зеркала свет резал глаза, но, прищурясь, Ковенант сумел разгля
деть фок-мачту и стоявших у борта Великанов.
Его появление было встречено приветственными восклицаниями. Матросы р
асступились, и он оказался рядом с Линден, Сотканным-Из-Тумана, Первой, Кр
асавчиком и Хоннинскрю.
Красавчик и Линден выглядели куда более крепкими и бодрыми, нежели в пре
дыдущий день, но Линден избегала встречаться с Ковенантом взглядом, слов
но не доверяла ему. Первая устремила свой ястребиный взор за борт. Хуже вс
ех выглядел Хоннинскрю Ц казалось, он не спал всю ночь, разрываясь между
желанием и долгом.
Бросив взгляд за борт, Ковенант увидел, что изготовленные Яростным Шторм
ом сани уже спущены на лед. Они были основательно загружены мешками и кор
обками с припасами, размещенными так, чтобы на каждых санях мог устроить
ся хотя бы один пассажир.
Завидя Ковенанта, Первая повернулась к Севинхэнду, Яростному Шторму и др
угим Великанам:
Ц Вот и пришел час расставания, Ц провозгласила она. Морозный воздух де
лал ее голос особенно резким и звонким. Ц Опасность велика, ибо Поиск бол
ьше не направляет провидец Ц Трос-Морской Мечтатель. Но, тем не менее, вс
е мы в соответствии с принесенным обетом следуем к намеченной цели, а пот
ому я не испытываю страха. Мы смертны, и мысль о возможной неудаче не может
не удручать нас. Однако мы не обязаны преодолевать все и вся. От нас требу
ется одно: крепко держаться при сильном ветре, а уж там будь что будет. На в
сех морях не нашлось бы команды, более подходящей для такой работы, чем вы
Ц те, кто остается на борту «Звездной Геммы». Так чего же, спрашивается, н
ам страшиться? Поэтому я оставляю вам единственное указание Ц как тольк
о сойдет лед, плывите следом за нами. Направляйтесь к Прибрежью, туда, где
прежде жили наши собратья. Но если вы не застанете нас там Ц и не получите
от нас никакого известия, Ц бремя Поиска будет возложено на ваши плечи. И
сполняйте свой долг, не страшась никого и ничего. Покуда Землю оберегает
хотя бы одно отважное сердце, о победе Зла говорить рано.
Тут она умолкла и посмотрела на Красавчика так, будто ее удивили собстве
нные слова. Тот ответил ей лучащимся взглядом. Глаза Севинхэнда наводили
на воспоминания о несравненном мастерстве, спасшем «Звездную Гемму» от
военных кораблей Бхратхайрайнии. Взгляд Яростного Шторма был суров и бе
сстрастен, словно грядущее, каким бы оно ни было, не властно было устрашит
ь ее. Да и все моряки, несмотря на крайнюю усталость и грозящую им опасност
ь, светились от гордости. Сердце Ковенанта сжалось: он не представлял, как
сможет расстаться с ними.
Но другого выхода у него не было. Первая уже спускалась по трапу, Красавчи
к следовал за женой. Они не были в ответе за судьбу мироздания, но жизнями
своими рисковали в той же степени, что и он. Жестом Ковенант приказал Кайл
у спускаться по трапу первым, чтобы в случае нужды тот мог поддержать его.
Затем Ковенант поставил ногу на обледеневшую ступеньку и, преодолевая г
оловокружение, стал спускаться вниз. Ступив на лед, Ковенант неверной по
ступью заковылял по его коварной поверхности к большим саням. Линден шла
следом: волосы вились по ветру, словно знамя ее решимости. Сотканный-Из-Т
умана, по-прежнему упорствующий в своем желании служить Избранной, шага
л за ней. Замыкал шествие Хоннинскрю. То и дело он порывался вернуться Ц н
е иначе как для того, чтобы отдать множество прощальных распоряжений Сев
инхэнду и Яростному Шторму. Однако помолчав Ц молчание его походило на
беззвучный крик, Ц он все же оторвался от своего корабля и присоединилс
я к отряду.
Затем стоящие на палубе расступились и пропустили к борту Вейна. Тот лег
ко перемахнул через ограждение и застыл в обычной для него неподвижност
и: черные глаза были устремлены в никуда.
Из воздуха выскользнула какая-то тень и через несколько мгновений сформ
ировалась в человеческую фигуру Ц рядом с Вейном возник Финдейл. Казало
сь, что элохим и отродье демондимов принадлежат друг другу.
Повинуясь торопливым распоряжениям Первой, Ковенант взобрался на сани
и устроился среди припасов. На другие сани уселась Линден. Хоннинскрю и С
отканный-Из-Тумана впряглись в постромки. Первая и Красавчик прошли в го
лову, колонны, Кайл пристроился между санями. Замыкали колонну Вейн и Фин
дейл.
Под полозьями заскрипел лед. Ковенант и его спутники расстались с Корабл
ем Великанов и устремились вперед, на поиски надежды. Шестьдесят три дня
прошло с тех пор, как они расстались с Сандером, с Холлиан Ц и с Прибрежье
м. И вот теперь их отделяло от Ревелстоуна не меньше трехсот шестидесяти
лиг.

Глава 5
К побережью

Первая задала исключительно быстрый темп. Из легких Хоннинскрю и Соткан
ного-Из-Тумана вырывались клубы пара, но они не отставали. Все Великаны с
тремились как можно скорее удалиться от дромонда, оставить позади свое и
скалеченное судно и брошенных на милость ледяной стихии товарищей. Тяже
лые полозья скользили по льду, подскакивая на выбоинах Ц приметные торо
сы Великаны ловко огибали. Ковенанта и Линден швыряло из стороны в сторо
ну среди коробов и мешков, но она молча вцепилась в поручни, его же в перву
ю очередь интересовала скорость. Страна и Лорд Фоул научили Ковенанта мн
огому, но он так и не обзавелся умением без сожаления бросать на произвол
судьбы нуждавшихся в нем друзей. Мороз щипал его щеки, глаза слезились. Съ
ежившись под тяжелыми одеялами, Ковенант неотрывно глядел на запад, позв
оляя Хоннинскрю уносить его в безбрежную белую пустыню.
Однако через некоторое время он не выдержал и оглянулся. Дромонд, все еще
четко вырисовывавшийся за спинами Финдейла и Вейна, быстро, прямо на гла
зах уменьшался в размерах, словно его поглощало ледяное поле. Горький ко
м встал у Ковенанта в горле. Затем он приметил поднятый на кормовой мачте
вымпел и понял, что Севинхэнд посылает приветствие уходящему отряду.
Яркий, весело плескавшийся на ветру флажок словно воплощал в себе дух до
блести и терпения Ц неукротимый дух «Звездной Геммы». Лишь когда слезы
затуманили глаза Ковенанта так, что корабль Великанов превратился в рас
плывчатое пятно, он отвернулся и снова уставился вперед.
Линден внимательно присматривалась к нему через разделявший их сани ле
дяной пробел. Ковенант и рад был поддержать ее, но не мог найти нужных слов
Ц таких, какие стоило бы выкрикнуть, перекрыв скрип полозьев, ритмичный
топот ног и тяжелое дыхание Великанов. Снова, уже в который раз он устреми
лся вперед, навстречу своей цели и своим страхам, и вновь это было достигн
уто отнюдь не его усилиями, но стараниями других Ц тех, кто заботился о не
м и кому он был дорог. Всякий раз, когда в его жизни наступал очередной кри
зис, происходило одно и то же: при всей своей целеустремленности и мощи он
не достиг бы ничего без самоотверженной дружеской помощи. Он же в наград
у за участие не мог предложить соратникам ничего, кроме страданий боли и
лжи.
Сани мчались прямо на запад. На юге, возле самого горизонта, виднелась пол
оска открытой воды, и было нетрудно догадаться, что чем ближе к ней, тем то
ньше и ненадежнее лед. В сложившихся обстоятельствах Ковенанту оставал
ось лишь надеяться на то, что в поисках безопасного пути отряду не придет
ся уклоняться к северу.
Первая обгоняла спутников на несколько саженей: на бегу она высматривал
а, не попадутся ли на пути трещины, надломы и щели. Позади нее трусил Краса
вчик. У него не было иной ноши, кроме собственного изуродованного тела, но
по неровной поступи можно было понять, что измотан он до предела. Зато Сот
канный-Из-Тумана и Хоннинскрю, казалось, могли тащить тяжелые сани хоть в
есь день напролет, выдерживая заданную скорость и не сбиваясь с шага. Что
же до Кайла, то харучай был привычен к борьбе с враждебной стихией. Лишь по
днимавшийся из ноздрей пар да заиндевелые щеки указывали на то, что дыши
т он несколько глубже, чем обычно.
Вейн и Финдейл двигались так, словно долгий, выматывающий путь не значил
для них ровным счетом ничего. Если не считать бессильно обвисшей руки, за
гадочное творение юр-вайлов не выказывало ни малейших признаков слабос
ти. Для каких бы целей ни предназначали его создатели, результат их трудо
в был безупречен. Ну а Обреченный уже давно доказал, что никакие невзгоды
над ним не властны.
Повсюду, насколько мог видеть глаз, расстилалась однообразная ледяная р
авнина. Казалось, нигде, до самых пределов мироздания, не осталось ничего,
кроме холода. В лучах низкого сурового солнца лед сверкал так ослепитель
но, что Ковенанту приходилось щуриться изо всех сил, пока кровь не застуч
ала в висках. Мороз забирался под одежду, норовя проникнуть в каждую скла
дочку и застежку. Ледяное безмолвие нарушалось лишь хриплым дыханием и т
опотом ног. На каждой выбоине Ковенанта швыряло на уложенную рядом с ним
вязанку дров. Ему оставалось лишь хмуро съежиться и поплотнее подоткнут
ь одеяла.
Падение Первой застало Ковенанта врасплох Ц он и видел-то лишь маячивш
ее впереди расплывчатое серое пятно. И тут неожиданно это пятно пропало
из виду.
Провалившись в припорошенный снегом пролом, Первая ударилась грудью о л
едяную кромку, несколько мгновений судорожно цеплялась за нее, а потом с
оскользнула вниз.
Красавчик, отставший от жены на четыре или пять шагов, без промедления пр
ыгнул, чуть ли не нырнул головой вперед, надеясь на лету ухватить ее за рук
и. Однако он опоздал, а сила броска увлекла на скользкий край провала и его
самого. Не удержавшись на льду, Красавчик полетел вслед за супругой.
Почти мгновенно Ц насколько это было возможно на гладком льду Ц Хоннин
скрю и Сотканный-Из-Тумана остановили сани. Те, в которых сидела Линден, е
два не перевернулись, но Кайл успел удержать их и поставил обратно на пол
озья.
Выбравшись из саней, Ковенант встал на ноги. Хоннинскрю и Сотканный-Из-Ту
мана спешно сбрасывали постромки. Финдейл и Вейн замерли на месте. Тем вр
еменем Кайл оказался уже на полпути к полынье.
Ковенант достиг ее одновременно с Великанами, да и Линден отстала от них
разве что на шаг. Кайл, словно позабыв о неотложных делах, стоял на самом к
раю и смотрел вниз. А в нескольких футах ниже края висели Первая и ее муж. П
ролом оказался лишь ненамного шире плеч Великанши, и, расставив руки, она
смогла удержаться между его стенками. А еще ниже, неуклюже обхватив бедр
а жены, болтался Красавчик. Прямо у него под ногами осыпавшийся в полынью
снег уже растекался серой кашицей. Там стояла вода.
Ц Камень и море! Ц выдохнул Красавчик, подняв глаза. Ц Поторопитесь!
Однако капитан и Сотканный-Из-Тумана не нуждались в понуканиях. Хоннинс
крю распластался возле пролома так, что его руки и плечи зависли над крае
м, тогда как Сотканный-Из-Тумана держал его за ноги. Дотянувшись до Перво
й, капитан рванул ее на себя, и уже в следующее мгновение она выбралась из
пролома и вытащила за собой мужа.
Выглядела она так, будто ничего не случилось, зато Красавчик тяжело дыша
л, а его узловатые руки дрожали.
Ц Камень и море! Ц снова промолвил он. Ц Я Ц Великан и люблю богатые соб
ытиями путешествия. Но, должен признаться, такие приключения мне вовсе н
е по вкусу...
Помолчав, он облегченно вздохнул, выпустив целое облако пара и оскалив з
убы в усмешке.
Ц К тому же я малость подрастерялся. Затеял спасать жену, а вышло как раз
наоборот Ц она-то меня и удержала.
Первая коснулась рукой его плеча.
Ц Ты слишком порывист. Бросился мне на выручку сломя голову, вот и не уде
ржался.
Затем она обернулась к Хоннинскрю, и голос ее зазвучал тверже:
Ц Капитан, мне кажется, нам придется отклониться к северу. Лед ненадежен.

Ц Айе! Ц проворчал Великан. С тех пор как ему пришлось признать необходи
мым расстаться со «Звездной Геммой», в голосе его постоянно слышалась го
речь. Ц Но ведь мы торопимся, а северный путь длиннее. Да и продвигаться п
о льду там будет труднее Ц он хоть и толстый, но зато не такой ровный. К том
у же ты сама знаешь, что север опасен.
Первая неохотно кивнула. Некоторое время она молчала, а потом вздохнула
и выпрямила спину.
Ц Ладно, попробуем и дальше двигаться на запад.
Никто не пошевелился, и она жестом указала Ковенанту и Линден на их сани.

Лицо Линден раскраснелось от холода, но оставалось сосредоточенным и ст
рогим. Повернувшись к Ковенанту, она ровным, спокойным тоном поинтересов
алась:
Ц А чем он так опасен, этот север?
Ковенант покачал головой:
Ц Понятия не имею. Ц Шрамы на левой руке отчаянно зудели, предвещая гряд
ущие невзгоды. Ц Я никогда прежде не забирался севернее Ревелстоуна и К
оеркри.
Ковенант не знал, какая еще опасность подстерегает его впереди, но полаг
ал, что и здешнего холода более чем достаточно. И он не представлял, как от
ряд будет перебираться через трещину. Но как раз эта проблема решилась п
росто Ц оказалось, что длина саней превосходит ширину разлома. Подтянув
сани к краю, Первая и Красавчик перекинули их через трещину, а когда все с
путники, словно по мосту, перешли на другую сторону, Хоннинскрю и Сотканн
ый-Из-Тумана вновь взялись за упряжь, и Первая повела колонну на запад.
Теперь они продвигались медленнее Ц отчасти из осторожности, отчасти ж
е учитывая усталость Красавчика. Впрочем, Ковенант нипочем не смог бы бе
жать и с такой скоростью. Ему казалось, что ледяная поверхность становит
ся все более шероховатой: во всяком случае, сани стало трясти сильнее и по
лозья заносило чаще. Заметив что-либо подозрительное, Первая переходила
на шаг, прощупывала поверхность острием длинного меча и, лишь убедившис
ь в прочности льда, позволяла возобновить движение.
До середины дня отряд продвигался беспрепятственно, но вскоре после обе
денного привала Ц путники наспех перекусили и подкрепили силы «глотко
м алмазов» Ц острие меча проткнуло тонкую ледяную корку, и несколько со
т футов плотного снега мигом рухнуло в открывшуюся щель. Она тоже оказал
ась узкой, и переправиться через нее не составляло труда, но, уже оказавши
сь на противоположной стороне, Первая пристально посмотрела на Хоннинс
крю и сказала:
Ц Это уж чересчур. Лед под нами становится слишком хрупким.
Капитан выдохнул сквозь заиндевевшую бороду ругательство, но когда Пер
вая повернула к северо-западу, где лед был плотнее, возражать не стал.

Большую часть дня заметенное снегом ледяное поле оставалось ровным, но н
адежность его вызывала сомнения. Время от времени Ковенанту казалось, бу
дто начинается подъем, но, учитывая слепящее солнце, это вполне мог быть о
птический обман. Хотя он периодически прикладывался к фляге с «глотком а
лмазов», стужа все глубже пробиралась в его кости. Собственное лицо каза
лось ему кованой металлической маской. Постепенно ему стал грезиться бо
льшой пожар. Всякий раз, когда после очередной порции великанского снадо
бья Ковенант погружался в дремоту, он ловил себя на мечтах о необузданно
м пламени, том самом, которое возжигает дикая магия. Пламени, способном не
только уничтожить башню кемпера, но и бороться с безмерной мощью Червя К
онца Мира. Соблазн этого могущества казался неодолимым. Дикая магия стал
а частью его самого Ц такой же, как собственная кровь, и отказаться от нее
Ковенант не смог бы ни за что на свете.
Но грезы о магическом пламени неизбежно вызывали к жизни и другие воспом
инания Ц те, которые Ковенант предпочел бы изгнать из памяти. Он вновь сл
ышал едва не разорвавший его сердце крик и слова Линден, открывшие ему ро
ковую истину. И вновь задумывался об ином огне, огне, сокрытом в самой его
сути. О той кааморе, обрести которую он не мог, как бы ни стремилась к этому
его душа.
Вновь и вновь тревога вырывала его из дремы, а открыв глаза в последний ра
з, Ковенант с удивлением увидел, что ледяное поле уже не тянется на север д
о самого горизонта. Выбранная Первой дорога вела к оледенелому кряжу, ги
гантскому нагромождению торосов, тянувшемуся на восток и запад сколько
мог видеть глаз. Клонившееся к закату солнце уже не ослепляло, и в его крас
новатом свете ледяная стена, представлявшая собой край огромного ледни
ка, выглядела совершенно неприступной. Здесь Первая вновь повернула на з
апад, стараясь держаться как можно ближе к основанию гряды. Все чаще на пу
ти попадались принесенные ледником похожие на менгиры валуны. Саням при
ходилось лавировать между ними, и движение отряда замедлилось. Но, тем не
менее, цель была достигнута Ц лед, выдерживающий столь чудовищную тяжес
ть, едва ли мог расколоться под весом пары саней.
Когда солнце уже окрасило западный горизонт роковым багрянцем, путники
остановились на ночлег. Красавчик упал прямо на лед и обхватил голову ру
ками: он вымотался настолько, что был не в силах даже говорить. Ковенант и
Линден с трудом выбрались из саней и принялись ходить взад и вперед, прит
опывая и потирая руки, тем временем Сотканный-Из-Тумана и Хоннинскрю зан
ялись разбивкой лагеря. Капитан распаковал кипу просмоленной парусины,
предназначавшейся на подстилки, и достал дополнительные одеяла. Соткан
ный-Из-Тумана разгрузил сани Линден и добрался до плоской прямоугольно
й каменной плиты. Именно на ней предстояло развести костер Ц в противно
м случае подтаявший под огнем лед мог бы подмочить дрова. Не обращаясь ни
к кому в отдельности, Первая сообщила, что отряд проделал более двадцати
лиг, и умолкла.
Как только занялось пламя, Красавчик с трудом поднялся на ноги, стер иней
со щек и принялся хлопотать над ужином. Работая, он бормотал под нос что-т
о невразумительное, словно звучание голоса Ц хотя бы и собственного, ко
ли уж других не было Ц придавало ему сил. Вскоре он смог угостить спутник
ов горячим густым варевом. Но и за ужином царило молчание, словно сама без
молвная пустыня поразила странников немотой. Перекусив, Красавчик упал
на парусиновую подстилку и мгновенно уснул. Первая сидела у костра и зад
умчиво ворошила уголья. Сотканный-Из-Тумана, всерьез настроившийся сра
вниться в преданности с харучаем, присоединился к стоящему на карауле Ка
йлу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 виски clan macgregor 1 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я