научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/zerkala/so-svetodiodnoj-podsvetkoj/ 

 

VadikV


62
Стивен Дональдсон: «Обла
датель Белого Золота»


Стивен Дональдсон
Обладатель Белого Золота

Хроники Томаса Кавинанта Н
еверующего Ц 6



«Обладатель Белого Золота»: АСТ, Terra Fantastica; Мос
ква; 1998
ISBN 5-237-00225-0, 5-7921-0218-Х

Аннотация

Поход к Острову Первого Дерева
потерпел неудачу, надежда обрести новый Посох Закона рухнула. Но миссия
Томаса Ковенанта еще не выполнена. Он должен вернуться в Страну. Но в Стра
не по-прежнему хозяйничает Лорд Фоул. И кому ведомо, что стало со Страной
за это время? Какие новые разрушения нанес ей Ядовитый Огонь? Томас Ковен
ант понимает, что настало время последней битвы с Презирающим...
Роман «Обладатель Белого Золота» завершает повествование о приключени
ях Томаса Ковенанта, Неверящего...

Стивен Дональдсон
Обладатель Белого Золота

Брюсу Л. Блэки, без помощи кото
рого...

О ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ ПРЕЖДЕ


В «Раненой стране», первой книге «Вторых хроник Томаса Ковенанта», описы
вается возвращение героя в страну Ц смертельно опасный волшебный мир, г
де в прошлом он уже сражался против безумия и зла и одержал победу. С помощ
ью дикой магии Ковенанту удалось одолеть извечного врага страны Ц Лорд
а Фоула, Презирающего, и тем обрести мир для Страны и очищение для себя.
Минуло десять лет в мире, где живет Ковенант, но для Страны это Ц века. Пос
рамленный Лорд Фоул восстановил былую мощь и, пребывая в уверенности, чт
о на сей раз он сумеет овладеть принадлежащим Ковенанту кольцом из белог
о золота Ц средоточием дикой магии, вызывает героя в Страну. Томас Ковен
ант вновь оказывается на Смотровой Площадке Кевина Ц том самом месте, г
де Фоул некогда предрек, что ему, Ковенанту, предназначено разрушить мир
оздание. Ныне это предсказание начинает сбываться страшно и неожиданно.

Вместе с Линден Эвери Ц женщиной-врачом, случайно затянутой в магическ
ий мир, Ц Ковенант спускается в знакомую ему издавна деревню Ц подкаме
нье Мифиль Ц и там впервые сталкивается с высвобожденной Фоулом губите
льной силой Ц Солнечным Ядом. Суть поразившей Страну порчи состоит в бе
спрепятственном и непредсказуемом нарушении всех природных законов, х
аотической смене ливней и засухи, необычайного плодородия и внезапного
гниения всего растущего вне всякой связи с естественной сменой времен г
ода. Солнечный Яд уже уничтожил древние леса Страны и грозит истребить в
се формы жизни. Дабы выжить, жители Страны вынуждены умиротворять Солнеч
ный Яд кровавыми жертвенными ритуалами.
Проникнувшись состраданием, Ковенант принимает решение попытаться пос
тичь природу Солнечного Яда и исцелить Страну.
Ведомые Сандером, одним из жителей подкаменья Мифиль, Ковенант и Линден
Эвери направляются на север, к Ревелстоуну, где теперь обитают именующие
себя Верными Ц знатоки учения, позволяющего воздействовать на Солнечн
ый Яд. Однако путников преследуют исконные слуги Презирающего Ц Опусто
шители, вознамерившиеся навести на Ковенанта особую порчу, отравить его
ядом, действие которого должно со временем безмерно увеличить магическ
ую силу героя и тем самым ввергнуть его в безумие.
Преодолевая опасности, исходящие, как от Солнечного Яда, так и от Опустош
ителей, Ковенант, Линден и Сандер упорно продолжают свой путь. Неподалек
у от Анделейна Ц чудесной области в самом центре Страны Ц они попадают
в подкаменье Кристалла, деревню, где Ковенант прежде не бывал. Там они вст
речаются с женщиной по имени Холлиан, преследуемой Верными из-за ее спос
обности предсказывать смены фаз Солнечного Яда. Путники выручают ее, и о
на присоединяется к ним. От Холлиан Ковенант узнает, что Анделейн неподв
ластен воздействию Солнечного Яда, но, оставшись по-прежнему прекрасным
, он превратился в обитель Ужаса. Потрясенный этим известием, Ковенант ра
сстается со спутниками и вступает в Анделейн с намерением противостоят
ь Злу в одиночку. Однако там он узнает, что прекрасный край отнюдь не стал
прибежищем злых сил. Напротив, он стал средоточием магической мощи, мест
ом, где Умершие собираются вокруг Лесного старца, последнего хранителя Л
есов Страны. Вскоре Ковенант встречается и с самим старцем Ц некогда че
ловеком по имени Хайл Трой, выходцем из того же мира, что и сам герой, а такж
е с некоторыми своими друзьями из далекого прошлого Лордами Морэмом и Ел
еной, Стражем Крови Баннором и Великаном по имени Мореход Идущий-За-Пено
й. Старец и умершие одаряют Ковенанта тайным знанием. Помимо ценных сове
тов Идущий-За-Пеной дает Ковенанту в спутники Вейна Ц странное существ
о, созданное юр-вайлами с неизвестной целью.
Сопровождаемый Вейном, Ковенант покидает Анделейн и пытается разыскат
ь своих спутников, но выясняет, что во время его отсутствия их пленили Вер
ные. Попытка вызволить друзей едва не стоила Ковенанту жизни Ц сначала
он подвергся смертельной опасности в обезумевшем селении, именуемом на
ствольем Каменной Мощи, а затем испытал губительное воздействие Солнеч
ного Яда в подкаменье Дюринга. Однако в конечном счете, с помощью вейнхим
ов ему удается добраться до Ревелстоуна.
Там Ковенант встречается с предводителем Верных по имени Гиббон и узнае
т, что кровь его пленных друзей предполагают использовать в магическом р
итуале для воздействия на Солнечный Яд. Отчаявшись вызволить спутников
и раскрыть коварные замыслы Лорда Фоула, Ковенант совершает кровавый об
ряд Предсказания, в результате чего ему приоткрывается истина. Он узнает
, что Солнечный Яд смог обрести силу благодаря уничтожению Посоха Закона
Ц могущественного магического орудия силы, с помощью которого прежде у
давалось поддерживать естественный природный порядок, а также что Верн
ые в действительности исполняют волю Лорда Фоула, ибо в их предводителя
Гиббона вселился Опустошитель. С помощью дикой магии Ковенант освобожд
ает друзей из Ревелстоуна, а затем решает отправиться на поиски Первого
Дерева, дабы изготовить новый Посох Закона и использовать его в борьбе п
ротив Солнечного Яда.
В дальнейшем к Ковенанту присоединяются Бринн, Кир, Кайл и Хигром Ц пред
ставители народа харучаев, выходцы из которого в прошлом становились Ст
ражами Крови. Охраняемый ими, вместе с Линден, Сандером, Холлиан и Вейном о
н направляется к морскому побережью, где встречается с отрядом Великано
в, выполняющих особую миссию, называемую ими Поиск. Так же именуется и сам
этот отряд. Один из участников Поиска Ц Великан по имени Трос-Морской Ме
чтатель Ц обладает особым даром, названным Глаз Земли. Узнав из явленно
го Морскому Мечтателю видения о Солнечном Яде, Великаны отплыли в Страну
, дабы помочь ее жителям одолеть эту напасть. Ковенант приводит Поиск в Пр
ибрежье, к покинутому городу Коеркри, где некогда жили Великаны, называв
шие себя Бездомными. Поскольку Ковенант знал их предков, ему удается убе
дить Великанов принять его и его спутников на борт своего корабля и вмес
те отправиться на поиски Первого Дерева.
Прежде чем покинуть Страну, Ковенант совершает искупительный ритуал и и
збавляет умерших Великанов из Коеркри от проклятия, на которое они были
обречены в силу того, что приняли смерть от Опустошителя. Затем Ковенант
отсылает назад Сандера и Холлиан, надеясь, что они поднимут жителей Стра
ны на борьбу с Верными, а сам готовится к отплытию.
«Первое Дерево» Ц вторая книга «Вторых хроник Томаса Ковенанта» Ц пов
ествует о плавании корабля «Звездная Гемма» в поисках Первого Дерева.
Еще в самом начале путешествия Лорд Фоул наносит вероломный удар: Линден
удается узнать, что на корабль пробрался один из Опустошителей, но слишк
ом поздно. Используя стаю корабельных крыс, Опустошитель добивается сво
ей цели Ц отравляет кровь Ковенанта ядом, вызывающим чрезвычайно опасн
ое и для окружающих, и для него самого возрастание его мощи. Пребывая в бре
ду, опасаясь погубить своих друзей, Ковенант запечатывает свое сознание
, ограждая себя тем самым и от возможной помощи. Ради спасения друга Линде
н приходится частично овладеть его рассудком.
Когда Ковенант приходит в себя, корабль направляется к земле элохимов, и
бо, по убеждению Великанов, лишь этому таинственному народу может быть в
едомо местонахождение Первого Дерева. Но в Элемеснедене, дивной обители
элохимов, Ковенанта встречают с недоверием и предубеждением. Зато Линде
н Эвери элохимы приветствуют и провозглашают Солнцемудрой. Раскрыть ме
стонахождение Первого Дерева они соглашаются лишь в обмен на проникнов
ение в сознание Ковенанта, обеспечивающее им доступ к тайному знанию, за
ложенному в Анделейне Лесным старцем. В результате этого действа Ковена
нт теряет рассудок, но элохимы рассказывают Великанам, как отыскать Перв
ое Дерево. Одновременно они пленяют и ввергают в заточение внушающего им
опасения Вейна, однако загадочному творению юр-вайлов удается сбежать.
Уже на борту «Звездной Геммы» путешественники с удивлением обнаружива
ют там элохима Ц Финдейла, посланного своим народом для надзора за Вейн
ом, а также для осуществления некой тайной миссии. Осмотрев Ковенанта, Ли
нден приходит к выводу, что исцелить больного она может, лишь полностью о
владев его сознанием, но ей подобное действо представляется недопустим
ым.
Поврежденная ужасным штормом «Звездная Гемма» вынуждена для ремонта и
пополнения запасов зайти в порт, принадлежащий бхратхайрам Ц народу, вс
я жизнь которого проходит в ожесточенной борьбе с чудовищными обитател
ями Великой Пустыни Ц песчаными Горгонами. Первый министр государя Бхр
атхайрайнии, древний чародей по имени Касрейн Круговрат предпринимает
ряд попыток завладеть принадлежащим Ковенанту кольцом из белого золот
а. Сначала он пробует освободить сознание Ковенанта, чтобы убедить после
днего уступить кольцо добровольно, а потерпев неудачу, оказывает давлен
ие на Линден. Дабы принудить ее забрать кольцо у Ковенанта и передать ему,
Касрейн отдает двоих харучаев на растерзание песчаным Горгонам. В схват
ке один из харучаев гибнет, другой получает тяжелейшие увечья.
Спутники пытаются покинуть Удерживающую Пески Ц цитадель Касрейна, но,
узнав об этом, чародей ввергает их в узилище. Однако Линден удается обрат
ить все ухищрения мага против него самого. В решающий момент она принима
ет на себя повреждение, помутившее сознание Ковенанта, и таким образом в
озвращает ему и рассудок, и магическую силу. Ковенант обуздывает песчаны
х горгон, Касрейн погибает, а «Звездная Гемма» покидает Бхратхайрайнию.

Искалеченный в битве с песчаными Горгонами, Кир расстается с жизнью, но к
Линден возвращается рассудок. Поход продолжается.
Когда спутники достигают Острова Первого Дерева, Трос-Морской Мечтател
ь предпринимает попытку отговорить Ковенанта и Линден от осуществлени
я их замысла, но поразившая Великана немота не позволяет сообщить им то, ч
то открылось ему силой Глаза Земли. Ради безопасности Ковенанта и к вяще
й славе народа харучаев Бринн вступает в бой с хранителем Первого Дерева
. Одержав верх, он сам становится хранителем и допускает спутников в глуб
окую пещеру, где оно сокрыто. Ценою жизни Тросу-Морскому Мечтателю удает
ся открыть истину и предотвратить ужасную катастрофу Ц спутники узнаю
т, что все они оказались жертвами манипуляций Лорда Фоула. Наведенная с п
омощью Опустошителя порча сделала Ковенанта столь могущественным, что
при попытке использовать дикую магию он неизбежно разрушит Арку Времен
и. К тому же Первое Дерево оберегает магическое существо, именуемое Черв
ем Конца Мира: малейшее прикосновение к Дереву неизбежно потревожит Чер
вя, и тогда, если только Ковенант не прибегает к дикой магии, всех его сора
тников ждет неминуемая гибель.
Осознав, что они угодили в западню, Линден отзывает Ковенанта из схватки.
В ответ он пытается вернуть ее в прежний мир, но в итоге терпит неудачу. Ли
нден возвращается к нему. Потерявшие надежду обрести новый Посох Закона
спутники отплывают на «Звездной Гемме», а Остров Первого Дерева погружа
ется в морскую пучину.
Дальнейшие события описаны в третьей книге «Вторых хроник Томаса Ковен
анта», носящей название «Обладатель белого золота».
Дикая магия.
...Лорд Фоул все спланировал превосходно. Гиббон-Опустошитель оказался з
агнанным в угол. Отступать было некуда, и он более не колебался. А Ядовитый
Огонь был слишком силен. Конечно, сам Ковенант обладал большей мощью, но н
е отваживался ею воспользоваться. Горький привкус осознания своей мощи
заставлял Ковенанта чувствовать, как вокруг смыкается сама смерть, и отч
аяние его превосходило все мыслимые переделы.
Он хотел кричать, вопить, выть Ц так, чтобы услышали небеса. Услышали и об
рушились на него.
Но прежде чем успела разорваться ткань мироздания, Ковенант понял, что о
твет ему уже дан. Нести то, что должно, как бы то ни было трудно . Н
аверное, это возможно, раз уж он зашел так далеко и у него еще оставался вы
бор. Безусловно, цена будет высока, но все, что угодно, предпочтительнее но
вого Ритуала Осквернения, в сравнении с которым свершенный Кевином мог б
ы показаться мелочью. «Да, Ц сказал он себе, впервые сознаваясь в этом: Ц
Я и есть дикая магия ».
Да.

«Куда ни завели бы сны»


Часть первая
ВОЗДАЯНИЕ

Глава 1
Шрам Капитана

Лишенная средней мачты «Звездная Гемма» неуклюже повернула к северу, ос
тавив за кормой вспенившуюся, замутненную песком при погружении Остров
а Первого Дерева воду. Севинхэнд отдавал отрывистые приказы, матросы-Ве
ликаны сновали по реям, а внизу, на палубе, лежало мертвое тело Морского Ме
чтателя.
Стоявший у штурвала жилистый якорь-мастер выглядел удрученным, голос ег
о был хриплым от боли. Стоило кому-то в команде замешкаться, как Яростный
Шторм, боцман корабля, вторила Севинхэнду, да так, что ее приказы обрушива
лись на головы нерадивых, подобно гранитным глыбам. Оно и не диво, ведь Пои
ск зашел в тупик, и выхода не видел никто. Корабль устремился на север лишь
затем, чтобы поскорее удалиться от места, где была погребена надежда.
Капитан дромонда Гримманд Хоннинскрю находился на юте. Великан молча ск
лонился над телом брата, и лицо отважного моряка, не страшившегося бездо
нных глубин и яростных штормов, походило на сданную врагу твердыню. Солн
це клонилось к закату, и в длинной бороде капитана путались тени. Первая в
Поиске и Красавчик, ее супруг, стояли рядом с ним: казалось, что, лишившись
возможности предвидеть грядущие опасности, они растерялись. Там же нахо
дились и Финдейл Ц элохим выглядел так, словно заранее знал, что должно б
ыло случиться на Острове Первого Дерева, Ц и Вейн, на когтистом запястье
которого красовалось одно из металлических наверший бывшего Посоха За
кона, и Линден Эвери, которую буквально разрывали противоречивые чувств
а. Боль утраты, печаль по Морскому Мечтателю застыла в ее глазах, но каждой
клеткой своего тела она ощущала мучительную тягу к Ковенанту. А сам Кове
нант забился в свою каюту, как забивается в нору искалеченный зверь, и зат
аился там. У него ничего не осталось. Он был разбит.
Исполненный отвращения к себе, он лежал в гамаке, тупо уставившись в пото
лок. Каюта предназначалась для Великанов, и здесь он казался совсем мале
ньким, ничтожным, каким и чувствовал себя, осознавая и собственную обреч
енность, и успех вероломных ухищрений Лорда Фоула, Презирающего Алый зак
атный свет, пробиваясь сквозь иллюминатор, окрашивал потолок в цвет кров
и, пока не сгустил мрак и Ковенант не утратил способность видеть. Впрочем,
он и прежде был слеп. Слеп настолько, что не смог распознать свою истинную
судьбу, пока Линден не прокричала ему в лицо: «Это то, чего хочет Фоул!»
Все рухнуло. Его былая мощь, его былые победы Ц все обернулось против нег
о. Ковенант даже не ощущал присутствия стоявшего на страже харучая Кайла
Ц телохранителя, чью верность не могло поколебать ничто. Казалось, сам в
оздух был пропитан не соленым запахом моря, а горечью тщеты его помыслов.
Несмотря на мерное покачивание и скрип оснастки, Ковенант не чувствовал
разницы между каютой дромонда и застенками Удерживающей Пески или обма
нными глубинами Ревелстоуна. Он видел перед собой лишь каменную каверну
, а всякий камень казался ему бесчувственным, глухим к человеческому стр
аданию.
Подумать только! Не останови его Линден, он действительно мог бы разруши
ть Арку Времени и погубить мироздание, словно и впрямь являлся слугой Пр
езирающего.
Хуже того, он сам лишил себя единственной надежды на избавление. Движимы
й любовью и страхом за Линден, он позволил ей вернуться к нему, бросив его
пораженное недугом тело в той, иной жизни. Оставив разлагаться, умирать, х
отя Линден, конечно же, подобного намерения не имела.
«Возможность нести свою ношу есть дарованная тебе милость», Ц говорил е
му Бринн. Но Ковенант в это не верил.
Он лежал в темноте без движения, но не спал. Сон не шел, хотя Ковенант был бы
рад любой возможности забыться. Он таращился в каменный потолок каюты. Т
аращился безо всякой цели, ему казалось, что он сам был высечен из мертвог
о камня и являл собой сосуд, полный безрассудства и пустых мечтаний. Мечт
аний, в который раз завлекших его в западню и обрекших на поражение.
Окажись старая одежда под рукой, гнев и злость на себя, возможно, выгнали б
ы Ковенанта на палубу и заставили присоединиться к скорбящим товарищам.
Но он сам Ц будто бы для сохранности Ц оставил свои вещи в каюте Линден,
а заставить себя пойти туда не имел сил. Его любовь к ней была отравлена эг
оизмом, насквозь пропитана фальшью. В отношениях с нею он допустил ложь л
ишь единожды, в самом начале, но теперь эта ложь обернулась против него и с
тала его проклятием. Он утаил от нее один факт. Утаил, трусливо надеясь, чт
о правда никогда не будет востребована, а его желание, его тяга к ней стане
т, в конце концов, оправданной и допустимой. Но, утаив истину, он не добился
ничего, лишь ввел в заблуждение Линден, а заодно и Поиск. А в результате Ц
победа Презирающего.
Но нет, на самом деле все обстояло еще хуже. Он действительно нуждался в не
й. Нуждался отчаянно, так сильно, что эта нужда вдребезги разбила его защи
тную скорлупу. Но столь же остро Ковенант ощущал и иную необходимость, ин
ой долг. Ему надлежало стать избавителем мироздания. Он, смертный, должен
был противопоставить кровопролитию и боли Ц всему Злу, источаемому Лор
дом Фоулом, Ц свой достойный ответ. Но будучи обречен на эту борьбу, он на
столько замкнулся, пестуя свое одиночество и недуг, что стал едва ли не об
оротной стороной того же самого Зла.
И вот он разбит. У него не осталось ничего, на что можно было надеяться. Нич
его, к чему стоило бы стремиться. А ведь многое можно было понять и раньше.
Тот старик на Небесной Ферме разговаривал не с ним, а с Линден. Элохимы, ви
девшие в нем, Ковенанте, угрозу для мироздания, приветствовали Линден ка
к Солнцемудрую. Да и Елена, умершая Елена, ясно дала понять в Анделейне, чт
о исцеление Страны должно стать делом рук Линден. Линден, а не его. Услышан
ного было более чем достаточно, но он не захотел понять очевидное. Не захо
тел, ибо более всего нуждался в осознании собственной значимости. Но, тем
не менее, даже сейчас, когда бесценные дары, бережно сложенные у его порог
а, рассыпались в прах, он не намеревался отказываться от кольца, ибо не хот
ел уступать, ни Линден, ни Финдейлу того, что составляло основной смысл ег
о жизни. Раз уж он не в силах добиться победы, то должен хотя бы нести бремя
своей вины. Потерпев неудачу во всем, он еще мог отказаться от пощады.
Так он и лежал, покачиваясь на подвесной койке во чреве Каменного корабл
я. Сознание своего провала сковывало его, как стальные цепи, и он даже не п
ытался пошевелиться. А когда свет выплывшей из мрака луны наполнил глаза
Ковенанта, он вспомнил Анделейн и предостережение, услышанное от умерше
го Морэма, бывшего Высокого Лорда: «Помни, он не зря назвал тебя своим враг
ом. Он всегда будет пытаться направить тебя по ложному пути».
Все было именно так, только вот он, Ковенант, оказался не врагом, а скорее ж
алкой марионеткой Презирающего. Даже былые победы обернулись против не
го.
Зализывая душевные раны, Ковенант вновь вперил в потолок невидящий взгл
яд. Он так и не пошевелился. В своей горестной отрешенности Ковенант не ощ
ущал течения времени, но когда за дверью его каюты послышался встревожен
ный рокочущий голос, ночь, скорее всего, еще не была слишком поздней. Слов
Ковенант разобрать не мог, но зато расслышал ответную реплику Кайла.
Ц Рок самого мироздания тяготеет над ним, Ц промолвил харучай, Ц так не
ужто ты не испытываешь к нему жалости?
Ц Да неужто ты думаешь, будто я замышляю против него худое? Ц отозвался
Хоннинскрю, слишком усталый, чтобы негодовать или спорить.
Затем дверь отворилась, и свет фонаря очертил в проеме рослую фигуру кап
итана. В сравнении с поглотившей мир ночью огонек казался совсем крохотн
ым, но каюту он осветил достаточно ярко, и Ковенант ощутил резь в глазах, с
ловно их жгли так и не пролитые им слезы. Но он не отвернулся, не прикрыл ли
ца, а словно в оцепенении продолжал лежать, тупо уставясь в потолок.
Хоннинскрю поставил фонарь на стол. Для такой огромной каюты стол был оч
ень низок. С первого дня плавания мебель, предназначавшуюся для Великано
в, заменили на стол и стулья, подходившие по размеру для Ковенанта. В резул
ьтате получилось так, что висевший выше фонаря гамак отбрасывал тень на
потолок, и Ковенант словно бы покоился в отражении мрака, охватившего ег
о душу.
Резко, так, что всколыхнулись полы рубахи, Хоннинскрю опустился на пол. До
лгое время он сидел молча, а затем из полумрака донесся рокочущий голос.

Ц Мой брат мертв. Ц Сама эта мысль была для него невыносима. Ц Отца с мат
ерью мы лишились рано, и он был моим единственным родичем. Я любил его, и во
т Ц он мертв. Он обладал даром Глаза Земли, и его видения окрыляли нас над
еждой, даже если для него они оборачивались мукой. А теперь надежда мертв
а, ему же вовеки не обрести избавления. Как и умершие из Коеркри, он расста
лся с жизнью в ужасе и уже не сможет освободиться. Трос-Морской Мечтатель
, мой отважный, брат, носитель Глаза Земли, безгласно уйдет в могилу.
Ковенант так и не повернул головы. Резь в глазах заставила его моргнуть, н
о скоро он притерпелся к свету, да и тень над головою смягчала боль.
«Перед тобой путь обреченности и надежды», Ц припомнил Ковенант. Возмож
но, в этом и заключалась некая истина. Возможно, будь он честнее с Линден и
ли внимательнее по отношению к элохимам, путь Первого Дерева и впрямь со
держал бы некую надежду. Но разве Морской Мечтатель мог на что-то надеять
ся? Однако и лишенный надежды Великан попытался возложить бремя ответст
венности на себя. И каким-то немыслимым усилием сумел выкрикнуть предос
тережение.
Ц Я умолял Избранную поговорить с тобой, Ц прохрипел Хоннинскрю, Ц но о
на нипочем не соглашалась, а когда я сказал, что тогда пойду к тебе сам, выб
ранила меня и постаралась отговорить. «Разве он мало настрадался? Ц спр
ашивала она. Ц Неужто у тебя нет жалости?»
Великан помолчал, а потом понизил голос:
Ц Сама-то она держится превосходно. Нынче она истинная Избранная, а не т
а слабая женщина, которая спасовала в Нижней Стране перед тем, что таилос
ь в Сарангрейве. Но, так или иначе, она была связана с моим братом тесными у
зами и теперь терзается не меньше меня, только по-своему.
Похоже, отказ Линден ничуть не уронил ее достоинства в глазах Великана.
Ц Но какое отношения имею я к милосердию или терпимости? Ц продолжал Хо
ннинскрю. Ц Столь высокие понятия мне недоступны. Я знаю одно: Трос-Морск
ой Мечтатель мертв и не обретет избавления, если его не освободишь ты.
Ц Я?.. Ц Ковенант вздрогнул от изумления. Ц Если я не... Но каким образом я м
огу его освободить?
Ковенанта переполняли раздражение и чувство протеста, доходящее до бол
и. Ведь если бы не Линден да не подоспевшее, кстати, предостережение во вре
мя его борьбы с аурой Червя Конца Мира, он мог бы испепелить все от одного
лишь сознания бессмысленности всей своей силы. Как вообще можно все это
вынести?!
Несмотря на отчаяние, некую толику самообладания Ковенант сохранил.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 игристое вино агросервис 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я