научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 переключатель душа для смесителя купить 

 

Ковенант был Другом В
еликанов и Обладателем белого золота, однако теперь жизнь отряда целико
м зависела от видения Линден.
Не глядя на Ковенанта, Линден кивнула и заняла обычное место между Перво
й и Хоннинскрю. Отряд пустился в дорогу.
Путь их пролегал сквозь клубы омерзительного пара. Вьющиеся лозы, еще вч
ера слишком твердые даже для меча Первой теперь набухали и покрывались о
мерзительными, то и дело прорывавшимися язвами. У некоторых деревьев выг
нивала сердцевина, другие истачивали в труху древоточцы. На некоторых ст
волах кору почти полностью обглодали термиты. Дурманящая сладость орхи
дей порой пробивалась даже сквозь едкий дым факелов. Ковенант чувствова
л: то, что им приходилось преодолевать сейчас, являлось венцом усилий Лор
да Фоула. Именно такой, согласно его вынашиваемому тысячелетиями замысл
у, должна была стать судьба всей Страны. Красота ее была порушена, естеств
енный закон попран. Щуря слезящиеся глаза, задыхаясь и с трудом сдержива
я рвоту, Ковенант молился о том, чтобы солнце не продержалось больше двух
дней.
Однако солнце чумы давало им и некоторые преимущества: гниение дерева по
зволило Первой вновь взяться за меч и начать прорубать путь. Спутники за
шагали быстрее и через некоторое время вышли из можжевелового леса на пр
остранство, поросшее густой, высокой и липкой, словно вымазанной нечисто
тами травой. Здесь Первая объявила привал: следовало перекусить и подкре
питься «глотком алмазов».
В снадобье Ковенант безусловно нуждался, но кусок не лез ему в горло. Он не
мог оторвать взгляд от распухшего пальца Линден.
«Недуг Солнечного Яда», Ц с горечью подумал он. А ведь Линден уже пришлос
ь перенести эту болезнь. В тот раз Сандер и Холлиан, знавшие эту хворь не п
онаслышке, полагали, что ей не выжить. До сих пор Ковенант содрогался, вспо
миная ее ужасные, какие не привидятся и в кошмаре, конвульсии. Спаслась он
а лишь благодаря собственному видению и вауре...
Это воспоминание вынудило Ковенанта вновь обратиться к Линден, хотя он и
понимал, что вызовет ее досаду.
Ц Я, кажется, говорил тебе... Ц начал он более грубо, чем ему хотелось.
Ц А я говорила, чтобы ты оставил меня в покое, Ц оборвала его Линден. Ц Ни
кто не просил тебя выступать в роли моей матери!
Однако Ковенант не отвел взора, и в глазах его читалась такая тревога, что
воинственный пыл Линден несколько поутих. Нахмурившись, она отвернулас
ь в сторону и пробормотала:
Ц Не беспокойся об этом, я знаю, что делаю. Это помогает мне сосредоточит
ься.
Ц Помогает?.. Ц Он решительно ничего не понял.
Ц Сандер был прав, Ц пояснила Линден. Ц Солнце чумы Ц худшее из проявл
ений Яда. Оно то ли высасывает из меня силы, то ли пропитывает... это трудно о
бъяснить. Короче говоря, я становлюсь им. А оно Ц мною.
Попытка облечь в слова то, что не могло быть понято другими, заставило ее п
оежиться.
Ц А это, Ц продолжила она, подняв руку и пристально глядя на раненый пал
ец, Ц боль и то, что она меня так пугает, помогает сохраниться различию. Чу
вствовать себя собой.
Ковенант кивнул Ц он ничем не мог ей помочь. Уязвимость Линден была ужас
на Ц и для него тоже.
Ц Смотри, чтобы не стало слишком уж плохо, Ц прохрипел он и в очередной р
аз попытался хоть что-нибудь проглотить.

Остаток дня был ужасен, но на следующий день стало еще хуже. Однако к вечер
у, сопровождаемый треском цикад и досадливым завыванием отпугиваемых д
ымом москитов, отряд добрался до холмистой местности, где из топи разлаг
авшегося мха и плюща выступали могучие валуны и скалы. Место оказалось п
одходящим для лагеря, ибо когда на следующее утро взошло солнце, его окру
жала пыльно-коричневая пелена.
Всего через два дня солнце чумы сменилось солнцем пустыни, несущим с соб
ой засуху и палящий зной.
Скалы несколько защитили путников от воздействия солнца пустыни на гни
ющую растительность.
Казалось, что все, взращенное солнцем плодородия и подвергнутое гниению
солнцем чумы, было вылеплено из воска. Под лучами замкнутого в коричневы
й обод светила все это истончалось, таяло подобно опавшим свечам и расте
калось сероватой слизью. Мхи и лишайники образовывали в лощинах мутные л
ужицы, насекомые на лету превращались в склизкие дождевые капли. А потом
вся эта жижа попросту испарилась, словно была выпита солнцем.
Еще утро не вошло в силу, а вся местность до последней лощинки уже оказало
сь выжженной: здесь не осталось ничего, кроме голого камня и сухой пыли.
Великанам это показалось страшнее, чем все виденное ими до сих пор. До сих
пор могущество Солнечного Яда не было явлено им полностью Ц и ускоренны
й рост растений, и их разложение, так же как и обилие насекомых, еще можно б
ыло воспринять в пределах нормального. Но почти мгновенное исчезновени
е всяких признаков пусть искореженной и извращенной, но жизни потрясло с
путников Ковенанта до глубины души.
Ц О Трос-Морской Мечтатель, Ц выдохнула Первая, оглядываясь вокруг. Ц
Неудивительно, что ты не находил слов, чтобы описать это. Удивительно, как
тебе удалось вынести такое, держа его в себе.
Красавчик непроизвольно жался к жене, лицо Сотканного-Из-Тумана искази
ла гримаса, словно его мутило. Зато глаза Хоннинскрю пламенели увереннос
тью человека, знающего, что он на верном пути.
Линден потребовала у Красавчика нож. Он, казалось, даже не услышал ее и при
шел в себя лишь после того, как его жена, встрепенувшись, отвела взгляд от
раскрывшейся перед ней бесплодной пустыни. Все еще в оцепенении, Красавч
ик протянул Линден свой клинок, и та аккуратно вскрыла загноившуюся рану
на пальце, тщательно промыла ее витримом и забинтовала. Когда она поднял
а голову, вид у нее был не менее решительный, чем у Хоннинскрю. Похоже, она ж
елала идти вперед, подобно капитану «Звездной Геммы».
Или подобно Елене, Высокому Лорду, той, которую любовь, омерзение и тяготе
ние к Силе привели к безумному нарушению Закона Смерти. Уже через три дня
пребывания под Солнечным Ядом Линден казалась способной на нечто подоб
ное.

Вскоре отряд вновь выступил в путь. По опустошенной долине, казавшейся н
аковальней под свирепым молотом солнца, путники продвигались на юго-зап
ад.
Вновь и вновь пред взором Ковенанта представали картины прошлого. Он и Л
инден были вызваны на Смотровую Площадку Кевина в день дождя, но в ту ночь
был убит Нассис, отец Сандера, а на следующее утро взошло солнце пустыни. П
од этим солнцем в подкаменье Мифиль Ковенант и Линден повстречали Опуст
ошителя.
Много бедствий выпало в ту пору на долю Сандера. Как от гравелинга подкам
енья от него требовали пролития крови его близких Ц жены и сына, дабы эта
жертва могла послужить деревне.
Но вмешательство Опустошителя лишило его еще и отца и вынудило пожертво
вать Маридом, самым близким другом, и поставило перед необходимостью про
лить кровь матери. Все это и привело к тому, что он решился пренебречь долг
ом гравелинга ради Ковенанта и Избранной. И ради самого себя, ибо не желал
больше совершать убийства. Под тем же самым солнцем пустыни многое измен
илось и в судьбе Ковенанта. Под этим солнцем Марид, обратившийся в чудови
ще под действием Солнечного Яда, исполнил замысел Презирающего. С того в
ремени в Ковенанте поселилась порча, яд, подталкивающий его к участи, уго
тованной Лордом Фоулом. К участи всепожирающего огня. К гибели мира в кош
маре необузданной магии, высвободить которую должны его любовь и печаль.

Солнце не позволяло думать ни о чем другом. Отряд располагал достаточным
и запасами воды, съестного и «глотка алмазов», однако, в конце концов, жарк
ое марево сделало головокружение Ковенанта столь сильным, что Хоннинск
рю пришлось нести его на руках. Великан делал это не раз, следуя вместе с К
овенантом по дорогам судьбы и надежды. Но сейчас надежды не было Ц лишь т
ошнота, отчаяние и безжалостно палящее солнце.
Эта фаза Солнечного Яда также продлилась всего два дня, а за ней последов
ало новое появление солнца чумы.
Однако здесь, среди голой равнины, перенести красное солнце оказалось ле
гче, чем в можжевеловых зарослях, ибо гнить было почти нечему, да и из насе
комых попадались лишь роющие норы в земле. Правда, ни влаги, ни тени тоже н
е появилось. Через некоторое время путникам стали попадаться рогатые жу
ки и скорпионы размером с доброго волка, но меч Первой позволял держать э
ту нечисть на расстоянии. И всякий раз, когда Сотканный-Из-Тумана и Хонни
нскрю брали Ковенанта и Линден на руки, скорость отряда существенно возр
астала.
Но, в конце концов, начали уставать даже Великаны, несмотря на всю их приро
дную силу и выносливость. Расстояния, пыль и жара исподволь делали свое д
ело. И тут, после двух дней чумы, Солнечный Яд вступил в фазу дождя. Стоя на к
амнях и встречая рассвет, путники ощутили на лицах непривычную прохладу
, а когда солнце взошло, его окружало голубое кольцо Ц куда более голубое
, чем само небо. И почти в тот же миг западный горизонт стало затягивать гр
озовыми тучами.
При мысли о дожде Ковенант воспрял духом, но когда крепчавший ветер прин
ялся трепать его свалявшиеся волосы и бороду, он вспомнил, каково было пу
тешествовать под солнцем дождя в прошлый раз.
Ц Нам потребуется веревка, Ц промолвил он, обернувшись к Первой, Ц чтоб
ы не потерять друг друга.
Ветер уже свистел в ушах.
Линден, неотрывно смотревшая на юго-запад, как будто все ее внимание было
приковано к Ревелстоуну, рассеянно пробормотала:
Ц Сам по себе дождь не опасен. Но он будет очень сильным.
Первая хмуро покосилась на облака и кивнула. Сотканный-Из-Тумана вытащи
л из своего узла моток веревки.
Впрочем, веревкой ее могли считать разве что Великаны Ц для людей это бы
л толстенный канат, слишком тяжелый для того, чтобы его можно было обвяза
ть вокруг пояса Ковенанта или Линден. Поэтому обвязались веревкой Велик
аны Ц от возглавляющей колонну Первой до замыкающего ее Сотканного-Из-
Тумана. Людям приходилось держаться за канат руками.
Первая окинула взглядом местность, стараясь закрепить в памяти все дета
ли рельефа, и отряд двинулся навстречу надвигающейся буре.
Мрачные тучи полностью затянули небо. Хлынул дождь, за пеленой которого
Ковенанту едва удавалось различить шедшую впереди отряда Первую. Даже о
чертания Красавчика казались размытыми. Ветер напирал на левое плечо Ко
венанта. Сухая пыль под ногами почти мгновенно превратилась в жидкую гря
зь, и башмаки начали скользить. Скоро Ковенант уже хлюпал по лужам, а дожде
вые струи молотили, словно дубинки. Ему оставалось лишь вцепиться в вере
вку.
Весь мир превратился в безжалостно хлещущий водопад, с завыванием ветра
и холодом нескончаемого потока воды. Ковенанту следовало бы раздеться е
ще до начала дождя Ц мигом промокшая насквозь футболка была теперь лишь
обузой.
«И откуда, Ц гадал он, Ц могла взяться эта чертова пропасть воды, если ещ
е вчера равнина и вся Страна изнывали от жары?» Теперь, глядя перед собой,
он с трудом мог рассмотреть лишь спину Красавчика. Она оставалась единст
венным ориентиром Ц она да веревка. Когда Ковенант оглянулся, чтобы пос
мотреть на идущих сзади, буря ударила его прямо в лицо. То была обреченная
земля, и он обречен был блуждать по ней, ибо не мог отыскать ответа на свои
сны.
В конце концов, из виду пропал даже Красавчик. Стена дождя стала сплошной,
не оставив и проблеска света. Онемелые пальцы Ковенанта уже не позволяли
держаться за веревку, и он зажал ее под мышкой, а потом и просто повис на не
й. У него оставалась одна-единственная мысль: надо остановиться и пережд
ать бурю в каком-нибудь укрытии. Однако веревка продолжала тянуть впере
д.
И тут, столь же неожиданно, как приходили изменившие всю его жизнь вызовы
в Страну, движение прекратилось. Веревка дернулась назад, да так резко, чт
о он едва устоял на ногах. Пока Ковенант пытался восстановить равновесие
, веревка провисла, а потом что-то тяжелое сбило его с ног, повалив в грязь.

В шуме бури ему слышались крики людей.
Почти сразу же сильные руки Великана Ц то был Красавчик Ц подхватили е
го и, поставив на ноги, подтолкнули на несколько шагов к хвосту колонны.
Казалось, будто дождь остался за его спиной, ибо прямо перед собой он увид
ел трех человек. Все они походили на Кайла. Один из них Ц то действительно
был Кайл Ц схватил Ковенанта за руку и прижал губы к его уху. Сквозь шум д
ождя Ковенант с трудом расслышал слова:
Ц Здесь Доррис и Фол, харучаи, пришедшие противостоять Верным.
Ковенанта нещадно хлестал дождь, ветер пронизывал его насквозь, но он, за
быв обо всем, закричал:
Ц Где Сандер?! Где Холлиан?!
В ярости хлещущих струй он смутно различил еще две человеческие фигуры
Ц и одна из них протянула ему какой-то предмет.
И тут, пронзая тьму, вспыхнул ослепительный белый свет, исходивший из ярк
ого драгоценного камня, вплавленного в крестовину длинного кинжала. Све
т рассеивал мглу, и казалось, что даже дождь не в силах его коснуться.
Крилл Лорика.
Он высветил лица всех, кто окружал Ковенанта: Кайла, его соплеменников До
рриса и Фола, Сотканного-Из-Тумана, по бокам которого стояли Вейн и Финде
йл, Красавчика и Первую, поддерживавших с обеих сторон Линден. И тех двоих
, принесших крилл.
Сандера, сына Нассиса, гравелинга подкаменья Мифиль.
И Холлиан, дочь Амит, бывшую эг-брендом.

Глава 8
Защитники Страны

Дождь грохотал, как гром. Потоки воды несли звуки голосов, но Ковенант не м
ог разобрать ни слова. Губы Сандера беззвучно шевелились, Холлиан моргал
а, словно не зная, плакать ей или смеяться. Ковенанту хотелось подойти к ни
м, обнять их Ц ведь то, что они живы, само по себе было для него радостью, Ц
однако сияние крилла удерживало его на месте. Усилилось жжение в предпле
чье: порча подталкивала его к тому, чтобы овладеть криллом. И сжечь. Через
несколько мгновений Кайл снова прокричал Ковенанту в ухо:
Ц Гравелинг спрашивает, увенчались ли наши поиски успехом.
Вздрогнув при этих словах, Ковенант схватился за голову, непроизвольно п
рижав ко лбу излучающее внутреннее тепло кольцо. К горлу его подступил к
ом с трудом сдерживаемых рыданий. Он так стремился встретить Холлиан и С
андера живыми, что совершенно забыл, что означал для них провал его поиск
ов.
Слух Первой был острее, чем у Ковенанта, и она расслышала вопрос, еще когда
его задавал сам Сандер. Набрав побольше воздуха, она прокричала, перекры
вая шум бури:
Ц Мы потерпели неудачу. Трос-Морской Мечтатель погиб. Мы прибыли сюда в
поисках иной надежды.
Ц Здесь вы ее не найдете! Ц едва донесся из-за стены дождя ответный крик
Сандера.
Затем свет отступил. Гравелинг повернулся и, держа крилл над головой, что
бы указывать отряду путь, двинулся в ревущую мглу.
Ковенант в отчаянии уронил руки.
В первое мгновение за Сандером никто не последовал, хотя его силуэт четк
о вырисовывался в сиянии крилла. К Ковенанту и Линден подошла Холлиан. Он
не заметил ее приближения, и когда она крепко обняла его в знак приветств
ия, не успел никак отреагировать. Она разомкнула объятия и шагнула, чтобы
обнять Линден. Однако ее порыв помог Ковенанту собраться с духом Ц он во
спринял его как знак прощения или подтверждения того, что его и Линден во
звращение могло быть важнее надежды. Поддерживаемый Кайлом, едва справл
яясь с онемевшими членами, он двинулся вслед за светом.
Они находились в лощине между холмами. Собравшаяся там вода доходила Ков
енанту до колен. Однако этот поток струился в том же направлении, куда шел
он, к тому же его поддерживал Кайл. Похоже, харучай был настроен куда решит
ельнее, чем когда бы то ни было. Скорее всего, именно свойственная его наро
ду ментальная связь друг с другом помогла Доррису и Фолу отыскать путник
ов в хаосе бури. И теперь Кайл был не один. Ни скользкая глина, ни дождь, ни с
тремительный поток под ногами не могли лишить его точки опоры. Поддержив
ающий Ковенанта харучай казался высеченным из гранита.
Ковенант совершенно потерял из виду своих спутников, но его это не забот
ило. Он доверял всем харучаям, как привык доверять Кайлу, и сейчас полност
ью сосредоточился на том, чтобы побыстрее переставлять неловкие, подгиб
ающиеся ноги.
Дорога сквозь бурю и мглу казалась бесконечной. Потом впереди замаячила
скала, и Ковенант с Кайлом увидели, как свет крилла Сандера отражается от
влажных краев широкого входа в пещеру. Войдя внутрь, Сандер, не теряя врем
ени воспользовался серебряным пламенем крилла, чтобы зажечь заготовле
нную заранее кучку хвороста, завернул клинок и спрятал его за пазуху.
Костер был далеко не столь ярок, как крилл, но давал достаточно света, чтоб
ы разглядеть сложенные у стен пещеры вязанки хвороста и узлы с припасами
. Здесь находился лагерь Сандера, Холлиан и харучаев.
Пещера оказалась высокой, но неглубокой Ц всего-навсего впадина в скло
не холма. По скошенному потолку дождевая вода стекала внутрь и сочилась
на пол, так что поддерживать огонь было отнюдь нелегко. Но для вконец измо
танного и издерганного Ковенанта это убежище было сущим раем. Стоя у кос
тра и пытаясь растереть похолодевшую до онемения кожу, он молча смотрел
на Сандера.
Тем временем собрались все остальные. Доррис привел четырех Великанов, а
Фол, словно обязательства, принятые по отношению к Линден Сотканным-Из-Т
умана, уже перешли к нему, доставил ее. Финдейл и Вейн подошли сами и остал
ись у входа в пещеру, не выказывая желания укрыться от хлещущего дождя. Хо
ллиан сопровождал Герн, харучай, взявший ее под свою опеку в те дни, когда
Ковенант вызволил эг-бренда из Ревелстоуна и спас от Ядовитого Огня. Ког
да Сандер и Холлиан покинули Прибрежье и отправились поднимать людей пр
отив Верных, Герн пошел с ними. Но не один: Стилл, второй харучай, оберегал С
андера.
Где же Стилл?
Впрочем, этот вопрос был еще не самым трудным. Где люди? Где жители деревен
ь, которых Сандер и Холлиан Должны были вдохновить на борьбу? Где другие х
аручаи? Неужто после учиненной Верными гнусной бойни они послали сразит
ься с ними лишь Фола и Дорриса?
«Здесь вы не найдете надежды». Неужели на-Морэм уже одержал победу?
В недоумении глядя через оплывающий костер, Ковенант пошевелил онемевш
ей челюстью, но так ничего и не сказал. Пещера приглушала шум бури, но она п
родолжала реветь у входа, словно яростный и голодный зверь. Однако Ковен
анта остановило не это: он увидел, как изменился Сандер. Будучи гравелинг
ом подкаменья Мифиль, он вынужден был проливать кровь, но никогда не похо
дил на человека, умеющего убивать. Теперь же он выглядел именно так.
Когда Ковенант повстречал его впервые, на молодом лице Сандера отражало
сь терзавшее его противоречие между долгом и знанием. Отец открыл ему, чт
о мир отнюдь не таков, каким он являлся по утверждению Всадников, что он во
все не наказание за прегрешения рода человеческого. Как же непросто было
ему исполнять свой долг, свершая то, чего требовали Верные и к чему принуж
дала неумолимость Солнечного Яда. Груз тайных сомнений лег на его чело, н
аполнив глаза квинтэссенцией горечи. Но сейчас Сандер выглядел столь же
неумолимым и острым, как тот кинжал, которым когда-то ему приходилось отн
имать жизни близких. В свете костра глаза его полыхали, как стальные клин
ки, а каждое движение было исполнено напряженного, ждущего своего часа г
нева Ц дикой, невыразимой ярости.
В облике его не было даже намека на радость встречи. Конечно, Первая уже со
общила ему, что поиски не увенчались успехом, но, скорее всего, дело было н
е в этом. Казалось, что его угрюмость не имеет отношения к Неверящему: прос
то этот человек уже утратил способность радоваться.
В смятении и тревоге Ковенант обратил свой вопрошающий взгляд к Холлиан
. Не приходилось сомневаться в том, что и ей довелось перенести немало; кож
аная одежда была изодрана и наскоро зачинена во многих местах, а судя по и
схудалым рукам и ногам, знавала она и голод. Однако выглядела Холлиан сов
сем иначе, чем Сандер.
Оба они принадлежали к крепкой, выносливой породе жителей подкамений Ц
как правило, приземистых и темноволосых. Холлиан была несколько моложе С
андера, и жизнь ее поначалу складывалась совсем по-иному. До того как приб
ывший в подкаменье Кристалла Всадник потребовал ее жизнь и ей, спасенной
Ковенантом, Линден и Сандером, пришлось покинуть свой дом, она являлась с
амым ценным членом общины. Будучи эг-брендом, Холлиан обладала способно
стью предсказывать смену фаз Солнечного Яда, что давало землякам бесцен
ное преимущество. Она не знала горьких сомнений и тягостных утрат, каким
и была полна жизнь Сандера. Сейчас ее глаза светились неподдельной тепло
той, являвшей разительный контраст с суровостью Сандера. Не будь столь н
ежны обращенные ею к гравелингу взгляды, Ковенант мог бы подумать, что эт
и двое стали друг другу чужими.
Волосы ее остались такими, как прежде: черными, как вороново крыло, метавш
имися по плечам при малейшем движении. Это придавало ее облику оттенок о
бреченности.
К стыду своему, Ковенант не знал, что ей сказать. Она и Сандер значили для н
его так много. «Здесь вы не найдете надежды» Ц не это он желал бы услышать
. Но, так или иначе, интуиция подсказывала Ковенанту, что Холлиан и Сандер
вовсе не стали чужими. Напротив, его суровость и ее внутреннее свечение м
огли иметь один и тот же источник. Но эти догадки едва ли стоило высказыва
ть вслух. Да и мучили его в первую очередь иные вопросы.
Где же Стилл?
Где жители Страны? Где харучаи?
Затянувшееся молчание становилось неловким, и Первая решила разрядить
обстановку великанской любезностью. Прежде эту роль брал на себя Хоннин
скрю, но в последнее время он пребывал не в том расположении духа.
Ц Камень и Море! Ц начала она. Ц Я искренне рада приветствовать вас сно
ва, Сандер гравелинг и Холлиан эг-бренд. Когда мы расстались, я и мечтать н
е смела о новой встрече. Это...
Едва начавшуюся речь прервал неожиданный шепот Линден, все это время вни
мательно присматривавшейся к Холлиан.
Ц Ковенант. Она беременна.
«О мой бог!»
По стройной фигурке женщины догадаться об этом не смог бы никто, но ведь о
на и Сандер покинули Прибрежье едва ли девяносто дней назад. Но сомневат
ься в сказанном Линден не приходилось: в этом она не могла ошибиться. У Ков
енанта подкосились ноги.
Беременна .
Так вот в чем дело. Вот что радовало Холлиан и тяготило Сандера. Она ликова
ла, ибо любила его. А он был устрашен по той же причине. Поиски Первого Дере
ва закончились провалом. Миссия, с которой Ковенант послал его в Страну, т
оже не увенчалась успехом. А ему, Сандеру, уже пришлось убить жену и ребенк
а. Пути назад для него было.
Ц О Сандер! Ц Ковенант не был уверен, что заговорил вслух, но чувствовал,
как глаза его наполнили слезы. Он склонил голову, которую следовало бы по
сыпать пеплом позора. Ц Прости меня.
Ц Твоя ли вина в том, что поиски завершились крахом? Ц сурово спросил Са
ндер. Ц Ты ли привел нас к тому, что моя собственная неудача открыла после
днюю дверь обреченности?
Ц Да, Ц ответил Ковенант. Вслух или молча Ц это не имело значения.
Ц Тогда послушай меня, юр-Лорд. Ц Сандер подошел ближе, и сейчас в его гол
осе слышалась печаль. Ц Слушай меня, Неверящий, Обладатель белого золот
а. Слушай меня.
Пытаясь восстановить самообладание, Ковенант поднял глаза. Гравелинг п
рисел перед ним: отблески костра очерчивали его твердые скулы.
Ц Когда ты убедил меня пренебречь долгом и покинуть мой дом, я желал одно
го: чтобы ты не предал меня. Ты втравил меня в безумный поиск моего друга М
арида, спасти которого я не мог. Ты отказался воспользоваться моей кровь
ю, что могла бы помочь тебе, и добился того, чтобы я отведал алианты, хотя я с
читал ее смертельным ядом. Во всем этом я видел залог чего-то большего, не
жели верность. Я молил тебя придать смысл моей жизни и смерти моего отца Н
ассиса. В подкаменье Кристалла ты ценой огромных усилий спас от грозивше
й ей опасности Холлиан, дочь Амит, словно бы специально для того, чтобы я е
е полюбил. А когда мы оказались в руках Верных, вырвал из узилища и спас на
с обоих. Но, научив нас видеть Зло, творимое Верными, ты повернулся спиной
к преступлению, вопиющему о воздаянии перед лицом всей Страны. Ты не прид
ал моей жизни смысла, в котором я так нуждался, а вместо того возложил на м
еня задачу, которая оказалась мне не по силам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 коньяк camus vs elegance 0.7 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я