научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/kvadratnie/100x100/ 

 

Герн заковылял им навстречу. Ковенант не мог
нанести удар, ибо харучай оказался между ним и бестиями. Все, что ему остав
алось, это беспомощно наблюдать, как харучай Ц не иначе как обезумев Ц б
росился прямо под копыта.
Перекатившись по каменному полу, Герн обеими руками ухватил мохнатую но
гу зверя повыше копыта. Рысак не мог мгновенно остановиться на всем скак
у и, увлекаемый инерцией своего веса и скорости, рухнул на камень.
Захваченная Герном нога переломилась в колене, а ее ядовитая шпора вонзи
лась зверю в живот. Неистово завывая, Рысак бился на полу, вспарывая возду
х чудовищными клыками. Но сломанная нога не позволяла ему подняться, а яд
уже начинал действовать.
Сотканный-Из-Тумана силился встать, но одна его рука была сломана и свиса
ла под немыслимым углом.
Первый Рысак упал, но второй бросился прямо к Ковенанту. В последний моме
нт он резко остановился, видимо опасаясь врезаться в каменную стену, и сл
егка подался назад, чтобы вздыбиться и обрушить на противников чудовищн
ые копыта и шпоры. В этот миг он казался огромным и неодолимым.
Ковенант оцепенел и потерял способность двигаться. Передние копыта Рыс
ака взвились в воздух, обрушились вниз... и каждое из них было перехвачено
харучаем.
Ковенант не знал имен многих харучаев, но они казались ему высеченными и
з гранита. Рысак обладал огромной силой, однако люди приняли на себя всю е
го мощь и устояли. Правда, один из них, чья рука была сильно обожжена, вынуж
ден был подставить под копыто плечо, но другой совершил немыслимое. Ухва
тив ядовитую шпору у основания, он невероятным усилием вырвал ее из ноги
Рысака и словно кинжал вонзил в мохнатый загривок.
В следующий миг сам каменный пол вздыбился и ударил Ковенанта в грудь Ц
во всяком случае, так ему показалось. Удар выбил весь воздух из его легких
, лишил способности владеть своим телом и, похоже, на мгновение оглушил да
же внутренний огонь. Но все происходящее вокруг Ковенант видел отчетлив
о.
В дальнем конце пещеры харучаи Ц те, кто еще не был ранен, Ц наносили Рыс
акам немалый урон. Хоннинскрю, неистовством и силой ничуть не уступавший
своим противникам, молотил огромными кулаками, словно дубинками. Красав
чик наносил удар за ударом, будто и сам, как его жена, превратился в воител
я. Но Первая превосходила всех. В ее сильных и умелых руках огромный сталь
ной клинок казался невесомым. Сверкая как молния, он сеял повсюду смерть.

Лишь одному зверю удалось прорваться мимо нее, и он устремился к Сандеру
и Холлиан.
Гравелинг бросился было наперерез, но Холлиан удержала его. Выхватив из
ослабевших рук возлюбленного крилл и оркрест, она высоко подняла амулет
ы над головой. Возможно, их яркий свет Ц сочетание красного и серебряног
о пламени Ц испугал зверя или на миг ослепил его. Рысак свернул в сторону.

Мгновенно подскочивший Кайл голыми руками уложил зверя на месте.
Но харучаи, оберегавшие Линден, оказались в нелегком положении. Полученн
ые ранения не позволяли им действовать с той быстротой и силой, какую про
являли их сородичи. Фол попытался проделать то же самое, что и Герн, но его
подвела нога. Рысак вырвался, налетел на другого харучая и впечатал его в
стену с такой силой, что Ковенанту почудилось, будто он вновь видит, как пе
счаная горгона сокрушает несчастного Хигрома. Третий харучай успел отш
вырнуть Линден в сторону за миг до того, как тяжелое копыто раскроило ему
череп. Колени его подогнулись, и он осел на пол.
Фол устремился к Линден, но страшный удар в плечо отбросил его в сторону.

Два Рысака поднялись на дыбы над Линден.
Лицо ее было отчетливо видно в потоке проникающего со двора света. Ковен
ант ожидал увидеть на нем ужас, лишающий воли страх и изо всех сил пытался
набрать воздуху, чтобы дотянуться до дикой магии и спасти Линден любой ц
еной. Но страха не было. Лицо женщины было сосредоточенным и строгим, взгл
яд устремлен прямо на зверей.
И Рысаки дрогнули. Пусть только на миг, они замешкались и не нанесли роков
ой удар. Каким-то чудом Линден смогла остановить их.
Но они не обладали разумом, а направлявший их Ядовитый Огонь был силен. Он
а не смогла бы удерживать их более одного мгновения.
Прежде чем животные опомнились, на них, словно таран, обрушился Сотканны
й-Из-Тумана.
Как-то раз он оставил Линден в опасности из-за того, что не мог решить, к ко
му спешить на выручку Ц к ней или к Хоннинскрю, и с тех пор не переставал т
ерзаться чувством вины. Ныне же он увидел перед собой возможность оправд
аться, и остановить его не могло ничто. Не обращая внимания на боль, Велика
н устремился к Линден.
Правая рука его бессильно болталась, но левая была цела. С первого же раза
Сотканный-Из-Тумана отбросил обоих Рысаков. Один из них повалился на бок
, и в тот же миг Великан нанес ему сокрушительный удар. Голова зверя с глух
им стуком отскочила от каменного пола, по телу пробежала дрожь, и он затих.

Второй Рысак вздыбился, но Сотканный-Из-Тумана, мгновенно развернувшис
ь, здоровой рукой вцепился ему в горло. Пасть Рысака тянулась к лицу Велик
ана, глаза зверя сверкали, ядовитые шпоры были готовы разорвать плоть. Но
Сотканный-Из-Тумана держался: Линден спасла его, когда он был ранен серье
знее, чем сейчас, а он подвел ее. Такое не должно было повториться.
Великан удерживал зверя до тех пор, пока на выручку ему не подоспел Фол и е
ще один харучай. Ухватив Рысака за передние ноги, они, резко согнув их, вон
зили в живот зверя его собственные шпоры. Спустя мгновение Рысак испусти
л дух. Сотканный-Из-Тумана отпустил хватку, и тяжелая туша рухнула на пол.

Вскоре после этого шум битвы стих. Схватка закончилась. Поднявшись на но
ги, Ковенант поплелся в сторону Линден и Сотканного-Из-Тумана, которого у
же начинала бить дрожь Ц сказывалось действие яда.
Линден была цела и невредима. Все предназначавшиеся ей удары приняли на
себя харучай и Великан. Глаза ее были полны такой боли, словно раны друзей
запечатлелись в ее сердце, но помимо горя лицо Линден искажал гнев. Выгля
дела она так, словно хотела крикнуть: «Пусть попробует! Дайте этому сукин
у сыну попробовать!» Не успел Ковенант вымолвить и слова, как к нему подош
ла Первая.
Глаза ее сияли торжеством, меч обагрился кровью по самую рукоять, но заго
ворила она вовсе не об одержанной победе. И ее слова застали Ковенанта вр
асплох.
Ц Капитан исчез, Ц процедила она сквозь зубы. Ц Устремился внутрь, прес
ледуя какую-то цель. Не знаю какую, но сдается мне, коли он найдет что ищет,
беды не миновать.
Красавчик за ее спиной дышал надсадно и хрипло, словно напряжение повред
ило ткань его легких. Дрожь Сотканного-Из-Тумана по мере распространени
я яда все более походила на конвульсии. Лицо Сандера посерело, и на ногах о
н держался лишь благодаря поддержке Холлиан. Шестеро харучаев были обож
жены Мраком, один, как и Сотканный-Из-Тумана, получил удар ядовитой шпоро
й. Финдейл исчез. Линден являла собой зримое воплощение горечи.
Хоннинскрю пропал. Пропала и Ном. Каждый из них углубился в недра твердын
и, влекомый собственной губительной страстью.
Слишком много смертей. Слишком много боли. И при всем этом он, Ковенант, та
к и не смог продвинуться дальше предвратного зала. «Все Ц сказал он про с
ебя. Ц С меня хватит. Больше я этого не вынесу». И хрипло заговорил вслух:

Ц Линден, скажи Красавчику, чтобы он позаботился об этих людях.
На миг глаза ее расширились, и Ковенант подумал, что она будет возражать. О
на была врачом: семеро харучаев и Сотканный-Из-Тумана нуждались в ее помо
щи. Но Линден, похоже, поняла его сразу. Страна тоже была изранена и тоже ну
ждалась в исцелении. Повернувшись к Красавчику, она сказала:
Ц У тебя осталось немного витрима Ц он помогает при ожогах. И дай каждом
у раненому немного «глотка алмазов». Рука Сотканного-Из-Тумана может и п
одождать, Ц добавила Линден обернувшись к Ковенанту, Ц но, насколько я з
наю, против яда Рысаков нет другого средства, кроме вауры.
Она не колебалась, не колебался и он.
Ц Кайл, Ц промолвил Ковенант, Ц ты знаешь Ревелстоун. И знаешь, что тако
е ваура.
Концентрированный растительный сок, который, верно, использовали, чтобы
нейтрализовать губительное воздействие солнца чумы, спас Кайлу жизнь.

Ц Скажи своим людям, пусть ищут его. Хоть немного... Невредимых харучаев о
сталось всего четверо... И скажи им, чтобы взяли с собой Сандера и Холлиан...
Холлиан знает толк в использовании вауры... Бога ради, позаботься об их без
опасности. Ц Не дожидаясь ответа Кайла, Ковенант подался к Первой.
Ц Тебе следовало всего-навсего обеспечить наш отход... Ц Голос его загу
стел, как кровь. Он велел своим спутникам остаться за воротами Ревелстоу
на, но никто из них не послушался. Теперь он намеревался добиться послуша
ния, во что бы то ни стало. Ц ...Но об этом говорить уже поздно. Я хочу, чтобы т
ы разыскала Хоннинскрю. Найди его и помешай сделать то, что он задумал, что
бы это ни было. Ц Затем Ковенант вновь взглянул в глаза Кайла. Ц Я больше
не нуждаюсь в защите, Ц промолвил он, Ц но если в узилище еще остались се
ляне или харучаи Ц если Верные, питая Ядовитый Огонь, не перерезали всех,
Ц им нужна помощь. Пробейся туда и освободи их. Прежде чем их скормят Ядов
итому Огню. Линден и я отправляемся за Гиббоном.
Возражений не последовало: отказать ему в чем бы то ни было, не представля
лось возможным. Он держал мир в своих руках, а кожа его истончилась так, чт
о казалось, будто подтачивающая Ковенанта изнутри чёрная сила начинала
просвечивать наружу. Из порезанных криллом пальцев сочилась кровь, но эт
а рана не причиняла ему боли. Как только Линден указала ему на дальний кон
ец предвратного зала, он двинулся в том направлении вместе с ней, оставив
позади всё нужды и проблемы, для решения которых все равно не хватало ни в
ремени, ни сил. И он оставил Сандера и Холлиан, от которых зависело будущее
Страны, дорогих ему Первую и Красавчика, содрогающегося в конвульсиях С
отканного-Из-Тумана и беззаветно храбрых харучаев. Ему следовало бы ост
авить и Линден, но он нуждался в ней. Нуждался в ее поддержке. Его донимало
головокружение. Шарканье ног напоминало шорох сухих листьев: Ковенант ч
увствовал, что направляется туда, где усыхает и блекнет все. Но он не оглян
улся и не свернул.
Как только они вышли из пещеры в путаницу проложенных Великанами коридо
ров великой твердыни, на них налетела небольшая группа Всадников. Но ого
нь их рукхов лишь возбудил кольцо: взрыв черноты унес Всадников прочь.
Некоторое время Ковенант и Линден двигались в полной темноте, но вскоре
кое-где на стенах коридоров стали попадаться горящие факелы. В прежние в
ремена хозяева твердыни Лордов никогда не причиняли вреда дереву: их све
тильники не давали дыма. Верные не были знакомы с древним учением, но держ
али проходы освещенными, дабы Гиббон мог перебрасывать свои силы с места
на место. Однако все эти переходы были пусты, и эхо шагов отдавалось в них,
словно в склепах. Былая красота умерла, уступив времени или злобе. Позади
Ковенант услышал шум возобновившегося боя. Плечи его напряглись.
Ц Они сами о себе позаботятся, Ц стараясь не дать воли страху за друзей,
процедила сквозь зубы Линден. Ц Сюда.
Она указала на боковой проход, откуда они по бесконечной череде лестниц
принялись спускаться к сердцу Ревелстоуна.
Местонахождение Опустошителя Линден ощущала безошибочно, но твердыни
не знала, а потому не всегда могла указать самый прямой путь. Временами, от
куда ни возьмись налетали Всадники: они нападали и отступали снова, как б
удто использовали огонь рукхов, чтобы обозначить местонахождение Кове
нанта и Линден. Сами по себе эти налеты не представляли большой угрозы Ц
Ковенант отражал их мгновенно. Но с каждым разом головокружение его усил
ивалось, а контроль над силой, наоборот, ослаблялся. Ему приходилось опир
аться на Линден, словно она была одной из харучаев.
Избираемый Линден путь неуклонно вел вниз, и через некоторое время Ковен
ант ощутил болезненную уверенность в том, что знает, куда он направляетс
я, Ц знает, где вознамерился Гиббон дать последний бой. Они шли туда, где с
толкновение сил могло нанести Ревелстоуну наибольший ущерб. В предплеч
ье Ковенанта пульсировала жаркая боль.
Когда Линден открыла маленькую дверь и они оказались в помещении, некогд
а служившем залом собраний, последние сомнения отпали. Теперь Ковенант т
очно знал, куда идет. Ночь круговертью выплыла из глубин, ему показалось, ч
то он не устоит на ногах. Но он устоял. Линден поддержала его. По бесконечн
ой извилистой лестнице они принялись спускаться туда, где ждал их Гиббон
.
Неожиданно Линден остановилась и подняла глаза. Вниз по лестнице стреми
тельно и бесшумно, словно на крыльях, спускался человек. В следующее мгно
вение он догнал их.
То был Кайл.
Ковенант, моргая, уставился на него, но из-за головокружения черты харуча
я казались размытыми.
Ц Вауру удалось найти без труда. Но сейчас отряд окружен. Там идет бой, из
тех, что терзают душу, Ц промолвил харучай таким тоном, словно сам ничего
подобного не чувствовал, Ц ибо участвуют в нем главным образом те, кто не
приучен к схваткам. Всадников немного, большинство же составляют слуги:
повара, ремесленники, пастухи и конюхи. Драться они не умеют, убивать их ст
ыдно Ц а приходится. Их не остановить и не запугать. Они одержимы Верными
и бьются до тех пор, пока не падают замертво. Сбивая их с ног, Красавчик рыд
ает, как никогда не рыдал ни один харучай.
Голос Кайла оставался невозмутимым, но Линден изо всех сил вцепилась в р
уку Ковенанта.
Ц Ваура и витрим помогают отряду обороняться, Ц продолжил он. Ц Мы откр
ыли узилище и обнаружили Стилла и еще нескольких харучаев Ц они отправи
лись на помощь отряду. Селян там не было. С гравелингом и эг-брендом все в п
орядке. Что же до Первой и капитану, то их никто не видел.
Закончив доклад, Кайл умолк. Он просил разрешения остаться с Ковенантом,
но, судя по позе, не собирался уходить.
Поскольку Ковенант хранил молчание, заговорила Линден.
Ц Спасибо, Ц промолвила она. Ц Спасибо, что пришел.
В голосе ее слышалась боль за ставших жертвами Гиббона ни в чем не повинн
ых мужчин и женщин и за ее друзей, у которых не было выбора.
Что же до Ковенанта, то печаль его была бездонной, а ярость безграничной. «
Красавчик рыдает, как не рыдал ни один харучай», Ц повторял он про себя. Д
олжно быть, то была правда: харучай не стал бы лгать. И это всего лишь одна к
апля в океане, разъедающем самые берега Времени. Океане злобы Фоула. Нель
зя было допустить, чтобы подобные вещи повторялись и впредь.
Стряхнув головокружение и высвободив руку из хватки Линден, он продолжи
л путь вниз.
Линден позвала его, но Ковенант не откликнулся. Вместе с Кайлом она поспе
шила следом.
Путь был недолог. Вскоре Ковенант достиг дна глубокого колодца и останов
ился перед глухой стеной, которую помнил, Ц стеной с невидимой дверью. Он
никогда не открывал ее и не знал, как она открывается, но это не имело знач
ения. Имело значение лишь то, что именно здесь Гиббон замыслил дать ему бо
й.
Ломать дверь Ковенанту не пришлось. В следующий миг она открылась по вел
ению Гиббона, пропустив его, Линден и Кайла в одну из величайших сокровищ
ниц древних Лордов.
В Зал Даров.
Спустя столетия хранилище все еще не тронуло разрушение. Правда, в возду
хе ощущался запах дыма, ибо Гиббон использовал для освещения факелы, обы
чный огонь, пожиравший плоть дерева. И этот свет не позволял по-настоящем
у увидеть и оценить хранившиеся здесь шедевры.
Но все они были целы.
Сокровища, оставленные Лордами будущему, которое их отвергло.
Создатели Ревелстоуна почти не изменили природные очертания огромной
пещеры. Они выровняли и отполировали пол, но сохранили нетронутым природ
ный камень стен, и грандиозные колонны, поддерживавшие потолок зала и ве
сь Ревелстоун, остались шероховатыми. Но нарочитая грубость отделки как
нельзя лучше соответствовала предназначению помещения, ибо подчеркива
ла утонченную красоту творений мастеров и умельцев древности.
Стены украшали шпалеры и полотна: благодаря то ли секретам древних худож
ников, то ли самой атмосфере зала они казались неподвластными времени. Н
а постаментах между колонн высилась резная и лепная скульптура. Небольш
ие предметы покоились на деревянных полках, хитроумно прикрепленных к к
амню. Картин Ц живописных и тканых Ц было немало, но куда меньше, чем изд
елий из дерева и камня Ц материалов, издревле почитавшихся в Стране. Зат
о металл Ц в какой бы то ни было форме Ц среди Даров отсутствовал.
Ковенант помнил это место, но сейчас ему показалось, что он забыл, сколь он
о драгоценно. Зал Даров словно бы зримо возвращал его в минувшее, пробужд
ал сладостные и ужасные воспоминания. Лена и Этиаран, любовь и насилие, су
ровая сострадательность Морэма, гордые как ветер ранихины и упорные как
сама земля реймены. И Великаны, Великаны с их верностью, величием и печаль
ю... Статуи олицетворяли вечность. Здесь, в Зале Даров, в полной мере было яв
лено, на что способны жители Страны, когда им дарован мир.
И именно здесь, в уязвимом средоточии унаследованной от прошлого красот
ы, Гиббон-Опустошитель вознамерился бросить вызов Ковенанту и в схватке
с ним определить судьбу Земли.
Почти бессознательно переставляя ноги, Ковенант шел навстречу на-Морэм
у.
Тот, облаченный в черное и алое, с железным посохом в руке и горящими красн
ым огнем глазами, поджидал его, стоя в центре выложенной посреди зала моз
аики. Прежде Ковенант ее не видел Ц вероятно, она была выполнена уже посл
е его прошлого посещения. Составленная из небольших камушков цвета алиа
нты Ц цвета страдания, она изображала Кевина Расточителя, свершавшего Р
итуал Осквернения. В отличие от прочих работ, она не несла в себе жизнеутв
ерждающего заряда, но выражала неимоверную боль и печаль так, словно они
могли послужить источником удовлетворения. Гиббон занимал место над са
мым сердцем Расточителя Страны.
А на краю мозаичного пола стоял на четвереньках Хоннинскрю. При появлени
и Ковенанта капитан не поднял глаз, хотя в нынешнем положении он если и мо
г чем пошевелить, то только головой. Силой какого-то неведомого ухищрени
я Гиббона-Опустошителя Хоннинскрю оказался вплавленным в пол. Упав на ч
етвереньки, он погрузился в камень, до колен и локтей, словно то был зыбучи
й песок. Затем пол затвердел, и Великан был намертво схвачен камнем.
В глазах его застыло отчаяние. На-Морэм рассмеялся.
Ц Ты хотел, чтобы я встретился с тобой, Неверящий? Ц промолвил он густым,
сильным голосом. Ц Ну что ж, теперь тебя не спасет никакое неверие. Я поща
жу тебя, лишь если ты падешь ниц.
В ответ Кайл проскочил мимо Ковенанта и устремился, к Гиббону так, будто н
адеялся, что сможет уничтожить Опустошителя.
Но Гиббон был начеку. Рука его крепче охватила жезл, треугольное наверши
е объяло пламя.
У Хоннинскрю вырвался крик.
Ц Я знаю тебя, харучай, Ц с безумным придыханием произнес Опустошитель.
Ц Низкопоклонник, которому ты служишь, не осмелится напасть на меня, пос
кольку дорожит этими остатками давно умершего прошлого и боится повред
ить их. Он до сих пор любит Землю, которой давно нет. Ты не столь безумен и не
стал бы колебаться по столь ничтожной причине, однако ты тоже был и остае
шься глупцом. И не захочешь, чтобы я отнял жизнь у этого презренного Велик
ана, дерзко возомнившего себя способным помериться со мной силами.
Кайл резко повернулся и зашагал к Ковенанту. Лицо его ничего не выражало,
но на висках и в уголках глаз выступил пот, словно выжатый из самого сердц
а.
Линден попытался выругаться, но у нее вырвалось лишь невнятное булькань
е. Непроизвольно подавшись назад она наполовину укрылась за спиной Кове
нанта.
Ц Выслушать тебя? Ц продолжал Гиббон, возвышая голос так, что он заполня
л злобой каждый уголок огромного зала. Ц Все вы глупцы, и никто из вас не п
однимет против меня ни пальца, ни пламени. Ты повержен, Неверящий. Ты боишь
ся разрушить то, что тебе дорого. Твоя любовь Ц трусость, а потому ты пове
ржен.
Горло Ковенанта перехватил спазм, словно он задыхался от дыма.
Ц А ты, Линден Эвери... Ц Нескрываемое презрение на-Морэма наполняло воз
дух. Ц Зная, каково прикосновение моей длани, ты, тем не менее, осмелилась
выступить против меня снова. И почитаешь это победой над собой, думая, что
глупость способна одолеть укоренившееся в тебе Зло. Ты считаешь, что мы о
ценили тебя неверно, что ты в состоянии отринуть Презрение. Но твоя вера п
роистекает из слабоумия. Ты еще не испытала всей глубины собственного ос
квернения! Встретиться со всеми вами? Ц неожиданно возопил он, охваченн
ый злобным возбуждением. Ц Вы прокляты, и мера вашего проклятия неопису
ема. Я буду пировать вашими душами.
Линден, разрываемая страхом и гневом, стонала от отчаяния. Она зашла так д
алеко потому, что любила Ковенанта, но Гиббон внушал ей ужас. Она боялась е
го всеми фибрами души. Лицо Линден побледнело как саван, глаза стали похо
жи на раны.
Несмотря на оцепенение, Ковенант знал, что с ней происходит. Ее раздирало
неудержимое желание завладеть силой и сокрушить Гиббона Ц вырвать его
с корнем, словно он был частью ее самой. Частью, которую она ненавидела бол
ьше всего.
Но решись она пойти на это Ц вздумай она и впрямь овладеть сознанием Ков
енанта и его огнем, Ц ее ждало неминуемое поражение. В этом случае наслед
ие родителей неизбежно одержало бы верх. Сокрушив Гиббона силой Тьмы, он
а сама заняла бы его место, пребывая во тьме вовеки.
Но от этого Ц хотя бы от этого Ц Ковенант мог ее избавить. И сейчас он чув
ствовал, что момент наступил. Переполнявшая сила была способна разорват
ь время. Чтобы не утратить контроль над ней, он должен был действовать нем
едленно. Ковенант смотрел только вперед и не заметил, как переступил кра
й мозаичного круга.
Гиббон воздел свой жезл. Глаза его извергали красный огонь.
Ц Поберегись, Неверящий! Ц взревел он. Ц Ты сам не знаешь, что делаешь. Вз
гляни на свои руки!
Ковенант непроизвольно поднял руки и посмотрел на порезы от крилла.
Рассеченная плоть зияла, обнажив кость. Но раны не кровоточили, они источ
али омерзительный гной, словно бы являвший собой самую суть проказы. Даж
е кровь в его жилах обратилась в порчу.
Однако Ковенант был готов и к этому. Он явился сюда, следуя по избранному п
ути, предсказанному сновидениями. И он уже разбил ворота, нанес Ревелсто
уну немалый урон. И как бы ни было горестно усугублять этот урон, уже ничто
не могло отвратить его от исполнения рокового предначертания.
Шрамы на руке горели яростным черным огнем. Сочась ядом и пламенем, он заш
агал по мозаичному полу навстречу Гиббону.
Ц Глупец! Ц вскричал на-Морэм, и его лицо исказила гримаса страха. Ц Ты н
е в силах бороться со мной. Ядовитый Огонь подавит твои потуги. А если даже
и нет Ц тогда я вселюсь в твою драгоценную Линден Эвери. Может быть, ты и е
е убьешь?
Ковенант слышал Гиббона. Он понял его угрозу. Но не остановился.
Неожиданно Опустошитель направил порыв огня к Хоннинскрю, и, стремясь за
щитить капитана, Ковенант нанес удар.
Взорвался, словно его сердце не могло больше удерживать клокочущую магм
у внутри.
Неистовая бездонная тьма, испепеляющая и ревущая, обрела волю. Руки Кове
нанта были простерты вперед, словно он молил о мире, но из располосованны
х пальцев извергалась наружу отравленная порчей смертоносная дикая ма
гия. Вся его плоть, сами его кости почернели, приняв цвет порчи, нетронутым
и ею оставались лишь серебристый кружок кольца и средоточие страсти.
На-Морэм отступил на шаг или два и еще выше поднял свой жезл. Железный тре
угольник изверг багровый огонь, жар которого способен был плавить камен
ь. Злобная квинтэссенция Ядовитого Огня пронизывала Ковенанта, стремяс
ь выжечь его изнутри. Но он шел вперед сквозь пламя.
Гиббон убивал жителей Страны, чтобы питать их кровью Ядовитый Огон
ь и Солнечный Яд. Оставшимся в живых он внушал, что, для того чтобы выжить, о
ни должны проливать кровь друг друга. Он наполнил Ревелстоун скверной.

Драгоценные реликвии прошлого падали и разбивались вдребезги. Хоннинс
крю напрягался изо всей мочи, тщетно силясь вырваться из каменного плена
. Кайл схватил Линден в охапку и оттащил в сторону, подальше от места, где ш
ла битва стихий.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 сухое грузинское вино 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я