научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/s-gigienicheskim-dushem/ 

 

Но и запах со временем рассеялся. Линден непроизвольно го
рбилась под огромным весом нависавшей над ней горы. Вокруг нее смыкались
камень и мрак, а впереди маячил обманный свет Финдейла. Где-то наверху, за
толщей Горы, подходил к концу день, а может быть, он уже закончился и ночь д
аровала Стране недолгий отдых от Солнечного Яда. Но тому, что наполняло к
атакомбы шорохом и стонами, было неведомо облегчение. Сам воздух казался
холодным, истертым и мертвым, как могильный камень.
Лорд Фоул выбрал подходящее место: населять пещерятник могли лишь безум
ные создания.
Неожиданно характер проходов, по которым вел их Финдейл, вновь изменился
. Тоннель сузился, превратившись в узкую щель. Если у нее и был потолок, то о
чень высоко, за пределами досягаемости чувств Линден. А через некоторое
время щель оборвалась у края глубокого провала, откуда поднималась нест
ерпимая вонь.
Казалось, дальше пути нет, но Финдейл, пройдя по самому краю пропасти, подо
шел к вырубленной в скале лестнице. Ковенант заставил себя последовать з
а ним, но, не преодолев и дюжины ступенек, застыл на месте, вцепившись в кам
ень. Линден физически ощущала одолевающие его тошноту и головокружение.
Первая не колеблясь вложила меч в ножны, подхватила Ковенанта на руки и, н
е отставая ни на шаг, двинулась за Финдейлом.
Все внутри Линден, казалось, скрутило узлом. Вонь и головокружение делал
и невозможной саму мысль о том, чтобы ступить на уходящую в бесконечную т
ьму лестницу. Но разрыв между нею и светом Ц между нею и Ковенантом Ц уве
личивался с каждым мгновением. Усилием воли Линден направила видение вн
утрь себя, силясь изгнать тошноту и страх, и стала подниматься.
Ужасающее зловоние взывало к ней подобно Солнечному Яду, убеждая уступи
ть Ц уступить тьме, таившейся в ней, царившей повсюду, сгущающейся с кажд
ым вздохом. Отдаться ей здесь, сейчас Ц и, не успев еще долететь до дна, ста
ть сильной, как Опустошитель, и неподвластной обычной смерти. Но она цепл
ялась за грубые каменные ступени и ползла вверх. Упрямства ей было не зан
имать. В конце концов изо рта того старика на Небесной Ферме воняло омерз
ительно, но она преодолела отвращение и спасла его.
Ценою невероятных усилий она добралась до верхушки лестницы и выбралас
ь из каменного колодца.
Наверху ее встретили Первая и Ковенант. А также свет Ц не тот, что испуска
л элохим, а оранжево-красный скальный огонь. Воздух был полон запаха серы.

Следом за ней поднялись Красавчик и Вейн, но Линден не отрывала взгляда о
т воскового, скользкого от пота лица и больных глаз Ковенанта. Подъем он о
силил, но дальше идти не мог. Линден обернулась к Финдейлу и Первой, намере
ваясь потребовать сделать новый привал. Элохим опередил ее.
Ц Нам предстоит пройти по главной дороге пещерятника. Сейчас она пуста,
но скоро ее заполнят пещерники и путь будет закрыт. Нам нельзя останавли
ваться.
Линден повернулась к Первой и напрямик спросила:
Ц Как ты думаешь, он еще долго протянет?
Воительница пожала плечами и, не встречаясь взглядом с Линден, ответила:

Ц Ежели он сдаст, я его понесу.
Финдейл повернулся и зашагал вперед. Линден и слова вымолвить не успела,
как Ковенант заковылял следом. Первая обогнала Неверящего и, прикрывая е
го, пошла впереди.
Красавчик устало повернулся к Линден.
Ц Она моя жена, Ц пробормотал он, Ц и я люблю ее. Но мне далеко до нее. Будь
у меня побольше силенок, как у других Великанов, я бы поумерил ее прыть.
Красавчик явно имел в виду совсем не то, что сказал, и заговорил лишь для т
ого, чтобы успокоить Линден. Но это было невозможно. Вонь, усталость и стра
х измотали ее до предела. Кипя от бессмысленного раздражения, она застав
ила себя двигаться дальше.
Теперь они шли по запутанному лабиринту проходов, однако Финдейл безоши
бочно направлялся к источнику света. С каждым шагом становилось теплее.
Откуда-то спереди доносились булькающие звуки, словно какое-то варево к
ипело в огромном жарком котле.
Затем спутники, вышли в широкий, как дорога, тоннель, и свет засиял ярче. Он
исходил слева, оттуда, где из огромного провала в стене тянуло нестерпим
ым жаром. Но Финдейл не замедлял шага. Дорога проходила по самому краю без
дны, как бы опоясывая отвесный каменный колодец с отвесными стенами. Вве
рху, над дорогой, распространяя жар и запах серы, горели скальные огни.
А на дне колодца кипело озеро магмы.
Его кипение заставляло содрогаться камень. Чудовищные всплески, едва не
достигая потолка, обрушивались под собственным весом, рассыпая оплавля
вшие гранитные стены брызги.
Финдейл шагал по дороге так, словно ни бездны, ни магмы не существовало. Ко
венант следовал за ним, но медленно, прижимаясь к стене. В ярком свете скал
ьных огней лицо казалось безумным, исполненным страха и жертвенного том
ления. Линден шла за ним по пятам, чтобы в случае нужды оказаться рядом. Он
и прошли уже полпути вокруг зева бездны, прежде чем ей удалось почувство
вать и понять, что его состояние объяснялось не только страхом высоты, го
ловокружением и жарой. Он помнил это место. И знал, что этот путь ведет к Пр
езирающему.
Линден следовала за ним, гневаясь на себя. Он не мог противостоять Фоулу. Н
икоим образом. Она больше не думала о том, что его слабость облегчит ее зад
ачу, ибо не хотела облегчать ее. Хотела она одного Ц видеть его решительн
ым, сильным, победоносным Ц таким, каким ему подобало быть. А этот изматыв
ающий поход навстречу проклятию являлся безумной ошибкой.
Задыхаясь от жары, Ковенант достиг, наконец, входа в тоннель по другую сто
рону колодца и, сделав пару шагов вглубь, повалился на пол. Линден бросила
сь к нему и обхватила его руками, стараясь поддержать и его, и себя. Дыхани
е расплавленного озера обжигало ей спину. Красавчик уже почти обогнул пр
опасть, а Вейн шел в нескольких шагах позади.
Ц Сейчас вам придется поторопиться, Ц на удивление настойчивым голосо
м сказал Финдейл, Ц пещерники близко.
В следующий миг он неожиданно повернулся и устремился к дороге, на бегу п
реображаясь в песчаную горгону. Словно свирепый таран, обрушился он на о
тродье демондимов. Вейн не пытался избежать столкновения, но выдержать е
го не мог даже он. Элохим был воплощением Земной Силы. Сила удара заставил
а зашататься дорогу, послав сквозь камень подобную причитанию дрожь. Вей
н не раз доказывал свою мощь. Он был сильнее Великанов и бури Ц ни копья, н
и Мрак на-Морэма не могли повредить ему. Он смог перенести даже соприкосн
овение с могуществом ауры Червя Конца Мира, хотя оно и стоило ему руки. Он
смог вырваться из рук элохимов и покинуть Элемеснеден. Но Финдейл налете
л с такой силой, что он подался назад. Шаг... еще шаг...
Вейн балансировал на самом краю обрыва.
Ц Вейн! Ц вскричал Ковенант, вырываясь из объятий Линден. Страх Ковенан
та заставил Первую устремиться за Обреченным. Вейн балансировал над огн
енной пропастью, сохраняя на лице загадочную усмешку. Металлические нав
ершия Посоха сверкали в свете скальных огней.
Не отрывая глаз от Финдейла, он здоровой рукой нанес по воздуху удар, отбр
осивший Первую назад, подальше от опасности.
Ц Пади! Ц воскликнул Обреченный. Камень под ногами Вейна крошился и рас
сыпался. Ц Пади и умри!
И отродье демондимов пал. Сорвавшись с обрыва, он медленно, словно в кошма
рном сне, стал падать в бездну.
Но в последний миг его омертвелая рука взметнулась, словно змея, и черные
пальцы сомкнулись вокруг запястья Финдейла. Обреченный полетел в озеро
вместе с Вейном. Разжать хватку, отродья демондимов он не мог. Но, будучи в
оплощением Земной Силы, мог принимать любую форму.
В следующее мгновение Финдейл стал орлом и, рассекая воздух мощными взма
хами крыльев, устремился вверх, но при этом потянул за собой и уцепившего
ся за лапу Вейна.
Элохим медленно обратился в воду. Вода испарилась, пар стал подниматься,
но Вейн ухватил пригоршню тумана и потянул Обреченного назад.
Превратившись в Великана с мечом в руках, Финдейл изо всех сил рубанул по
черному запястью, но сталь со звоном отскочила. В отчаянии Финдейл приня
л форму паруса и стал подниматься, по-прежнему увлекая за собой Вейна.
Но тут озеро выбросило им вдогонку гигантский протуберанец. Финдейл поп
ытался избежать столкновения, но не успел. Магма захватила обоих и увлек
ла вниз.
Линден сжала Ковенанта в объятиях, но тот больше не вырывался.
Ц Ты не понимаешь, Ц простонал он. Ц Это место... оно выбрано не случайно.
Здесь юр-вайлы избавлялись от неудачных творений. Если им не нравилось ч
то-то из сделанного, они бросали это туда. Вот почему Финдейл... Ц Слова зас
тряли у него в горле. Ц Вот почему Финдейл предпринял последнюю попытку
убить отродье демондимов именно здесь. Даже Вейн не мог рассчитывать спа
стись из этой пропасти.
О Боже!
Линден никогда не понимала, почему элохим считал, что отродье демондимов
таит в себе какую-то немыслимую угрозу. Вейн поклонился ей Ц но только о
дин раз. Спас ей жизнь Ц но тоже только один раз. Он прошел долгий, трудный
путь и погиб в самом его конце, так и не успев найти, что искал. А она так и не
успела понять...
Неожиданно она поняла, что Вейн схватил Финдейла мертвой, давно не дейст
вовавшей рукой.
Мысль эта настолько потрясла ее, что Линден позабыла обо всем. В том числе
и о предупреждении Финдейла. И движение в тоннеле, который вывел их к огне
нной пропасти, уловила слишком поздно. На обводную дорогу выскочили пеще
рники, по меньшей мере, дюжина. Долговязые и худые, ростом почти с Красавчи
ка, они казались, неуклюжими и бежали как на ходулях. Но за их карикатурным
обличьем скрывалась немалая сила. Глаза подземных обитателей горели, ка
к лава. Вооружены они были по большей части дубинами, но некоторые имели б
оевые топоры.
Наполовину оглушенная ударом Вейна, Первая, пошатываясь, поднялась на но
ги, но, оценив положение, мигом пришла в себя. В кровавом свете вспыхнул ст
альной клинок.
С криком «Бегите!» она встретила натиск пещерников.
Ковенант остолбенел. Самым дорогим ему людям грозила смерть, а он, облада
я Силой, способной их защитить, не смел к ней прибегнуть. Напряжение, котор
ым Ковенант удерживал дикую магию, поглощало все его силы.
Линден чувствовала его состояние. Усилием воли заставив себя двигаться,
она буквально потащила Ковенанта в тоннель. Он казался ей невесомым, поч
ти бесплотным, но она была очень слаба, и отступали они слишком медленно.

Но тут Ковенанта подхватил подоспевший Красавчик. Линден обернулась и у
видела, как сражается Первая. Та была меченосицей, в совершенстве владею
щей искусством боя. Скальный свет полыхал на разившем с быстротой молнии
клинке. Обагренные кровью пещерники падали один за другим, словно пораж
енные не сталью, а силой волшебства. Меч в ее руках казался магическим жез
лом.
Будь тропа поуже, Первая сдержала бы любое число врагов, но на широкой дор
оге они могли обойти и окружить ее. Руки их были такой же длины, как и у Вели
канов; привыкшие иметь дело с камнем, они могли сокрушать гранит. Большую
часть усилий ей приходилось затрачивать на отражение ударов дубин, гроз
ивших раздробить ей руки. Шаг за шагом пещерники оттесняли ее назад.
Стоило ей лишь раз оступиться на неровной почве, и дубина вскользь попал
а по левому виску Ц на нем тут же появился кровавый рубец. Нанесший удар п
ещерник полетел в пропасть с рассеченной грудью, но на нее наседали все н
овые и новые твари.
Линден взглянула на Красавчика. Сердце Великана рвалось на части, глаза
полнились отчаянием. Он предлагал ей свою жизнь, как Сотканный-Из-Тумана.

Этого Линден вынести не могла.
Ц Помоги Первой! Ц крикнула она. Ц О Ковенанте я позабочусь!
Не медля ни секунды, Красавчик отпустил Неверящего и устремился на выруч
ку жене. Линден схватила Ковенанта за плечи и принялась яростно трясти.
Ц Пошли! Ц кричала она ему в лицо. Ц Ради Бога! Скорее!
Она чувствовала, как разрывается между любовью и страхом, и борьба эта бы
ла непереносимой. Ему ничего не стоило истребить пещерников, но вместе с
ними он мог сокрушить или осквернить порчей Арку Времени. Но друзьям гро
зила гибель, и в какое-то мгновение он готов был уничтожить все и вся, лишь
бы им не пришлось умереть за него, как умер Морской Мечтатель.
Но он удержался Ц сдержал свой порыв усилием воли столь нечеловеческим
, как его собственное предназначение. Черты лица Ковенанта затвердели, в
згляд стал отрешенным и одиноким, как брошенная на произвол Солнечного Я
да Страна.
Ц Ты права, Ц пробормотал он, Ц это патетика.
И, выпрямившись, зашагал во тьму.
Цепляясь за онемелую руку, Линден устремилась за ним. Вдогонку им, эхом от
даваясь по пещерятнику, неслись удары и крики. Когда отблески скального
света уже почти истаяли, они добежали до перекрестка. Ковенант инстинкти
вно порывался свернуть направо, но Линден потянула его в левый коридор
Ц он ощущался как менее посещаемый. Почти сразу же она пожалела о своем в
ыборе, ибо этот проход не уводил прочь, подальше от света. Напротив, скоро
он вывел в большую каверну с растрескавшимися, пропускающими сквозь мно
гочисленные щели свет раскаленного озера стенами. Было нестерпимо жарк
о, воздух наполнял густой запах серы. Из пещеры выходило еще два тоннеля, н
о они не вытягивали испарений.
Сквозь щели можно было видеть опоясывающую провал дорогу Ц возможно, эт
о помещение являлось своего рода наблюдательным пунктом, позволяющим о
битателям пещерятника следить за дорогой, оставаясь незамеченными.
Ни Первой, ни Красавчика на дороге не было. Они отступили в тоннель за Линд
ен и Ковенантом. Или пали.
Ее видение подало сигнал тревоги Ц но поздно. Опять слишком поздно. С гор
ечью она повернулась навстречу хлынувшим из всех трех тоннелей пещерни
кам.
Возможно, они заметили путников, когда те огибали озеро магмы. А задержка,
вызванная борьбой Вейна и Финдейла, дала им время устроить засаду.
Из створа тоннеля Ц того самого, которым прошли Линден и Ковенант, Ц поя
вились Первая и Красавчик. Они устремились к друзьям, но пещерники во мно
жестве бросились наперерез и оттеснили Великанов назад. Размахивая дуб
инками и топорами, они устремились к Ковенанту и Линден. Ковенант сделал
шаг вперед, закрывая ее своим телом, и дрожащим от напряжения голосом ска
зал:
Ц Оставьте ее. Я пойду с вами.
Но обитатели подземелья, похоже, не слышали его. Глаза их полыхали ярость
ю.
Ц Только троньте ее, я разорву вас в клочья...
Один пещерник схватил Ковенанта, сграбастав своей лапищей сразу оба его
запястья. Другой занес дубинку, целясь в голову Линден. Та нырнула, и удар
пришелся вскользь. Отодвинувшись от стены, Линден бросилась к Ковенанту.

Пещерники были довольно неуклюжи и настигли ее не сразу. Ковенанту тем в
ременем удалось каким-то образом вывернуться. Выхватив из-за пояса нож, о
н принялся размахивать им, нанося удары наугад. Один пещерник упал, но кли
нок засел у него между ребер, и вытащить его онемелой рукой Ковенант не см
ог.
Безоружный, он обернулся к Линден. Лицо его растянулось в беззвучном кри
ке:
Ц Прости!
Пещерники окружили Ковенанта. Видимо, желая взять его живым, они не испол
ьзовали топоры и дубины, а молотили кулаками до тех пор, пока он не упал. Ли
нден пыталась дотянуться до него Ц до его Силы. Овладеть кольцом с помощ
ью видения. Она задыхалась, легкие наполнял удушающий жар расплавленног
о озера.
Вейн и Финдейл сгинули в огненном озере. Ковенант был распростерт на кам
не, словно на жертвеннике. У нее не осталось ничего.
Но она не прекращала неистовых попыток овладеть дикой магией, пока на ее
голову, позади левого уха, не обрушился сокрушительный удар. Мир перевер
нулся, и она провалилась во тьму.

Глава 18
Выхода нет

Томас Ковенант лежал ничком на твердом полу. Лицо его было разбито. Он, все
гда желавший лишь мира и спокойствия, пришел к этому в результате насили
я. Таков был плачевный итог его собственных действий. Откуда-то издалека
доносилось невнятное бормотание, напоминающее то ли литанию, то ли закли
нание. Казалось, будто сотни людей на разные лады повторяют одно и то же им
я. Наверное, они смеялись над ним.
Джоан исчезла.
Вероятно, ему следовало бы сдвинуться с места, перекатиться, сделать хот
ь что-нибудь, чтобы смягчить боль. Но такая попытка была выше возможносте
й Ковенанта, вся его сила обратилась в песок и пыль. Впрочем, он никогда не
был силен физически. Они отняли и ее у него без особых усилий. «Странно, Ц
отстраненно размышлял он, Ц что человек, имеющий так мало оснований гор
диться собой, провел столько времени, претендуя чуть ли не на бессмертие.
А ведь мог бы и раньше уразуметь, что к чему». Бог свидетель, ему были предо
ставлены все мыслимые возможности, чтобы избавиться от своей самонадея
нности. Истинные герои не бывали самонадеянными. Кто назвал бы самонадея
нным Берека? Или Морэма? Или Идущего-За-Пеной? Список можно было продолжа
ть до бесконечности Ц и всех этих великих героев роднило смирение. Даже
Хайл Трой в конечном итоге поступился своей гордыней. Лишь такой самоуве
ренный болван, как он, Томас Ковенант, мог поверить, будто судьба Земли цел
иком зависит от выбора слабого и недальновидного человека. Только такой,
как он. Или как Лорд Фоул. Тот, кто был способен к Презрению, но мог отвергну
ть его. Или тот, кто не мог. Линден несчетное количество раз говорила, что о
н не в меру самонадеян.
Именно поэтому на него и была возложена задача одолеть Лорда Фоула. На не
го одного.
«Вот сейчас, Ц говорил он себе вновь и вновь. Ц Вот сейчас я поднимусь с э
того пола, пойду к ним и обменяю себя на Джоан». Он и так откладывал это дос
таточно долго. Вот она на самом деле самонадеянной не была. И никак не засл
уживала того, что с ней случилось. Она просто никогда не могла простить, се
бе свою слабость. Эта мысль едва не заставила его рассмеяться Ц резон дл
я того был. Ведь, в конце концов, он не так уж сильно отличался от Джоан. Един
ственное подлинное различие заключалось в том, что он был призван в Стра
ну, когда Страна была способна исцелить его, и сохранил способность осоз
навать, что это значит. Но он был чист Ц если он был чист Ц по милости, а ни
как не по заслугам.
В известном смысле ее тоже можно было назвать самонадеянной. Она придава
ла слишком большое значение своим промахам и ошибкам. И никак не могла на
учиться забывать их. Как, впрочем, и он. Но он пытался усвоить этот урок. О Бо
же, как он пытался. Вот сейчас. Сейчас он встанет и займет ее место в огне Ло
рда Фоула.
И будь что будет.
Только вот пол казался каким-то странным, а также звуки, даже его кости. Вн
овь и вновь, то медленно, то быстро, повторялось одно и то же имя. То не было
имя Презирающего, но оно ошеломляло Ковенанта и, казалось, не давало ему д
ышать.
Он что-то забыл.
С трудом открыв глаза, Ковенант попытался проморгаться и вспомнил, где о
н находится.
И сердце его упало. Он действительно был избит, но эти синяки и кровоподте
ки получил вовсе не от людей, захвативших Джоан, а от пещерников. И жить ем
у явно оставалось недолго.
Он лежал неподалеку от центра большой пещеры с грубыми, шероховатыми сте
нами и потолком. В воздухе висел тонкий запах скальных огней, укрепленны
х в стенах с произвольными интервалами. По форме пещера напоминала овал:
к обоим концам она сужалась, постепенно переходя в недосягаемые темные т
оннели. Запах скального огня смешивался с запахом тления, столь древним,
что он уже не воспринимался как гнилостный. Исходил он от расположенного
неподалеку холма, походившего на курган, под какими погребают вождей. Но
этот был полностью сложен из скелетов. Тысяч скелетов, сваленных в одну к
учу. По большей части они уже иссохлись и по древности своей не представл
яли интереса даже для могильных червей. Сравнительно свежие кости лежал
и на самой верхушке. Ни один из скелетов не был цел: все кости переламывали
или в момент умерщвления, или позже, когда их отделяли от плоти. По-видимо
му, скелеты тщательно очищались, но остававшийся в них костный мозг разл
агался, вызывая вонь.
Кости не принадлежали ни людям, ни юр-вайлам. То были останки пещерников,
и, возможно, те твари, которых уложили Первая, и Красавчик, уже попали сюда.

Странное бормотание не стихало Ц казалось, будто десятки, даже сотни хи
щников рычат каждый на свой манер. Но при всей сумбурности этих звуков бы
л в них некий устрашающий, пронизывающий насквозь ритм. Одно и то же слово
повторялось то громко, то шепотом, то быстро, то медленно, то резко, то нара
спев, но какое именно, Ковенант разобрать не мог. Громкие звуки и жар скаль
ных огней усиливали боль в разбитой голове. Он исходил потом.
Со всех сторон его окружали пещерники. По большей части они сидели вдоль
стен на корточках, колени их едва не касались ушей. Другие неуклюже припл
ясывали вокруг кургана, ковыляя на длинных голенастых ногах и размахива
я в воздухе похожими на лопаты руками. Глаза их горели. И все они, словно пр
ебывая в гипнотическом трансе, бормотали и бормотали. Что именно и долго
ли это продлится, Ковенант не знал.
Ему было отчаянно страшно. Но не за себя. Он смог спуститься в горнило Ядов
итого Огня, чтобы выжечь из себя Зло, а сейчас ему угрожали всего лишь пеще
рники. Невежественные обитатели подземелий давным-давно покорились Ло
рду Фоулу и уж никак не могли позволить себе встать между Ковенантом и Пр
езирающим. Он мог рассчитывать, что, хотя путь и будет нелегок, ему удастся
достигнуть цели.
Но у стены, на небольшом свободном пространстве, сидела, обхватив руками
колени и привалившись плечом к шероховатому камню, Линден. Голова ее был
а склонена, упавшие волосы скрывали лицо. В оранжево-красном свете скаль
ных огней она казалась беспомощной и уязвимой, словно осиротевшее дитя.
И именно страх за нее пронизывал Ковенанта насквозь.
Свет падал на открытую шею, и на бледной коже особенно четко выделялся тя
нувшийся вниз от левого уха до воротника рубашки уже спекшийся кровавый
след.
Она тоже!.. Горечь заставила его содрогнуться. Она тоже обладала лишь физи
ческими возможностями того тела, что осталось в лесу позади Небесной Фер
мы.
И у них почти не осталось времени.
Будь у него силы, он бы, наверное, закричал. Времени почти не осталось, и это
драгоценное время приходилось проводить таким образом. Ему хотелось сж
ать ее в объятиях, заставить ее понять, что он любит ее, что ни риск, ни смерт
ь, ни разрушение не в силах осквернить то, что она для него значит. Некогда
Лена, желая успокоить его, напевала песенку:

Душа, взрастившая цветок,
Не увядает, а живет...

Ему хотелось...
...Но ведь ей нанесли удар такой силы, что она, должно быть, умирала. Умирала,
подобно Морскому Мечтателю, Ц только потому, что пыталась спасти его. А д
аже если и не умирала, то наверняка считала, что оставила его в безнадежно
сти и отчаянии. В Анделейне Елена просила его позаботиться о Линден пото
му, что «в конце концов, она сможет исцелить всех нас». Но он не смог, как не
смог сделать и многое другое.
Линден! Он пытался произнести ее имя; но не сумел выдавить ни звука. Лицо е
го свела судорожная гримаса отчаяния, отчего синяки заболели еще сильне
е. Пересиливая боль и безмерную усталость, Ковенант попытался приподнят
ься на локтях и получше оглядеться по сторонам.
Грубый пинок перевернул его на спину и отбросил ближе к кургану. Он охнул
и прямо над собой увидел плотоядные глаза пещерника.
Ц Сиди смирно, Ц выплевывая слова, произнес пещерник, Ц не дергайся, ви
новный. Наказание грядет, наказание и апокалипсис. Не ускоряй их. Ц И, гро
тескно ковыляя на длинных узловатых ногах, он продолжал приплясывать и б
ормотать.
Стараясь набрать воздуху, Ковенант перевалился на бок и снова взглянул н
а Линден.
Когда заговорил пещерник, она подняла голову и увидела Ковенанта. На лиц
е ее не было следов крови, как, впрочем, и признаков надежды. Во взгляде чит
ались лишь обида и немая мольба. Она беспомощно всплеснула руками. Темны
е провалы ее глаз походили на отверстые раны.
Должно быть, именно так выглядела она в детстве, когда оказалась заперто
й на мансарде, рядом с умирающим отцом.
Ковенанту все-таки удалось прохрипеть ее имя, но его слабый голос заглуш
ало бормотание пещерников.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 виски 25 лет 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я