научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/chugunnye_vanny/130x70/ 

 

Он хотел верить, что в
се потрясения и откровения последних дней не изменят ее, не заставят ее в
новь вспомнить о разделявшей их пропасти.
«Дурак!» Ц выбранил себя Ковенант. Разве он мог оказаться вне пределов е
е восприятия? Ведь даже находясь внизу, в своей каюте, она узнавала о его н
амерениях раньше, чем он осознавал их сам.
Первая приветствовала Ковенанта тоном, который мог бы показаться грубо
ватым, но это говорило лишь об остроте ее собственных переживаний. Что же
до слов «Томас Ковенант, я не сомневаюсь в правильности твоего выбора»,
Ц то они, бесспорно, указывали на уважение к его состоянию. Так или иначе,
события последних дней отразились на ее внешности: сгущавшийся сумрак, з
аостряя тени, еще сильнее подчеркивал ее суровую красоту. Она была мечен
осицей, ее готовили к схваткам, к битве с угрожающим миру Злом. Когда Перва
я говорила, ладонь ее покоилась на рукояти меча столь естественно, словн
о клинок являлся неотъемлемой частью сказанного.
Ц Я назвала тебя Другом Великанов и горжусь этим. Красавчик, мой муж, име
ет обыкновение утверждать, что суть жизни в надежде. Не знаю, можно ли изме
рить и оценить подобные вещи, но в одном я уверена твердо: лучше пасть в бо
ю, чем сдаться без борьбы. Не мне судить об избранном тобою пути, но я была р
ада услышать, что ты решил вступить на тропу битвы.
Не приходилось сомневаться в том, что Первая старалась приободрить его,
но делала это в манере, свойственной воительницам. Ее попытка тронула Ко
венанта, но одновременно и внушила ему опасения: кажется, он вновь оказыв
ался вовлеченным в нечто, явно превосходившее его возможности. Но, так ил
и иначе, отвечать Ковенанту не пришлось, ибо, едва Первая умолкла, в разгов
ор вступил ее муж:
Ц Я уже говорил, что Линден Эвери Ц истинная Избранная. Но увы, Друг Вели
канов, даже Избранные могут ошибаться. Сейчас она сделала неверный выбор
, поскольку не собирается отдыхать.
В голосе Великана явственно слышался укор.
Ц Линден, тебе необходимо... Ц начал было Ковенант, но под ее взглядом осе
кся и умолк. Она словно впитала глазами сгущавшуюся ночную тьму и отгоро
дилась от него стеной мрака.
Ц Я никуда не пойду.
Ощущение тяжкой утраты сковало Ковенанта леденящим холодом: слишком мн
огое услышал он в словах Линден. Они означали, что прежний мир для нее рухн
ул Ц как и сам Ковенант, Линден не могла заставить себя вернуться в каюту
. Ту каюту, которую недавно делила с ним. Откуда-то, словно издалека, до ушей
Ковенанта донесся голос Красавчика:
Ц Мы предложили ей помещение, где прежде размещались харучаи, но она ска
зала, что боится спать в таком месте, А другой отдельной каюты на «Звездно
й Гемме» нет.
Ковенант сразу понял, в чем дело. Бринн обвинял Линден в смерти Хигрома, к
тому же она пыталась убить Кира.
Ц Оставь ее в покое! Ц тупо пробормотал он, обращаясь не то к Красавчику,
не то к самому себе. Ц Она отдохнет, когда сочтет нужным.
Ему хотелось сказать и совсем другое: «Прости меня. Прости, ибо сам я не мо
гу найти себе оправдание», однако эти слова так и остались непроизнесенн
ыми. Вымолвить их оказалось свыше его сил. Вместо этого он судорожно сгло
тнул и сказал:
Ц Ты права. Мои друзья вовсе не считали меня обреченным. И уж конечно, Иду
щий-За-Пеной не случайно дал мне в спутники Вейна.
Даже эта фраза далась ему нелегко, однако, собравшись с духом, Ковенант пр
одолжил:
Ц Кстати о Вейне. Что у него с рукой?
Глаза Линден все так же вбирали в себя ночь; окинув Ковенанта невидящим в
зглядом, она ответила невпопад:
Ц Сотканный-Из-Тумана не хочет уходить. Он говорит, что решил занять мес
то Кайла.
На миг опешивший Ковенант уставился на нее с недоумением, но затем вспом
нил собственные опасения в связи с настойчивостью пожелавшего служить
ему Бринна, и сердце его дрогнуло.
Ц Линден... Ц Осознавая полную неспособность помочь ей, Ковенант тихим,
слабым голосом повторил свою просьбу: Ц Линден, растолкуй мне, что у Вейн
а с рукой.
Он поддержал бы ее, когда бы осмелился. Когда бы имел на то право. Линден по
качала головой, и блики от фонарей заплясали в ее сухих, усталых глазах.
Ц Я... не могу. Ц Казалось, она оправдывается, словно дитя, отчего Ковенант
проникся еще большим сочувствием. Ц Его рука... она пуста. Стоит закрыть г
лаза, и мне кажется, что ее вовсе нет. Если бы ты отнял у Первого Дерева всю е
го жизненную силу Ц отнял настолько, что оно утратило бы какое-либо знач
ение, Ц наверное, это было бы чем-то в том же роде. И если он вообще живое су
щество, а не созданный юр-вайлами механизм, он должен испытывать ужасную
боль.
Медленно, словно у нее не было больше сил выносить его присутствие, Линде
н повернулась и побрела по палубе. Сотканный-Из-Тумана почтительно посл
едовал за ней. Проводив Линден взглядом, Ковенант вздохнул: найти оправд
ание было не под силу и ей.
В тот миг Ковенанту казалось, что сейчас он сломается окончательно, но Кр
асавчик и Первая не сводили с него глаз, полных заботы и сострадания. Они б
ыли его друзьями. И они нуждались в нем. Каким-то невероятным усилием Кове
нанту удалось взять себя в руки.
По прошествии недолгого времени Сотканный-Из-Тумана вновь появился на
палубе. Он сообщил, что Линден нашла, наконец, место, где можно было поспат
ь, Ц в огромном камбузе, рядом с жаркими кухонными печами. Успокоившись х
отя бы на сей счет, Ковенант вернулся в каюту Ц к своему гамаку и ночным к
ошарам. Так или иначе, сны, пусть даже кошмарные, были для него наименьшим
из зол.

На следующее утро ветер усилился. Впрочем, то был истинно морской ветер
Ц достаточно сильный, чтобы наполнить все паруса, но не несущий угрозы д
ля корабля и команды. Однако неспешное скольжение дромонда сменилось ст
ремительным бегом. Вспенивая гребни волн, ветер то и дело окатывал палуб
у водопадами брызг. Гранитный нос «Звездной Геммы» вздымался и падал, ра
ссекая валы, паруса вздувались, ванты гудели от напряжения. Великаны со с
мехом сновали по реям и ловко управлялись с огромными полотнищами парус
ины, стараясь обеспечить устойчивость корабля при наибольшей скорости.
Казалось, что, не будь «Звездная Гемма» лишена средней мачты, она опереди
ла бы даже ветер.
Однако день выдался пасмурным Ц небо затягивали серые облака Ц и очень
холодным. Неестественно холодным, ведь южному ветру скорее следовало бы
нести тепло, тогда как этот, дувший оттуда, где прежде находился Остров Пе
рвого Дерева, пронизывал до костей. Солнечные лучи не могли пробить плот
ную облачную завесу, а морская вода казалась синевато-серой и густой, сло
вно бы маслянистой. Хотя Ковенант и накинул поверх старой одежды теплое
одеяло, он не мог унять дрожь.
В поисках поддержки и утешения он направился на мостик, где несла вахту Я
ростный Шторм, но она приветствовала его лишь рассеянным кивком. В обычн
ой ее флегматичности появился, чего никогда не замечалось прежде, оттено
к настороженности. Впервые со дня их знакомства Ковенанту показалось, чт
о Великаншу мучают дурные предчувствия. Не желая добавлять к ее тревогам
еще и свои, Ковенант повернулся, спустился с мостика и побрел по палубе в
надежде отыскать кого-нибудь, к кому можно было обратиться с вопросом.
«Холод тут ни при чем, Ц твердил он себе. Ц Нет в нем ничего особенного. Ве
тер как ветер, вот и весь сказ». Но его по-прежнему била дрожь. Как ни пыталс
я он потуже затянуть одеяло, холодный воздух забирался под одежду. В конц
е концов, Ковенант непроизвольно направился на камбуз, где можно было на
йти тепло. И Линден.
Она действительно находилась там: сидела у стенки, стараясь не мешать ож
ивленно хлопотавшим возле очагов и плит корабельным кокам. Эти двое, муж
и жена, даже имена носили под стать своему занятию Ц звали их Морской Соу
с и Зола-В-Очаге. Большую часть времени они проводили подле своих огромны
х печей, отчего с их лиц никогда не сходил румянец. Движения их со стороны
казались хотя и быстрыми, но бестолковыми и суетливыми, тогда как на деле
походившие друг на друга, словно зеркальное отражение, супруги превосхо
дно знали свое дело, и работа у них спорилась. Когда повара выходили на пал
убу, все ощущали, что от них пышет теплом, а уж в замкнутом пространстве ка
мбуза они, казалось, излучали столько же жару, сколько и их очаги. Но Ковен
анта не оставлял озноб.
Линден уже не спала, но и отдохнувшей отнюдь не выглядела, ибо была слишко
м измотана предыдущими событиями и не могла так быстро восстановить сил
ы. Ковенанта она, разумеется, узнала, хотя по ее сонным глазам трудно было
прочесть даже это. Ковенант заколебался, размышляя, не лучше ли уйти и пов
ременить с расспросами до тех пор, пока она не отдохнет как следует, но так
и не осуществил это доброе намерение Ц скорее всего потому, что слишком
продрог.
Усевшись на пол рядом с Линден, он спросил:
Ц Что ты думаешь об этом ветре?
Она зевнула и сухо пробормотала:
Ц Думаю, что Фоулу снова не терпится заполучить нас.

Однако на следующий день Линден восстановила силы настолько, что уже мог
ла чувствовать погоду. К тому времени Ковенант вконец истерзался невнят
ными страхами и подозрениями. Ему вновь и вновь казалось, что жизнь потер
яла всякий смысл, а он уже не в силах заставить себя сделать осознанный вы
бор и двинуться в определенном направлении. Страх и растерянность нарас
тали, хотя никаких оснований полагать, будто дромонду грозит опасность,
у него не было. Подстегиваемый беспокойством, он вновь обратился к Линде
н с тем же вопросом.
Долгий сон сделал свое дело, и обращенный к нему взор был полон понимания.
Кажется, она сразу, даже не задумываясь, осознала, что его раздражение не и
меет отношения к ней. Словно давая понять, что не собирается покидать его,
она слегка прикоснулась к запястью Ковенанта и поднялась на палубу Ц вз
глянуть, о каком же ветре идет речь.
После недолгого размышления Линден заявила, что в этом ветре нет никакой
противоестественной или злой силы, ничего, что позволило бы заподозрить
в нем дело рук Фоула. Он был вызван потрясением основ мироздания, тем самы
м, что привело к погружению Острова Первого Дерева. Однако он нес необыча
йно сильный холод, что нарушало природное равновесие. Возможно, Лорд Фоу
л знал, что представляет собой этот ветер, но никаких признаков его непос
редственной причастности к происходящему Линден уловить не могла.
Услышав от Ковенанта, к какому заключению пришла Линден, Хоннинскрю пожа
л плечами: его истинные мысли оставались скрытыми в глубине глаз за густ
ыми бровями.
Ц Вот и хорошо, Ц пробормотал он с таким видом, будто и сам-то себя не слу
шал. Ц Будь этот ветер порождением Зла, «Звездной Гемме» все едино пришл
ось бы плыть туда, куда он дует. Не имея одной мачты, я не решился бы поверну
ть против столь сильного ветра. Ну а коли он обычный Ц так и нужды нет. Сей
час мы отклоняемся от верного курса разве что на какой-нибудь спан.
Эти слова должны были успокоить Ковенанта. Он не слишком хорошо разбирал
ся в морском деле и уж во всяком случае не мог соперничать с Великаном. Одн
ако тревога не унималась Ц он нутром чувствовал неладное. К тому же его н
е покидало ощущение того, что и капитану, и Яростному Шторму тоже не по себ
е, хотя они и старались не подавать виду.
В течение двух последующих дней ветер продолжал усиливаться. Со все нара
стающим неистовством, бешено, словно лемехом гигантского плуга вспахив
ая воду, он неизменно дул на север и так жалобно завывал в снастях, словно
приносимая им стужа причиняла боль и ему самому. Несмотря на возросшую с
корость, «Звездная Гемма» уже не выглядела легко скользящей по волнам: г
онимая ветром, гигантская масса воды просто-напросто увлекала корабль В
еликанов за собой. Тучи затянули небосвод до самого горизонта. Казалось,
что паруса вот-вот не выдержат и разлетятся в клочья.
А в ту ночь стужа стала нестерпимой. Поутру у Ковенанта зуб на зуб не попад
ал от холода. Когда он выбрался из гамака и Кайл поставил перед ним тазик д
ля умывания, оказалось, что вода в нем покрылась корочкой льда. Да и муаров
ый гранит палубы и бортов был подернут инеем. Торопясь к теплу камбуза, Ко
венант прошел мимо Вейна и приметил пятнышки изморози Ц словно отродье
демондимов поразила проказа.
Несмотря ни на что, Великаны Ц все как один Ц были заняты своей работой.
Невосприимчивые если не к боли вообще, то, во всяком случае, к огню, они, как
выяснилось, могли противостоять и холоду. В большинстве своем они трудил
ись на реях, стараясь не допустить, чтобы снасти обледенели и стали ломки
ми. От мороза глаза Ковенанта слезились, и поначалу ему почудилось, будто
матросы сворачивают паруса. Но вскоре он разглядел поднимавшиеся от пар
усов туманные облака и понял, что Великаны беспрерывно выколачивают пар
усину, чтобы не позволить покрывающему ее инею превратиться в лед. Облед
енелые паруса могло бы попросту сорвать с рей, тогда как сейчас, чтобы не с
биваться с курса, «Звездная Гемма» должна была двигаться вперед.
При каждом выходе на палубу борода Ковенанта покрывалась льдом. Дверь на
камбуз также сковывало морозом Ц без помощи Кайла Ковенант ни за что не
смог бы ее открыть. Когда харучай ломал печать, образовывающуюся из заме
рзших кухонных испарений, серебристые осколки сыпались во все стороны. В
от и сейчас подхваченный шквальным порывом Ковенант перелетел порог и е
два устоял на ногах, когда дверь за ним с грохотом захлопнулась.
Ц Камень и Море! Ц возмущенно воскликнула Зола-В-Очаге. Ц Вы что, совсем
сдурели? Это ж надо додуматься, при таком ветрище входить с кормы! Можно п
одумать, у нас нет переднего люка!
Негодующе взмахнув половником, повариха указала на другую дверь. Морско
й Соус промолчал, но и он выразил свое недовольство, с лязгом задвинув печ
ную заслонку. Но уже в следующий миг, напрочь забыв о своей досаде, он вруч
ил Ковенанту изрядный флакон разбавленного «глотка алмазов», а Зола-В-О
чаге зачерпнула из огромного каменного котла полный половник овощного
супа. Смущенный Ковенант неуклюже уселся на пол возле стены Ц рядом с Ли
нден и так, чтобы не путаться под ногами у поваров, Ц и принялся отогреват
ь свои промерзшие кости.
В последующие дни большую часть времени он проводил на шумном и жарком к
амбузе вместе с Линден. Хотя Ковенант пребывал в некоем оцепенении и все
его чувства притупились, на палубе было слишком холодно даже для него, Ц
что уж говорить о Линден, с ее обостренной чувствительностью. Правда, Ков
енант попытался провести ночь в своей каюте, но мороз быстро выгнал его н
а камбуз, где повара поставили для него топчан, такой же, как и у Линден. Вет
ер непрестанно усиливался, а вместе с ним усиливалась и стужа. «Звездная
Гемма», словно брошенное могучей рукой копье, неудержимо неслась вперед
, устремляясь к оледенелому сердцу севера. Когда Великаны заглядывали на
камбуз погреться, покрывавшая их одежду ледяная короста таяла, образуя
на полу грязные лужицы. Шевелюры и бороды Великанов тоже были обледеневш
ими, а глаза запали от усталости. Время от времени Ковенант совершал коро
ткие вылазки на палубу, но все, что он видел, Ц зловещее свинцовое море, хм
урое небо, клочья замерзшей пены на бортовых поручнях, сбивать которые у
вконец измотанной команды не было сил, Ц раз за разом заставляло его уби
раться обратно с ледяным комом в груди. Как-то раз, подойдя к самому носу к
орабля, Ковенант приметил стоящего прямо на пронизывающем ветру Финдей
ла. Вернувшись на камбуз, он не смог скрыть раздражения.
Ц Этот негодяй даже ничего не чувствует, Ц ворчал Ковенант, не обращаяс
ь ни к кому в отдельности, хотя в помещении находились и Красавчик, и Линде
н, и Сотканный-Из-Тумана, и оба повара, и несколько других членов команды.
Ц Все это ничуть его не затрагивает, пролетает мимо, да и только...
Ковенант едва ли четко осознавал, в чем именно причина его досады. Скорее
всего, ему казалось несправедливым, что обрушившаяся на дромонд стихия н
е в силах даже коснуться Обреченного. Но Линден не взглянула на Ковенант
а: все ее внимание было приковано к Красавчику, которому она, судя по всему
, хотела задать очень важный вопрос. Поначалу, однако, ей не удавалось вста
вить и слова, поскольку Красавчик, словно расшалившийся мальчишка, поддр
азнивал Морского Соуса и Золу-В-Очаге и от души смеялся над их деланно се
рьезными ответами. В его изуродованном теле обитал высокий дух истинног
о Великана, а любовью к веселью он даже превосходил большинство своих со
братьев. Его шуточки слегка развеяли даже мрачное настроение Ковенанта.
Наконец Ц заставив-таки рассмеяться и поваров Ц Красавчик присел рядо
м с Ковенантом и Линден: отблески очага играли на его лице. Только тогда Ли
нден сумела обратиться к нему со своим вопросом:
Ц Куда нас несет?
Красавчик посмотрел на нее с удивлением, скорее всего, притворным.
Ц Никто об этом и говорить не хочет, Ц продолжала она. Ц Я спрашивала и Я
ростный Шторм, и Севинхэнда, но они знай твердят, будто «Звездная Гемма» м
ожет мчаться так бесконечно. Даже Сотканный-Из-Тумана считает, будто усл
ужит мне наилучшим образом, если будет держать рот на замке.
Сотканный-Из-Тумана таращился в потолок, делая вид, будто ничего не слыши
т.
Ц Итак, я спрашиваю тебя: куда нас несет? Отвечай.
Даже здесь, на камбузе, было слышно завывание прорывающегося в отверстия
для якорных цепей ветра. Изморозь пробивалась в дверные щели. Красавчик
пытался отвести глаза, но Линден упорно удерживала его взгляд. Постепенн
о его улыбка, размытая тщательно скрываемым страхом, истаяла, а пришедше
е ей на смену мрачное выражение мигом состарило Великана. Невесть почему
это заставило Ковенанта вспомнить историю, слышанную еще до того, как По
иск достиг Элемеснедена, Ц рассказ о смерти отца Первой и о том, какую рол
ь сыграл в этом Красавчик. Сейчас он выглядел человеком, которого тяготя
т слишком многие воспоминания.
Ц Ох, Избранная, Ц ответил он, наконец, с тяжким вздохом. Ц Боюсь, что нас
подхватил Гиблый Ветер. И несет прямиком к Душегрызу.

Душегрыз.
Красавчик называл его Обманчивым Океаном не только потому, что все побыв
авшие там корабли находили его в различных частях мира, но и потому, что ра
ссказы тех, кому удавалось вернуться, оказывались весьма несхожими. Одни
суда сталкивались со шквальными ветрами и рифами на юге, другие с мертвя
щим штилем на востоке, а третьи с непроходимой толщей оплетавших руль во
дорослей на западе. Однако то был именно Душегрыз, поскольку повсюду он я
влял свою грозную силу: не было корабля, что возвратился бы оттуда неповр
ежденным, не было команды, что не понесла бы потерь. И все суда заносил в эт
о проклятое место непрекращавшийся ни на миг Гиблый Ветер. Похоже, Краса
вчик в своей правоте не сомневался, однако Линден его не слишком внятное
объяснение убедило не сразу. Она даже попыталась спорить, но Ковенант уж
е не прислушивался к разговору, ибо с болезненным удовлетворением понял
, что его леденящий страх обрел, наконец, имя. Душегрыз. Этот океан не был тв
орением Лорда Фоула. Но избежать встречи с ним не было никакой возможнос
ти. А последствия такой встречи могли сделать пустыми все прочие его стр
ахи.
Наверху стояла такая стужа, что выдерживать ее даже недолгое время могли
одни лишь Великаны, но внизу, на камбузе, царило тепло. Правда, там было шум
но Ц уж так привыкли работать коки, Ц но со временем весь этот гам и грох
от стал убаюкивать Ковенанта, и его нервное возбуждение сменилось неким
странным состоянием сонной отрешенности. Эта своеобразная погруженнос
ть в молчание представляла собой как бы внутреннее отражение той пустот
ы, в которую элохимы погрузили его сознание в Элемеснедене. Тишина давал
а ему некоторое ощущение безопасности и тем самым защищала его в единств
енно возможной в этом мире форме. То был истинный ответ прокаженного на о
тчаяние: состояние полной отстраненности и пассивности, вызванное омер
твением каждого нерва, было присуще самой болезни. Элохимы не придумали
ничего нового, они лишь внедрили в сознание Ковенанта саму суть его обре
ченности. Ничего не чувствовать Ц и умереть.
В тот раз Линден, уплатив немалую цену, удалось вытащить его из этого сост
ояния. Но сейчас все обстояло иначе. Он был разбит. Он принимал решения не
потому, что считал их правильными, а лишь потому, что их от него ждали. И он н
е обладал мужеством, необходимым, чтобы противостоять Душегрызу.
В последующие дни Ковенант жил словно во сне, хотя окружающие списывали
его отстраненность на то, что он слишком часто прикладывался к фляге с «г
лотком алмазов». Он спал на камбузе, совершал короткие вылазки на палубу,
принимал приветствия и даже вступал в разговоры, как живой человек. Но вн
утренне он не воспринимал ничего. После долгих лет строгой самодисципли
ны и упорной борьбы с соблазном уступить болезни он, наконец, сдался.
Тем временем «Звездная Гемма» неустанно взрезала свинцовые волны, а сту
жа все нарастала и нарастала. Теперь уже вся палуба, за исключением прото
птанных здесь и там командой тропинок, покрылась льдом. Наледь, утяжеляв
шая корабль и изменявшая кривизну бортов, беспокоила Великанов, но они н
е могли позволить себе тратить время и силы на расчистку. Ветер был слишк
ом влажен и взметал слишком много брызг с гребней вспененных волн. И даже
на парусах корка нарастала так быстро, что счищать ее уже не успевали. То о
дин, то другой из них становился слишком тяжелым и под напором ветра срыв
ался и обвисал, будто саван. Серебристое ледяное крошево градом осыпало
палубу, обрывки парусов хлопали, словно гигантские ладоши. Великанам без
промедления приходилось ставить новые паруса. Лишенный средней мачты г
ранитный дромонд нуждался в каждом парусе Ц потеря любого из них грозил
а ему бедой.
С каждым днем скрип снастей и стон самого камня становился все громче, и «
Звездной Гемме» в ее стремительном беге приходилось преодолевать все в
озраставшее сопротивление густевшей и превращавшейся чуть ли не в жидк
ий лед воды. Но Корабль Великанов был стоек, как и его команда. Мачты его др
ожали и прогибались, но не ломались. «Звездная Гемма» держалась.
Все переменилось внезапно. Даже Линден, хотя отдых и восстановил остроту
ее ощущений, не смогла предвидеть, что ожидает корабль. Великаны не предч
увствовали ничего. Мгновение назад подхваченная ревущим шквалом, «Звез
дная Гемма» неистово мчалась вперед, устремляясь в самое сердце зловеще
й ночи. А в следующий миг дромонд резко взбрыкнул, словно боевой конь, у ко
торого на полном скаку подсекли передние ноги, и ветер исчез. Не просто ст
их, а пропал Ц мгновенно и бесследно. На корабль неожиданно обрушилась т
ишина. Не было слышно ничего, разве что слабое потрескивание ледяной кро
шки.
Пустив в ход свои сверхчувственные способности, Линден принялась сквоз
ь толщу каменных стен прощупывать состояние корабля. Она устремила свое
внимание сначала в одну сторону, потом в другую, пожала плечами и растеря
нно пробормотала:
Ц Кажется... кажется, мы остановились.
В первое мгновение никто даже не шелохнулся. Затем Сотканный-Из-Тумана ш
агнул к двери и пинком распахнул ее. Снаружи потянуло немыслимым холодом
, но воздух был абсолютно неподвижным. Стоял полный штиль.
С палубы донеслись громкие возгласы. Несмотря на свою отрешенность, Кове
нант поднялся и следом за Сотканным-Из-Тумана и Линден вышел наружу.
Облака рассеялись без следа, сделав темноту четкой и острой, словно лезв
ие ножа. По мере того как Великаны зажигали все новые и новые светильники,
светящиеся точки начинали обозначать контуры корабля. На востоке над са
мым горизонтом желтела луна. Выглядела она зловеще, ибо, будучи почти пол
ной, совершенно не давала света и даже не отражалась на непроницаемо чер
ной поверхности воды. Звезды были хаотично разбросаны по небосводу: нево
зможно было различить ни одно знакомое созвездие.
Ц Что за чертовщина, Ц пробормотала себе под нос Линден, но осеклась, та
к и не сумев сформулировать свой вопрос.
С противоположного конца судна появились Хоннинскрю и Красавчик. Когда
к ним присоединилась и Первая, Красавчик с неубедительной небрежностью
промолвил:
Ц Ну вот, кажется, мы и здесь.
Ковенант был настолько погружен в себя, что почти не чувствовал стужи, но
стоящая рядом с ним Линден дрожала от холода.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 красное вино canti 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я