научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/chugunnye_vanny/170na70/russia/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Ц И это значило бы, что тропа непроходима, Ц сказал Танис. Ц И мы продел
али бы весь этот путь напрасно, если только здесь нет другой дороги.
Флинт пожал плечами:
Ц Судя по меткам, которые оставили мои родичи, здесь только одна тропа. И
единственный способ узнать, проходима ли она, Ц прийти и посмотреть.
Ц И все же тебе стоило сказать Речному Ветру про этот камень.
Гном нахмурился:
Ц Я и так нарушил верность своему народу, показав его тебе, Полуэльф, и уж
мне вовсе не по душе разбалтывать тайны людям.
Рассердившись, он ушел прочь, оставив Таниса ломать голову над этой труд
ной задачей. Наконец Полуэльф взял топор и положил его острием к камню. Юн
оша надеялся, что вождь Кви-шу вспомнит совет гнома захватить топоры, а до
гадается ли он, что таким образом можно в случае преследования завалить
дорогу, Ц это был уже другой вопрос.
Он обнаружил Флинта удобно устроившимся между камнями и жующим кусок вя
леной оленины.
Ц Я тут думал над твоими словами насчет верности своему народу. Знаешь, е
сли бы все мы считали себя одним народом, мир от этого стал бы только лучше
.
Ц Чего ты там ворчишь, Полуэльф? Ц спросил Флинт.
Ц Говорю, что это стыд и позор Ц не доверять друг другу.
Ц Если бы мы все друг другу верили, то превратились бы в кендеров. Как теб
е такая перспектива? Я собираюсь спать, ты сторожишь первым.
Старик закончил ужин, завернулся в одеяло и улегся на спину между валуна
ми.
Танис прижался к отвесной стене и, то и дело ерзая на твердых камнях, приня
лся смотреть на звезды.
Ц Если из долины нет иного пути, как Рейстлин доберется до Черепа? Ц спр
осил он.
Ц Перелетит на помеле, Ц пробормотал Флинт, зевая. Он вытащил камешек и
з-под лопатки, закрыл глаза и удовлетворенно вздохнул.
Ц Здесь я чувствую себя как дома, Ц сказал он, складывая на груди руки.
Скоро он уже храпел.
Рейстлин, Карамон и Стурм продолжали свой путь по долине, весь день они ша
гали без отдыха. Рейстлина, казалось, переполняла сверхъестественная эн
ергия, не дававшая ему передохнуть и гнавшая дальше и дальше. Карамон нео
днократно повторял, что необходимо сделать привал, но только попусту сот
рясал воздух. Рейстлин присаживался лишь на несколько минут, снова подни
мался и продолжал неустанно двигаться вперед, то и дело поглядывая на со
лнце, уже начинавшее клониться к закату. «Закат» Ц это было единственно
е слово, которое он твердил на ходу.
Наконец они добрались до края леса. Перед ними простиралась поросшая тра
вой равнина. Тропинка, петлявшая между деревьев, кончилась, и все же Рейст
лин устремился вперед по припорошенной снегом траве. Он шел опустив голо
ву, тяжело опираясь на свой посох. Он не смотрел ни вправо, ни влево, вперив
взгляд в землю так, словно вся его воля была направлена на то, чтобы сделат
ь следующий шаг. Руку он судорожно прижимал к груди, воздух с хрипом вырыв
ался из легких.
Стурм решил, что маг вот-вот скончается. Но он сознавал бесполезность сво
их увещеваний: любая попытка убедить Рейстлина передохнуть будет встре
чена лишь злобным взглядом и язвительными словами.
Ц Сдается мне, твой брат на пороге гибели, Ц шепотом предупредил Карамо
на Стурм.
Ц Знаю, Ц встревожено ответил тот. Ц Но он не остановится, я пытался с н
им говорить. Рейст словно рассудок потерял.
Ц К чему такая поспешность, ведь впереди нас ждет лишь каменная стена!
Луга без всяких признаков дорог простирались мили на две и резко обрывал
ись, заканчиваясь почти отвесной скалой.
Ц Едва мы выйдем из-под деревьев на открытое место, нас заметит и слепой
овражный гном.
Дюжий воин кивком выразил свое согласие с этим замечанием, но продолжал
упорно идти вперед.
Ц Все это не внушает мне добрых чувств, Карамон, Ц продолжал Стурм. Ц Сд
ается, здесь кроется нечто странное. Ц Он хотел сказать «темное», но в по
следний момент передумал, боясь расстроить Карамона, который только сно
ва кивнул на ходу.
Стурм тяжело вздохнул. Глядя вслед близнецам, он покачал головой.
«Ежели Рейстлин пожелает, чтобы брат ринулся за ним в самую Бездну, то он с
делает это, не усомнившись ни на секунду, Ц подумал он. Ц Подобная верно
сть может вызывать восхищение, но и она не должна быть слепой».
Карамон оглянулся через плечо:
Ц Ты идешь, Стурм?
Стурм поправил свою поклажу и двинулся вслед за ними. Преданность другу
была для рыцаря превыше всего.

9


Кто такой Перагас?
Разбуди меня, когда появится привидение.

На закате, когда и Флинт с Танисом уже устроились на ночлег у горной верши
ны, Стурм, Карамон и Рейстлин после целого дня пути увидели впереди гладк
ую стену.
И Карамон, и Стурм ясно сознавали, что путешествие на юг по заснеженной ра
внине ведет в тупик. Лучи заходящего солнца осветили горный склон. Карам
он вначале решил, что им придется взбираться наверх, но это было совершен
но нереально, стена оказалась гладкой и лишь чуть выпуклой, словно бок ко
телка. Она вздымалась так высоко, что самые мощные осадные башни не доста
ли бы и до половины. Не было в ней ни углублений, ни трещин, и все же Рейстлин
упрямо продолжал идти вперед.
Богатырь упорно молчал, не желая ни в чем противоречить брату. Стурм тоже
ничего не говорил вслух, но не переставал ворчать себе в усы. Карамон слыш
ал бормотание рыцаря, который плелся позади. Воитель сознавал, что друг з
лится на него. Стурм считал, что Карамон должен положить этому конец и зас
тавить Рейстлина повернуть назад, а не делает этого только потому, что бо
ится своего братца.
Рыцарь был прав только наполовину. Карамон и правда страшился разгневат
ь Рейстлина, но он, не раздумывая, остановил бы брата, если бы тот намерева
лся совершить какое-либо зло или подвергнуть себя опасности. Ни язвител
ьные реплики, ни уничижительные замечания его не путали. Но в данный моме
нт Карамон вовсе не был уверен, что это тот самый случай. Рейстлин, безусло
вно, вел себя странно, но у него явно имелась некая цель. Дюжий воин всегда
уважительно относился к решениям брата.
«Если Рейстлин ошибся и мы зря проделали весь этот путь, Ц размышлял Кар
амон, Ц Стурм, по крайней мере, сможет с удовлетворением сказать: „Я же ва
с предупреждал"».
Они продолжали идти по равнине, и колдун все ускорял шаг по мере того, как
удлинялись вечерние тени. Наконец они подошли к основанию огромной серо
й стены.
Вокруг царила та особая тягостная тишина, которая опускается на землю с
первым снегом. Небо было пустынным, как и раскинувшаяся вокруг равнина. К
азалось, что они единственные живые существа во всем мире.
Рейстлин сбросил капюшон и, запрокинув голову, стал осматривать гору. Он
удивленно заморгал, словно только что ее увидел и вовсе не понимал, как зд
есь очутился.
Его замешательство не укрылось от Стурма.
Рыцарь скинул поклажу, бряцание доспехов эхом отдалось от горных склоно
в и зазвенело у Карамона в ушах.
Ц Кажется мне, твой брат сам не знает, где он, Ц без обиняков сказал Стурм
, Ц и что он тут делает. Ц Он оглянулся через плечо. Ц Скоро стемнеет. Мы м
ожем раскинуть лагерь под спасительным кровом леса. Нам нужно трогаться
в обратный путь сей же миг…
Соламниец умолк, ибо никто его не слушал. Рейстлин пошел вдоль горного ск
лона, неотрывно глядя на серый камень, отливавший оранжевым в лучах захо
дящего солнца. Он сделал несколько шагов в одну сторону и, не найдя того, ч
то искал, повернулся и направился в другую. Юный маг не сводил со стены гла
з. Наконец он остановился. Смахнул налипший снег и улыбнулся.
Ц Вот оно, Ц произнес колдун.
Карамон подошел, чтобы посмотреть. Его брат расчистил знак, высеченный в
камне примерно на высоте груди. Эта была руна, одна из букв магического ал
фавита. У Карамона все внутри похолодело. Ему хотелось спросить брата, от
куда он знал, на протяжении всего пути по незнакомой, пустынной равнине, ч
то выйдет точно к этому месту. Но он удержался, возможно, потому, что боялс
я услышать ответ.
Ц Что… что это значит? Ц спросил вместо этого богатырь. Подошел Стурм. У
видев знак, он мрачно возвестил:
Ц Зло Ц вот что это означает.
Ц Это не зло, это магия, Ц ответил Карамон, хотя понимал, что попусту сотр
ясает воздух. В сознании соламнийского рыцаря эти понятия были нераздел
ьны.
Рейстлин ни на одного из них не обращал внимания. Длинные тонкие пальцы м
ага легонько и нежно дотронулись до руны.
Ц Неужели ты не знаешь, где оказался, Перагас? Ц вдруг произнес Рейстли
н. Ц Это был наш потайной ход на случай осады или поражения в битве. Я знаю
, иногда ты бываешь не очень-то сообразительным, Перагас, но даже ты не мог
забыть столь важную вещь.
Карамон огляделся по сторонам в полном замешательстве, а затем уставилс
я на брата.
Ц С кем ты говоришь, Рейст? Кто такой Перагас?
Ц Ты, конечно, Ц раздраженно ответил Рейстлин. Ц Перагас…
Он посмотрел на Карамона и моргнул. Затем поднес руку ко лбу. Взгляд молод
ого колдуна затуманился.
Ц Почему я это сказал?
Увидев руну под своими пальцами, он внезапно отдернул руку и стал беспок
ойно осматриваться. Повернувшись к Карамону, маг спросил слабым голосом:

Ц Где мы, брат?
Ц Сохрани нас Паладайн, Ц произнес Стурм. Ц Разум его помутился.
Карамон облизнул пересохшие губы и неуверенно произнес:
Ц Разве ты не знаешь? Ты же сам привел нас сюда.
Ц Просто скажи, где мы, Ц велел Рейстлин, жестом выразив свое нетерпени
е.
Ц Мы в юго-восточной части долины. Ц Его близнец осмотрелся. Ц Как я по
нял, Череп должен быть где-то по ту сторону стены. Ты говорил что-то о «пота
йном ходе на случай поражения». Что… ты хотел сказать?
Ц Не имею понятия, Ц честно ответил Рейстлин. Он посмотрел на стену, зат
ем на рунический знак и нахмурился. Ц Но я что-то припоминаю…
Карамон заботливо тронул брата за плечо:
Ц Не важно, Рейст. Ты ведь ужасно устал. Нужно отдохнуть.
Рейстлин не слушал. Он продолжал смотреть на стену, и внезапно его лицо пр
осветлело.
Ц Все верно, Ц прошептал он. Ц Если я дотрагиваюсь до руны…
Ц Рейст, не надо! Ц Карамон сжал плечо брата.
Рейстлин с размаху ударил его своим посохом по запястью. Карамон ойкнул
и отдернул руку. Рейстлин дотронулся до руны и с силой нажал на нее.
Часть стены, на которой был вырезан рунический знак, подалась и отъехала
на три дюйма назад. Изнутри донесся скрежет, затем послышались стук и скр
ип. В стене показались очертания квадратного проема, примерно пяти футов
в высоту. Горный склон задрожал, так что посыпался выбеливший его снег, и
звуки смолкли. Больше ничего не произошло.
Рейстлин стоял, насупив брови.
Ц Должно быть, с механизмом что-то неладно, Перагас. Подтолкни дверь пле
чом. Ты тоже, Денубис. Придется вам обоим поднажать.
Ни один из воителей не двинулся с места. Рейстлин метнул на них сердитый в
згляд.
Ц Чего вы ждете? Возвращения своих мозгов из дальних странствий? Уж може
те мне поверить, этого не случится. Перагас, перестань, наконец, разевать р
от, словно пойманная рыба. Делай, что я тебе говорю.
Карамон действительно глядел на брата, широко открыв рот. Стурм нахмурил
ся и отступил на шаг.
Ц Не желаю иметь ничего общего с черной магией, Ц проскрежетал он.
Колдун злобно рассмеялся:
Ц Да ты рехнулся? Никакая это не магия. Если бы дверь была волшебной, она б
ы не сломалась! Это не волшебный знак. Руна обозначает «дверь» на языке гн
омов. Механизму уже триста лет, и он попросту заржавел.
Он взглянул на брата:
Ц Перагас…
Ц Я не Перагас, Рейст, Ц тихо сказал Карамон.
Рейстлин заморгал:
Ц Конечно, нет. Не знаю, почему все время так тебя зову. Карамон, пожалуйст
а, здесь нечего бояться. Просто толкни дверь.
Ц Подожди, Карамон. Ц Стурм удержал великана, который уже готов был пос
лушаться. Ц Может, дверь и не волшебная, как ты утверждаешь… Ц он смерил
проем подозрительным взглядом, Ц но мне бы хотелось выяснить, как твой б
рат узнал, что она здесь.
Золотоглазый юноша посмотрел на рыцаря, и Карамон съежился, ожидая, что о
н вот-вот накинется на Стурма. Карамон всегда разрывался между братом и с
воими друзьями, и это приводило его в отчаяние. Внутри у него все сжалось.
Он бросил на Стурма умоляющий взгляд. В конце концов, это же всего-навсего
дверь…
Но Рейст сдержался. Взрыва ярости, которого так боялся его дюжий брат, не п
роизошло. Губы волшебника сжались. Он перевел взгляд с двери на след, тяну
вшийся через заснеженную равнину к лесу. Затем посмотрел на Стурма, и губ
ы Рейстлина тронуло некое подобие улыбки.
Ц Ты никогда не доверял мне, Стурм Светлый Меч, но я не знаю почему, Ц тих
о сказал волшебник. Ц Я не помню, чтобы когда-нибудь обманывал тебя. А что
касается нежелания делиться кое-какими сведениями, то это мое право. Есл
и говорить откровенно, я и сам не понимаю, как нашел эту дверь, Ц добавил Р
ейстлин, пожимая плечами. Ц Я не знаю, откуда мне было известно, что она зд
есь и как она открывается. Я просто сделал это, вот и все.
Рейстлин посмотрел на дверь и вздохнул:
Ц Туннель могло завалить во время взрыва.
Ц Ты питаешь иллюзию, будто мы ринемся туда, услышав сказанное тобой в пр
ипадке откровенности? Ц угрюмо проговорил Стурм.
Ц Думаю, да, или нам придется провести несколько дней в поисках перевала
, а потом еще столько же, карабкаясь по горам, Ц ответил Рейстлин. Ц Это у
ж тебе решать, благородный рыцарь. В целях экономии времени мы с братом по
йдем этим путем. Не так ли, брат?
Ц Конечно, Рейст, Ц подтвердил Карамон.
Стурм продолжал хмуро глядеть на зиявший в горе проем.
Ц Ну же, Стурм, Ц шепотом уговаривал его Карамон. Ц Ты ведь не полезешь
через эти горы. Другого пути вообще может не быть. Рейст же сказал, что две
рь не волшебная. Это работа гномов. Мы видели подобные двери в Пакс Таркас
е. Какая разница, как именно Рейст о ней узнал. Может, прочел в какой-нибудь
книге, а потом позабыл.
Стурм задумчиво посмотрел на друга. Затем улыбнулся и положил руку ему н
а плечо:
Ц Если бы все люди были такими преданными и верящими, как ты, Карамон, мир
стал бы лучше. Ц Он перевел взгляд на Рейстлина. Ц Что ж, так мы и вправду
сохраним время и силы.
Соламниец подошел к двери и уперся плечом в каменную плиту, он и присоеди
нившийся к нему Карамон толкнули изо всех сил. Плита ничуть не сдвинулас
ь. С тем же успехом они могли бы толкать саму гору. Воины попытались снова,
уперев ноги в землю, и внезапно дверь отъехала назад, так быстро покативш
ись по стальным рельсам, что Карамон упал. Стурм с трудом удержал равнове
сие.
Солнце зашло, на небе остался лишь отсвет, и совсем скоро должно было стем
неть.
Ц Ширак! Ц скомандовал Рейстлин, поднимая свой посох.
Хрустальный шар в когтистой лапе вспыхнул. Волшебник прошел мимо Стурма
и Карамона, в нерешительности стоявших подле черного проема, и шагнул в т
уннель.
Свет блеснул на стальных рельсах, которые уходили вперед футов на шесть,
потом они разделялись, одна линия поворачивала влево и упиралась в стену
, другая исчезала в темноте туннеля. Рейстлин с интересом осматривал мех
анизм.
Ц Взгляни, Ц сказал он. Ц Дверь поставлена на колеса, и ее можно сдвинут
ь так, чтобы проход был полностью открыт.
На рельсах в ряд стояли четыре вагонетки. Сохранились они прекрасно, вид
но, проем оставался плотно закрытым. Пол и стены оказались сухими. Рейстл
ин заглянул внутрь вагонеток. Они были пустые. Вероятно, их ни разу не испо
льзовали.
Ц К туннелю можно подогнать подводы с провиантом и перегрузить все в ва
гонетки. И тянуть или толкать их по рельсам до самого Замана. Так что даже
в случае осады защитникам не грозил бы голод, а если поражение было бы нем
инуемым, оставалась возможность тайно покинуть крепость.
Ц Все это очень странно, Ц заметил Карамон, осматриваясь.
Ц Почему это? Ц спросил его Рейстлин.
Ц Флинт говорил, когда волшебник понял, что битва проиграна, он решил уби
ть себя и тысячи своих воинов. Зачем он это сделал, если мог спастись?
Ц Твои слова не лишены смысла, Ц задумчиво произнес Рейстлин. Ц Это ст
ранно. Меня удивляет…
Ц Удивляет что? Ц спросил Карамон.
Ц Так, ничего. Ц Маг по-прежнему был погружен в свои размышления.
Ц Да этот волшебник был безумцем, Ц заявил Стурм. Ц Его свели с ума собс
твенные злокозненные чары.
Ц Фистандантилуса можно считать кем угодно, только не безумцем, Ц тихо
отозвался Рейстлин. Но он тут же стряхнул с себя задумчивость. Ц Занимая
сь этими бессмысленными рассуждениями, мы только теряем время. Скорее вс
его, никто никогда не узнает, что на самом деле произошло в Замане.
Продолжая обследовать туннель, они обнаружили хранилища оружия и доспе
хов работы гномов, факелы и фонари, топоры и прочие инструменты, запасы пр
овизии и эля. Еда вся была испорчена грызунами. Бочонки эля тоже оказалис
ь пустыми, к немалому огорчению Карамона, хотя брат и предупредил его, что
эль, сваренный три сотни лет назад, пить не стоило.
Стурм зажег факел и стал осматривать туннель в поисках следов каких-либ
о существ. Он прошел около мили и, вернувшись, сообщил, что, похоже, кроме ни
х, ни одно живое создание не пользовалось этим проходом. Он намеренно сде
лал ударение на слове «живое», напоминая всем о ходившей про это место ду
рной славе.
Рейстлин только улыбнулся, ничего не сказав.
Карамон предложил заночевать у входа и продолжить путешествие на следу
ющий день. Колдун двинулся бы вперед, хоть и сознавал, что далеко ему не уй
ти. И, несмотря на страшную усталость, он все же не мог найти себе места от н
етерпения.
Молодой маг немного поел и вылил своего отвара. Карамон и Стурм стали всп
оминать все, что им было известно о Войне Врат. Основным источником их зна
ний в этой области были рассказы Флинта. Рейстлин бродил по туннелю, впер
я пристальный взор в темноту, словно надеясь разглядеть скрытые во мраке
тайны. Только утомившись настолько, что уже не в силах был сделать и шагу,
Рейстлин завернулся в одеяло и через мгновение крепко спал.
Его брат и соламниец, поспорив о том, стоит ли закрывать на ночь дверь, все
же решили оставить ее открытой на тот случай, если им придется спешно отс
тупать.
Ц Что позади нас Ц известно, а что ждет впереди, мы не знаем, Ц резонно с
казал Стурм, устраиваясь на ночь.
Ц Во всяком случае, нас никто не преследовал, Ц согласился Карамон, зев
ая.
Но оба они оказались не правы: Тас и Тика были уже близко.
Только в середине дня Тике и кендеру удалось ускользнуть. Когда пришло в
ремя развешивать мокрую одежду, девушка охотно вызвалась выполнить это
поручение. Тычок под ребра заставил Таса вызваться ей помочь. Кендер уму
дрился вытащить их дорожные мешки и спрятать под гнилым бревном. Прихват
ив их, друзья бросили мокрое тряпье и дали деру из лагеря.
Они с легкостью обнаружили следы троих мужчин. На снегу четко отпечатали
сь узкие стопы Рейстлина, полосы, оставленные полами мантии, и характерн
ые отметины от посоха. Большущие следы Карамона, как всегда, шли неподале
ку, чуть позади виднелись глубокие отпечатки сапог Стурма.
Понимая, что они потеряли слишком много времени и у них в распоряжении то
лько полдня до наступления темноты, Тика старалась идти как можно быстре
е. Для Тассельхофа эта задача была совершенно непосильной: он то и дело от
влекался на всякие интересные вещи, которые с жаром принимался изучать.
Девушке приходилось то бранить его, то одергивать, а то и догонять, случис
ь ей на какое-то время упустить его из виду. Ночь застала их в лесу.
Ц Придется остановиться, Ц со вздохом сказала Тика. Ц Иначе мы потеря
ем след. Думаешь, эта прогалина подойдет для ночлега?
Ц Она ничем не хуже остальных, Ц ответил Тас. Ц Наверное, тут полно волк
ов, которые только и ждут, как бы разорвать нас на мелкие кусочки, но если м
ы разожжем большой костер, то они к нам не подберутся.
Ц Волки? Ц Тика принялась испуганно оглядываться на темневший вокруг
лес.
Она так далеко ушла от Соласа и таверны «Последний приют», где разносила
эль, отправившись в путешествие, о котором и не помышляла. Не думала она и
влюбляться во время этого путешествия, и, уж конечно, не в Карамона, немило
сердно дразнившего ее в детстве, обзывавшего «рыжей», «конопатой» и «тол
стушкой».
Теперь, конечно, он больше не называл ее так. Никто ее не дразнил. Тика и впр
авду была полненькой, что ей очень шло. Хотя по сравнению с изящной, стройн
ой, словно тростинка, Лораном она казалась себе пышкой. Ее кудри, зеленые г
лаза и зажигательная улыбка еще дома пленили не одно сердце. Карамон быс
тро оказался в числе ее поклонников, им-то Тика дорожила больше всех на св
ете.
И вот волею судьбы она оказалась здесь, вдали от дома, посреди темного лес
а, да еще и в компании кендера. Хотя Тассельхоф был ее лучшим другом и она о
чень радовалась, что он с ней, все же девушка чувствовала бы себя спокойне
е, если бы он не болтал без умолку и так громко, а главное, не подскакивал пр
и любом шорохе с радостными воплями: «Ты слышала, Тика? Это же медведь!»
Тике пришлось много ночей провести под открытым небом в безлюдных места
х, но рядом всегда были опытные воины, которые могли постоять и за себя, и з
а нее. Ей даже довелось поучаствовать в нескольких схватках, но единстве
нным оружием, которое она ловко пускала в ход, была тяжелая сковорода. Как
-то она добыла себе меч, но сама прекрасно сознавала, что если и задумает и
м воспользоваться, то ей же будет хуже.
Она не рассчитывала, что придется проводить эту ночь в одиночестве, наде
ясь оказаться рядом с Карамоном. Тика твердо знала: если бы ей удалось их д
огнать, ни Стурм, ни Карамон не отослали бы ее назад одну, без защиты, несмо
тря на все возражения Рейстлина. Им пришлось бы взять их с Тасом с собой, и
тогда она предостерегла бы Карамона от козней брата.
Сопение, раздавшееся неподалеку, заставило ее сердце сжаться от страха.

Ц Что это было? Ц спросила она замирающим голосом.
Тас стал клевать носом и принялся устраиваться на ночлег.
Ц Должно быть, гоблин, Ц сонно пробормотал он. Ц Чур, ты караулишь перво
й.
Тика издала сдавленный крик и схватилась за меч.
Ц Не волнуйся, гоблины почти никогда не нападают ночью, Ц зевая, успоко
ил ее Тас, натягивая одеяло до ушей. Ц По ночам появляются только призрак
и и вампиры.
Тика перепугалась еще больше.
Ц Ты же не думаешь, что здесь водятся привидения? Ц в отчаянии спросила
она.
Ц Кладбищ поблизости вроде нет, по крайней мере, мы ни одного не видели, т
ак что вряд ли здесь бродят призраки, Ц ответил Тас, немного поразмыслив.
Ц Но если какое-нибудь привидение все же покажется, не забудь разбудить
меня. Ладно, Тика? Обидно было бы пропустить такое.
Тика сказала себе, что это сопел где-то поблизости олень, а никакой не вол
к или медведь, и стала быстро подбрасывать хворост в костер, пока ей не при
шло в голову, что огонь может выдать их врагам. Тут она в ужасе подумала, чт
о его надо потушить.
Прежде чем девушка успела принять решение, пламя стало гаснуть, а дров бо
льше под рукой не было. Идти за хворостом она боялась, и, когда последний у
голек потух, Тика осталась сидеть в темноте, сжимая свой меч и всем сердце
м ненавидя Тассельхофа за то, что он спал, так мирно похрапывая, когда вокр
уг все кишмя кишело привидениями, гоблинами, волками и прочими жуткими т
варями.
Страх, однако, очень утомляет, не говоря уже о том, что первую половину дня
она провела стирая и отжимая белье, а вторую Ц продираясь сквозь чащобу.
Голова Тики свесилась на грудь, рука, державшая меч, разжалась.
Последняя мысль, промелькнувшая у нее в голове перед тем, как она окончат
ельно погрузилась в сон, была о том, что часовой ни в коем случае не должен
засыпать на посту.

10


Воспоминание о прошлом.
Надежда на будущее.
Мамблти-пег.

Стурм первым стоял на часах этой ночью. Богатырь заступал вторым. Они не п
росили Рейстлина постеречь, потому что рыцарь ему не доверял, а Карамон с
читал, что брат слишком слаб и нуждается в полноценном сне.
Ночь оказалась тихой и спокойной, и Стурму, чтобы не заснуть, приходилось
ходить взад и вперед. В то время как он мерил шагами туннель, мысли его тек
ли в привычном русле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
 /actions/whisky 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я