научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_paneli/dly_vanni/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Как всегда находясь в одиночестве, он вспоминал то г
орько-сладкое время, которое ему довелось провести в Соламнии, хотя горе
чи все же было больше.
Рыцарство, некогда снискавшее почет и славу, давно уже пребывало в упадк
е. Причин для этого набиралось великое множество. Великий Катаклизм обру
шил смерть и разрушение на весь Кринн, и народ Соламнии не избежал общей у
части. Вскоре после того, как разразилось бедствие, поползли слухи, будто
соламнийским рыцарям богами была дарована сила предотвратить Катаклиз
м, но они не сумели ею воспользоваться.
Людям, потерявшим все Ц дома, надежду на будущее, друзей и семьи, Ц хотел
ось взвалить на кого-нибудь вину за свои несчастья, и рыцари для этой цели
вполне годились. А если учесть, что многие завидовали могуществу Ордена
или же полагали, справедливо или ошибочно, что его богатства нажиты за сч
ет бедняков, взрыв народного гнева был вполне предсказуемым.
Чернь бросилась осаждать замки и жечь дома рыцарей. И те оказались залож
никами создавшейся ситуации. Если бы они стали защищаться, то были бы пов
инны в смертях, и их прозвали бы убийцами. В противном же случае они рисков
али потерять все, включая и жизнь. Волнения в Соламнии на некоторое время
удалось потушить, но потом они вспыхнули с новой силой. Рыцари продолжал
и делать отчаянные попытки восстановить в стране мир, и в некоторых мест
ах им это даже удалось. Но так как Орден распался, отдельные рыцари уже не
смогли вернуть былое влияние.
Предки Стурма прикладывали все усилия, чтобы навести порядок в своих вла
дениях, и преуспели в этом более остальных, поскольку Светлые Мечи всегд
а пользовались любовью и уважением подданных. Но в подвластные им города
и деревни приходили чужаки и продолжали сеять смуту, как и в прочих частя
х Соламнии. На самом деле это были посланцы Темной Королевы, желавшей так
им образом подорвать силы своих самых заклятых врагов. Но в то время об эт
ом никто не догадывался. Ангриф Светлый Меч, предвидя трудные времена, от
ослал жену и сына на юг, в расположенный на деревьях город Солас, в котором
многие беженцы нашли надежное укрытие.
Там и вырос Стурм, с молоком матери впитавший рассказы о былой славе рыца
рства. Он прочел и изучил Кодекс, свод рыцарских законов, и ни разу ни в чем
не отступил от девиза «Моя честь Ц моя жизнь». До него и до матери редко д
оходили вести с севера, а те, что доходили, были неутешительны. Когда умерл
а мать Стурма, он решил разыскать отца и отправился в Соламнию.
Родной дом рыцаря лежал в руинах, его не просто разграбили, но подожгли и р
азрушили до основания. Отца Стурму отыскать так и не удалось, как не удало
сь и разузнать хоть что-нибудь о его судьбе. Одни говорили одно, другие Ц
другое, но никто не знал наверняка. Стурм уверился, что его отец погиб, ина
че он восстановил бы замок своих предков.
И хотя отец Стурма, вероятнее всего, был мертв, его кредиторы здравствова
ли и не замедлили о себе напомнить. Ангрифу приходилось занимать большие
суммы, чтобы обеспечивать порядок в своих владениях и помогать подданны
м, вверенным его попечению. Горькая ирония состояла в том, что его родовой
замок был разрушен как раз теми, кто был жизнью обязан помощи отца, и это н
е укрылось от Стурма. Ему пришлось продать наследные земли, чтобы распла
титься с долгами. Все, что у него осталось, когда он закончил дела, были отц
овские доспехи, меч и, разумеется, честь.
Обо всем этом вспоминал Стурм, шагая взад и вперед по туннелю, освещенном
у неверным светом фонаря. В последний вечер перед возвращением в Солас
Ц единственное место, которое он мог назвать домом, Ц Стурм посетил сем
ейный склеп, где покоились его предки. Усыпальница находилась в руинах ч
асовни, за бронзовой дверью. Было видно, что дверь пытались взломать, веро
ятно, в надежде найти сокровища. Но она оказалась неподатливой и крепкой,
каким был и род Светлых Мечей на протяжении сотен лет.
Стурм нашел ключ в потайном месте, отпер дверь и в благоговейном молчани
и вошел в усыпальницу. Его затуманенному слезами взору предстали стоявш
ие в темноте гробницы. Каменные рыцари лежали на крышках саркофагов, сжи
мая в руках каменные мечи. Гробницы отца Стурма не было там, и никто не зна
л места его погребения. Воин положил на пол розу в память о нем и опустился
на колени, прося предков простить его бессилие.
Стурм продолжал бдения всю ночь. Когда усыпальницу осветили первые лучи
солнца, он поднялся и дал торжественный обет восстановить честь и славу
рода Светлых Мечей. Он запер за собой бронзовую дверь и хранил ключ, пока н
е взошел на корабль, направлявшийся обратно в Абанасинию. Стоя на палубе
в серебряном свете Солинари, Стурм бросил ключ в глубины океана.
И до сих пор он не сделал ничего, чтобы исполнить свой обет.
Печальный воитель все чеканил и чеканил шаг, думая свою невеселую думу. Н
о вдруг размышления его были прерваны.
Ц Прекрати же, наконец! Ц раздраженно потребовал Рейстлин. Ц Твой топ
от мешает мне спать.
Рыцарь застыл на месте, развернулся и нос к носу столкнулся с магом.
Ц Что ты надеешься найти в этом проклятом богами месте, Рейстлин? Что мож
ет оправдать риск жизнями спутников?
В полумраке Стурм видел лишь удивительные зрачки колдуна, имевшие форму
песочных часов. На самом деле Стурм не ждал ответа, и слова Рейстлина пора
зили его.
Ц А что ты надеешься найти в Черепе? Ц Голос мага прозвучал в
темноте спокойно и отчетливо. Ц Ведь ты отправился с нами, уж конечно, не
из любви ко мне. Тебе прекрасно известно, что мы с Карамоном сами можем о с
ебе позаботиться. Так что же тебя сподвигло?
Ц Я не собираюсь объясняться с тобой, Рейстлин, Ц ответил Стурм.
Ц Молот Караса? Ц Последний слог прозвучал, словно змеиное шипение.
Светлый Меч был потрясен. Он говорил о Молоте лишь с Танисом. Соламнийцу х
отелось отвернуться, но он не мог противиться искушению.
Ц Что ты знаешь о Молоте? Ц спросил он, понизив голос.
Рейстлин издал некий сдавленный звук; было непонятно, усмехается он или
же прочищает горло.
Ц Пока ты и мой братец размахивали над головами, деревянными мечами, я за
нимался своими исследованиями, из-за которых вы нередко поднимали меня
на смех. А вот теперь бегаете ко мне за ответами.
Ц Я никогда не насмехался над тобой, Рейстлин, Ц тихо сказал Стурм. Ц Чт
о бы ты обо мне ни думал, но уж этому можешь поверить. Я часто защищал тебя. К
ак в тот раз, когда безмозглая чернь чуть не принесла тебя в жертву змеино
му богу. Ты должен знать, что моя нелюбовь к тебе вызвана твоим отвратител
ьным обращением с братом.
Ц Наши отношения с братом никого не касаются, Стурм Светлый Меч, Ц прои
знес в ответ Рейстлин. Ц И едва ли ты способен это понять.
Ц Куда уж мне, Ц холодно парировал Стурм. Ц Карамон любит тебя, готов по
жертвовать ради тебя жизнью, а ты топчешь его, словно грязь под ногами. Впр
очем, тебе нужно выспаться, так что доброй ночи…
Ц Молотом Караса изначально назывался Молот Чести, Ц продолжил Рейст
лин как ни в чем не бывало. Ц Он должен был служить напоминанием о Молоте
Реоркса, которым тот выковал мир. Молот Чести служил символом мира между
людьми Эргота, эльфами Квалинести и гномами Торбардина. Во время Третьей
войны с драконами Молот был вручен великому герою Хуме, чтобы выковать о
ружие, которым можно было сражаться с чудовищами. Вооружившись, рыцари н
извергли Темную Королеву обратно в Бездну, где она и находится, вернее, на
ходилась до недавних пор.
Во времена Великого Короля Дункана и Войны Врат Молот был отдан Карасу, г
ному столь почитаемому, что впоследствии получил его имя. Последний раз
Молот видели у него в руках во время этой войны, но он скоро оставил поле с
ражения Ц биться с родичами казалось ему позором. Он унес с собой Молот н
азад в Торбардин, и с тех пор о нем ничего не известно. Врата в подгорное ко
ролевство были заперты и сокрыты от мира.
Рейстлин умолк, чтобы перевести дух.
Ц Тот, кто найдет Молот и выкует с его помощью оружие, способное пробить
чешую дракона, станет великим героем. Ему достанутся слава и почести, хва
ла и благодарность.
Стурм испытующе посмотрел на Рейстлина. Говорил ли маг вообще или же про
ник в его самые потаенные помыслы?
Ц Мне нужно поспать, Ц сказал Стурм, готовясь разбудить громко храпевш
его Карамона.
Ц Молота здесь нет, Ц произнес Рейстлин. Ц Если он все еще существует, т
о искать его следует в Торбардине. Если ты ищешь его, то тебе стоило отправ
иться с Флинтом и Танисом.
Ц Ты же сам говорил, что ключ от Торбардина затерялся здесь, Ц возразил
рыцарь.
Ц Говорил, только что толку, раз никто никогда меня не слушает? Ц ответи
л Рейстлин.
Ц Танис слушает, потому-то он и отправил меня с тобой и твоим братом, чтоб
ы знать наверняка: ты принесешь ключ, если найдешь его.
Колдун ничего не ответил на это, за что Стурм был ему признателен. Беседы с
Рейстлином всегда огорчали его, оставляя тягостное чувство разочарова
ния в себе и мире.
Стурм разбудил Карамона. Великан зевнул, потянулся и встал. Стурм так уто
мился за день, что почти мгновенно провалился в глубокий сон. В эту ночь ем
у привиделось, будто он крушит Молотом Караса бронзовую дверь семейной у
сыпальницы.
Ночь прошла на удивление спокойно для всех, кого она застигла в пути. Стоя
вшие на страже так ничего не увидели и не услышали. А кто заснул, как Тика и
Тассельхоф, мирно проспали до самого утра.
День занимался медленно, словно бы с неохотой. Солнце тщетно пыталось пр
обиться сквозь серые тучи и наконец, сдалось, окончательно скрывшись. Не
бо грозило дождем или снегопадом, но так ничем и не разродилось.
Едва лишь серый утренний свет проник в туннель, Стурм, Карамон и Рейстлин
продолжили свое путешествие. Они долго не могли решить, стоит ли закрыва
ть вход.
После тщательного осмотра механизма никто, даже Рейстлин, не понял, как о
тпирается дверь изнутри. К тому же механизм мог сломаться. Тогда они оказ
ались бы в ловушке, ведь никто не знал, что ждет их впереди. Туннель мог быт
ь завален, и тогда они оказались бы заживо погребенными в его стенах. Пото
му товарищи решили оставить дверь открытой.
Троица двинулась вглубь туннеля. Хрустальный шар на посохе освещал им пу
ть. Стурм прихватил фонарь: он не мог смириться с мыслью, что по одному сло
ву Рейстлина все они окажутся в темноте.
Туннель, проложенный гномами, вел прямо сквозь гору. Стены были грубо обт
есаны, но пол оказался сравнительно ровным. Они не обнаружили никаких пр
изнаков того, что этим ходом когда-либо пользовались.
Ц Если бы гномы этим путем покидали крепость, мы бы нашли искореженные д
оспехи, сломанное оружие, останки, Ц сказал Карамон.
Ц Это доказывает, что Фистандантилус не уничтожал крепость намеренно,
Ц отозвался Рейстлин. Ц Взрыв был случайностью.
Ц Тогда что же стало его причиной? Ц заинтересовался Карамон.
Ц Черная магия, Ц упрямо настаивал Стурм. Рейстлин только покачал голо
вой:
Ц Не знаю я такой магии, ни черной, ни зеленой, с помощью которой можно был
о бы сровнять с землей столь мощную крепость. Из рассказов Флинта ясно, чт
о взрыв сотряс землю на многие мили вокруг Замана. Мудрецы долгое время п
ытались разобраться, что же на самом деле здесь произошло. Возможно, прав
да откроется именно нам.
Ц Ты не упустишь случая явиться на следующем Конклаве Волшебников с до
кладом, сочиненным на сию тему, Ц сказал, Стурм.
Ц Очень возможно, Ц с улыбкой ответил Рейстлин. И они двинулись дальше.

Тассельхоф осыпал Тику градом упреков. Кендер не мог простить ей, что она
столь легкомысленно заснула и по ее милости он не увидел великое множест
во привидений, которые наверняка прилетали к ним этой ночью.
Тика сама себя ругала, краснея при мысли о том, как выбранил бы ее Карамон,
узнай 6ы, что она уснула на посту. Незадачливая дозорная раздраженно веле
ла Тасу заткнуться и пошевеливаться. Они взвалили на плечи поклажу и сно
ва пустились по следу, словно гончие.
Друзья двинулись в путь довольно рано, чтобы наверстать упущенное за вче
рашний день время. Ранний подъем и сознание того, что она так далеко от дом
а и помощи, совершенно испортили Тике настроение. Она грубила Тасу, не жел
ала поддерживать беседу, даже не захотела посплетничать на такую занима
тельную тему, как запас еды, совсем недавно обнаруженный Тассельхофом у
Хедерика.
Тика упорно шла молча, глядя в землю и борясь со страстным желанием разве
рнуться и со всех ног кинуться назад к лагерю. Если бы она знала, что сумее
т пробраться обратно никем не замеченной, так чтобы никто не догадался о
ее побеге, она бы вернулась.
Тика могла бы придумать в свое оправдание какую-нибудь историю, но Тассе
льхоф наверняка выболтал бы правду. И ее ужасала мысль о том, что люди стан
ут смеяться над тем, как она побежала за Карамоном, словно какая-нибудь вл
юбленная школьница.
Однако чтобы не погрешить против правды, нужно сказать, что не только стр
ах перед насмешками заставлял Тику идти вперед. Ее сердце было горячим, а
любовь к Карамону глубокой, и Тика действительно за него боялась. Мысль о
том, что она способна спасти своего возлюбленного от происков брата, под
держивала в ней решимость.
А что до Таса, он был счастлив вновь оказаться в дороге на пути к приключен
иям.
К полудню они вышли к опушке леса и увидели следы, пересекающие заснежен
ное поле.
Ц Смотри, Тика! Ц Тас взволнованно указал вперед, когда они приблизилис
ь к горам. Ц Там пещера. Следы ведут внутрь.
Тас схватил Тику за руку и потащил за собой.
Ц Обожаю пещеры. Никогда не знаешь, что там скрывается. Однажды я забралс
я в пещеру и обнаружил там двух людоедов, игравших в мамблти-пег. Вначале
они хотели разорвать меня на кусочки и съесть целиком, начиная с пальцев
ног. Тогда я этого еще не знал, но, оказывается, пальцы кендеров считаются
среди людоедов большим лакомством. Ну, в общем, я сказал им, что отлично иг
раю в мамблти-пег и обставлю их в два счета. Мы уговорились так: если я выиг
раю, они не станут меня есть. Разумеется, им пришлось играть, они же не могл
и не принять вызов. Они дали мне нож, который я должен был метать, но вместо
этого я всадил его им под коленки, так что им было за мной не угнаться, и я ос
тался целым и невредимым. Тика, а ты умеешь играть в мамблти-пег, на тот слу
чай, если в пещере окажутся людоеды, которые захотят нас съесть?
Ц Нет, Ц ответила его спутница. Уж она-то вовсе не испытывала к пещерам н
икаких теплых чувств, и мысль о том, что им придется туда лезть, заставляла
ее сердце учащенно биться.
Тас хотел было пуститься в дальнейшие рассуждения по поводу людоедов, но
Тика дернула его за хвост и пригрозила вырвать его с корнями, если его обл
адатель не будет так добр заткнуться и дать ей спокойно подумать.
Кендер ума не мог приложить, о чем это собиралась думать его подруга, но хв
остом своим дорожил и хотя на самом деле не верил, что Тика может так с ним
поступить, все же решил не проверять это. Она побледнела, поджала губы и, к
огда думала, что Тас не видит, то и дело смахивала слезу.
Следы привели их прямо к пещере, которая на самом деле оказалась туннеле
м. Внутри виднелись большущие отпечатки измазанных грязью подошв. Тика п
оняла, что Карамон и остальные здесь были.
Ц Надо зажечь фонарь! Ц предложил Тас. Ц Давай посмотрим, что там.
Ц Я не захватила с собой фонарь, Ц в отчаянии призналась Тика.
Ц Не беда! Ц воскликнул кендер, шаря в темноте. Ц Тут целая связка факел
ов.
Ц Отлично, Ц сказала девушка. Она вглядывалась в темноту, уходившую куд
а-то вглубь, и почувствовала, как слабеют ее колени и подводит от страха ж
ивот.
Тасу удалось зажечь один из факелов, и он принялся расхаживать по пещере,
осматривая каждую трещину, останавливаясь, чтобы оглядеть стены.
Ц Эй, Тика, посмотри! Иди сюда! Только взгляни на это!
Тике не хотелось ни на что смотреть. Ей хотелось развернуться и бежать, бе
жать домой, к лагерю. Но тогда Тас всем расскажет, как Тика убежала, словно
большой напуганный ребенок. Сжав зубы, она вошла внутрь.
Тас указал на стену, на которой углем было нарисовано сердце. А в середине
написано «Тика».
Ц Бьюсь об заклад, что это дело рук Карамона, Ц хихикнул Тас.
Ц И я тоже, Ц тихо произнесла девушка. Она взяла факел из рук кендера.
Ц Иди за мной, Ц сказала она, чувствуя, как ее сердце взмывает от счастья
к небесам, и двинулась в темноту.

11


Вопрос веры.
Конец туннеля.
Людоед Сталиг Майт.

Флинт и Танис продолжали путь по опасной тропке, вьющейся по самой кромк
е обрыва. Полуэльф с содроганием представлял себе цепочку изможденных л
юдей, бредущих по узкой, круто взбирающейся вверх теснине. А ведь среди бе
глецов были дети. Танис искренне надеялся изобрести способ избежать это
го рискованного путешествия. Все утро двое товарищей самоотверженно ша
гали между посеребренных инеем валунов, карабкались по скользким от обр
азовавшейся наледи склонам и после многочасового изнурительного подъе
ма перевалили-таки на другую сторону хребта.
Ц Что ж, мы пришли, Полуэльф, Ц пробурчал без видимого энтузиазма гном, у
казывая вперед своим топором. Ц Вот он, Торбардин.
Танис пристально оглядел открывшуюся взору панораму. Пепельно-серая ра
внина упиралась в подножие холмов, густо поросших темно-зелеными соснам
и. А вдали виднелся самый высокий пик в цепи Харолисовых гор.
Полуэльф взирал на гору в тихом отчаянии, словно даже с укором. Как будто э
то сама природа виновата в постигшем его разочаровании.
Ц Здесь же ничего нет.
Ц А я что тебе говорил, Ц произнес Флинт с мрачным удовлетворением.
Гном и впрямь предупреждал его, однако у Флинта имелась пагубная склонно
сть все преувеличивать и приукрашивать в своих историях. Особенно если р
ечь заходила о несправедливостях, совершенных или же выстраданных его н
ародом. Танис еще раз окинул негостеприимную местность внимательным вз
глядом, но не обнаружил никаких признаков ворот на горном склоне. Да что т
ам! У Полуэльфа не возникло даже предположения, где они могли бы располаг
аться.
Ц Ты уверен, что Торбардин именно здесь? Ц спросил Танис.
Флинт тяжело оперся на свой топор и пристально посмотрел на гору.
Ц Я родился и вырос в этих местах. В этой земле лежат кости моих предков. О
ни погибли из-за высокомерия захлопнувших перед ними врата этой горы ро
дичей. Вершина Ловца Облаков бросила тень на нас всех. Каждый гном видит в
о сне этот склон.
И гном сплюнул на землю.
Ц Вот он, Торбардин.
Полуэльф тяжело вздохнул, по старой привычке почесал бороду и запоздало
воззвал к собственному здравому смыслу:
Ц Какой Бездны я здесь делаю?
Последняя надежда на успех этой миссии растаяла словно дым. Ни у него, ни у
Флинта не имелось ни малейшего представления, с чего начать поиск потай
ных врат. Можно было провести остаток дней, впустую обшаривая склоны Лов
ца Облаков. Однако подобная перспектива товарищей не прельщала. Самые бе
зрассудные сорвиголовы, жадные до сокровищ, искали эти врата на протяжен
ии трех столетий, но так ничего и не нашли. И с чего Танис вдруг решил, что ем
у ни с того ни с сего повезет, подгорные жители выйдут навстречу долгожда
нному гостю с распростертыми объятиями. Экая блажь.
Он уже хотел отказаться от своего плана. Развернувшись, Полуэльф шагнул
назад, но тотчас остановился, поняв, что не может признать поражения, во вс
яком случае так сразу.
Гном стоял в прежней позе, опираясь на свой топор, и безмолвно наблюдал за
терзаниями старого друга. И когда Танис повернул во второй раз, Флинт кив
нул.
Ц Идем, Ц пробасил он.
Ц Мы оба понимаем: это только впустую потерянное время, которого и без то
го мало, Ц отозвался Танис, понурившись.
Ц В конце концов, боги на нашей стороне, Ц резонно заметил на то Флинт.
Полуэльф искоса взглянул на гнома, пытаясь определить, шутит тот или гов
орит всерьез, однако так и не понял. Лицо его верного товарища, наполовину
скрытое бородой и нависшими бровями, оставалось, по обыкновению, непрони
цаемым.
Ц Ты и вправду веришь, что боги с нами? Ц спросил тихо Танис. Ц Ты веришь
учению Элистана и Золотой Луны?
Ц Трудно сказать, Ц отозвался гном, несколько смущенный затронутой те
мой. Он посмотрел на друга долгим взглядом. Ц А ты нет?
Ц Я бы хотел. Ц Танис покачал головой. Ц Но не могу.
Ц Мы видели чудеса, Ц напомнил Флинт. Ц Речной Ветер весь обгорел тогд
а в пламени черного дракона. Элистан встал, можно сказать, со смертного од
ра.
Ц И Верминаард тоже воскрес из мертвых, Ц сухо проронил помрачневший т
отчас Полуэльф. Ц Я видел, как Рейстлин бросил несколько розовых лепест
ков, отчего гоблины, словно подкошенные, упали к его ногам и захрапели.
Ц Это другое, Ц буркнул Флинт, потянув носом.
Ц Только потому, что он маг? Но кто-то тоже может счесть это чудом.
Ц Не чудо, а проклятое колдовство, Ц пробормотал неугомонный бородач, в
се больше хмурясь.
Ц Только одно я знаю наверняка: ты единственный из всех живых созданий, с
огласившийся отправиться со мной, Ц улыбаясь, проговорил Танис, желая с
мягчить рассердившегося друга. Ц И твою компанию я не променял бы даже н
а целый сонм богов.
Расчет оказался верным. Гном весь вспыхнул от удовольствия, но проворчал
только, что Полуэльф безмозглый осел и что ему не следует так насмешливо
отзываться о вещах, которые выше его разумения.
Ц Надо двигаться, Ц произнес, помолчав какое-то время, Танис. Ц Может, Р
ейстлин и отыщет в Черепе ключ к вратам.
Ц Думаешь, он принесет нам его на блюдечке? Ц рассмеялся Флинт. Ц А еще
утверждаешь, будто в чудеса не веришь.
И товарищи начали спуск, обещавший оказаться долгим и трудным. Вдруг Фли
нт резко остановился.
Ц Посмотри сюда, Ц внезапно проговорил он.
Танис посмотрел в указанном направлении и тотчас застыл от изумления. Чу
до не чудо, а там лежала самая настоящая дорога. Построившие ее сотни лет н
азад гномы прорубили путь прямо в горном склоне. Петляя и извиваясь, она в
ела к подножию скалы. Для беглецов главным было добраться до этого места,
а там можно считать дело в шляпе.
Ц Только в том случае, если она ведет к вратам, Ц сказал Флинт, будто угад
ав мысли Таниса.
Ц Должна, Ц отозвался вновь воспрянувший духом Полуэльф. Ц Куда же ещ
е ей вести?
Ц Этот вопрос люди и задают себе уже на протяжении трех сотен лет, Ц мно
гозначительно заметил гном.
Близнецы в сопровождении Светлого Меча тем временем продолжали свое пу
тешествие по туннелю. Долгий путь утомлял, а неизвестность наводила тяго
стную тоску. Землетрясения тут, судя по всему, случались нередко, однако п
остроенный гномами ход оказался им не по зубам. Иногда путникам встречал
ись участки с растрескавшимися стенами, кое-где на полу в таких местах ва
лялись небольшие камешки, но и только-то.
Прямой, точно стрела, туннель не имел ни изгибов, ни поворотов. И троица шл
а уже несколько часов кряду с хорошей скоростью. Тщедушного колдуна внов
ь охватил удивительный энтузиазм. Он энергично и неутомимо шагал, оперед
ив брата и Стурма, сопровождаемый ритмичным постукиванием посоха, полы а
лого плаща развевались у щиколоток. Когда рыцарь с Карамоном предложили
ему остановиться перекусить, маг напомнил притомившимся спутникам о то
м, что от исхода путешествия зависят жизни восьми сотен человек.
Здесь, в кромешной тьме, определить время или прикинуть, даже приблизите
льно, количество пройденных миль оказалось совершенно невозможным. То и
дело попадались некие таинственные метки на стенах, вероятнее всего обо
значавшие расстояние, однако, высеченные гномами, они ровным счетом ни о
чем не говорили путникам.
Путь казался столь долгим, что Карамон начал всерьез подумывать, уж не пр
ошли ли они под Черепом и не выйдут ли в каком-нибудь отдаленном королевс
тве на другом конце света, к примеру у южной стороны Ледяной Стены. Воин по
грузился было в свои мечтания о широких заснеженных просторах, когда Сту
рм, легонько тронув друга за локоть, обратил его внимание на все чаще попа
давшиеся россыпи камней и обломков на полу туннеля.
Ц Должно быть, мы приближаемся к выходу, Ц заметил Рейстлин. Ц Разруше
ния Ц результат взрыва, сровнявшего с землей крепость.
Ц Что мы предпримем, если выход завален?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
 вино bodegas murviedro 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я