научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_dveri/Ravak/ 

 


VadikV


95

Элейн Каннингем: «Крылья
ворона»



Элейн Каннингем
Крылья ворона

Забытые королевства: Звезд
ный свет и тени Ц 3



«Крылья ворона»: Максима; Москва; 2006
ISBN 5-94955-077-3
Оригинал : Elaine Cunningham, “Windwalker”
Перевод: Елена Ластовцева

Аннотация

Не желая возвращаться домой, в
мрачный и жестокий мир Подземья, Лириэль Бэнр, бывшая принцесса Первого
Дома Мензоберранзана, отправляется в Рашемен Ц на родину своего возлюб
ленного, воина-берсерка Фиодора. Тот готов защищать «вороненка» ценою ж
изни, но обладание древним амулетом делает девушку-дроу желанной добыче
й для многочисленных врагов. Да и доверие друзей темной эльфийке удается
завоевать не сразу Ц слишком сильны многовековые взаимные предрассуд
ки. В Рашемене Лириэль ценою жестоких испытаний и невосполнимых утрат по
стигает свое предназначение.

Каннингем Элейн
Крылья ворона

С признательностью Ц Тодду
Локвуду (Todd Lockwood), великолепному художнику. Спасибо ему за то, что он попыталс
я увидеть Лириэль моими глазами, Ц и за то, что преуспел в этом сверх всяк
их ожиданий. Всякий раз, взглянув на обложку «Паутины», я бываю потрясена
мгновенным узнаванием!
Благодарю Боба Сальваторе, чьи благородство и великодушная поддержка с
делали путешествие в страну темных эльфов немножко менее пугающим, чём о
но могло бы быть.
Наконец, спасибо читателям, которые все последние годы требовали оконча
ния истории про Лириэль.

Эта книга посвящается памяти
моей бабушки, Франчески Свитовской, умевшей толковать сны и петь старин
ные песни, с которой мы были родственными душами Ц и прежде, и теперь. В Ра
шемене она была бы как дома. Дзенькуе, бабка.

Вступление
ТУПОЙ МЕЧ


Битва при Иммил Вейл, Рагием
ен, ВК 1360

Останки древнего дерева стерегли западную границу Иммил Вейл. Могучий с
твол, почерневший от давних пожарищ, был необъятным, точно башня волшебн
ика. Перекрученные бурями сучья, лишенные листвы и острые как копья, торч
али во все стороны, будто ветвистые рога горного лося, собравшегося отби
ваться от стаи волков.
Теплый туман клубился у подножия, а высоко в кроне слабый свет струился и
з портала в виде арки, полускрытого среди иззубренных сучьев мертвого де
рева. Три одетые в черное фигуры стояли под этой аркой: Колдуньи Рашемена,
стражи осажденной врагами страны.
Они озирали невероятной красоты место Ц глубокую узкую долину, что расп
оложилась к северу от горного хребта, именуемого Текучие Скалы. Зимы в Ра
шемене долгие и суровые, но здесь царила вечная весна. Горячие источники
клокотали и курились паром среди камней. В долине росла густая мягкая тр
ава и теплый воздух был напоен сладкими медовыми ароматами цветов. Неумо
лчно журчали хлопотливые быстрые ручейки, хвалясь своими приключениям
и во время странствий среди суровых скал. Колдуньи Ц хранительницы этой
цитадели Ц обычно приступали к своим занятиям под звуки птичьих голосо
в. Сегодня же мимо не пролетела ни одна птица, не прозвучала ни одна песня.
Даже шум бурных потоков, казалось, был сегодня как-то странно глух. Как и К
олдуньи, долина в молчании ожидала Смерть.
В центре троицы стояла Зофия, полная пожилая женщина, которую в какой-ниб
удь другой стране могли бы принять за неунывающую деревенскую старуху. З
десь, в Рашемене, отлор Ц старшие среди Колдуний Ц черпали ма
гию из самой земли. Весна Ц это, конечно, всегда обещание, но ни один рашем
и не стал бы отрицать, что и зима наделена своей силой и красотой. Зофия де
ржалась царственно, как и две сопровождающие ее хатран: искус
ные Колдуньи, обе уже в летах. Эти трое составляли могущественный союз и б
ыли готовы соединить свои магии в единое целое. Другие такие же группы ст
ояли наготове на скалах, их одеяния темнели на фоне снега.
Острые, живые синие глаза Зофии разглядывали людей, готовящихся к битве
там, внизу. Все шло как должно. Боевые дружины подошли из многих поселений
, и каждая из них Ц под собственным ярким знаменем. Берсерки, как и обычно,
выдвинулись вперед, но сегодня все они сидели на свирепых косматых рашем
аарских лошадях. Яростные пешие атаки пронзительно кричащих берсерков,
перед которыми столь быстро таяли мужество и решимость врагов, оказалис
ь не слишком эффективны против всадников Туйгана. Сегодня воины Рашемен
а будут сражаться с верховыми Ц верхом.
Всеми этими силами командовал сам хуронг. Взгляд Зофии задержался на нем
, и она с болью отметила, что Железный Господин уже совсем старик и его нек
огда могучие плечи согнулись под тяжестью лет. Она представила его широк
ое обветренное лицо, испещренное морщинами Ц следами прожитых лет Ц и
шрамами, знаками боев и побед.
Колдунья внезапно запустила руку в суму, висящую у нее на поясе, и нащупал
а древние кости с вырезанными на них рунами, в надежде провидеть, сможет л
и старый воин одержать еще одну победу.
Нет. Хотя Хайармон Хассильтар и возглавляет воинов, отлор здесь она. И это
ее битва Ц закончится ли она победой или поражением, а любая Колдунья, вз
думавшая узнать свое будущее, накличет лишь несчастье.
Зофия поспешно убрала руку из сумы и легонько поплевала на пальцы, потом
трижды, сжимая кулак, резко отряхнула руку. Другие Колдуньи никак не отре
агировали на этот небольшой ритуал. Для рашеми такие вещи были столь же п
ривычными, как детский смех или зимняя простуда.
Однако совершенный обряд не смог рассеять неясных опасений Зофии. Глаза
ее обратились туда, где собирались берсерки Черного Медведя верхом на вы
носливых угольно-черных лошадках. Возглавлял их Марион, фирра
селения Дерновия, сам похожий на медведя, такой же черный, косматый и
свирепый, как и его полудикий боевой конь.
Сердце старой Колдуньи согрела волна гордости. Хоть она и была отлор сре
ди Колдуний рашемена, всякий раз, когда она думала о том, чем послужила это
й земле, мысли ее обращались к Мариону, ее единственному сыну. Как быстро в
ращается колесо судьбы, как скоро мальчики становятся воинами! Ее ребено
к Ц уже седеющий ветеран, и рядом с ним едет его собственный сын, Фиодор, к
оторый, хоть ему нет еще и двадцати, уже четыре зимы сражается среди берсе
рков Рашемена.
Томительное предчувствие беды еще усилилось. Зофии за последние годы не
раз доводилось слышать о Фиодоре. Сначала о подвигах юного берсерка расс
казывали с удовольствием, к которому вскоре стало примешиваться нечто в
роде благоговения. В последних же нескольких историях, дошедших до ушей
Зофии, звучала некая опасливость, чувство, которое рашеми испытывают кра
йне редко, и уж тем более не спешат в немпризнаваться.
Глаза ее не отрываясь смотрели на внука, когда начал нарастать далекий г
ул, похожий на рокот боевых барабанов. Берсерки запели свою песнь, призыв
ая боевую ярость. Песнь эта обретала силу и мощь, а вместе с ней Ц и люди, ко
торые пели ее. Лица их налились кровью, темные волосы встали дыбом над сви
репыми лицами, словно взлохмаченные внезапным ветром. Иллюзия, создавае
мая магической боевой яростью, коснулась даже лошадей, которые вдруг обр
ели размеры и крепость рыцарских коней в бронированных доспехах.
Хуронг высоко вскинул руку, сдерживая рвущуюся в бой волну. Зофия знала е
го стратегию: когда начнется атака, Колдуньи своими волшебными кнутами д
олжны будут отсечь передние отряды врага от следующих сзади, отрезать им
путь к отступлению, ссадить их с коней и вынудить биться на земле Рашемен
а пешими.
Губы Зофии скривились в угрюмой усмешке. Скоро захватчики узнают, что эт
а земля Ц сама лучшая своя защитница.
Вот показался враг, и Колдунья перестала улыбаться. Впереди, перед конни
ками Тушана, катился большой отряд пеших воинов.
Странно, что их так много. Туйганцы и их кони почти так же неразделимы, как
две половинки кентавра. И хотя выросшим в тундре лошадкам недоставало яр
ости рашемаарских скакунов, это были смышленые и преданные существа, ост
ающиеся со своими седоками до самой смерти.
И внезапно Зофии открылась правда.
Ц Дирнецкиты, Ц тихо произнесла она, взгля
нув на стоящих рядом Колдуний. Ц Туйган ведет против нас лишенных души.

Две женщины побледнели. На этой земле зомби встречались редко, и их очень
боялись. Колдуньи торопливо начали соответствующее песнопение. Зофия п
рисоединилась к ним, обращаясь к духам, что обитали в ручьях, и деревьях, и
скалах этой зачарованной долины. Слив свои голоса в один, они просили дух
ов покинуть ненадолго свои дома, вселиться в тела мертвых врагов и сдела
ть их послушными воле Колдуний. Их магия достигла долины, сплелась с клуб
ящимся туманом, рябью побежала по весенним лугам.
Но духи, в последние два года становившиеся все более и более капризными,
не ответили вовсе.
Орда неумерших мертвецов, шаркая ногами, тащилась вперед. Всадники держа
лись позади, оставаясь в пределах большого пятна по-зимнему жухлой трав
ы, казавшегося синяком на теле земли.
Голос Зофии впервые дрогнул.
Ц Как это могло случиться? Ц прошептала она.
Тайна мест, в которых магия умерла, оберегалась очень старательно. Говор
или, что туйганцы Ц мастера по части пыток, но ей казалось невозможным, чт
обы рашеми выдал этот секрет при любых обстоятельствах.
Фраэни, младшая из трех, молча рассыпала перед собой полукругом соль Ц з
ащиту от злого волшебства.
Ц Это все Смутное Время, Ц нараспев произнесла она, Ц когда Трое безмо
лвствовали, а давно умершие герои вернулись на землю. С тех пор наша сила у
же не та, что прежде.
Отлор быстрым движением ладони отмахнулась от очевидного.
Ц Но остальной долины смерть магии не коснулась. Духи места Ц тел
торы Ц здесь. Я чувствую их. Но только не могу установить с ними конт
акт.
Ц Это все равно что петь вместе с сестрами на Скалистой Вершине, Ц сказ
ала третья колдунья, кивая в сторону самого дальнего их аванпоста. Ц Мы в
идим их, но не слышим друг друга.
Ц Именно так, Ц угрюмо согласилась Зофия. Ц Что ж, продолжим. Командуем
кнутам!
Десятки многоголовых гидр Ц оружие, созданное из магии и черной кожи, ~ во
зникли в воздухе. Их широкие, оправленные в металл кончики взметнулись в
верх, потом изогнулись дугой и со свистом рванулись вперед. Громкие щелч
ки, будто слившиеся воедино молния и гром, раскатились над долиной и пошл
и гулять затухающим эхом от скалы к скале. Каждый кнут прорезал в телах на
ступающих врагов глубокие бескровное раны.
Зомби продолжали приближаться.
Колдуньи взялись за руки и выкрикнули одно-единственное звонкое слово.
Из земли смертоносными гейзерами вырвался пар. Воздух наполнился злово
нием гниющего мяса, но зомби не замедлили наступления.
Черные крылья заполонили небо, это откликнулись на зов Колдуний вороны.
Они пикировали на живые трупы, драли их когтями, вонзали клювы в невидящи
е глаза. Зомби отбивались от птиц, летели перья. Наконец вороны прекратил
и эту бесплодную битву и взмыли в воздух, кружа и бранясь.
Мертвые воины приближались.
Одна из Колдуний, стоявшая на ближнем от зомби уступе скалы, выпустила по
ним струю волшебного огня. Но оружие не долетело до цели. Плотное облако т
умана, принявшее форму дракона, взлетело из ручья, широко разевая челюст
и. Оно метнулось навстречу пламени и проглотило его. Струйки пара вырвал
ись из его ноздрей, и создание погрузилось обратно в воду.
Ц Глупо, Ц пробормотала Зофия. Ц Нельзя защитить землю, атакуя ее же. Ил
и мы маги, готовые уничтожить все, что угодно, ради создания того, что захо
тим?
Ц Эти чудовища не принадлежат ни к природному миру, ни к миру духов, Ц во
зразила Фраэни. Ц Как нам сражаться с ними?
Старая Колдунья кивнула в сторону нетерпеливых берсерков:
Ц Теперь это их бой.
В этот миг Железный Господин дал знак своим людям начинать сражение. Нес
колько фэнгов пришпорили коней, пуская их в галоп. Зомби падал
и под ударами копыт и взмахами мечей.
Они не умирали, как умирают люди. Они увлекали лошадей за собой, и костлявы
е пальцы продолжали цепляться, хватать и рвать даже после того, как конеч
ности были отрублены от туловища. Многие воины продолжали гнать коней вп
еред, не подозревая, что отрубленная рука, точно паук, уже подбирается по л
ошадиной холке к седоку.
На глазах Зофии хуронг взмахнул мечом и рассек одного из зомби надвое по
ниже грудной клетки. Верхняя половина его покатилась прочь, она отчаянно
размахивала руками, ища, за что бы ухватиться. Ей удалось уцепиться за лет
ящую по ветру длинную конскую гриву, потом половина зомби ухитрилась под
тянуться и обхватить шею лошади руками. Зубы твари задвигались, голова я
ростно задергалась, перегрызая горло животного. Тем временем нижняя пол
овина и ноги продолжали тащиться вперед, в самую гущу боя, и серые кишки во
лочились за ней. Один из черных коней налетел на обрубок и оступился. Его в
садник слетел наземь и быстро исчез под массой живых мертвецов.
И куда бы Зофия ни взглянула, везде бесконечно и страшно повторялось одн
о и то же. Она прикрыла глаза рукой и кинула взгляд на дальний край поля бо
я. Туйганские всадники оставались на прежнем месте, на том клочке земли, г
де умерла магия, где их не мог достать ни один волшебный кнут, ни одно закл
инание. Она ожидала, что это может случиться Ц если не предвидела, то чувс
твовала, Ц но думала, что это не имеет значения. В конце концов, духи могут
бродить где пожелают.
Но почему же тогда они молчат?
Она почувствовала, как оступился конь под Марионом, ощутила, как ее сын оч
утился на земле, еще до того, как глаза ее отыскали место, где пролилась ег
о кровь. Меч его взлетал снова и снова, яркая вспышка среди извивающихся, т
янущихся к нему рук лишенных души чудовищ, стащивших его с седла. Самого е
го она видеть не могла, но огонь его души ярко пылал и в ее сердце.
И угас, как потушенная дуновением ветра свеча.
Скорбный крик, исполненный глубокой душевной муки, вырвался из груди ста
рой Колдуньи, скорбный плач по Мариону Ц ее первенцу, ее ребенку, частице
ее сердца! Две младшие женщины обняли ее за талию, поддерживая, и подхвати
ли ее плач, обращая его в силу.
Внезапно налетевший вихрь подхватил около двух десятков зомби и отшвыр
нул их назад. Берсерки, на которых только что нападали эти твари, тут же бр
осились в атаку, не обращая внимания на полученные раны.
Зофия с трудом совладала с охватившим ее горем и нашла глазами Фиодора. О
н все еще оставался в седле, и ветер подхватил его крик ярости и гнева, вто
ривший ее собственному горным эхом. Конь его вилял, бил врагов копытами, х
ватал зубами. Вот Фиодор могучим ударом отшвырнул сразу нескольких зомб
и и, пустив лошадь в галоп, пробился к телу павшего воина. Юноша на скаку со
скочил с коня, тот резко отвернул, а Фиодор наклонился и подхватил меч сво
его отца.
Взмахнув мечом, он свирепо взревел и ринулся в бой. Он мчался вперед, кося
врагов, будто крестьянин Ц рожь. К изумлению Зофии, он прорвался сквозь и
х смертоносный строй и продолжал бежать к ждущим в стороне вражеским вса
дникам.
Ц Вот это отвага! Ц ликующе бросила Фраэни. Ц Но что может один меч?
Фиодор, точно услышав слова Колдуньи, вогнал меч в висящие на спине ножны
и побежал дальше. Он схватил один из оказавшихся бесполезными колдовски
х кнутов, все еще висевших в воздухе, и взмахнул им. Все три Колдуньи затаи
ли дыхание. И в таком же изумлении замерла вся долина, поскольку Колдуньи
и воины увидели невозможное. На миг время остановилось…
Полосы черной кожи метнулись вперед с такой скоростью, что показались од
ним размытым серым пятном.
Первый удар Фиодора настиг туйганского всадника, и кнут обернулся вокру
г его тела, сокрушая кости. Когда рашеми рванул кнут на себя, на нем остали
сь узкие полоски вырванной плоти. Лошадь туйганца шарахнулась от громоп
одобного хлопка и внезапно хлынувшей фонтаном крови и сбросила тело сво
его седока прямо на другого всадника.
Фраэни выдохнула проклятие и сделала резкий жест, предназначавшийся дл
я рашеми, презревших важнейшие законы страны. Поймав скептический взгля
д Зофии, она сказала, оправдываясь:
Ц Этот мальчик сумасшедший! Взять в руки кнут Колдуний Ц это смерть!
Ц Да, он сумасшедший, Ц согласилась Зофия, Ц да, это смерть Ц и хвала Тр
оим за это!
Теперь и остальные берсерки двинулись вперед, держась в стороне от туйга
нских мечей и бьющих копытами лошадей. Фиодор продолжал свой самоубийст
венный путь, хлеща кнутом, сбивая захватчиков с седел, заставляя их коней
ударяться в паническое бегство.
Оставшиеся пешими захватчики мало что могли поделать против охваченны
х боевой яростью защитников Рашемена. Фэнги вытеснили их из круга, где ма
гия была бессильна, прочь, в долину. Там их встретили кнуты Колдуний, чья с
мертоносная песнь присоединилась к свисту кнута в руках Фиодора. Они пог
нали туйганцев к Имильтуру, навстречу поджидавшей их там армии.
Когда все было кончено, Зофия отпустила Колдуний на поле боя, искать ране
ных и помогать тем, кого еще можно было спасти. Это была тягостная и опасна
я работа Ц отделять раненых от мертвых, а мертвых от неумерших.
Трудиться им предстояло не в одиночестве: небо уже потемнело от вор
онья, а из сгущающихся теней Ашенского леса доносился голодный волчий во
й.
Зофия поспешила погрузиться в колдовской транс, скользнув в серый мир, о
тделяющий царство живых от обиталища душ. Она обратилась к сестрам, охра
няющим сторожевые башни Ашена. Они должны знать, с чем им предстоит столк
нуться.
Она быстро коснулась разума первой из стражниц, Колдуньи, стоявшей в пор
тале на границе миров, и без слов сообщила ей все, что было необходимо. Пре
дупредив эту башню, она обратилась к следующей, потом еще к одной. В третье
й по счету башне не оказалось погруженной в транс Колдуньи, охраняющей п
ортал. Вместо нее Зофия наткнулась на хаос бесприютных душ…
И вспышка чужой силы отшвырнула ее через всю комнату.
Серый мир взорвался белымвсполохом боли, и заним наступила тьма.
Зофия не слышала, как пришли воины, и не знала, у кого хватило наглости вли
ть ей в глотку добрый глоток джуилда. Задыхаясь и отплевываяс
ь, она пришла в себя, и первыми ее словами были несколько отборных выражен
ий, которым она научилась в солдатских шатрах.
Тонкая, но сильная рука поддержала ее и помогла подняться.
Ц Прибереги их для Туйгана, Зофия.
Колдунья сфокусировала взгляд на лице старого хуронга, потом мельком вз
глянула на бледного юношу, стоящего в двух шагах позади него. И вновь посм
отрела на хуронга.
Ц Мы выиграли еще одну битву, Хайармон Хассильтар. Наверно, нам всем стои
ло бы выпить.
Ц Время праздновать еще не пришло, Ц холодно ответил хуронг. Ц Юный Фи
одор нарушил боевой порядок и заслуживает соответствующего наказания.

Зофия иронически рассмеялась.
Ц Нарушил порядок? Или глаза твои настолько ослабели, Хайарм
он, что ты спутал наших берсерков с Пурпурными Драконами Кормира? Люди Ра
шемена не маршируют в бой строем, будто муравьи.
Лицо старика пошло пятнами.
Ц Волки и те нападают более организованно и дисциплинированно!
Ц И менее яростно, Ц парировала она, кивая на Фиодора. Ц Этот молодой во
ин переломил ход сражения. Ты знаешь это.
Ц Этот молодой воин опасен, и ты знаешь это. Он не хозяин самом
у себе. Кто в здравом уме посмеет завладеть кнутом Колдуний?
Железный Господин потянулся к длинному темному мечу, висящему у него за
плечом, и бросил оружие на пол. Меч упал на камни с глубоким гудящим звоном
, точно ударили в басовитый колокол по покойнику.
Ц Я не отрицаю, что юный Фиодор выполнил свой долг, Ц сказал хуронг уже м
ягче. Ц Теперь я должен выполнить мой, а ты Ц твой.
Это был закон страны, порожденный суровой необходимостью, и Зофии нечего
было возразить. Она коротко кивнула, и соглашаясь, и не соглашаясь с ним. Ж
елезный Господин склонил голову и быстро вышел.
Она нагнулась и подняла меч. Держа его на вытянутых руках, она оглядела кл
инок, прямой, гладкий, сделанный так же искусно, как и любое оружие Рашемен
а. И он был тяжел Ц даже в пору молодости она не могла удерживать его на ве
су дольше минуты. Такими мечами почти невозможно сражаться Ц разве что
в приступе ярости берсерка. И он не был заточен. До сути, это была дубинка, а
не, рубящее оружие. Берсерк, чья боевая ярость вышла из-под контроля, стан
овится опасен для себя, как и для других, а для любого рашеми величайшее бе
счестье Ц погибнуть от своей собственной руки, от своего собственного м
еча.
Она повернулась к молодому мужчине и, увидела в его глазах угрюмое согла
сие. Прежде чем она успела заговорить, в дальнем углу комнаты замерцало т
емное магическое облако, потом оно обрело плоть, застыло, затвердело. Тел
а трех Колдуний Рашемена Ц женщин, чья смерть едва не убила и Зофию, Ц ве
рнулись в цитадель.
Зофия выронила черный меч и бросилась к павшим сестрам. Разум ее отказыв
ался видеть все раны, понимая только, что они зверски убиты. Две еще были в
черных масках, которые Колдуньи надевали, отправляясь в путь, а иногда Ц
перед тем как приступить к заклинаниям. Маска третьей висела на поясе. Лю
тая смерть не исказила ее лица, оно было юным, прекрасным и очень знакомым
. Это было лицо, которое Зофия видела, когда девушкой гляделась в гладь пру
да или в серебряное зеркало.
Чувствуя, как разрывается сердце, Зофия упала на колени и отцепила маску
от пояса. Лицо женщины изменилось и стало лицом Жанны, ее сестры-близнеца
. Зофия нежно отвела прядь седых волос и зашептала молитву, помогая душе с
естры отыскать дорогу.
Долг пересилил эту новую боль. Недрогнувшими пальцами Зофия прицепила м
аску себе на пояс. Позже она позовет Фраэни, отдаст маску и отправит ее охр
анять сторожевую башню. Жанна была одной из самых могущественных Колдун
ий страны и хранительницей множества сокровищ. Кроме Маски Данигара ей б
ыл доверен Жезл Желаний из черного дерева и поручено узнать тайну древне
й силы, сокрытой в амулете, именуемом Летящий На Крыльях Ветра.
Ужасное предчувствие беды охватило Зофию, и рука ее скользнула за высоки
й ворот одеяния сестры, нащупывая пальцами цепочку. Ее не было Ц амулет з
абрали маги, убившие Жанну.
А с ним исчезла и мечта сестры. Как утверждали старинные сказания, в Летящ
ем На Крыльях Ветра таились силы, способные соединять и разрушать, исцел
ять и убивать. Жанна была уверена, что он должен сыграть свою роль в возрож
дении магии Рашемена.
Бремя горя стало вдруг непосильным для Зофии. Комната начала кружиться и
расплываться, и ее собственная душа страстно устремилась прочь, вослед
душе ушедшей сестры.
Ц Бабушка?
Это слово, произнесенное глубоким, звучным басом, резким толчком вернуло
ее обратно. Зофия одним мягким движением поднялась на ноги, привычно над
ела на лицо маску спокойного величия и повернулась к Фиодору.
Молодой воин был бледен и измучен, его покачивало. Чудом было, что ой вообщ
е мог стоять. Слабость, обрушивающаяся на воинов Рашемена после приступа
боевой ярости, бывала по-своему не менее опустошительна, чем безумие бер
серка.
Гордость и горе смешались воедино в сердце старой Колдуньи, когда она в п
оследний раз смотрела на своего внука. Фиодор Ц истинный сын своего Отц
а, сильный мужчина, славный воин. Хоть он и молод, уже поговаривали о том, чт
обы сделать его командиром фэнга. С тяжелым сердцем она вновь взяла тупо
й черный меч, держа его плашмя на вытянутых руках.
Ц Ты добыл славу Рашемену, Ц тихо произнесла Колдунья и удивилась, что
смогла выговорить эти ритуальные слова уверенно. И все же она с трудом сг
лотнула, прежде чем сумела закончить фразу: Ц С честью прими свой послед
ний бой.
Он взял у нее оружие, без колебаний принимая смертный приговор. Почетная
смерть, да, но все равно смерть. Зофия подняла руку, чтобы благословить его
, как положено благословлять мертвых и умирающих, но, как она ни старалась
, не смогла начертать ритуальный жест.
На долгий миг старая Колдунья и молодой воин словно застыли, потом рука З
офии тяжело упала вниз.
Слишком много смертей.
Ее сума с гадальными костями чуть шевельнулась, словно древние кости в н
ей сами собой задвигались.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 текила revolucion 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я