научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/installation/bochki/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Десятитысячная армия невиданных доселе существ — порождений Пустоты — находится всего в двух днях пути от Нового Виннингэля. Эту армию возглавляет некий принц, отдавший себя Пустоте. Теперь он намерен отправить туда же Виннингэль и ваш народ. Вашему величеству необходимо предпринять срочные меры по защите вашей столицы и ваших подданных, ищущих у вас защиты.Шадамер обращался к королю, хотя на самом деле его предостережение было адресовано Тасгаллу. Бывалый солдат не оставил слов барона без внимания. Его глаза смотрели прямо на Шадамера.Король совсем смешался. Никто из его взрослого окружения не предполагал такого поворота событий, и потому мальчик не знал, как себя вести и что говорить. Он снова посмотрел на Верховного Мага.Серо-стальные глаза Кловис вспыхнули, затем снова стали непроницаемыми.— Вздор, — отмахнулась она.Тасгалл слегка повернул голову, чтобы одновременно видеть пленников и Кловис.— Высокочтимый Верховный Маг, — почтительно начал он, — если это правда…— Это ложь, — холодно возразила Кловис, обрывая его. — Этот негодяй пытается отвлечь нас от главного. — Она шагнула к Шадамеру и протянула руку. — Вы должны немедленно отдать нам две части Камня Владычества: ту, что принадлежит эльфам, и ту, что принадлежит людям.Так, Высокочтимый Верховный Маг, и как же вам удалось разнюхать насчет Камней Владычества? — подумал Шадамер. Через кровавый нож?— Уверяю вас, любезнейшая, что сейчас вас должны заботить отнюдь не Камни Владычества. — Шадамер махнул рукой в северном направлении. — Если вы посмотрите из окна, то увидите на горизонте дым. Готов биться об заклад, что это горят первые деревни и крестьянские усадьбы.Тасгалл повернулся, глянул в окно и хмуро наморщил лоб. Потом он снова посмотрел на Шадамера, и по его глазам можно было понять, что ему очень хочется поговорить с бароном наедине. Однако Тасгалл подчинялся приказаниям Кловис и не решался их ослушаться.— Вы — враг империи, барон Шадамер, — загремела Кловис. — Вы вошли в заговор с этими эльфами. Хватит с меня вашей лжи! Я являюсь главой Церкви и требую немедленно отдать мне Камни Владычества! Обе части. И принадлежащую людям, которая находится у этого дикаря, и часть эльфов, украденную из Тромека этой мнимой Владычицей.Шадамер заморгал.— Прошу прощения. Если я правильно понимаю, вы осмеливаетесь обвинять эту благородную Владычицу в воровстве? Я должен немедленно перевести ей ваши чудовищные слова…Кловис, стиснув кулаки, отпрянула назад.— Дамра из Дома Гвайноков достаточно хорошо понимает эльдерскнй. Не правда ли, Владычица? А если нет, я ей сама переведу. — Кловис перешла на язык томаги. — Я поддерживаю связь с Защитником Божественного. Он прислал своего чрезвычайного посланника уведомить Храм, что во время кровавой битвы, унесшей немало жизней, эльфийская часть Камня Владычества была похищена. У Защитника имелись основания полагать, что похититель направится в Новый Виннингэль, где попытается передать Камень Совету Владык. Что касается другой части Камня, принадлежащей людям, мы знаем, что она нашлась и тоже находится на пути в Новый Виннингэль. Вы отрицаете это?— Я не вижу причины удостаивать учиненный мне допрос какими-либо ответами, — спокойно ответила Дамра.Верховный Маг начала что-то говорить нараспев и, подняв палец, указала им на плащ Дамры. Кловис вращала палец все быстрее, сужая круги. Наконец она вытянула руку и произнесла два слова:— Истинный свет.Из-под плаща Дамры заструился слабый бело-голубой свет. Он становился все ярче и ярче, пока не начал слепить глаза. Перед Дамрой появилось парящее в воздухе изображение Камня Владычества. Дамра, вскинув подбородок, невозмутимо взирала на Высокочтимого Верховного Мага.Кловис обернулась к Джессану, наставив палец на него.— Нет, — процедил сквозь зубы Джессан. — Остановите ее!— Не волнуйся, дружище, — тихо успокоил его Шадамер. — Она не причинит тебе вреда. Просто не сможет.Кловис распевала заклинания и крутила пальцем. Джессан стоял, стиснув зубы и кулаки. Свет не появлялся.— Теперь всем нам будет жарко, — пробормотал Шадамер. — Самое скверное, она узнала, что Джессан здесь ни при чем.Барон наклонился и быстрым движением вытащил из-за голенища кинжал. Джессан выхватил из пояса кровавый нож. Дамра притронулась к своему кулону, и серебристые доспехи мгновенно покрыли ее тело. Она произнесла несколько слов на языке томаги. Гриффит в ответ кивнул. Он набрал в легкие воздуха и шагнул к боевому магу.— Стража, ко мне! — закричала Кловис.— Стража, к королю! — заорал Тасгалл, сердито глянув на нее. — Защитите его величество!Видя, как этот грязный дикарь угрожает ножом Верховному Магу, королевские гвардейцы бросились к ней. Но сразу за ее приказом прозвучал совершенно противоположный приказ Тасгалла. Стражники в недоумении остановились.— Спешите к королю, черт вас дери! — крикнул Тасгалл.Стражники повиновались. Сосредоточив внимание на короле, они попытались добраться до мальчика, который находился на другой стороне комнаты, возле стола. В широко раскрытых глазах Хирава Второго застыл ужас. Однако гвардейцы вновь были вынуждены остановиться — путь им преградили целых три Владычицы.Двое из них были точной копией Дамры и сражались, как она. Стражники прекрасно знали, что две фигуры — обман, зато третья была реальной и опасной, как и ее оружие. Едва только один гвардеец попытался проскользнуть мимо иллюзорной, как он считал, Дамры, ее меч пронзил ему плечо. Стражник застонал от боли. Из раны хлынула кровь. Сила разума — могущественная сила. И внешне, и по ощущениям это была самая настоящая рана. Кровь текла по руке гвардейца. Он едва удерживал в руках меч.Шадамер подскочил к королю.— Не бойтесь, ваше величество, — быстро прошептал он мальчику. — Мы здесь, чтобы помочь вам бежать.На Шадамера надвигались двое королевских телохранителей, держа мечи наготове. Своим кинжалом барон сумел парировать удар одного меча. Шадамер ударил гвардейца в пах и, когда тот скорчился от боли, добавил удар кулаком в ухо. Тут на Шадамера прыгнул второй телохранитель, занося меч для удара. И вдруг у него изумленно округлились глаза и раскрылся рот. Телохранитель застонал. Меч выпал у него из рук. Солдат повалился на пол. Над ним стоял Джессан, улыбаясь и сжимая в руке окровавленный нож.Шадамер быстро окинул взглядом комнату. У Дамры и двух ее двойников забот хватало. Похоже, все трое обойдутся без него.Поймав Джессана за руку, Шадамер крепко сжал ее и крикнул:— Прикрой меня! Я намерен вытащить отсюда короля!Барон не знал, понял ли его Джессан. Глаза юноши были светлыми и немигающими, как у волка, выслеживающего добычу. Времени беспокоиться за тревиниса у Шадамера не было. Он вновь повернулся к королю.Тасгалл уже собирался произнести заклинание, но отвлекся: малолетний Хирав нуждался в его защите. Через несколько мгновений боевой маг произнес свое заклинание, но опоздал.Гриффит выдохнул воздух из легких. Тасгалла окутала ядовито-зеленая завеса.Тело боевого мага застыло, он не шевелился. Рот Тасгалла был широко раскрыт, но оттуда не раздавалось ни звука. Тасгалл утратил всякую способность шевелить руками, ногами и шеей. Скованный зеленым облаком, он рухнул на пол. Туловище его дергалось, силясь высвободиться из-под чар Гриффита.Эльф не собирался убивать Тасгалла; он просто на несколько мгновений лишил его возможности действовать.Через считанные секунды Тасгалл вновь вскочит на ноги и опять превратится в опасного врага. Гриффит приблизился к нему, чтобы еще на какое-то время удержать Тасгалла в обездвиженном состоянии. При этом он успел оглянуться на жену.Дамра с присущими ей решимостью и умением сражалась с гвардейцами, но сзади к ней подкрадывался более могущественный и коварный враг, превосходящий по силе любого из этих солдат. Кловис призывала на помощь магию Земли, готовясь остановить Дамру.— Дамра! Берегись! — крикнул ей Гриффит.Дамра резко ударила кольчужной перчаткой по лицу ближайшего гвардейца, отчего тот полетел вверх тормашками, и повернулась навстречу новой угрозе. Владычица не сомневалось, что под личиной Высокочтимого Верховного Мага скрывался врикиль, а против врикиля ее двойники были бессильны. Здесь требовалось более мощное оружие. Дамра бросила взгляд на свечу, которую боевой маг приготовил для себя. Дамре была доступна и магия Огня. Она метнулась вперед, провела рукой по пламени свечи и попросила богов даровать ей силу огня.От земной магии Кловис пол под ногами Дамры зашатался. Она попыталась удержать равновесие, но магическая сила ее противницы была очень велика. Магия Земли буквально выбила пол у нее из-под ног. Дамра подалась вперед и рухнула вниз, ударившись руками и коленями. Запястье обожгло болью; хрустнула кость. Боль охватила всю руку, и пальцы мгновенно онемели. Дамра выронила меч, не в силах удерживать его. Магическая сила покинула ее.Гриффит видел, что его жена попала в беду. И именно в это время магический аркан, удерживавший Тасгалла, начал ослабевать. Надо было что-то решать. И тогда Гриффит наклонился над своим врагом и плюнул ему в лицо.Тасгалл закричал. Закрыв лицо руками, он катался по полу, дрыгая ногами от нестерпимой боли. Боль действительно была нестерпимой. Глаза словно расплавились и сквозь отверстия глазниц перетекли внутрь головы. Лишившись способности видеть, Тасгалл сделался еще беспомощнее юного короля, которого вознамерился защищать.Гриффит повернулся в сторону Дамры, собираясь направить свою магию против Кловис. Но как назло, между ними оказался малолетний король. Гриффит оборвал произносимое им заклинание, чтобы не причинить вреда ребенку. Ведь даже если отбросить в сторону этические и нравственные принципы, ничто не дало бы Защитнику в руки большего козыря, чем убийство юного короля Виннингэля, совершенное одним из приверженцев Божественного.Видя, что все внимание Кловис поглощено сражением с Дамрой, Шадамер нагнулся и схватил короля.— Ваше величество, я не причиню вам никакого вреда, — торопливо и искренне произнес барон, поднимая ребенка на руки. — Я — ваш верный подданный. Я заберу вас отсюда в безопасное место…Послышался яростный крик Кловис. Грудную клетку барона пронзила резкая боль. Боль эта, словно молния, вспыхнула и тут же погасла. Барон забыл о ней, ибо за болью последовал удар, лишивший его способности мыслить, чувствовать и действовать.Застонав, Шадамер выпустил юного короля из рук. Хирав Второй упал на пол. Не сводя с него глаз, Шадамер попятился назад и налетел на Джессана, выполнявшего приказ барона прикрывать его сзади.Джессан подхватил барона и удерживал до тех пор, пока тот не пришел в себя. Гриффит так и не понял, что случилось. Он лишь видел, что малолетний король упал на пол, но все обошлось благополучно. Тогда Гриффит выдохнул зеленое облако, направив его на Кловис.Кловис упала рядом с оцепеневшим от страха ребенком. Ее магическая сила исчезла. Пол перестал качаться. Гриффит помог Дамре встать.— Шадамер, ты никак ранен? — спросил встревоженный Джессан.Вся бравада барона испарилась. Лицо Шадамера было мертвенно-бледным.— Надо выбираться отсюда, — сказал Шадамер, с трудом хватая ртом воздух. Рукой он зажимал бок. — Дверь. Бежим туда.Дамра посмотрела на него, потом на Гриффита, надеясь услышать какой-нибудь ответ, но ее муж только покачал головой. Времени на поиск лучших решений и их обсуждение не было.Все четверо бросились к двери и… остановились, услышав топот бегущих по коридору ног и приближающиеся голоса.— Дело дрянь, — сказал Шадамер.Он поспешно огляделся в поисках другого выхода. Другим выходом могло быть только окно.— Думаю, у эльфов есть магия, которая бы нам здесь пригодилась.Дамра поняла ход рассуждений барона и вопросительно поглядела на мужа.— Через минуту Кловис очнется, — предостерег Гриффит.— Я продлю ей это удовольствие, — пообещала Дамра.Над головой Дамры вспыхнула двойная красно-голубая дуга. Владычица схватила рукотворную молнию за один конец. Молния, словно плетка, трепетала и изгибалась у нее в руке, когда Дамра с силой ударила ею по полу.— Позаботься о наших друзьях, Гриффит, — сказала Дамра, широко улыбнувшись. — И береги себя.— Нет! — закричал Джессан, до которого вдруг дошел замысел Шадамера.Юноша попытался вырваться из рук барона.— Ты и твои эльфы с ума сошли! Это же все равно как прыгнуть с вершины скалы! Лучше я останусь и буду сражаться…— Гриффит! — крикнул Шадамер. — Пора!— Господин барон, заклинание действует не всегда, — предостерег Гриффит.— Чепуха! — сердито крикнул в ответ Шадамер.Руки барона будто железным обручем обхватили Джессана.С зычным ревом Шадамер ударил плечом по оконному стеклу. До земли было пять этажей. ГЛАВА 6 Алиса расхаживала перед громадой королевского дворца, высматривая и ожидая Шадамера. Она то злилась на барона, то тревожилась за него. Ей вдруг подумалось, что большую часть своих двадцати восьми лет она провела, высматривая и ожидая Шадамера.Алиса родилась в богатой и почтенной семье золотых дел мастера. Перед нею открывалось традиционное для девушки из ее сословия будущее: выйти замуж за сына кого-либо из знакомых отца по гильдии золотых дел мастеров или за обедневшего аристократа, нуждавшегося в деньгах для сохранения родового поместья. Немало юношей и мужчин, как принадлежащих к торговому сословию, так и благородного происхождения, были бы рады жениться на этой рыжеволосой девушке, пока Алиса… не открывала рот. По словам ее раздосадованной матери, это было грубейшей ошибкой Алисы.Сообразительная и острая на язык, Алиса находила книги гораздо интереснее, нежели ухаживания мужчин. По настоянию Церкви, всем детям в Новом Виннингэле давали начальное образование, и потому Алису тоже научили читать и писать. Церковь была отнюдь не бескорыстна. Издав закон, обязывающий всех детей посещать подвластные Церкви школы, маги имели возможность отбирать тех, кто обладал магическими способностями. Ум и магическая сила Алисы сразу же привлекли к себе внимание, и, когда девушка достигла определенного возраста, Церковь начала обхаживать ее с такой же назойливостью, что и потенциальные женихи, но преследуя иную цель. Маги стремились убедить Алису стать одной из Почтенных Сестер.Алиса училась с упоением. Тайные знания давались ей сами собой. Правда, ей не хотелось становиться магом, поскольку ее свободолюбивой душе претили жесткие церковные рамки. Но все же, сравнив такую жизнь с отупляющей жизнью добропорядочной женушки, Алиса предпочла магию. Как-никак у этой жизни были свои преимущества. Невзирая на слезы матери и категорические возражения отца, Алиса стала всерьез учиться магии.Правда, успехи в учебе не сопровождались примерным поведением. Алиса тайком ускользала на танцы. Устав от постной пищи, забиралась в кладовую в поисках чего-нибудь вкусненького. Сбросив опостылевшую коричневую сутану, принаряжалась и шла разгуливать по людным улицам. Бойкий язык Алисы, умеющий найти оправдания, и ее успехи в постижении магии удерживали разгневанных наставников от желания схватить дерзкую девчонку за ухо и выгнать вон. Наконец один из них, вечно брюзжащий маг по имени Ригисвальд, понял, что Алиса устраивает свои проделки не со зла. Она просто скучала. Ей требовалось что-нибудь захватывающее, и Ригисвальд нашел ей такое занятие. Он предложил своему начальству, чтобы Алисе в числе немногих избранных позволили изучать магию Пустоты.Церковь веками провозглашала магию Пустоты чудовищным злом. Всякое самовольное изучение этой магии было строжайше запрещено. Нарушителей церковного запрета (обычно ими бывали бродячие чародеи) выявляли и «убеждали» отказаться от магии Пустоты. Упорствующим грозило тюремное заключение, а то и смертная казнь. Впоследствии Церкви пришлось признать (хотя и не в открытую), что магия Пустоты занимает свое место во вселенной. Храмовые маги теперь даже не возражали, чтобы кое-кто из их собратьев занимался ее изучением. По крайней мере, в их рядах появятся те, кто будет знать, как действовать, столкнувшись с проявлением такой магии.Наставники Алисы только усмехнулись — они не верили, что красивая девушка может заинтересоваться магией Пустоты, оставляющей неизгладимые отметины на теле. Магия всех природных стихий строилась не только на заклинаниях, но и на использовании той или иной стихии. Так, маг Огня должен был уметь пользоваться силой огня, маг Воды — ее силой. Магия Пустоты требовала от того, кто ею занимался, частицу собственной жизненной силы. Произнося заклинания, маг Пустоты терял телесные силы, а на его теле появлялись отвратительные раны и язвы. Наставники Алисы утверждали, что розовое личико для девушки дороже любых тайных знаний.Однако Ригисвальд понимал Алисин характер лучше, нежели ее наставники. Возможность изучать запретную магию захватила девушку. Практическая часть магии Пустоты ей не понравилась, но сами знания, какими бы отталкивающими они ни были, заинтересовали ее. Вскоре Алиса стала весьма сведущей в запретной магии.Наблюдая за ее успехами, Церковь предложила Алисе вступить в ряды инквизиторов, которые непосредственно занимались поиском приверженцев магии Пустоты и судом над ними. Инквизиция всегда держалась в тени и действовала тайно, разыскивая еретиков как в рядах Церкви, так и во внешнем мире. Неудивительно, что из всех орденов инквизиторы вызывали наибольший страх. Алиса наотрез отказалась иметь с ними что-либо общее.Церковь настаивала, угрожая Алисе наказанием; ведь теперь она была опасным знатоком запрещенной магии. Ригисвальд помог ей благополучно покинуть пределы столицы. Старый маг вручил Алису заботам своего друга, а в прошлом — ученика, барона Шадамера.Впервые увидев Шадамера, Алиса сочла его надменным, глупым и невыносимым. Позже к этому списку добавились такие черты характера барона, как непоседливость и вспыльчивость, а также смелость и сострадание. Последние два качества Алиса долго отказывалась признавать, как не желала и признаваться самой себе, что влюбилась в барона. Шадамер никогда и ничего не принимал всерьез, включая и любовь. Алиса знала, что все это может кончиться для нее слезами и душевной болью. Несмотря на это, они с Шадамером были добрыми друзьями и единомышленниками, за исключением тех моментов, когда Алиса крепко сердилась на барона и не желала его видеть. Сейчас как раз был один из таких моментов.Прежде чем идти ко дворцу, Алиса незаметно прошмыгнула в Библиотеку, стараясь не столкнуться с храмовыми магами (Церковь теперь считала Алису самозваным магом, что являлось достаточным основанием для ее ареста, но это уже другая история). Найдя Ригисвальда обложившимся грудой книг, она сообщила старику об исчезновении пеквеев и о том, что Шадамер вместе с эльфами и Джессаном насильно увезены во дворец.Недовольно ворча, Ригисвальд спросил, есть ли еще какие-нибудь новости, затем снова погрузился в чтение.Покинув Библиотеку, Алиса повела наблюдение за дворцом. К счастью для нее, возле железной ограды постоянно толклось немало желающих поглазеть на стражу и полюбоваться сквозь витые прутья дворцом. Алиса могла бродить взад-вперед, совершенно не привлекая к себе внимания. Она все время вслушивалась — не раздастся ли где-нибудь пронзительный сигнал грошовой свистульки. Сигналов не было, из чего Алиса заключила, что пеквеев еще не нашли. Она продолжала вышагивать среди зевак, и внутреннее волнение не позволяло ей присесть ни на минуту. Алиса попробовала было занять себя подсчетом колонн, но тревога мешала ей сосредоточиться и вскоре она сбилась со счета.Солнце постепенно начало клониться к западу. Его красно-оранжевые лучи ударили в хрустальные окна дворца, превратив их в лужицы жидкого огня. Толпа постепенно редела; люди возвращались к теплу очагов и кружкам холодного эля. Вскоре Алиса осталась совсем одна. Она прикрыла рыжие волосы капюшоном и закуталась в плащ — вечерний воздух становился все более холодным. Найдя неприметное место у северного крыла дворца, Алиса встала у ограды, изо всех сил стараясь слиться с тенью.У нее закололо в кончиках больших пальцев. Ощущение было знакомым и говорило только об одном: что-то случилось. А вдруг Шадамера и остальных отвезли в крепость-тюрьму, что стояла на острове посреди реки Арвен? Алиса попыталась припомнить, каким путем стража обычно возила туда заключенных. Надо ли ей отправиться туда или остаться здесь? Алиса уже собиралась уйти, но не ушла.Что-то удерживало ее здесь, у северного крыла дворца.Алиса уже давно обнаружила, что между нею и Шадамером развилась некая непонятная связь на расстоянии. Это вовсе ее не радовало, поскольку не было взаимопониманием. К тому же Алисе никогда не удавалось обернуть это свойство в свою пользу — оно действовало только в пользу Шадамера. Если она попадала в беду, барон об этом даже не догадывался. Зато Алиса всегда знала, что с ним вот-вот должно произойти какое-то несчастье.Алисе стало трудно дышать. Она неотрывно смотрела на окна дворца. Затем раздался звон разбитого стекла.Из окна на пятом этаже выпрыгнули двое. Алиса мгновенно узнала в одном из них Шадамера.Она застыла на месте. Сердце тоже остановилось. Ее руки похолодели, а ног она вообще не чувствовала. Алиса знала, чем все это кончится: разбившееся о камни окровавленное тело, расколотая, словно орех, голова. А она, не в силах ничем ему помочь, может лишь стоять в немом оцепенении и с ужасом смотреть на его гибель. Алиса не обращала внимания на второго человека; ее глаза смотрели только на Шадамера. В тот момент, когда ей показалось, что барон вот-вот погибнет, Алиса прошептала, что любит его.Слова уже сорвались с ее губ, и в это мгновение невидимая рука магии Воздуха, образно говоря, схватила Шадамера за шиворот. Барон на какую-то секунду повис в воздухе. Затем та же рука мягко опустила его на землю. Длинные волосы Шадамера развевались на ветру, а рукава рубахи надувались парусами. Ноги барона с негромким стуком коснулись мостовой. Другим прыгнувшим оказался Джессан, который не удержался на ногах и упал.Алисино сердце вновь забилось, а ее ужас мгновенно сменился неподдельной злостью. Надо же: устроить очередной трюк, даже не подумав, что страх отнял у нее десять лет жизни и, возможно, сделал совершенно седыми ее рыжие волосы.— Я беру свои слова назад, — сердито пробормотала Алиса. — Я не люблю тебя. И никогда не любила. Ты всегда был мне противен.Она оказалась не единственной, кто слышал звук разбитого стекла и наблюдал удивительное зрелище, когда двое человек, выпрыгнув из окна, вдруг плавно воспарили в воздухе, словно сухие листья чертополоха на весеннем ветру. Королевская стража у ворот тоже все это видела и слышала. Они оторопели не меньше, чем Алиса, и только поэтому не сразу начали действовать.Шадамер оглянулся. Алиса знала: он ищет ее, абсолютно уверенный, что она где-то рядом, раз ему потребовалась ее помощь. Алиса последними словами обругала барона за его гнусную уверенность, а себя — за то, что действительно оказалась здесь.Прислонившись к прутьям решетки, Алиса махнула ему рукой, но Шадамер и так уже заметил ее.— Вытащи нас отсюда! — крикнул он, помогая Джессану встать.Вот так всегда: «вытащи нас отсюда».Алиса мысленно пробежала по всем заклинаниям магии Земли, какие помнила. Впрочем, она могла бы этого и не делать — она почти сразу сообразила, что здесь требуется совсем иная магия. Магия Пустоты. Алиса крайне неохотно и с большим отвращением применяла ее. После заклинаний этой магии всегда ломило тело, все мышцы становились слабыми и неподвижными. Вдобавок магию Пустоты не спутаешь ни с какой другой. Любой маг, окажись он поблизости, поймет, что к чему, и донесет церковным властям.Чтобы спасти Шадамера, Алиса была готова вынести и боль, и слабость, и угрозу ареста. А потом? Потом она услышит тот же вопрос, который недавно задал ей Ригисвальд: «Что еще нового?»Вспоминая отвратительные слова заклинания (у Алисы возникло ощущение, что они ползают у нее во рту, как клопы), она ухватилась руками за прутья решетки и решительно произнесла все, что было нужно.Прутья начали ржаветь. Ржавчина буквально поедала железо, распространяясь вверх и вниз по витым прутьям. Алиса переместила руки на соседние прутья и вновь произнесла заклинание. В ее теле поднялась волна тошноты. Голова закружилась. Опасаясь, как бы не потерять сознание, она была вынуждена прервать свое колдовство, чтобы унять тошноту. Алиса держалась за прут, пока он не рассыпался. Четырех выкрошенных прутьев должно быть достаточно. На большее у нее не хватало сил.Прутья стремительно ржавели. В безупречном узоре ограды уже зияла внушительная дыра. На земле высилась горка ржавчины. Алиса попыталась окликнуть Шадамера, но у нее не было сил даже на это. Барон не обращал на нее внимания. Повернувшись спиной к ограде, он смотрел на дворец. Вскоре из разбитого окна изящно вылетел Гриффит. Его одежда раздулась на ветру, и вскоре он мягко опустился рядом с Шадамером. Последней выпрыгнула Дамра. Лучи заходящего солнца заиграли на ее серебристых доспехах. Дамра чем-то напоминала метеор, падающий с небес. Приземлилась она бесшумно, словно севшая на ветку птичка.После этого Шадамер обернулся. Увидев дыру в ограде, он указал на нее всем остальным, и четверка побежала в этом направлении. Опомнившиеся гвардейцы тоже наконец сдвинулись с места, но им до дыры нужно было еще бежать и бежать.Алиса поднесла к губам грошовую свистульку и трижды протяжно свистнула. Ей сразу же ответили: одни свистки прозвучали почти рядом, другие донеслись издалека.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 вино da luca 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я