научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/tumby-s-umyvalnikom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Каждый из камней светился и своим теплом нагревал серебро, успевшее стать достаточно горячим. Вольфрам изумленно смотрел на браслет. Браслет долго молчал; пожалуй, несколько лет. Вольфрам уже начал подумывать, что, быть может, утратил благосклонность монахов. Теперь же ему было приятно думать, что у него все еще есть возможность получить неплохую прибыль. Соблюдая определенную последовательность, он дотронулся до всех пяти камней, и жжение сразу прекратилось.Вольфрам вопросительно посмотрел на повозку эльфа, но не получил от браслета никаких подтверждений. Удивляясь, что же заставило браслет нагреться, дворф огляделся по сторонам. Едва в поле его зрения попали фигуры обоих юношей, браслет вновь стал горячим.— Так, так, — пробормотал дворф.Он опустил рукав и поспешил вслед за Джессаном и Башэ.Вывеска, намалеванная сусальным золотом и повешенная над входом в Храм Врачевания, была украшена символами, означающими, что данное заведение является настоящим Храмом Врачевания, находящимся в руках членов Церкви, которые прошли обучение в Храме Магов в Новом Виннингэле. По мнению Вольфрама, «Почтенный Маг», сидевший на пороге и обмахивавшийся листом слоновьего уха, возможно, и побывал в Новом Виннингэле и даже видел величественный Храм Магов, но на этом его причастность к Церкви и кончалась. Вольфрам не сомневался, что этот малый — всего-навсего бродячий чародей.Худощавый и ничем не примечательный человек, выдававший себя за мага, с нескрываемым интересом следил за приближением обоих юношей. Убедившись, что они направляются к нему, он вскочил на ноги и заговорил прежде, чем пришедшие успели раскрыть рот.— Меня зовут брат Элиас. Нет таких болезней, которые я не мог бы вылечить.Врачеватель честными глазами взглянул на Джессана, затем на Башэ.— Что вас беспокоит? Лихорадка? Кашель? Сердцебиение? Рвота? У меня есть лекарства от всего. Разрешите пощупать ваш пульс.Он протянул руку к Джессану, удостоившему его холодным взглядом.— Мы не больны, — сказал Джессан, затем, указав на Башэ, добавил: — Он хочет купить снадобья.Башэ извлек две серебряные монеты, вырученные у эльфа за ожерелье.Брата Элиаса несказанно раздосадовало, что никто из пришедших не страдает никакой болезнью, лечение которой заняло бы немало времени и потребовало бы изрядных денег. Однако серебро, блеснувшее в руках Башэ, заставило его оживиться.— Узнаю коллегу, — сказал он, не спуская глаз с монет.Со всей учтивостью, на какую он только был способен, брат Элиас повел юношей внутрь своего ветхого «храма».Брат Элиас именовал себя врачевателем, однако местные жители считали его просто торговцем разными зельями. Единственной похвалой в его адрес было то, что он до сих пор никого еще не отравил.Вольфрам тоже направился к Храму. Обойдя его сбоку, он уселся на корточки в тени строения. Тень выглядела более прочной, нежели сам Храм. Вольфрам удобно устроился прямо под дыркой, которая служила окном.Отсюда ему было слышно все, о чем говорили внутри. Дворф надеялся, что пеквей столь же сведущ в снадобьях, как и в камнях. В противном случае брат Элиас оберет его дочиста.Брат Элиас начал с расхваливания своего лучшего товара — приворотного зелья, обещая, что от него предмет страсти сам упадет в объятия или прямо в постель. При этих словах коротышка засмеялся, а молодой тревинис счел их оскорбительными. Держа нос по ветру, брат Элиас, как говорят, поменял лошадей на переправе и предложил мазь, способную исцелить любую боевую рану, будь то от стрелы, попавшей в горло, или от копья, ударившего в живот. При этом, если верить врачевателю, не оставалось никаких рубцов и шрамов. Рассказ о мази вызвал больший интерес, во всяком случае, у тревиниса. Но здесь вмешался пеквей.— Дай мне понюхать твою мазь, — попросил Башэ.Вольфрам слышал, как пеквей шумно принюхивается, затем коротышка сказал Джессану по-тирнивски:— Обычный медвежий жир, и только.Вслед за этими словами послышалось шарканье ног, звон металла и холодный от злости голос Джессана:— Да ты просто вор! Сейчас ты у меня останешься без ушей.Брат Элиас жалобно заскулил и, судя по звукам, упал, привалившись к стене, отчего та угрожающе пошатнулась.— Не делай этого, Джессан, — обратился к другу Башэ. — У него есть кое-какие стоящие снадобья, которые мне нужны, а ему нужны уши, чтобы это услышать.Потом коротышка с удивительной для него суровостью добавил:— Тебе лучше обождать у входа.Услышав шаги Джессана, Вольфрам вскочил и поспешил удалиться. Отойдя на достаточное расстояние, он обернулся. Джессан, мрачный и покрасневший от гнева, встал у двери Храма в боевую стойку. Он оберегал своего друга с таким же рвением и решимостью, как если бы ему поручили стеречь королевскую казну.Опустив голову, Вольфрам неторопливо прошел мимо него, словно был глубоко погружен в свои мысли. Дойдя до перекрестка, дворф еще раз оглянулся и увидел, что Джессан все так же неподвижно стоит у Храма. Тогда Вольфрам быстро нырнул в кусты. Пригнувшись и спрятавшись в зарослях густой травы и сладковато пахнущего шалфея, дворф стал ждать, когда Джессан и Башэ двинутся в обратный путь. ГЛАВА 5 Прошло около часа, прежде чем юноши подошли к месту, где прятался дворф. Пеквей с жаром рассказывал другу о том, что купил у врачевателя.— Ты поступил разумно, Башэ, — похвалил его Вольфрам. Поднявшись на ноги, дворф отряхнул со штанов семена растений и землю. — Правильно, что ты купил составные части, а не готовые снадобья. Этот человек — совсем не врачеватель.Джессан мрачно покосился на назойливого дворфа.— Не отставай, Башэ, — велел он другу.— Так он — не врачеватель? — Башэ подошел к Вольфраму, удивленный его словами. — Зачем же тогда он лжет людям?— Люди хорошо платят за лечение, — объяснил Вольфрам, присоединяясь к идущим. — Он состряпает несколько склянок неведомо с чем, а потом целый день торчит у двери под своей лживой вывеской. Больные приходят к нему и начинают жаловаться на свои болезни. Он даст им склянку, возьмет деньги и усядется ждать очередную жертву.— А как потом, когда люди поймут, что лекарства не помогают? — с неподдельным интересом спросил Башэ.— Видишь ли, иногда они помогают, — ответил Вольфрам. К этому времени он уже шагал вровень с обоими юношами. — Иногда люди поправляются сами. А бывает, что снадобье Элиаса им действительно помогло. Но некоторые от его лекарств умирают. А мертвые, сам понимаешь, уже не явятся к нему и не обвинят в шарлатанстве.— Мы с бабушкой никогда не берем плату за лечение, — задумчиво произнес Башэ, поддевая босой ногой комочки земли. — Бабушка говорит, что умение врачевать у нас в костях, как магия в костях Земли. И если Земля не требует платы за свою щедрость, то и мы не должны.— Какая достойная женщина, — восхищенно сказал Вольфрам. — Я был бы очень рад познакомиться с нею. Я пойду вместе с вами. Вы не против того, чтобы взять меня в попутчики?— А откуда ты знаешь, в какую сторону мы идем? — тут же спросил Джессан.— Ваш путь — мой путь, — ответил Вольфрам. — А мой путь может быть любым. Все пути одинаковы — они ведут к концу, — задумчиво добавил он.Джессан предпочел не ронять достоинства и не ответил. У тревинисов было не принято говорить с чужаками о загробной жизни; вопрос этот они считали слишком священным, чтобы делать предметом обыденного разговора.Все трое продолжали идти по дороге, представлявшей собой всего лишь две колеи, тянущиеся по степи. Местность в здешних краях была равнинной, земли — скудными. На них росла высокая, шелестящая от ветра трава, уже успевшая высохнуть от палящего солнца и приобрести коричневый оттенок. Дорога, не делая никаких зигзагов и поворотов, вела прямо к берегу Голубенькой Речки. Рощица хлопковых деревьев, росших неподалеку, говорила о том, что за ними скрывается ручей или пруд. На северо-востоке, на самом горизонте, едва заметной полоской виднелись Неприступные Горы. Так их называли за отвесные склоны, где на каждом шагу можно было сломать себе шею. Солнце постепенно начинало клониться к западу. Но летом оно заходит не так быстро, а потому путники вполне могли еще несколько часов идти при свете дня.Башэ показал Вольфраму свои приобретения: яблоневую кору из северных краев, помогавшую при лечении женских болезней; тончайшие птичьи перья с юга, которыми лечили воспаления суставов у стариков; зеленый чай, произраставший в землях эльфов. Вольфрам рассказал ему о том, какими травами пользуются дворфы. Башэ внимательно слушал, уделяя особое внимание составу лекарств и пропорциям. Когда эта тема оказалась исчерпанной, Вольфрам начал рассказывать о своем народе, о том, что у них каждый с самого раннего детства учится скакать на пони. Он говорил о том, что дворфы почти всю жизнь проводят в седле, кочуя по холмам и равнинам, находящимся отсюда далеко на востоке.Вольфрам знал немало историй и умел развлекать слушателей. Более того, он умел заинтересовать даже тех, кто угрюмо молчал и не был особо расположен его слушать. По сути, все, что перепадало ему в жизни, зависело от умения быть обаятельным, чем дворфы, в общем-то, никогда особо не отличались. Но Вольфрам годами развивал и оттачивал свой природный дар. За все время Джессан не проронил ни слова, однако слушал внимательно, особенно когда дворф рассказывал о столкновениях с воинами-эльфами или оркскими пиратами. В зависимости от повествования, Джессан либо одобрительно кивал, либо его глаза осуждающе вспыхивали.Когда стемнело, они остановились на ночлег. Джессан достал сверток с ломтями вяленой оленины и поделился с Вольфрамом, выказывая тем самым свое расположение к дворфу. Башэ поел сушеных ягод и пожевал корень какого-то растения, предложив то же самое и Вольфраму. Тот вежливо отказался, поскольку дворфы привыкли к мясной пище.Близилась ночь. Воздух быстро становился прохладным. После ужина Джессан и Башэ улеглись на земле, еще хранившей дневное тепло, и моментально уснули сладким и не обремененным раздумьями сном молодости. Вольфрам уже и не помнил, когда он так спал. Он лег, но сон не приходил. Дворф лежал, прислушиваясь к глубокому дыханию Джессана, и смотрел, как у Башэ во сне вздрагивают руки и ноги, словно у пса, которому снится охота. Вздохнув, Вольфрам сел и посмотрел на свой браслет. Жжение исчезло. Камни слабо мерцали во тьме, показывая, что он правильно выполняет данные ему распоряжения.Вольфрам совершенно не понимал, почему браслет указал ему на двух этих юнцов и что особо важного может быть с ними связано. Дворфу не терпелось поскорее узнать об этом. Водя пальцем по браслету и предаваясь приятным мыслям о количестве серебряных монет, которые он получит по окончании своей миссии, Вольфрам снова лег. Он уже погружался в сон, когда Джессан неожиданно проснулся и объявил, что им пора двигаться в путь.Вольфрам позабыл об обыкновении воинов-тревинисов спать не более двух-трех часов, а затем, если возможно, продолжать путь и ночью.До рассвета было еще далеко, однако призрачного света луны и звезд вполне хватало для освещения дороги, тем более что вдоль нее не росли деревья. В запасе у Вольфрама имелось еще достаточно историй, но он был не в настроении рассказывать. Именно сейчас, когда от него требовалось пустить в ход все свое обаяние, его клонило в сон, а перспектива ночного путешествия вызывала у него раздражение. Вольфрам заметил, что Джессан начал внимательно приглядываться к природным ориентирам. Значит, вскоре они свернут с дороги и двинутся по открытой степи.Примерно через час пути Джессан остановился возле камней, сложенных пирамидой близ дороги. Дорога шла с востока на запад, тревинис смотрел на север. Объясняться с Вольфрамом он предоставил Башэ.— Здесь мы сворачиваем с дороги, — сообщил Башэ. — Спасибо тебе за твои истории и за то, что помог мне торговаться с эльфом.Джессан что-то пробормотал, однако Вольфрам ничего не разобрал.— Счастливого тебе пути, господин, — вежливо добавил Башэ.Вольфрам почувствовал, как браслет слегка потеплел, но он не нуждался в подсказках. Он прекрасно понимал, что ни в коем случае не должен расстаться с пеквеем и тревинисом, но по какой причине — этого он не знал.— Благодарю вас, — столь же вежливо произнес Вольфрам. — Но мне очень бы хотелось и дальше идти вместе с вами. Я так надеялся побеседовать с твоей бабушкой, — добавил он, обращаясь к пеквею. — Не часто встретишь такую мудрую женщину.Башэ посмотрел на Джессана, который покачал головой. На дворфа он даже не взглянул, продолжая глядеть в северном направлении.— Нет, — коротко сказал он.Вольфрам мог бы тайком двинуться вслед за ними, но ему требовалось, чтобы тревинисы приняли его без подозрений, а потому негоже было начинать с воровского проникновения в их селение. Он напряженно искал причину, которая оправдала бы его появление там, когда неожиданно пеквей пришел ему на помощь.— Возьмем его с собой, — сказал по-тирнивскн Башэ.Джессан покачал головой.— В нашем селении никто и никогда не видел живого дворфа, — возразил Башэ. — Даже твой дядя Рейвенстрайк. Представляешь, какой подымется шум, когда мы приведем с собой Вольфрама? Он будет нашим дворфом. Только нашим и больше ничьим. Медвежья Лапа сляжет от зависти, невзирая на все его трофеи. Что его высохшие, сморщенные старые головы по сравнению с настоящим живым дворфом?Похоже, Джессан задумался над доводами друга.— А уж что будет с Ясной Зарей, — умно подзуживал Башэ. — Сколько у нее отрезанных голов, но и она никогда не видела живого дворфа.Разговор не предназначался для ушей Вольфрама, и он старался делать вид, что не понимает ни слова. Конечно, оскорбительно, когда тебя оценивают, словно какую-нибудь диковинку на ярмарке. Но иного способа добраться до селения этих юнцов у него нет, а потому самолюбие придется запрятать за щеку.— Разве ты боишься его? — спросил Башэ, бывший сейчас воплощением невинного простодушия.— Конечно же нет, — ответил Джессан, бросив на дворфа презрительный взгляд.— Так давай возьмем его с собой, — вновь предложил Башэ.Пеквей действовал очень разумно. Если Джессан откажется, отныне его станут упрекать в том, что он боится дворфов. Кажется, Джессан уже сообразил, что ухищрения друга загнали его в угол, откуда он не знал, как выбраться. Теперь Вольфрам лучше понял странную взаимосвязь между пеквеем и тревинисом. Джессан, привыкший в жизни двигаться по прямой, был вынужден время от времени сворачивать в сторону, уступая коротышке-пеквею, умевшему ходить кругами и добиваться своего.— Дворф может идти, — хмуро бросил Джессан.— Ты можешь пойти с нами, — возбужденно произнес Башэ, поворачиваясь к Вольфраму. — Мы с Джессаном обсудили это дело. Я сказал, что моей бабушке будет очень интересно встретиться и поговорить с тобой, и он согласился.Вольфрам в самых вежливых выражениях поблагодарил обоих юношей за удовольствие и дальше наслаждаться их обществом и за великую честь, которую они ему оказали, согласившись привести его в свое селение. Джессан расшвырял в разные стороны камни пирамиды, и все трое двинулись дальше. Вольфрама интересовало, сколько им еще идти, однако спрашивать он не решился, опасаясь, как бы его не заподозрили в скрытых и недобрых намерениях.Джессан шел не по прямой, и дворф понял, что юноша специально ведет их в обход, чтобы он не запомнил дорогу к селению. Вольфрам, начинавший уставать, мог бы уверить Джессана, что не имеет подобных намерений, однако это лишь вызвало бы у тревиниса дополнительные подозрения. Посему Вольфрам помалкивал и изо всех сил старался не спать на ходу.Наступило самое глухое время ночи. Справа выросла какая-то темная громада, заслонившая небо и звезды. Вольфрам принюхался и почуял воду. Громада была не чем иным, как кронами деревьев, окружавших озеро. Башэ что-то сказал насчет своего пустого бурдюка, и юноши повернули к озеру. Вольфрам обрадовался возможности передохнуть, пусть и недолго. Он рассчитывал окунуть лицо и шею в холодную воду и тем самым побороть сон.Они вошли в рощицу. Деревья с пышной листвой отбрасывали густые тени. Джессан замедлил шаги. Где-то неподалеку слышались крики ночных зверей, вышедших на охоту. Наверху ухал филин, объявляя, что окрестные земли принадлежат ему. Другой филин, притаившийся чуть дальше, похоже, оспаривал это утверждение. Башэ сообщил, что где-то в кустах прячется лиса. Вольфрам едва не наступил на горностая, который злобно заверещал и скользнул прочь из-под его ноги.Деревья остались позади. Путники вышли на берег тихого, сонного озера. Оказалось, что они здесь не одни; неподалеку пили воду олени. Почуяв пришедших, они взмахнули белыми хвостами и скрылись среди деревьев, хотя Башэ и кричал им вслед, призывая не пугаться. Вольфрам с любопытством следил за коротышкой. Он часто слышал об умении пеквеев общаться с животными, но увидел это только сейчас.Однако олени не вняли уверениям Башэ. Вольфрам слышал, как они продираются сквозь кустарник, унося ноги от озера.Башэ улыбнулся и пожал плечами.— Они мне не поверили, и я их не могу винить. На вас двоих одежда из оленьей кожи.Вольфрам тоже вполне понимал чувства оленей. Дойдя до кромки воды, он зачерпнул ее ладонями и напился. Вода была холодной и отдавала илом. Потом Вольфрам побрызгал себе на лицо.— Что там за странный свет? — услышал он резкий голос Джессана.Вольфрам протер глаза, приглядываясь к серебристой светящейся полосе на черной, с крапинками звезд, поверхности озера. Он заметил ее раньше Джессана, но не придал ей значения.— Луна, — зевая, ответил Вольфрам. — Лунная дорожка.— Луна зашла час назад, — возразил Джессан.С Вольфрама мигом слетела сонливость. Он вскочил на ноги и непроизвольно поднял глаза к небу.— Ты прав.Дворф снова посмотрел на светлое пятно. Серебристое сияние находилось футах в двенадцати от берега. Приглядевшись, Вольфрам понял, что оно никак не могло быть отражением луны. Серебристый свет плавал на поверхности воды, будто масляное пятно, покачиваясь на волнах.Рябь, поднятая убежавшими оленями, не рассеяла это свечение и не превратило его во множество маленьких серебристых и черных волн. Пятно оставалось ровным и просвечивало через взбудораженную воду подобно опустившейся на дно шелковой шали. Вольфрам невольно коснулся своего браслета.— Да будь я… — пробормотал он, ошалев от догадки.— Давайте-ка взглянем, что это такое, — возбужденно крикнул Башэ.Бросив бурдюк, он устремился в воду. Джессан бросился следом, и только тогда Вольфрам сообразил, чем это грозит обоим юнцам.Дворф метнулся к воде. Одной рукой он цепко схватил детскую ручку пеквея, другой поймал за запястье Джессана.Джессан сердито дернулся, пытаясь вырваться, и гневно поглядел на Вольфрама. Тревинисы не любят, когда чужестранцы до них дотрагиваются, но сейчас было не до церемоний. Джессан остановился; большего Вольфраму и не требовалось.— Не приближайтесь к этому месту, — предостерег их дворф. — Я знаю, что это такое. От этих штучек надо держаться подальше.— И что же это? — полюбопытствовал Башэ, завороженный сиянием.Джессан не сводил с дворфа сердитых глаз, но продолжал стоять на месте, погруженный в воду по лодыжки. Осторожность была не чужда ему. К тому же Джессану тоже хотелось услышать ответ Вольфрама.— Это Портал, — пояснил Вольфрам. — Один из магических Порталов.Дворф ткнул пальцем в направлении серебристой полоски.— Вы туда войдете, но никто не скажет вам, где вы выйдете. Возможно, вы попадете в райский уголок. А можете очутиться прямо посреди военного лагеря эльфов, где вас проткнут копьем раньше, чем вы сумеете что-то сказать. Вас может занести в какую-нибудь расщелину с кипящей грязью. Вы даже не представляете себя, что такое Портал, — добавил Вольфрам.— Мой дядя рассказывал о них, — холодно ответил Джессан. — Он говорил, что в здешних местах Порталов нет. Ближайший Портал находится в Карну.Слова дяди были для Джессана мерилом истины. Раз этот Рейвенстрайк, или как там его, сказал, что Порталов здесь нет, значит, так тому и быть.— Ближайший из известных Порталов, — возразил Вольфрам, сделав упор на слове «известных». — Но есть много неизвестных Порталов. Их называют дикими. Они появились тогда, когда взрыв уничтожил Старый Виннингэль и четыре существовавших Великих Портала. Скорее всего, мы сейчас стоим возле одного из диких Порталов.Вольфрам вылез из воды и вытащил Башэ. Джессан нахмурился, сведя свои темные брови. Он продолжал стоять по щиколотку в воде.— Если ты говоришь правду и это действительно один из магических Порталов, почему никто до сих пор его не обнаружил?— Я знаю! — закричал Башэ.Выйдя на берег, он, как собака, отряхивался от воды.— Просто никто не был здесь ночью. Днем ты бы не заметил свечения.А ведь коротышка прав, подумал Вольфрам. Озеро лежит на значительном расстоянии от дороги. Путешественники едва ли знают о его существовании, а если кого и заносило в эти края, солнечные блики надежно скрывали призрачное сияние Портала. Даже ночью его вполне можно было спутать с лунной дорожкой, как спутал и сам Вольфрам.— Выходи на берег, — сказал он Джессану.Джессан не пошевелился, а продолжал смотреть на бледный мерцающий свет.— Как по-твоему, куда я могу попасть, если туда войду? — спросил он Вольфрама.— Этого никто не знает. Может, прямо к богам, — ответил дворф, не представляя, что ему делать, если этот ретивый юнец и впрямь вздумает прогуляться по Порталу.Но ему-то что? Ведь он не брал на себя ответственности за них обоих. У самих есть головы на плечах. Если они полезут в Портал и пропадут там — что ж, пусть пеняют на себя. Обратную дорогу он найти сумеет. А то, за чем его посылали монахи, он уже нашел. Осталось лишь запомнить местность, где находится озеро с Порталом, и сообщить монахам. Думая об этом, Вольфрам обнаружил, что все еще крепко держит пеквея за руку.— Быть может, этот Портал ведет на дно озера, — сказал дворф. — А может — на другой край света или в жилище богов. Если ты никогда не бывал в Портале, там легко сбиться с пути. Чем-то Портал похож на пещеру. Ты не сумеешь определить, где верх, где низ, где север, а где юг. Заблудиться там — пара пустяков.Неожиданно Вольфраму пришла мысль, воодушевившая его.— Вам надо рассказать о Портале в вашем селении. Пусть пошлют самых опытных воинов на разведку.Пока он это говорил, свечение Портала усилилось. Оттуда послышались слабые звуки, напоминавшие цокот копыт или удары сердца.Вольфрам затаил дыхание и стал пятиться задом, стремясь отойти подальше от воды. Башэ не отставал от него. К счастью, этот коротышка обладал развитым чувством самосохранения.— Джессан, вылезай! — крикнул он другу.Цокот копыт звучал все громче. Удивленный Джессан с явным неудовольствием выбрался на берег, но при этом он неотступно смотрел на Портал.Разбрызгивая клочья белой пеной, из Портала выскочила лошадь со всадником на спине. Ноздри ее раздулись от быстрого бега. Чувствовалось, что она скакала во весь опор. Отфыркиваясь и стряхивая воду с головы и гривы, лошадь отчаянно пыталась хоть за что-то зацепиться передними ногами. Всадник оказался рыцарем в серебристых доспехах, ярко сияющих при свете Портала. Он явно был опытным наездником, поскольку припал к лошадиной шее, побуждая животное повернуть к берегу.Подняв фонтан ослепительных серебристых брызг, кажущихся почти мистическими на фоне иссиня-черной поверхности озера, лошадь выпрыгнула на берег. Такого Джессан еще никогда не видел. Заглядевшись на лошадь и всадника, он потерял равновесие и едва не угодил под конские копыта, однако умное и опытное животное, почуяв на пути человека, перепрыгнуло через него, не причинив вреда.— Это бог, — с благоговейным ужасом прошептал Башэ.Он с такой силой уцепился за руку Вольфрама, что дворф пошатнулся.Поначалу Вольфрам решил, что пеквей прав, но доспехи рыцаря показались ему знакомыми. Оправившись от потрясения, он присмотрелся ко всаднику, чья лошадь уже гарцевала на суше.— Нет, это не бог, — негромко возразил Вольфрам. — Но близок к богам. Это — один из Владык.Рыцарь остановил лошадь. Он обернулся назад и оглянулся на Портал. Джессан был не в состоянии отвести глаза от рыцаря, чьи доспехи при свете звезд блестели, словно рыбья чешуя.Рыцарь поднял забрало.— Где я? — требовательным голосом произнес он.Всадник обвел взглядом темные силуэты деревьев, озеро, небесный купол, пустынную степь и вновь повернулся к Джессану.— Где я? — еще более требовательно повторил он вопрос.Джессан словно онемел; он мог только завороженно взирать на всадника.— Ты что, немой? — удивился рыцарь.— Я сообщу вам, где вы находитесь, господин рыцарь, — сказал Вольфрам, выходя из тени деревьев. — Вы попали в земли тревинисов и находитесь на севере Дункарги.— Дункарги, — повторил рыцарь.Тусклый свет звезд и поблекшее мерцание Портала не позволяли Вольфраму рассмотреть лицо всадника, но поникшие плечи ясно показывали, что рыцарь надеялся услышать совсем не такой ответ.— Дункар, столица государства, лежит примерно в семистах милях к югу отсюда, — добавил Вольфрам.— Дункарга, — еще раз произнес рыцарь. Голос его звучал слабо, едва слышно. — Значит, не Виннингэль, куда я так надеялся попасть и о чем молил богов.Он покачал головой, потом оглянулся на Портал. Оттуда донесся слабый звук копыт. Чувствовалось, что сюда приближается еще один всадник.— Ну что ж, — продолжал рыцарь. — Моя храбрая Фотераль совершенно выбилась из сил и не в состоянии скакать дальше. Да и я сам изрядно утомился. Придется устроить привал.Спешившись, рыцарь вытащил из ножен свой меч, затем что-то вполголоса приказал лошади, и та понеслась к деревьям.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 итальянское вино пекорино 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я