научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/brands/Sanita-Luxe/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Желая удостовериться, что все в порядке, Густав открыл шкатулку. Камень Владычества по-прежнему лежал внутри. Свет фонаря мгновенно заиграл на его гранях. Густав припомнил легенду о том, как принц Хельмос принимал Камень Владычества из рук своего младшего брата, принца Дагнаруса, и поранил руку об острую грань. Согласно легенде, когда кровь принца-мученика упала на каменный пол, камни выкрикнули предостережение против Дагнаруса, на которое никто не обратил внимания.Густав закрыл шкатулку. Он вновь произнес имя жены, и шкатулка исчезла из поля зрения. Он попытался вспомнить объяснения женщины-мага о «складках в ауре Земли» и «карманах времени». Но по правде говоря, объяснение показалось ему нудным и педантичным. Густав не понимал и не хотел понимать особенностей магии. Он заплатил изготовительнице требуемую сумму, и его интересовало лишь то, как пользоваться магическими свойствами мешка.Где-то теперь эта женщина, подумал Густав. Вероятно, умерла. Почти все, с кем он был знаком в ту пору, уже умерли.Теперь, когда шкатулка находилась у него в мешке, Густав подумал: а не снять ли благословенные доспехи Владыки? Древесные корни выглядели обычными корнями, перепачканными в земле. Крысиная армия ретировалась; несколько отставших крыс со смертельным ужасом в глазах взирали на свет фонаря. Снаружи кто-то тайком терпеливо его дожидался, кто-то, сильно желавший, чтобы Густав отправился в подземелье. Густав решил снять доспехи. Он замыслил выманить незнакомца из его укрытия, поговорить с ним и понять, что за игру тот ведет. После легкого хлопка в ладоши доспехи исчезли.Густав уложил остальные вещи, чтобы мешок ничем не отличался от мешка любого путешественника, добавив к ним несколько пеквейских украшений, лежавших на груди мертвого баака. Старый рыцарь не хотел их трогать, но ему требовались зримые доказательства, которые он мог бы показать незнакомцу. Густав неспешными глотками пил воду и раздумывал над тем, что станет делать дальше. Первая часть поисков завершилась. Теперь ему предстояла вторая часть — в целости и сохранности доставить Камень Владычества в Новый Виннингэль и передать Совету Владык. Отсюда до Нового Виннингэля было более двух тысяч миль пути. Впервые за двести лет четыре части Камня Владычества соединятся. Во всяком случае, люди искренне надеялись на это и не менее искренне верили, что соединение принесет мир враждующим расам.— После этого дело моей жизни завершится, — сказал себе Густав. — И тогда я смогу отправиться к тебе.Вскоре после смерти жены Густав решил последовать за ней. Обезумев от горя, он всыпал в чашу яд и уже поднес ее к губам, чтобы выпить, как вдруг рука Аделы выбила чашу, и та покатилась на пол. Удар оказался настолько сильным, что чаша отлетела на несколько футов от места, где он сидел. Тогда он понял, что должен завершить свое предназначение в этой жизни. И именно тогда он решил начать поиски Камня Владычества.Нет, Адела не зря верила в своего мужа, в своего рыцаря.Густав искренне надеялся, что вторая часть его миссии будет намного легче первой. На обратный путь уйдут месяцы. но он непременно должен вернуться до наступления зимы. Он не предвидел каких-либо задержек или препятствий, если не считать незнакомца, затаившегося неподалеку от выхода из гробницы. Густав не особо волновался. Никто ведь не знает, что у него находится Камень Владычества; это неизвестно даже стерегущему его незнакомцу.Густав допил воду и устало поднялся на ноги. Как-никак, битва с войсками магии Земли не прошла бесследно. К тому же находка до предела взбудоражила его самого. И то и другое отняло у него немало сил. Густав ощущал неимоверную усталость, а ему еще предстояла встреча с незнакомцем. К счастью, он всегда мог призвать на помощь магические доспехи. При внезапном нападении доспехи появлялись сами.Выйдя из гробницы, Густав прищурился от яркого солнечного света. Он остановился и с удивлением обнаружил, что день еще не начал клониться к вечеру. Наверное, его меньше бы удивило, если бы на поверхности была зима, ибо Густаву казалось, что он провел в подземелье не часы, а месяцы.Положив руку на рукоять меча, он напряженно вслушивался, одновременно давая глазам привыкнуть к яркому свету. Ему показалось, будто он услышал в траве какой-то шорох. Трава колыхнулась. Но этим все и кончилось, больше никаких подозрительных звуков он не услышал. Когда глаза освоились с дневным светом, Густав внимательно осмотрел высокую траву и тени деревьев. Ничего. Однако чьи-то невидимые глаза так и сверлили его, и их взгляд был куда пристальнее, чем прежде.Такое состояние начало раздражать Густава.— Хватит таиться от меня! Вылезай! — сердито крикнул он. — Я знаю, что ты прячешься поблизости! Говори: почему ты несколько дней подряд неотступно следишь за мной? Почему ты решил, что я обязательно отправлюсь в гробницу?Ответа не было.Густав поднял мешок.— Если тебя съедает любопытство, я покажу тебе свои подземные находки. Ты, видно, думал, что там спрятаны сокровища? Спешу тебя разочаровать. Одни пеквейские безделушки, и больше ничего. Похоже, мы с тобой оба лишь напрасно потратили время. Так что выходи, и давай вместе выпьем вина и посмеемся над тем, какими глупцами оказались мы оба, рассчитывая найти в пеквейской гробнице несметные сокровища.Трава зашелестела, но то был шелест ветра. Ветки хрустнули, но причиной опять был ветер. Других звуков Густав не услышал.— Ну и убирайся в Пустоту, — крикнул напоследок Густав и, подхватив мешок на плечо, зашагал к шатру.На ходу Густав обдумывал, как ему лучше поступить. Можно было бы тронуться в путь прямо сейчас, невзирая на усталость. Но это было рискованно: по дороге незнакомец вполне мог напасть на него. Наверное, разумнее будет поужинать, отдохнуть и даже, если получится, немного поспать. Будь с ним еще кто-то, можно было бы спать поочередно, однако Густав привык путешествовать один и еще ни разу не пожалел об этом. Он с давних пор избрал своим девизом слова: «Тот в путь быстрее всех идет, кто в путь идет один». Из тех, с кем Густав был знаком, лишь немногие сумели бы выдержать тяготы нескольких месяцев пути, но у этих людей хватало своих забот, чтобы в обществе сумасбродного старика отправляться неведомо куда.Густав решил остаться, поесть и отдохнуть. Так будет разумнее, чем пытаться убежать от опасности, когда он едва держится на ногах. Бывший командир и наставник Густава учил его всегда самому избирать поле битвы. Если невидимый соглядатай решил напасть на него ночью и застать врасплох, пусть получит сюрприз.Устало бредя в направлении шатра, Густав внимательно следил за окружающим, но ничего не замечал. Впрочем, сейчас он и не ожидал ничего увидеть. К этому времени он достаточно хорошо изучил повадки незнакомца и относился к нему со здравым уважением, как относятся к умному врагу. Густав радовался, что отправился сюда один. Любой, кто оказался бы рядом, решил бы, что старик спятил. Вокруг — ни души, ни звука, ни шороха, а этот Густав готовится к ночному нападению.Когда он добрался до шатра, спустились сумерки. Густав беспечно швырнул мешок внутрь шатра. Проверив на обратном пути расставленные им силки, он обнаружил в одном из них нежного жирного кролика, которого и изжарил на огне. Густав позаботился и о лошади, воздавая ей должное за терпеливое ожидание. Он хорошенько накормил и напоил свою боевую подругу и оставил ее пастись и отмахиваться от мух. Сам Густав удалился в шатер.Там он достал из свернутой постели два серебряных колокольчика. Прижав их язычки, он развесил колокольчики на шатровых подпорках, почти у самого верха.— Старый воровской трюк, весьма подходящий для старого вора, — улыбнувшись, вполголоса произнес Густав.Трюк этот был вполне оправдан: даже при самом легком и осторожном прикосновении к шатру колокольчики обязательно зазвенят. По той же причине Густав бросил у входа в шатер неубранную посуду, надеясь, что сам он не натолкнется на свои горшки и миски, если ночью придется совершить вылазку в кусты.Решив, что он надлежащим образом приготовился к ночному визиту незнакомца и тот его не застигнет врасплох, Густав завернулся в одеяло и лег на землю. Подушкой ему служил все тот же мешок. Рядом он положил свой меч и несколько серных палочек, какие делали дворфы.Густав был не из тех, кто тревожно ворочается с боку на бок, не в силах уснуть. Равным образом, он не собирался всю ночь пролежать с открытыми глазами, вглядываясь в темноту и прислушиваясь к каждому шороху. Сон был столь же необходим воину, как меч, щит и доспехи. Густав приучил себя спать в любых условиях и засыпать усилием воли. Он прославился тем, что однажды беспробудно проспал всю осаду орков. Его товарищи рассказывали, как катапульты орков обстреливали стены валунами и обрушивали на людей огненный студень, превращавший каждого в живой факел. Густав не спал три ночи подряд, отражая атаки орков, и воспользовался первой же возможностью вздремнуть. Товарищи Густава немало удивились, когда на следующее утро он поднялся живым и невредимым. Он спал, как мертвый, отчего все решили, что он и впрямь мертв, и уже собирались бросить его тело в погребальный костер.Утомленный событиями прошедшего дня, Густав крепко уснул, рассчитывая на чутье своей лошади и на серебряные колокольчики, которые он развесил на случай вторжения непрошеного гостя.Однако разбудил его не грохот посуды и не мелодичный звон колокольчиков. Густава разбудил сон.Густав никак не мог совладать с дыханием. Он силился вздохнуть и чувствовал, что не может втянуть воздух в легкие. Он умирал, умирал от удушья. И осознание того, что он умирает, мгновенно выбило Густава из сна. Он со стоном проснулся. Сердце его бешено колотилось. Сновидение было очень ярким. Густав почти не сомневался, что кто-то проник в шатер и попытался на него напасть. Он огляделся, но поскольку вокруг было темно, он все свое внимание сосредоточил на звуках.Ночь была темной; облака закрыли луну и звезды. Внутри шатра было так же темно, как и снаружи. Колокольчики не звенели. Горшки и миски не гремели. И тем не менее поблизости кто-то был.Лошадь Густава тоже почуяла чье-то присутствие. Она шумно храпела и била копытами по земле. Густав растянулся на спине. Его не покидало ощущение, что его пытались задушить. Ему было трудно дышать, словно какая-то тяжесть давила на грудь.Воздух в шатре был тяжелым и спертым, наполненным странным зловонием. Густав сразу же узнал этот запах. Однажды ему довелось оказаться на поле битвы через три дня после сражения. Он запомнил, как пахнут трупы убитых, которые не закопали в землю, а оставили разлагаться и гнить на жарком солнце. Даже у самых стойких и закаленных воинов Виннингэльской армии от этого зловония кишки буквально поднимались к горлу.Колокольчики слабо звякнули. Густав услыхал звук крадущихся шагов, приближающихся к шатру. Лошадь неистово заржала. Чувствовалось, она крайне напугана, чего никогда не случалось с этим хорошо вышколенным животным. Затем раздался треск и дробный стук копыт. Лошадь Густава, привыкшая к сражениям и не боявшаяся сотни нацеленных на нее вражеских копий, порвала привязь и унеслась в кусты.Густав вполне понимал свою боевую подругу. Ему тоже доводилось видеть сотню нацеленных на него вражеских копий, но он еще никогда не испытывал такого страха, какой охватил его сейчас. К нему приближалось зло. Дьявольское зло. Древнее зло, появившееся раньше, чем был создан мир. Умевший различать все виды магии, Густав без труда узнал магию Пустоты.Владевший этой магией был отнюдь не из числа бродячих чародеев с их жалким колдовством. Нет, он обладал силой, с какой Густав еще ни разу не сталкивался. И старый рыцарь не был уверен, сумеет ли он одолеть эту силу.Шаги становились все громче. Смрад Пустоты делался все гуще, заставляя судорожно сжиматься желудок Густава. Дышать этим воздухом было все равно что вдыхать воду, перемешанную с жиром.Чья-то рука коснулась стенки шатра. Колокольчики снова зазвенели, но Густав не слышал их из-за стука крови, прилившей к вискам. Лоб его покрылся испариной. Во рту пересохло, ладони сделались липкими. Густаву оставалось одно из двух: либо подняться, облачиться в магические доспехи и атаковать чародея за пределами шатра, либо дождаться, пока тот появится сам.Густав твердо решил не выходить и притворился спящим. Ему хотелось увидеть адепта Пустоты, который так долго и терпеливо выслеживал его. Густава интересовала причина столь пристального внимания к своей персоне. Лежать с закрытыми глазами — это требовало исключительных волевых усилий. Густав попытался, насколько возможно, унять бешено стучащее сердце.Он услышал звук треснувшей материи — незваный гость прорвался в шатер сзади. Серебряные колокольчики устроили яростный трезвон. Густав подумал, что от такого шума он вполне может проснуться. Он фыркнул и сел на постели, протирая глаза левой рукой.Незнакомец вполз в шатер на четвереньках. Тьма мешала Густаву разглядеть его.— Кто здесь? — спросил он якобы сонным голосом и одновременно чиркнул большим пальцем правой руки по серной палочке.Вспыхнул огонь. Густав поднес зажженную палочку к лицу незнакомца… Перед ним на четвереньках стояла женщина удивительной, невероятной красоты. У нее были большие лучистые синие глаза, полные алые губы, волосы цвета осенних кленовых листьев. Женщина была одета в ярко-зеленое бархатное платье с глубоким вырезом. Через вырез соблазнительно перевешивались белые налитые груди.— Я совсем одна, — почти прошептала она. — Мне негде провести ночь.Густаву вновь стало трудно дышать; зловоние гниющего тела становилось невыносимым.Он пристально вгляделся в женщину, и обманчивый образ дрогнул и рассыпался, словно лед под ударами молота.Вместо красивого лица Густав увидел жуткое и отталкивающее зрелище.Перед ним был череп давно разложившегося и сгнившего трупа. К черепу цеплялось несколько клочков сгнившей кожи. Живые глаза исчезли, но в пустых глазницах светился злобный, хитрый и изворотливый ум. Густав не увидел в них ни жалости, ни пощады, ни сострадания. Там не было ни ненависти, ни алчности, ни похотливой страсти. В них было только одно: Пустота.Пустота. Она возникла раньше, чем явились боги и создали этот мир. И она останется, когда боги удалятся и наступит конец света. Он увидел в этих глазах такую же пустоту, какая была у него в сердце, когда умерла Адела.В этих глазах Густав увидел и свою смерть. Он не сумеет справиться с этим исчадием. Он даже не сможет пошевелить рукой, чтобы защититься. Сила Пустоты опустошила его, выжала до капли, лишила воли к жизни.Серная палочка догорела, опалив Густаву пальцы. Боль напомнила ему, что он пока еще жив, а значит — может сражаться. Прежде чем огонь погас, Густав успел заметить в костлявой руке трупа небольшой костяной нож.Порождение Пустоты бросилось на Густава и ударило ножом. Нападение было быстрым и точно рассчитанным — костлявая рука метила прямо в сердце. Если бы не мгновенно возникшие доспехи Владыки, жизнь старого рыцаря неминуемо оборвалась бы.Нож ударился о сталь. Доспехи отвернули костяное лезвие от сердца, но полностью защитить Густава не смогли. Благословенные доспехи Владыки можно было пробить лишь несколькими видами оружия, одним из которых было оружие, наделенное магической силой Пустоты. Лезвие ножа, метившее в сердце, ударило Густава в левое плечо.Ужасная, жгучая боль пронзила все его тело и добралась до самой души. От боли у Густава свело желудок, что вынудило его скрючиться.Труп издал какой-то нечеловеческий звук, сдавленный яростный крик, исходивший словно из могильной глубины. Преодолевая неимоверную боль, от которой все закружилось и поплыло перед глазами, Густав поднял меч. Труп находился совсем рядом. Густав ощущал, как по металлу доспехов царапают мертвые ногти. Густав из последних сил вонзил меч прямо в грудь исчадия Пустоты.Он ожидал, что меч ударит по кости, но лезвие натолкнулось на стальные доспехи. Отдача была настолько сильной, что Густав едва не выронил меч. Судя по яростному крику, он нанес ощутимый удар своему дьявольскому противнику.Густав воспользовался секундным замешательством врага и выбежал из шатра. Расшвыряв посуду, поставленную им у входа в шатер, он рванулся было в ночную тьму, но тут же обернулся навстречу догонявшему его противнику. Серебристое свечение доспехов несколько рассеивало темноту.Нападавшая (Густав решил, что правильнее называть это существо женщиной) тоже выбежала из шатра. При серебристом свете доспехов Густав наконец-то смог увидеть ее в полный рост.Ее доспехи были чернее ночи. Вид доспехов был отвратителен и напоминал панцирь чудовищного насекомого. От плеч и локтей отходили острые шипы, а шлем был похож на голову богомола с выпученными глазами, совершенно пустыми. Теперь это порождение Пустоты вместо костяного ножа держало в руках, на которых были черные кольчужные рукавицы, громадный черный меч с зазубринами по обеим сторонам лезвия. И Густав понял, с кем он сражается.— Врикиль, — выдохнул он.Существо из мифов и легенд. Оживший кошмарный сон. До Густава доходили слухи, что эти древние демоны вновь появились на землях Лерема. Говорили также, что это именно они повинны в уничтожении Старого Виннингэля.Женщина-врикиль взмахнула мечом и сделала выпад, намереваясь проверить силу и умение противника.Густав отразил удар своим мечом, но вновь едва не выронил его из рук. Он не смог сразу продолжить нападение и потерял преимущество из-за того, что вынужден был дать себе секундную передышку. Густав ощутил первые признаки отчаяния. Он куда искуснее владел мечом, нежели врикиль, однако на ее стороне была магия Пустоты. К тому же она не имела ни мышц, способных болеть от напряжения, ни подверженного усталости сердца. А Густав был достаточно стар и к тому же ранен. Он чувствовал, как начинает слабеть.И все же у Густава было одно преимущество, способное привести к быстрому окончанию сражения. Его магическое, благословенное богами оружие могло пробить доспехи врикиля. Оставалось лишь найти уязвимое место и нанести смертельный удар.Исполненный терпения и решимости, Густав ждал и наблюдал. Женщина-врикиль заметила его слабость. Подняв меч, она устремилась на Густава, намереваясь одним мощным ударом рассечь его пополам. Густаву она виделась темнее ночи; она была словно дыра, просверленная во тьме. Густав выжидал, потом собрал все силы и ударил врикиля чуть ниже нагрудника, прямо в диафрагму.Меч Владыки пробил доспехи врикиля. И вновь его руку обожгло нестерпимой болью, отозвавшейся во всем теле. Рука онемела и уже не могла удерживать меч.Однако он сильно ранил врикиля. Ночную тьму разорвал ее крик — ужасающий звук, от которого по телу Густава побежали мурашки. Он стоял, держась за руку и пытаясь вернуть ей чувствительность.Женщина-врикиль повалилась на землю. Она корчилась, не переставая кричать. Магия благословенного оружия Густава, проникнув в Пустоту, наполнила ее светом, положив конец тьме, поддерживавшей существование врикиля.Правая рука Густава висела как плеть, и он не был уверен, удастся ли когда-нибудь привести ее в прежнее состояние. Рана в плече жгла и саднила. Густав почувствовал, как от плеча по всему телу начинает расползаться отупляющий холод. Сжав от боли зубы, Густав наклонился над раненым врикилем и выдернул меч. Лезвие было чистым, без малейших следов крови.Крики врикиля стихли. Его тело дергалось в предсмертных конвульсиях.Густав рухнул неподалеку от своей противницы. Он опускался в темноту, падал в пустоту, исходящую из глаз врикиля. * * * Густав почувствовал, как что-то коснулось его щеки. Он со стоном проснулся, сразу же вспомнив костяной нож врикиля и ночное сражение. Он раскрыл глаза и в ужасе поднял их кверху, но увидел морду своей лошади.Густав вздохнул, отчего все его тело содрогнулось. Он обнаружил, что лежит на траве, а солнце уже высоко в небе. Солнечное тепло приятно согревало раненое плечо, уменьшая боль. Лошадь, сожалея о том, что ночью сбежала и не защитила хозяина, теперь виновато терлась мордой о его щеку. Но помимо своих извинений, лошадь напоминала Густаву, что ее пора кормить.Густав еще немного понежился на солнце, затем поднял правую руку и пошевелил пальцами. Рука обрела прежнюю чувствительность. Густав облегченно вздохнул и осторожно сел, давая крови отхлынуть от головы.Доспехов на нем не было. Если бы, пока он находился без сознания, ему угрожала какая-либо опасность, он бы сейчас смотрел не на ткань рубашки, а на серебристый металл. Расстегнув рубаху, Густав осмотрел рану. Рана была небольшой и на вид напоминала след укола от шипа. Крови он потерял совсем немного, однако кожа вокруг раны приобрела странный беловато-голубой оттенок. Когда Густав дотронулся до этого места, то ничего не почувствовал; кожа была словно замороженной.Он попытался поднять руку и вскрикнул от боли. Тогда он осторожно повернулся и посмотрел туда, где лежал врикиль. Густаву не терпелось увидеть, как это отвратительное создание выглядит при свете дня.Врикиль исчез.Встревоженный Густав вскочил на ноги. Он поспешно огляделся по сторонам. Может, ночью он ошибся и труп упал где-то в другом месте? Но и в других местах Густав ничего не нашел. Как будто женщина-врикиль вообще не появлялась здесь ночью. Если бы не рана в левом плече, можно было бы посчитать их столкновение кошмарным сном. Но существовали и другие приметы того, что его битва не была сновидением.Тщательно осмотрев прилегающую местность, Густав увидел вырванную и примятую траву. Он увидел широкий след, словно по траве и через кусты волокли что-то тяжелое.Густав не убил врикиля. Он только ранил это исчадие Пустоты.Он воскресил в сознании картину ночного сражения: раненый врикиль, корчащийся на земле. Он дотронулся до онемевшего плеча, вспомнил смертоносный костяной нож. Никакой иной нож не смог бы проткнуть доспехи Владыки. Нож его противницы был заколдован могущественной магией Пустоты. Густава удивило другое: почему женщина-врикиль не попыталась убить его, пока он лежал без сознания?Возможно, ей не хватило сил. А может, она посчитала его мертвым, как и он думал, что убил ее. Все может быть…Возможно, она не нашла то, что искала.Густав посмотрел, куда ведет тропка примятой и вырванной травы. Она вела прямо к шатру. Густав откинул полог и затаил дыхание. Внутри по-прежнему царил тяжелый, зловонный запах — единственный запах, присущий магии Пустоты.Густав заглянул внутрь останков своего мешка. Женщина-врикиль разорвала мешок в клочья. Находившиеся в нем предметы валялись рядом. Потайному фонарю не поздоровилось: стекло было разбито, корпус смят и продырявлен. Трутницу постигла та же участь. Смена одежды и одеяло были разодраны в клочья.Во всяком случае, теперь Густаву было понятно, зачем и почему его выслеживали. Женщина-врикиль искала Камень Владычества.Чем больше Густав думал об этом, тем больший смысл обретала цепь событий. Поскольку он не делал тайны из своих поисков, о них стало известно врикилю. Она пустилась следом. Она нашла гробницу и попыталась туда проникнуть, намереваясь похитить Камень Владычества. Но магия Земли, преградившая путь Густаву, еще более яростно воспротивилась вторжению врикиля. Ей не удалось завладеть Камнем. Тогда она отступила и стала ждать, пока Густав извлечет Камень.Напав на Густава ночью, женщина-врикиль рассчитывала с легкостью убить его и забрать Камень. Однако она не предполагала, что столкнется с Владыкой и потерпит неудачу. После сражения (Густав не сомневался, что серьезно ранил противницу) она сумела дотащиться до шатра и все перевернуть вверх дном в поисках Камня. Ничего не найдя и впав в уныние (если врикили способны на это), она была вынуждена убраться прочь, чтобы зализывать раны.Густав не питал иллюзий. Он знал: женщина-врикиль сохранила ему жизнь лишь потому, что надеялась с его помощью добраться до Камня Владычества.Густав поднял небольшую полоску кожи — все, что осталось от его мешка. Потом он расплел свою густую косу, спрятал полоску среди прядей и вновь заплел седые волосы. Задыхаясь от зловония Пустоты, он вышел из шатра. Оказавшись на солнце, Густав с благодарностью вдохнул чистый воздух.Затем Густав отыскал продолжение следа, оставленного врикилем. На ночь он снял с лошади седло и седельные сумки. Женщина-врикиль заглянула и туда. Сумки были порваны в клочья. На седле остались отметины ее длинных ногтей. Дальнейший след врикиля уходил в северном направлении.Пройдя еще около сотни шагов, Густав набрел на дерево, к которому была привязана чужая лошадь. Его собственная в ужасе ускакала от врикиля. Интересно, думал Густав, как же им все-таки удается с помощью магии Пустоты заставлять лошадей носить на себе столь гнусные создания?Следы лошадиных копыт уходили на север. На какое-то время женщина-врикиль оставила его в покое. Ей пришлось это сделать, поскольку ее рана требовала какого-то лечения, хотя Густаву трудно было представить, чем себя лечат эти исчадия зла.Он глубоко вздохнул и долгое время стоял, оглядываясь по сторонам. Он опять ничего не видел и не слышал. Но его, как и прежде, не покидало ощущение, что за ним следят.Вернувшись к шатру, Густав занялся привычными делами. Он накормил и напоил лошадь, затем приготовил еду для себя, но почти не почувствовал вкуса пищи. Все вокруг было отравлено смрадом магии Пустоты, которая словно набилась во все щели. Закончив трапезу, Густав снес седло, поводья и истерзанные седельные сумки в шатер.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 Красное вино совиньон 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я