научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Скидки, советую знакомым 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Бабушка, это правда? Твой дух приходит сюда? — Башэ был ошеломлен. — В это жуткое место?— Жуткое? А чем оно тебе не нравится? — обиделась Бабушка. — Куда же еще мне приходить?— Я… я не знаю. Может, туда, где бываю я. Я гуляю под ивами, которые растут у реки…— Опять деревья! Опять река! Я вдоволь насмотрелась на них за свою жизнь. — Бабушка недовольно хмыкнула. — Глянь туда!Она указала посохом на человека, который убирал с мостовой конский навоз, бросая его в телегу.— Это что-то особенное.— Да, — согласился Башэ, видя, как человек убирает за лошадью. — Это действительно что-то особенное. * * * — Надо предупредить Шадамера, — сказала Алиса Улафу. — Я пойду вместе с тобой.Улаф кивнул. Пробираясь в толпе вслед за Алисой, он велел обоим пеквеям идти рядом с ним, но был слишком поглощен своими мыслями, чтобы проверить, послушались ли они его.Джессан тоже велел им держаться рядом. Решив, что они никуда не денутся, Джессан старался протолкнуться поближе к Улафу. Его интересовало, куда так спешит этот человек.Башэ хотел было двинуться следом за другом, но Бабушка положила руку ему на плечо и остановила.— Посох сказал мне, что нам надо уходить, — тихо произнесла она.Шадамер в это время беседовал с капитаном Джемидом, которого знал еще с юности.Вспомнив, как когда-то они славно веселились в трактире «Петух и Бык», барон словно невзначай спросил:— Слушай, дружище, я смотрю, у вас тут траур. Кто же умер?Капитан Джемид удивленно посмотрел на него.— Разве ты не слышал? Я думал, ты приехал выразить свои соболезнования.— За последние шестнадцать дней я не слышал ничего, кроме цокота копыт своей лошади, — коротко ответил Шадамер.— Скончался его величество король Хирав, да упокоят боги его душу, — сказал капитан, снимая шляпу.— Король! — повторил ошеломленный Шадамер. — Но Хирав был совсем молод. Мы почти ровесники с ним. От чего он умер?— Сердце не выдержало. Камергер нашел его в спальне уже мертвым. Судя по всему, король умер во сне. Скоро уже две недели, как это случилось. Мы все потрясены. — Капитан Джемид тряхнул головой. — Здоровый, крепкий человек, в самом расцвете лет — и вдруг такая смерть. Невольно задумаешься о собственной жизни.— Ты прав, — ответил встревоженный Шадамер. — Насколько я понимаю, на престол взошел его сын? Сколько лет мальчику?— Да, теперь у нас Хирав Второй. Восемь ему.— Бедный малыш, — тихо произнес Шадамер. — Вскоре после своего рождения он потерял мать. Теперь вот — отец. Мальчишка в одночасье стал королем. Кого-нибудь уже сделали регентом?— Высокочтимого Верховного Maгa Кловис.Шадамер бросил вопросительный взгляд на Алису, и та в ответ вскинула брови и закатила глаза. Лицо барона становилось все мрачнее.— Что ж, я, естественно, заеду во дворец, принесу свои соболезнования и распишусь в траурной книге. В таком случае, нам пора двигаться. Был рад повидать тебя, Джемид. Но нам, прежде всего, необходимо попасть на Совет Владык. Ты случайно не знаешь, у них сейчас проходят встречи?— Это я как раз случайно знаю, дорогой барон, — ответил капитан Джемид. — Совет Владык распущен.— Только этого еще не хватало, — пробормотал Шадамер.— Что он сказал? — спросила на языке томаги у барона Дамра.Она стояла невдалеке от Шадамера и внимательно слушала его разговор с Джемидом. Однако последние слова капитана настолько потрясли ее, что Дамра усомнилась в том, что поняла их правильно.Джемид взглянул на нее. Увидев плащ с эмблемой Владыки, капитан поклонился Дамре, затем вновь обратился к Шадамеру.— Совет Владык распущен, — бесстрастным голосом повторил Джемид, сохраняя такое же бесстрастное лицо. — Высокочтимый Верховный Маг и регент короля Кловис приказала это сделать. Всем Владыкам было приказано покинуть город, иначе их арестуют.— Надо думать, они предпочли первое, — сказал Шадамер.Капитану Джемиду было явно не по себе.— Едва ли они могли что-либо сделать, дорогой барон. Начнем с того, что у нас совсем мало Владык и они стареют. За последние пятнадцать лет никто не проходил испытания. Ты был последним. Владыки из числа орков покинули Совет еще давно. Когда карнуанцы захватили их священную гору, орки посчитали, что мы предали их. Ты бы видел, как они злились. Что до дворфов, честно сказать, я не знаю, есть ли у них свои Владыки. Я до сих не видел ни одного. Эльфов у нас нет уже больше года. Госпожа эльфийская Владычица — первая за все это время.— Вряд ли ты знаешь, почему эта Кловис распустила Совет Владык, — сказал Шадамер.— Откуда мне знать, дорогой барон, — ответил Джемид, и по его тону было понятно: окажись они одни, он бы назвал причину.Капитан вскинул руку в воинском приветствии.— Мне пора возвращаться к моим обязанностям. Если тебе понадобится помощь…— Прочь с дороги! — послышался чей-то зычный голос. — Прочь с дороги!По широкой улице, ведущей от королевского дворца к воротам, несся кавалерийский отряд. На каждом из всадников красовалась блестящая кираса с эмблемой Королевской гвардии. Правая рука каждого гвардейца была прижата к бедру, и в ней блестел меч. Все мечи были наклонены под одинаковым углом. Офицер скакал впереди. Его кираса отличалась еще большей вычурностью, а высокий шлем украшали разноцветные перья.Толпа поспешно расступалась. Возницы кричали на лошадей, торопясь убрать с дороги телеги и повозки. Уличные мальчишки радостно свистели и гикали, а карманные воришки торопились не упустить драгоценные минуты всеобщей суматохи.Кавалерийский офицер сурово оглядывал толпу. Заметив Шадамера, он указал на барона.— Какая любезность с их стороны, — пробормотал Шадамер. — За нами прислали почетный караул.— Я никак не мог дождаться, когда вы кончите говорить с тем капитаном, — торопливо произнес Улаф. — Возле внутренних ворот мы с Алисой видели какого-то человека, которого слишком уж заинтересовало наше появление в городе.— Догадываюсь. Дорогая, — Шадамер схватил Алису за руку и привлек к себе, — расскажи мне в двух словах: что тебе известно о Верховном Маге Кловис?— Мне хватит и одного: чистота.— А мне не хватает, — сказал барон. — Мне это ничего не говорит.— Она всегда проповедовала чистоту: чистоту мыслей, чистоту побуждений, чистоту деяний, чистоту сердца, — застрекотала Алиса.Кавалерийский отряд был вынужден остановиться — на пути у них оказалась повозка, груженная мешками с мукой.— Меня не удивляет, что она распустила Совет, — продолжала Алиса. — Кловис всегда утверждала: раз у нас нет своего Камня Владычества, людям нельзя создавать Владык. И причина не в том, что Кловис не верит в Совет. Она слишком верит в него. Она считает: если Совет не станет чистым и совершенным, каким он был в первые годы своего создания, он не имеет прав на существование.— Спасибо, дорогая. А теперь — улепетывайте отсюда побыстрее. И ты, и Улаф.— Еще чего выдумал, — начала Алиса, сверкнув на него глазами.— Если меня арестуют, то наверняка схватят и вас. На свободе вы будете для меня намного полезнее, — тихо возразил Шадамер. — Исчезайте!Кавалерийский офицер стал орать на возницу и наконец приказал двоим гвардейцам схватить поводья лошади и убрать повозку с дороги. После этого он поскакал прямо к Шадамеру и остановился напротив барона.— Барон Шадамер? — осведомился офицер, спрыгивая на землю. — Меня зовут капитан Альдерман.— Честь имею, капитан, — ответил Шадамер, поклонившись офицеру.— Барон, — капитан тоже поклонился. — Вас и этих эльфов, — взгляд Альдермана скользнул по Дамре и Гриффиту, — просят немедленно явиться в королевский дворец. Мне приказано вас сопровождать.— Сочувствую, что вам пришлось претерпеть все эти хлопоты, капитан, — вяло отозвался Шадамер. — Должно быть, начищая ваши доспехи, вы потратили на это всю слюну, и теперь у вас во рту пересохло. Хотя последние пятнадцать лет я и не бывал в вашем городе, но дорогу ко дворцу еще помню. Если, конечно, вы никуда его не передвинули.Краешком глаза Шадамер видел, как Алиса и Улаф смешались с толпой, уведя с собой и остальных спутников барона. Правда, далеко они не ушли. Заняв стратегически выгодные места, люди Шадамера похлопывали по рукояткам мечей, давая ему понять, что ждут его приказа.— Нет, господин барон, дворец стоит на прежнем месте, — ответил кавалерийский офицер. — А теперь прошу вас соблаговолить сесть на лошадь и ехать с нами. Вы тоже, госпожа Владычица, и вы… господин эльф. — Альдерман поклонился Дамре и искоса взглянул на Гриффита. — Мне также приказано доставить во дворец этого молодого тревиниса, — добавил он, указав на Джессана.— Что это такое? — сердито спросил у Шадамера Джессан. — О чем говорит этот болван? Я никуда не собираюсь ехать с…— Думаю, что поехать тебе все же придется, — сказал барон. Он крепко сжал руку юноши и вполголоса произнес: — Офицер ничего не сказал насчет пеквеев. Держись тихо и не поднимай шума. Как ни странно, но мне кажется, я знаю, что надо делать.Джессан оглянулся по сторонам. И действительно, пеквеи словно знали, что будет беда, и в самый последний момент исчезли. Джессан горящими глазами скользнул по офицеру, но промолчал.— Прошу нас простить, господин капитан, — обратился к Альдерману Шадамер. — Мой юный друг стесняется появляться при дворе в таком виде. У него нет подобающей одежды. Я пытался его убедить, сказав, что, хотя его наряд не совсем подходит для торжественных приемов, регент не станет возражать. Ведь, если не ошибаюсь, нам предстоит встреча с досточтимой Кловис? С регентом юного короля?— Но от имени короля, — с напыщенным видом произнес капитан.— Разумеется. Мне и моим спутникам и в самом деле не терпится побеседовать с Высокочтимым Верховным Магом Кловис. Мы и сами намеревались нанести визит во дворец. Правда, я хотел вначале переодеться в траурную одежду, однако если вы считаете, что нам…— Король ждет вас, господин барон, — подтвердил Альдерман.— Тогда нам ни в коем случае нельзя заставлять короля ждать, — сказал Шадамер. — Его величество в столь нежном возрасте наверняка захотят поспать днем. Позвольте лишь объяснить ситуацию моим друзьям. Они не говорят на нашем языке. А может, капитан, вы сами объясните им?— Придется вам, господин барон. Я не знаю языка эльфов, — сказал капитан.Дамра и Гриффит быстро сообразили, что к чему. Когда Шадамер повернулся к ним, они сделали вид, что не понимают, в чем дело, и ждут его объяснений.— Сдается мне, мы вляпались в арест, — сказал барон на языке томаги. — Сейчас я якобы рассказываю вам, что нас приглашают на аудиенцию к королю, поэтому просто улыбайтесь и кивайте. Теперь о том, как заварилась эта каша. Кто-то видел, как мы въехали в город, и поспешил донести. Регент приказала гвардейцам сопроводить меня, вас обоих и юного тревиниса во дворец. О чем вам это говорит?— Пока не знаю, — осторожно ответила Дамра.— Кто знает, что у вас находится эльфийская часть Камня Владычества? Кто знает, что у тревиниса с собой кровавый нож? Вот так-то. Кивайте и улыбайтесь.— Врикиль, — мрачным тоном произнес Гриффит.— Я думаю, что именно так. Мы знаем, что врикили сумели проникнуть к королевскому двору Дункарги и в высшие государственные сферы Тромека. Я вполне допускаю, что кто-то из них пролез и в окружение короля Виннингэля…— Барон Шадамер, — перебил его капитан, у которого кончалось терпение. — Нас ждут.— Да, я помню. Но вы же знаете, как непросто объяснять эльфам то, что мы понимаем с полуслова. У них столько условностей, столько формальностей. Слава богам, мы хоть покончили с обсуждением погоды.Шадамер вновь повернулся к эльфам.— Короля убили, — сказал он.— Убили? — вспыхнула Дамра.— Улыбайтесь и кивайте, кивайте и улыбайтесь. Я ничуть не сомневаюсь в этом. Король был крепким и здоровым человеком, которому не исполнилось и сорока. Он умер во сне от остановки сердца. Точно так же, как могли умереть вы, Дамра из Дома Гвайноков, если бы Сильвит не предупредил вас насчет супа.— Понимаю.Она забыла о необходимости улыбаться и кивать и мрачно поглядела на офицера.— Тогда зачем нам ехать во дворец?— За тем, — ответил Шадамер, — что на город, которым управляет восьмилетний несмышленыш, движется десятитысячная армия чудовищ. Я надеюсь найти во дворце хоть кого-то, кто выслушает нас и обратит внимание на наши предостережения. Вдобавок, если мы сумеем обнаружить и уничтожить врикиля, будет еще лучше. Вы согласны?— Согласны, — ответила Дамра.Гриффит улыбнулся и кивнул.Шадамер тоже улыбнулся и повернулся к Альдерману.— Мои друзья не находят слов, чтобы выразить свой восторг по поводу скорой встречи с регентом. Я хотел сказать, с королем.— Я в этом не сомневался, — ответил капитан.Он пристально посмотрел на барона и отдал приказ гвардейцам занять свои места.Шадамер вскочил на лошадь, Джессан тоже. Юноша быстро окинул глазами толпу, выискивая в ней Башэ и Бабушку, однако их нигде не было видно. Неожиданно из толпы вырвалась какая-то женщина и бросилась к Шадамеру.— Барон! Я обожаю вас! — воскликнула Алиса, протягивая ему розу.— Еще бы вам меня не обожать, дорогая, — ответил Шадамер.Наклонившись за цветком, он прошептал:— Найдите пеквеев.— Пеквеев? — выдохнула Алиса.— Да. Похоже, я упустил их из виду.— Как тебе удалось?— Нечего путаться под ногами, настырная девка, — крикнул капитан, вклиниваясь на своей лошади между бароном и Алисой. — Да ты никак ведьма? — отшатнулся он.По приказу капитана гвардейцы плотным кольцом окружили Шадамера, заставив его и троих его спутников быстро тронуться в путь.— Какого черта ты упустил пеквеев? — спросила Алиса ему вслед.Барон обернулся. Поднеся розу к губам, он поцеловал цветок, а потом небрежно засунул себе за ухо.— Гори в аду! — крикнула вдогонку Алиса.— Я тоже тебя люблю! — прокричал в ответ Шадамер. ГЛАВА 4 Встревоженная Алиса осталась стоять посреди улицы, и вид у нее был растерянный, как у обманутого ребенка.— Как решили? — спросил Улаф, который привел с собой остальных спутников Шадамера. — Что он сказал?Алиса сердито махнула рукой в сторону удалявшегося барона.— Он потерял пеквеев.— Пеквеев? — повторил Улаф, глядя на мостовую, словно те прятались где-то среди камней.— Я думаю, он сделал это нарочно, чтобы и их не потащили во дворец, но нельзя же было вообще выпускать их из виду, — сказала Алиса. — Они словно растворились. Будь они где-то рядом, Бабушкины камешки и колокольчики сразу бы подсказали нам, где искать.— Они же такие робкие и пугливые, а вокруг — огромный чужой город, и они не знают, куда идти. Они…— Не забывай, что при всем при том у Башэ находится Камень Владычества, — перебила его Алиса и вздохнула. — Представляю, как они испугались гвардейцев.Улаф был мрачен.— Да, они робкие и пугливые и в другое время не решились бы уйти далеко от нас. Но если пеквеи испугались всерьез, тогда они могли броситься бежать куда глаза глядят. А бегают они быстро, как кролики, причем старуха не отстанет oт молодого. Пеквеи выносливы и способны бежать довольно долго. Но когда они могли исчезнуть? Когда кто-нибудь из вас видел их в последний раз?.Вопрос Улафа был обращен к спутникам Шадамера. Те лишь качали головами. Этого никто не помнил.— Когда мы въезжали в город, пеквеи были с нами, но с того времени я их больше не видела, — сказала Алиса. — Если они сбежали, едва почуяв опасность…Она посмотрела на солнце, которое висело высоко в небе, приближаясь к полудню.— Значит, прошло уже около часа. Пеквеи вполне могли прошмыгнуть через ворота и улизнуть из города.— Чертовы коротышки, — сердито буркнул Улаф. — Придется их искать, разбившись по несколько человек. Хорошо хоть, что все наши их видели. Разделим город на квадраты и будем двигаться от ворот к центру. Нескольких человек я отправлю к пристани, чтобы предупредить орков.— Кто-то из нас должен следить за дворцом, куда Шадамер отправился на «беседу» с регентом. Этим займусь я, — предложила Алиса.— Кому-то нужно добраться до Храма Магов и предупредить Ригисвальда. Старик заполз в большую библиотеку и грызет какие-нибудь летописи, связанные с Камнем Владычества.— Я забегу туда по пути, — сказала Алиса и раздраженно добавила: — Это очень в духе Шадамера — приехать, позволить себя арестовать, а всю грязную работу спихнуть на нас.— Не унывай, — утешил ее Улаф, похлопав по плечу. — Быть может, на этот раз его повесят.— Только на это и остается надеяться, — согласилась Алиса. — Кстати, у всех есть грошовые свистульки?Алиса запустила руку за пазуху и вытащила блестящий серебряный свисток, прикрепленный к серебряной цепочке. Все остальные сделали то же самое. Стоило поднести грошовую свистульку к губам и дунуть, как раздавался резкий, пронзительный свист, который невозможно было спутать ни с чем другим. Свист это был слышен за несколько кварталов. Оказываясь в различных передрягах, спутники Шадамера постоянно пользовались грошовыми свистульками, поддерживая связь друг с другом.— Вы все знаете наши сигналы, — сказал Улаф. — Свистеть только в том случае, если вам понадобится помощь. Место встречи — трактир «Толстуха Тэбби» в Мукомольном переулке. Помните, пеквеи, скорее всего, сильно напуганы, поэтому действуйте осторожно. Не напугайте их еще больше. И не расспрашивайте про них у горожан. Если мы хотим найти пеквеев, никто из посторонних не должен о них знать.Все кивнули и разошлись на свои участки поисков.— Интересно бы знать, как Шадамер выпутается на сей раз? — спросила Алиса собравшегося уйти Улафа.— Это знают только боги, — с улыбкой ответил Улаф и пожал плечами.— Боги? Про Шадамера? — удивилась Алиса. — Ты, должно быть, шутишь. * * * Шадамер оказался прав: в Новом Виннингэле действительно были врикили. Один из них, по имени Джедаш, стоял совсем неподалеку от барона, наблюдая за его арестом.После того как Джедаш упустил Вольфрама, врикиля приволокли для ответа к Шакуру. Наказание за провал могло быть самым суровым. Джедаш угрюмо твердил, что Шакур приказывал ему расправиться с одиноким дворфом, а не с тем дворфом, которого охранял огненный дракон.Джедаш пустился в объяснения, рассказывая, как трудно ему было напасть на след Вольфрама. Гоняясь за ним, Джедаш не понимал, что же ему мешает схватить дворфа. Теперь он не сомневался: ему мешал дракон, принявший облик некой Ранессы — женщины из племени тревинисов. Драконы, как известно, обладают большой магической силой, а кое-кто из них превосходит в этом врикилей. Джедаш упирал на то, что в данных ему распоряжениях дракон не упоминался. Поэтому Джедаш счел за благо не пытаться вступать в поединок с огненным драконом, а немедленно прекратил погоню и вернулся к своему командиру с донесением о случившемся.Будь на то власть Шакура, он навсегда отправил бы Джедаша в Пустоту. Однако такая власть была лишь у принца Дагнаруса, а Шакуру претила сама мысль огорчить своего повелителя известием о еще одном провале. Он ограничился тем, что сурово отчитал Джедаша и послал его в Новый Виннингэль ждать дальнейших распоряжений. Джедаш обрадовался. Новый Виннингэль — громадный, густонаселенный город, там труп какого-нибудь забулдыги, убитого в темном переулке ударом ножа в сердце, — явление вполне привычное. Поэтому Джедаш, что называется, отъедался и весело проводил время. Затем появился Шакур, и Джедашу вновь пришлось браться за работу.Шакур велел Джедашу денно и нощно дежурить у городских ворот, ожидая появления эльфийской Владычицы и ее спутников — одного тревиниса и двоих пеквеев. Врикиль послушно нес дозор, принимая облик своих многочисленных жертв и потому не привлекая к себе внимания. В один и тот же день у ворот могли видеть и толстого купца, и смазливую шлюху, и угловатого, застенчивого крестьянина. Джедаш совершенно не знал, чем в это время занимался сам Шакур. Излишне говорить, что лейтенант Дагнаруса утратил к нему доверие.Джедаша это не обижало. Он не был честолюбив, но ему очень не хотелось навсегда сгинуть в Пустоте. Джедаш хотел сохранить свое право носить кровавый нож и существовать за счет душ живущих. Понимая, что ему дали шанс исправиться, врикиль надеялся каким-нибудь образом доказать свою полезность Владыке Дагнарусу. Джедаш толкался возле ворот всего несколько дней, и это занятие даже не успело ему наскучить. И тут в городе действительно появился барон Шадамер со спутниками. Джедаш видел, как кто-то во весь опор поскакал во дворец с донесением, видел последовавший за этим арест и пришел в уныние, подумав, что работа кончена.Вскоре, однако, Джедаш заметил кое-что любопытное. Ему приказывали найти эльфийскую Владычицу, одного тревиниса и двоих пеквеев. Женщину и тревиниса вместе с их спутниками под конвоем отправили во дворец, однако пеквеев стража не схватила. Джедаш видел, как эти коротышки спрятались в толпе, наблюдая за дальнейшей участью своих друзей. Когда гвардейцы увезли Шадамера и остальных, пеквеи спешно бросились прочь.Удивленный Джедаш увязался за ними следом. Ему совсем не казалось, что пеквеи от страха бегут, не разбирая дороги. Совсем наоборот. Старуха явно знала, куда идет, и с увлечением показывала младшему пеквею, вероятно ее внуку, местные достопримечательности. Скорее всего, она вела его в какой-то дом. Пройдя за ними несколько кварталов, Джедаш протянул руку к костяному ножу и сообщил Шакуру о пеквеях.— Доставь их ко мне, — последовал приказ.— С удовольствием, — ответил Джедаш. * * * Храм Магов и королевский дворец находились в самом центре Нового Виннингэля и стояли напротив друг друга. Здания Храма должны были внушать всем, кто их видел, что здесь — земное средоточие и зримое проявление власти богов, всего священного и непреходящего. Королевский дворец, состоящий из одного здания, внушал иную мысль — о земном средоточии человеческой власти, пусть преходящей, но несокрушимо твердой. Дворец был символом мудрой и дальновидной государственной политики империи.Другим расам подобное соседство казалось странным и даже смехотворным. Орки считали, что боги обитают на священной горе Са-Гра. Ниморейцы видели богов в каждом живом существе. Эльфам представлялась оскорбительной сама мысль запереть богов внутри каменной громады. Но даже самый яростный противник этих идей и символов не мог не испытывать восхищения великолепием зданий Храма и величием дворца. Если отбросить религиозные и политические амбиции, дворец и Храм были удивительными свидетельствами творческого гения людей, любви к прекрасному и настоятельной потребности выразить эту любовь.Центром храмовых зданий был собственно Храм, каждая линия которого обращала на себя взгляд богов. Высокие шпили пронзали облака. Аркбутаны цепью изящных арок поднимали земные мечты человека до самых шпилей, а те несли их к небесам. Массивные двойные двери, обитые кованым золотом, были открыты постоянно, и молящиеся могли в любое время дня и ночи войти в Храм.Университет, Дом Врачевания, Библиотека и несколько других зданий, где обучались и трудились маги, располагались позади Храма, утопая в зелени прекрасных цветущих садов.Королевский дворец был построен в виде полумесяца, два луча которого устремлялись навстречу Храму, словно желая слиться с ним. Поскольку дворец должен был служить олицетворением прочности и стабильности королевской власти, его отличали надежные толстые стены и полное отсутствие шпилей. Фасад дворца украшал портик с многочисленными колоннами.Дети и приезжие могли часами развлекаться, считая колонны. По какой-то причине, так и не получившей удовлетворительного объяснения, в одних случаях подсчет давал полторы тысячи колонн, в других — тысяча четыреста девяносто девять. Загадка «исчезающей колонны» была одним из чудес Нового Виннингэля. Ученые писали по этому поводу целые трактаты, рассуждая об обмане зрения, о положении солнца или движении теней в зависимости от влияния звезд. Каждая теория имела своих сторонников, которые нередко излагали ее перед дворцом всем, кто соглашался слушать.Дворец насчитывал семь этажей, а каждый этаж имел по семьсот окон, хрустальные стекла которых выходили на восток и на запад. Когда солнце садилось, его лучи вспыхивали мириадами ярких огоньков, и зрелище это в прямом смысле слова было ослепительным. Над дворцом реял флаг Виннингэля, а рядом, несколько ниже, — флаги вассальных городов-государств. В знак траура по недавно скончавшемуся королю все флаги по-прежнему были приспущены.В отличие от Храма, дворец тщательно охранялся, как то и надлежало оплоту имперской власти. Когда дворец только что построили, его хотели обнести высокой каменной стеной, но тогда вся удивительная красота здания оказалась бы скрыта от глаз подданных империи и чужеземных гостей. Поэтому вместо стены поставили ограду из остроконечных витых железных прутьев. Решетка целиком окружала дворец и прилегающие к нему сады. Королевские конные гвардейцы несли неусыпную службу у ворот дворца. С внешней стороны ограды толкались многочисленные зеваки. Одни считали колонны, другие надеялись хотя бы мельком увидеть юного короля.Королевские кавалеристы быстро передали пленников дворцовой страже. Пленники спешились, а их лошадей отвели в конюшню. Кавалерийский офицер отсалютовал на прощание барону и двум эльфам, которые постоянно улыбались и кивали. Зеваки завороженно глазели на эльфов, норовя протолкнуться как можно ближе. Однако слишком близко дворцовая стража их не подпускала, тем более что бравым гвардейцам надо было как можно быстрее провести прибывших через ворота.В толпе зевак нашелся всезнайка, заявивший, что это посланцы короля эльфов, приехавшие отдать дань уважения юному королю. Остальные охотно ему поверили.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 коньяк daniel bouju empereur xo 0.7 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я