научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/dushevie_kabini/90x90/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Поклонившись, он тут же удалился.— Мы говорили о любви, — сказал Защитник, вновь поворачиваясь к своей гостье. — Как я сказал, она обладает разрушительной силой. — Он встревоженно умолк. — Госпожа Годелива, вам никак стало плохо?— Нет, что вы, — ответила она, однако ее слова были не слышны. Плотно сжатые губы едва шевелились.— На вас лица нет. Я немедленно прикажу опустить мост. — Защитник вскочил на ноги. — Может, вина?.. Или медовый поссет?..— Прошу вас, мой господин, не волнуйтесь из-за меня, — госпожа Годелива протянула руку и холодными пальцами дотронулась до его руки. — Легкое недомогание, и только. Я уже вполне оправилась. Продолжим наш разговор.— Ну, если вы действительно… — пробормотал Защитник, с тревогой глядя на гостью.Госпожа Годелива заверила, что с ней все в порядке, и хозяин вернулся на свое место. Правда, его сомнения не исчезли, поскольку гостья была чрезвычайно бледна. На ее ладони виднелись отметины ногтей, оставшиеся после того, как она сжала руку в кулак. Однако Защитник воздержался от дальнейших расспросов. У эльфов было не принято говорить с другими о своем здоровье. В отличие от людей, с наслаждением живописующих недавний приступ подагры или страдания от заворота кишок, эльфы никогда не сделали бы такую тему предметом всеобщего внимания. Даже с близкими о подобных вещах почти не говорили. Распространенное у людей приветствие «Как поживаете?» для эльфов звучало оскорбительно, ибо никому из них и в голову не пришло бы задавать другому столь интимные вопросы. Поэтому, как бы ни волновало Защитника состояние собеседницы, он был вынужден подчиниться правилам приличия и продолжать беседу так, словно ничего не случилось.— Владыки не являются препятствием, — сказал Защитник. — Дамре придется встать на мою сторону. У нее нет выбора.Госпожа Годелива недоверчиво посмотрела на него, но промолчала и перешла к следующей теме их разговора — нападению на Портал Тромека.— Силы короля Дагнаруса заняли позицию вдоль ниморейской границы, — сообщила она. — Разумеется, тааны скрыты от глаз. Когда его величество удостоверится, что принадлежащая эльфам часть Камня Владычества находится в надежных руках и вне досягаемости Божественного, он начнет нападение на Портал. Вам необходимо сделать так, чтобы оно прошло успешно.— Разумеется. А как идет война с Карну? — спросил Защитник. — Карнуанский Портал уже взят?Госпожа Годелива нахмурилась. Она наградила Защитника холодным, недовольным взглядом.— Успехи в войне с Карну не столь значительны, как хотелось бы, но они есть.Защитник в учтивых выражениях пожелал королю удачи, хотя сам он сомневался в возможности падения Карну. Во всем Лереме Карнуанская армия считалась самой обученной и наилучшим образом вооруженной. Шпионы Защитника доносили, что король Дагнарус завяз в войне с Карну, поскольку серьезно недооценил стойкость и решимость карнуанцев. Им удалось прорвать осаду своей столицы Далон-Рена. Дагнарус понес тяжелые потери, потому что из соседнего Карфа-Лена прибыло подкрепление. Оказавшись между молотом и наковальней, тааны были вынуждены отступить. Осада Карнуанского Портала продолжалась, но сам Портал еще держался.— Собирается ли король Дагнарус посылать подкрепления в Карну? — поинтересовался Защитник. — Я спрашиваю об этом лишь потому, что он оголяет некоторые участки фронта. Я должен быть уверен в успехе нападения на Новый Виннингэль. Думаю, госпожа Годелива, вам понятна моя обеспокоенность.— Я вас вполне понимаю, мой господин, — ответила она. — Король Дагнарус считает, что войск в Карну более чем достаточно для одержания победы. Как я уже говорила, когда Дагнарус завладеет Виннингэлем, он ударит по Карну одновременно с востока и запада. Падет ли Карну сейчас или позже — все равно это неизбежно.Так, подумал Защитник. Значит, Дагнарус не станет посылать туда подкрепление. Его войскам в Карну придется довольствоваться тем, что у них есть. Интересно, знают ли таанские командиры, что они брошены на произвол судьбы? Возможно, знают. Но тааны высоко ценят гибель в бою, поэтому, скорее всего, их не особо беспокоит подобная участь.— Портал Тромека падет. Я позабочусь об этом, — сказал Защитник. — В свою очередь, король Дагнарус обязуется, что поведет свои войска только через Портал и в течение двадцати четырех часов покинет наши земли. После этого Портал вновь перейдет в наши руки.Гостье наскучили разговоры о войне. Слушая Защитника, она следила глазами за парой восхитительных белых цапель. Они скользили по прозрачной воде пруда. Их длинные изящные лапы двигались неторопливо. Ветер шевелил перья на их головах. Потом самец заметил в воде рыбу. Изогнув шею, он клювом ухватил добычу, которую тут же преподнес своей подруге. Та с достоинством приняла подарок и заглотнула рыбу целиком.Госпожа Годелива еще немного полюбовалась на птиц, после чего сказала:— Не волнуйтесь, мой господин, король Дагнарус выполнит свои обязательства. Поскольку вы оба никогда не встречались, мне вполне понятны ваши сомнения. Зная об этом, я предлагаю себя в качестве заложницы его величества. Я останусь в Глимрэ, в вашей власти. Если король Дагнарус нарушит свою клятву, у вас будет полное право излить весь свой гнев на меня.— В таком случае у меня больше нет сомнений, — с придворной учтивостью ответил Защитник. — Я хорошо знаю, что король Дагнарус никогда не подвергнет риску столь прекрасную женщину, которую он так высоко уважает и ценит.Госпожа Годелива скороговоркой пробормотала благодарность за этот комплимент, еще раз заявив, что недостойна его. Все это время она смотрела не на Защитника, а на цапель.— Нам осталось поговорить лишь о Камне Владычества, — сказал Защитник, и эти слова сразу же вернули внимание его гостьи. Камень интересовал ее больше, чем все остальное. — Вы серьезно рискуете. Признаюсь, мне очень не хочется подвергать вас такой опасности.— Я не преуменьшаю опасность, мой господин, однако мне кажется, что вы преувеличиваете ее. Наш замысел продуман до мелочей. И если, — смиренным тоном добавила она, — что-то пойдет не так, во всем обвинят меня. Я к этому готова.— Если вы исполнены такой решимости…— Исполнена, мой господин. Мы все обсудили и предусмотрели. Теперь уже слишком поздно отступать.Защитник и на этот раз уступил настойчивости гостьи.— Прекрасно. Когда пропажа Камня Владычества обнаружится, я разошлю своих посланцев по всем уголкам нашего государства и объявлю, что сами боги подали нам знак. Они отвернулись от Божественного. Вы уже нашли надежное место для хранения Камня?— Конечно же, нашла, — спокойно ответила госпожа Годелива. — В этом вы можете быть полностью уверены.Защитник долго и пристально глядел на нее. Вопреки желанию, в памяти всплыли слова Досточтимого Предка: Этот Дагнарус — чудовище, исчадие зла. И с таким гнусным существом ты собираешься заключить союз ? Защитника восхищала красота госпожи Годеливы, однако он не был легкомысленным юнцом, чтобы поддаться чувствам и полностью утратить здравый смысл. Защитник был рослым и даже по меркам поджарых эльфов считался худощавым. Подтверждая одну поговорку эльфов, его тело состояло из мышц, костей и честолюбивых устремлений. Защитник был женат. Его брак, как принято у эльфов, был предопределен заранее. Супруги произвели на свет требуемое количество детей, вместе появлялись тогда, когда это диктовали правила приличия, — вот, пожалуй, и все, что их связывало. Защитник не заводил любовниц, зная, что это может оказаться для него опасным. Все в его жизни измерялось единственной мерой — жаждой власти. Этой же мерой он измерял и госпожу Годеливу.— Я останусь у вас, Защитник, — тихо произнесла гостья. — С этого момента моя жизнь — в ваших руках.— Вы знаете, госпожа Годелива, что меня глубоко огорчает даже сама мысль причинить вам вред.Гостья, не вставая, поклонилась.— Но от этого огорчения, — осторожно добавил он, — я сумею быстро оправиться.— Я не доставлю вам огорчений ни в чем, мой господин, — сказала госпожа Годелива.На берегу вновь появился Хранитель ключей. Поймав взгляд своего господина, он подал знак. Госпожа Годелива тоже заметила этот знак и поспешно встала, сказав, что, как бы ей ни было приятно в обществе Защитника, она больше не может себе позволить отрывать его от неотложных дел. На это Защитник учтиво ответил, что был бы готов целый месяц провести в ее обществе, и попросил ее снова сесть. Гостья никак не соглашалась, и хозяин в конце концов был вынужден уступить.Мост опустили. Госпожа Годелива сошла на берег. Защитник проводил ее.— Я видел, вам понравились мои птицы, — сказал он. — Они достаточно редкие. Мне их привезли из южных краев. Мне доставило бы искреннее удовольствие подарить их вам, госпожа Годелива.— Я очень благодарна вашей светлости за столь щедрое предложение, — сказала госпожа Годелива, даже не взглянув на цапель, — но едва ли я смогу их холить так, как вы. У меня они наверняка погибнут. * * * Госпожа Годелива отклонила учтивое предложение жены Защитника провести с нею остаток дня. Жена Защитника необычайно ревниво отнеслась к прекрасной гостье и потому высказала свое огорчение отказом ровно настолько, насколько требовали правила приличия.Оставшись наконец одна, госпожа Годелива смогла вернуться в свой небольшой домик — один из многочисленных домиков для гостей, стоявших на землях вокруг дворца. От ее взора не укрылось, что в соседнем домике, дотоле пустовавшем, тоже кто-то поселился. Слуги несли туда кувшины с горячей водой для традиционного омовения, совершаемого после долгой дороги. Госпожа Годелива задержалась в тени цветущей живой изгороди, чтобы посмотреть, не появится ли вновь прибывший гость или гостья.На порог вышла женщина и огляделась по сторонам. Госпожа Годелива ни разу не видела Дамру из Дома Гвайноков, но не сомневалась, что это именно она.Хотя Дамра и являлась Владычицей, к ней не обращались со словами «моя госпожа», поскольку у эльфов Владыки находились как бы вне общества. Они получали магические доспехи, а некоторым давалась дополнительная магическая сила. Но эльфы с недоверием относились к магии. Ее применение во время битвы считалось бесчестным, да и в остальных случаях она вызывала подозрения. Втайне эльфы уповали на магию, однако должны были проявлять осторожность, имея дело с могущественными и таинственными эльфийскими чародеями, называемыми Вещими.Когда более двухсот лет назад эльфы получили свою часть Камня Владычества и с нею — возможность создавать Владык, они обрадовались, что теперь и у них появятся рыцари, благословленные Отцом и Матерью и наделенные особой силой. В то же время эльфов волновало, как эти рыцари сумеют войти в жесткую структуру их общества и культурных традиций. Владыки отнюдь не были Вещими и никак не входили в этот слой. Не были они и обыкновенными рыцарями, а их владение магическими силами повергало многих эльфов в ужас.Божественный постановил, что все эльфы, которым даровалась высокая честь стать Владыками, должны были ради нее принести жертву. Жертвой являлось их положение в обществе. Их жилища и прочая собственность переходили к главе Дома, который подыскивал им новое место для жилья. Владыки могли собирать подати со своих земель, но им разрешалось отставлять себе ровно столько, сколько требовалось для жизни. Любой излишек передавался Дому и распределялся среди бедных. В отличие от остальных эльфов, Владыки были вольны странствовать, не испрашивая разрешения главы Дома. Во время войн между Домами им было запрещено принимать чью-либо сторону; наоборот, на них возлагалась посредническая деятельность по установлению мира.Эти правила не только держали Владык вне эльфийского общества, но и давали гарантии, что столь могущественные рыцари не злоупотребят своим могуществом. Конечно же, Отец и Мать выбирали только тех, кто отличался преданностью, состраданием, мужеством и незапятнанной честью. Вряд ли благородных рыцарей могла привлекать узурпация власти в государстве, однако эльфы — раса осторожная и щепетильная, желающая иметь полную уверенность во всем.Все Владыки носили особые плащи, подчеркивавшие их высокое положение и одновременно помогавшие отличать их от остальных. Покрой этих плащей не менялся со времен короля Тамароса. На каждом плаще были вышиты два голубых грифона, державших в лапах золотой диск. Дамра надела свой плащ поверх широких дорожных шаровар. Тонкую талию женщины охватывал широкий пояс. К поясу были подвешены два меча: один являлся оружием Владычицы, другой — церемониальным оружием ее Дома. Боги нарекли Дамру Владычицей Ворона. Его изображение украшало спину плаща.Эльфы почитали ворона как величественную и необыкновенно сметливую птицу, отличавшуюся также гордостью и бесстрашием. Следовательно, Дамра должна была воплощать в себе все эти качества. Госпожа Годелива не знала, так это или нет. Сама она думала, что Дамра получила этот титул, поскольку обликом своим напоминала ворона. Дамра была далеко не красавицей. Как и у всех членов ее клана, у нее был крупный нос и жгучие черные глаза, широкие плечи и мужская походка. Дамра ступала широко, а не маленькими, изящными шагами, приличествующими благовоспитанным женщинам.Покинув свой домик, Дамра прошла совсем близко от места, где за завесой цветов пряталась госпожа Годелива, и та смогла как следует рассмотреть непокорную Владычицу.Правда, сейчас в Дамре не было ничего бунтарского. Бледная, озабоченная, она бросила мимолетный взгляд на отведенный ей домик и тихо вздохнула. Госпоже Годеливе подумалось, что Дамре хотелось побыть наедине со своими мыслями, вдалеке от вышколенных слуг, которые лезли из кожи вон, стараясь ей угодить. Госпожа Годелива подождала, пока Владычица не скроется из виду, затем прошла в свой домик.Она отпустила слуг, сказав, что намерена молиться и общаться с Досточтимым Предком. Убедившись, что никто не осмелится ее тревожить, госпожа Годелива опустила ставни на окнах и заперла дверь изнутри.Визит Досточтимого Предка являлся священным ритуалом, и теперь уже никто не мог нарушить ее уединения. Госпожа Годелива извлекла из-за пояса небольшой костяной нож. Когда-то этот нож был ровным и блестящим, но теперь он стал желтеть. Самый кончик почернел от запекшейся крови.Держа нож, она осторожно поглаживала его. Изо всех пор ее кожи начала вытекать черная вязкая жидкость. Капли сливались вместе. Не прошло и минуты, как все тело госпожи Годеливы блестело, словно покрытое черным маслом. Доспехи изменили очертания, отвердели и сделались прочнее самой крепкой стали, из которой знаменитые кузнецы дворфов ковали свои столь же знаменитые доспехи.Все так же держа в руке нож, женщина-врикиль опустилась на колени.— Мой повелитель, — произнесла она.— Я слушаю тебя, Вэлура!Дагнарус не заставил себя ждать. Она чувствовала его нетерпение, хотя такие ощущения обычно не передавались через кровавый нож. Но она это чувствовала, потому что знала, очень хорошо знала Дагнаруса и любила его. Как ни печально, за двести лет ее любовь не угасла.Вэлура пожертвовала для него всем и все ему отдала: тело, честь, душу. Ради него она убивала и продолжала убивать ни в чем не повинных, ибо они питали ее. Вэлура была творением Дагнаруса. Это он превратил ее в исчадие зла, не знающее ни сна, ни отдыха. Но Вэлура не винила Дагнаруса. Она сама сделала выбор, приняв Пустоту. Когда она, смертельно раненная, почувствовала неминуемое приближение смерти, то попросила превратить ее во врикиля, чтобы они с Дагнарусом всегда могли быть вместе. Дагнарус выпил ее кровь. Вэлура отдала ему свою жизненную силу. Таков был их нечестивый союз, не благословленный, а проклятый богами. Вэлуру и Дагнаруса связала Пустота.Но в тот момент, когда они соединились, Вэлура потеряла его.Дагнарус нуждался в ней. Он зависел от нее, и в этом она не сомневалась. Она была вторым по счету его врикилем после Шакура и столь же могущественным. Из всех врикилей, включая и Шакура, Вэлура была самой преданной Дагнарусу. Но он, некогда любивший ее, теперь ее ненавидел. Всякий раз, когда он смотрел на нее, Вэлура видела эту ненависть в его глазах. Дагнарус ненавидел ее, но в действительности он тайно ненавидел себя за то, что сделал с самим собой. Однако остановиться Дагнарус уже не мог. Честолюбие, питаемое Пустотой, питало Пустоту.— Ты все приготовила? — резко спросил он.— Да, мой повелитель, — ответила она. — Падение Божественного предопределено. Лучшего пособника, чем Защитник, ты не найдешь. Он алчен, честолюбив и необычайно высокого мнения о собственном уме. Это глина, из которой ты вылепишь все, что пожелаешь.— А что известно насчет той Владычицы, угрожавшей расстроить замыслы Защитника?— Дамра из Дома Гвайноков будет тише воды, мой повелитель. Защитник взял в плен ее мужа. Если она хочет увидеть его живым, ей придется хранить молчание.— Что-то не слишком верится, — возразил Дагнарус. — Какие у тебя есть доказательства, что эта Дамра окажется сговорчивой?— На свою беду, она по-настоящему любит мужа, мой повелитель, — сказала Вэлура повторив слова Защитника. — Думаю, не без вмешательства Пустоты Дамра недавно прибыла сюда и расположилась в одном из домиков для гостей. Я могла бы найти более надежное решение…— Давай действуй. Но осторожно. Не возбуждай подозрений.— Не тревожься, мой повелитель. Можешь на меня положиться.— Знаю, что могу, — голос Дагнаруса стал насмешливо-саркастичным. — Когда ты завладеешь Камнем Владычества?— Этой ночью, мой повелитель.— Привезешь его прямо ко мне. Нашлась часть, принадлежавшая людям. Та, что принадлежит эльфам, практически уже в моих руках. Наконец-то они начинают соединяться, Вэлура. Удалось обнаружить и ту часть, которую некогда отдали дворфам. Я уже послал за ней врикиля. Шакур и Джедаш вот-вот завладеют человеческой частью Камня. Недостает только оркской, но я знаю, где ее искать. Я близок! Я совсем близок к цели!— Да, мой повелитель.А что потом, мой повелитель? — мысленно спросила его Вэлура. Что будет, когда ты получишь в свое распоряжение весь Камень Владычества? Что тогда? Заполнит ли он пропасть внутри тебя? Или тьма, поглотившая все остальное, поглотит и Камень?Вэлуру ужаснули подобные мысли, и она запретила себе думать так, опасаясь, как бы Дагнарус через кровавый нож не проник в ее ум. Однако Дагнарус находился в чересчур приподнятом настроении, предвкушая будущий триумф, и не обратил на нее никакого внимания. Обождав, не будет ли дальнейших приказаний, Вэлура поняла, что связь с ним прекратилась.Вэлура поднялась с колен. Доспехи исчезли, сменившись иллюзией того, что она некогда из себя представляла, — решительной эльфийской красавицы.Госпожа Годелива, возлюбленная бога, вышла и узнала от одного из шпионов, которых она успела завести в окружении Защитника, о времени и месте встречи Защитника с Дамрой из Дома Гвайноков. ГЛАВА 2 Встреча Дамры с Защитником была назначена на время, называемое эльфами «идиллическим» — на предзакатный час. Сам выбор времени уже являлся оскорблением, ибо перед закатом все обычно отдыхали после дневных трудов. В такое время было принято вкушать легкое вино, гулять по саду или любоваться закатом. Поскольку ужин подавали непременно при свечах, можно было заключить, что Защитник, не желая пропускать трапезу, намеренно ограничил продолжительность встречи.Дамра не питала никаких иллюзий. Едва она прочла цветистое послание Защитника, как ей сразу же стало понятно, что это он захватил в плен ее мужа. Гриффит отсутствовал уже много месяцев, однако поначалу Дамра не особо беспокоилась. Будучи одним из Вещих Дома Гвайноков, Гриффит часто выполнял тайные поручения главы клана. И хотя он не мог говорить о том, где находится и что делает, у него была возможность отправлять через Вещих послания, полные любви к своей жене. Дамра тоже могла посылать ему письма, где писала о своей преданности ему и сообщала последние придворные слухи.Когда письма от Гриффита перестали приходить, Дамра почуяла неладное. Она предприняла довольно отчаянную попытку напрямую связаться с Вещими, хотя подобное было делом нелегким даже для Владычицы. Вещие — что дым или отражение луны в воде; так утверждала пословица. Дамре не повезло: Вещие словно исчезли с лица земли. Ее беспокойство сменилось отчаянием, и в это время прибыло послание Защитника.Дом Гвайноков являлся давним союзником Божественного в его борьбе за власть и против Защитника. Седар из дома Тровалей (так звали Божественного) был эльфом передовых воззрений, умевшим смотреть вперед. Он видел, что хозяйство в государстве эльфов пришло в упадок. Он хотел открыть Тромек для торговли с другими расами. Видя, как стены эльфийских городов буквально трещат от непрерывно растущего населения, а продовольствия потребляется больше, чем производится, Божественный намеревался поощрять переселение эльфов в другие земли, где они смогли бы обосноваться и найти работу.Защитник и его сторонники категорически отказывались даже обсуждать подобные предложения. Они утверждали, что смешение эльфов с чужеземцами грозит уничтожением едва ли не всех традиций. В особенности они были настроены против людей. Люди — это грубое, шумное, хаотичное и непредсказуемое племя — обязательно принесут в земли эльфов свои варварские нравы. Они станут насиловать эльфийских женщин и заманивать юных эльфов в свой неистовый, бешено несущийся мир.Увы, кое в чем противники Божественного были правы, и он это знал. Правда, он надеялся ограничить приток чужеземцев введением специальных грамот, дающих право на въезд, а также надзором за их пребыванием на территории государства эльфов. Но Божественный сознавал при этом: если все останется по-прежнему, это государство вскоре рухнет, как дом, построенный на фундаменте из гнилых бревен. Достаточно одного засушливого года, одного недорода, и эльфам начнут грозить голод и болезни.Но почему сам Защитник не видел этой опасности? Вначале Седару думалось, что Защитник просто не желает обращать на нее внимания или упорствует в своем отрицании, однако затем Божественный стал все более и более убеждаться в обратном. Защитник уже давно знал о грозящих бедах и хладнокровно рассчитывал воспользоваться ими в собственных интересах. Седар начал понимать, что ради упрочения своей власти Гарвина способен пожертвовать жизнями тысяч ни в чем не повинных эльфов.Дамру и Седара связывали тесные дружеские отношения. Она разделяла его подозрения относительно Защитника. Это было одной из причин, почему она противилась каждому действию, предпринятому Гарвиной. Она ожидала мести Защитника, но наивно полагала, что он обрушит свой гнев только на нее. К этому она была готова. Однако Дамра никак не думала, что Защитник нанесет удар по ее мужу.Дожидаясь аудиенции, Дамра мучительно раздумывала над тем, как себя вести и что говорить. Защитнику нельзя было отказать в уме. Он поймал ее в сеть, прозрачную, словно стрекозиное крыло, но крепкую, как сталь. Если она не примет его условий, он объявит о своей полной непричастности к пленению Гриффита, а ей нечем будет доказать обратное. Ее муж — один из Вещих, на которых не распространяются законы эльфов. Даже глава Дома Гвайноков (старший брат Гриффита) палец о палец не ударит, чтобы спасти его.Хранитель ключей привел Дамру в Голубой грот. Место встречи было еще одним оскорблением. Голубой грот находился на значительном удалении от дворца. Здесь Защитник встречался с богатыми горожанами, мелкими правительственными чиновниками и подобными им эльфами, принадлежавшими к верхушке среднего сословия. Грот не был подобающим местом для частных бесед. Правда, этот неглубокий грот, усаженный лилиями, среди которых бил фонтан, питаемый источником, считался священным местом. Согласно поверьям, его создали бивки — эльфийские духи. Грот окружали заросли остролиста, служившие живой изгородью, а также густо посаженные сосны. Однако священное происхождение грота не избавляло его от многочисленных шпионов — преимущественно доносчиков самого Защитника, тем более что живая изгородь и сосны позволяли надежно спрятаться. Если Защитнику понадобятся свидетели его «частной» встречи с Дамрой, их окажется предостаточно — вышколенных слуг, «случайно» проходивших мимо.Величайшим недостатком Дамры был ее прямолинейный характер, и Защитник знал об этом. Характер помешал ей выдержать одно из испытаний, которое она проходила, готовясь стать Владычицей. Защитник был тогда в числе судей. Слава богам, они благосклонно отнеслись к Дамре и все же провели ее через Трансфигурацию. Дамра ежедневно сражалась со своим характером и молила богов помочь ей в этом. Защитник специально обрек ее на эти унижения, чтобы вызвать гнев, однако Дамра твердо решила ни в коем случае не попадаться в ловушку.Защитник уже находился в гроте, но стоял спиной ко входу, якобы любуясь лилиями. По представлениям эльфов, сама его поза была чудовищным оскорблением. Дамра крепко стиснула рукоять меча, отчего та сильно врезалась ей в ладонь и оставила следы, которые исчезнут лишь через несколько часов. Один из телохранителей Защитника, всегда находившихся поблизости, выступил вперед.— Дамра из Дома Гвайноков, я вынужден просить вас отдать оружие, поскольку вы находитесь в доме Защитника, — сказал он.Дамра впилась в него глазами.— Я — Владычица и потому свободна от подобных требований. Божественный не требует, чтобы Владыки отдавали свое оружие. — Она сердито поглядела на спину Защитника. — Почему же этого требует слуга Божественного?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 красное полусухое вино зинфандель 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я