научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/mebel/rasprodashza/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— А какие у меня основания верить вам? — сердито спросила Дамра, вновь испытывая знакомое чувство гнева, слитого с подавленностью.— Я отдаю тебе Камень Владычества, — сказал Сильвит.Дамра колебалась, но выбора у нее действительно не было. Она не могла оставить Камень здесь, как не могла и передать его в руки Сильвита из Дома Киннотов.— Ладно, — тихо сказала она.Сильвит осторожно опустил Камень на ее ладонь. Камень был липким от его крови и уже не сиял.— Я прошу тебя об одной милости, Дамра из Дома Гвайноков. Расскажи Божественному о том, что я сделал этой ночью. Я не прошу прощения лично для себя, — добавил он. — Я прошу о прощении моего клана. Я прошу даровать прощение молодым, жизни которых рушатся, не успев начаться. Я прошу за стариков, умирающих в бесчестье. Я прошу восстановить честь Дома Киннотов.— Если все, что касается армии Дагнаруса и моего мужа, тоже окажется правдой, я обещаю вам поговорить с Божественным.Большего Дамра обещать не могла.В темноте замелькали факелы. К поруганному святилищу двигались солдаты Защитника, и знамя с его гербом реяло над их головами.Беспокоясь за Сильвита, Дамра оглянулась по сторонам, но старый эльф уже куда-то исчез. Дамра пожала плечами и забыла о нем. Сильвит доказал, что прекрасно способен позаботиться о себе. Ей предстояли другие заботы.Дамра спрятала Камень Владычества за нагрудником своих доспехов. Она еще не приняла окончательного решения. Она хотела получить дополнительные доказательства. Неужели Защитник действительно замышлял похитить Камень? Неужели он вступил в сговор с этим порождением Пустоты? Дамра осторожно спустилась по каменным ступенькам и спряталась среди деревьев. Ей обязательно нужно было увидеть, что произойдет дальше. ГЛАВА 5 Первыми к разрушенному хранилищу прибыли личные телохранители Защитника, дабы убедиться, что их господину не грозит никакая опасность. Гвардейцы с нескрываемым удивлением смотрели на печальное зрелище. Значит, заключила Дамра, они не были причастны к заговору. Наконец кто-то заметил, что магические чары разрушены, и в ужасе закричал, что Камень Владычества исчез. Несколько солдат бросились было к сокровищнице, но командир остановил их.Он приказал им внимательно осмотреть прилегающую местность, оказать возможную помощь раненым и постараться найти кого-нибудь из числа пострадавших, кто мог бы объяснить, что здесь произошло. Гвардейцы устремились в разные стороны, а Дамра еще глубже спряталась под пологом теней. Свои серебристые магические доспехи она прикрыла черным оперением ворона. Дамра не боялась, что ее увидят, однако в темноте на нее могли натолкнуться.Вэлура неподвижно лежала на подиуме. Командир гвардейцев бросил туда лишь один пристальный взгляд. Его явно снедало любопытство, но он привык действовать осмотрительно. Ничего удивительного — ведь ему была вверена жизнь Защитника. Гвардейцы прочесали рощу, но не нашли ни Дамры, ни кого-либо еще. Выставив караульных вокруг рощи, они послали одного из солдат доложить командиру, что все спокойно.Стражник, которого Дамра ударила по зубам, сидел на траве, зажимая рукой разбитый нос. Командир наклонился к нему и стал расспрашивать о происшедшем. С трудом шевеля окровавленными губами и выплевывая выбитые зубы, солдат выдавил из себя несколько слов.— Он сказал, что будет говорить только с Защитником, — сообщил командир, выпрямляясь и оглядывая своих гвардейцев. — Пусть один из вас вернется в казарму, где находится Защитник. Предки предупреждали его, что нечто подобное может случиться. Расскажешь Защитнику о том, что видел, и спросишь, соблаговолит ли он прийти.Командир снова внимательно посмотрел на Вэлуру, потом перевел взгляд на тела солдат Божественного. Подойдя к одному из них, он коснулся шеи солдата, пытаясь найти пульс. Убедившись, что лежащий мертв, командир покачал головой. Лицо его помрачнело.— Предки предупреждали его, — чуть слышно прошептала Дамра. — Какое удобное объяснение. Может, они предупредили его и о врикиле?Командир приблизился к сокровищнице, заглянул на дно ямы, увидел нанизанное на спицы мертвое тело. Обнажив меч, он прошел по ступенькам и с опаской приблизился к врикилю. Солдаты замерли, следя за своим командиром. Ночь была настолько тихой, что Дамра отчетливо слышала хруст осколков под ногами командира и нервный вздох, когда он оказался возле врикиля, напоминавшего чудовищное, опрокинутое на спину насекомое. Командир дотронулся рукой до черных доспехов, вероятно, желая проверить, жив ли врикиль.Его пальцы скользнули по черной поверхности. Командир резко отдернул руку и вытер пальцы о шелковую блузу, надетую под доспехи. Потом он осмотрел подиум и снова заглянул в яму в попытке найти там Камень Владычества. Не обнаружив Камня внизу, командир гвардейцев поддел носком сапога тело врикиля. Вероятно, он подумал, что Камень мог остаться у мертвой Вэлуры в руках. Убедившись в тщетности своих поисков, он вернулся по ступенькам обратно. При этом он непрестанно вытирал руку о блузу.Защитник явно предвидел подобное развитие событий. Вряд ли он стал дожидаться известий, поскольку явился намного раньше, чем его ожидали. Гарвина был спокоен. Он успел подготовиться. Обведя суровым взглядом место побоища, он уже намеревался потребовать рассказа о случившемся, но в этот момент увидел тело врикиля.Гарвина мастерски умел скрывать свои истинные чувства. Его лицо было словно из глины; придав ему нужное выражение, Защитник затем сохранял эту маску столько, сколько требовалось. Однако при виде существа в черных доспехах, лежавшего среди осколков хрустальной сферы, заранее приготовленная маска треснула. У Гарвины округлились глаза, рот сам собой открылся. Какое-то время он отрешенно смотрел в сторону подиума, позабыв обо всем.— Что… что это? — странным, булькающим голосом спросил наконец Защитник.— Не знаю, мой господин, — ответил командир. — Я надеялся, что вам это известно.Услышав в голосе командира неподдельную тревогу, Защитник бросил на него суровый взгляд. Гвардейцы стояли с мрачными лицами, нахмурив лбы. С них взгляд Защитника перескочил на убитых солдат, потом на раненого, и устремился к разграбленной сокровищнице. Дамра чувствовала: Гарвина лихорадочно придумывает новое объяснение.— А разве вам и так не ясно? — загремел он, разгневанный тем, что у его подчиненных еще могут быть какие-то сомнения. — Предостережения, данные мне предками, подтвердились. То была попытка Божественного похитить Камень Владычества. Он и послал сюда это отвратительное существо, — Защитник указал на врикиля. — Верные мне солдаты попытались остановить наших врагов!— Но я вижу, что солдаты Божественного были убиты ударами в спину, — возразил командир. — Приведите раненого.Двое гвардейцев приволокли солдата с перебитым носом и поставили перед Защитником.— Расскажи нам о случившемся, — приказал командир.Солдат посмотрел на Защитника и опустился на колени.— Мой господин, я нарушил свой долг. Я прошу о смерти! — закричал раненый.Защитник выхватил меч, готовый весьма охотно удовлетворить эту просьбу, но командир встал между ним и раненым.— Сначала ты должен рассказать правду о том, что здесь произошло, — сказал он солдату. — Ты находился на священном посту. Ты принес клятву верности Защитнику, Божественному и народу Тромека. Если ты нарушил эту клятву, ты отправишься в тюрьму мертвых и целых семь поколений твоей семьи испытают на себе позор и бесчестье. Говори правду. Тем самым ты сможешь сохранить свою клятву, спасти себя и семью.Командир посмотрел на Защитника.— Я уверен, твой господин велит тебе то же самое — рассказать правду.Защитник попробовал что-то сказать, но у него одеревенели мышцы лица, и он выдавил из себя лишь несколько нечленораздельных звуков. Раненый взглянул на него, но понял, что Защитник ему не поможет. Преодолевая боль, солдат начал рассказывать.— Нам объявили, что Божественный решил похитить Камень Владычества. Нам приказали убить его солдат прежде, чем они убьют нас. Нас это удивило. Солдаты Божественного не давали никаких поводов думать, что они участвуют в заговоре. Они, как всегда, говорили и шутили с нами. Они были нашими товарищами… — Раненый замолчал, потом продолжил, и в его голосе появилась тяжесть: — Мы выполнили приказ, но это было нелегко. Взять хотя бы Глата. Я знал его давно, очень давно. Его сын женат на моей дочери. Но я должен был выполнить долг перед своим господином. Я ударил Глата в спину. Моя душа навсегда запомнит, каким было его лицо, когда он понял, что я предал его. Он умер, проклиная меня.Солдат опустил голову.— Мне стало страшно. Я боялся, что меня самого предали, что все это ложь и обман. Я не хотел в этом признаваться, пока здесь не появился Владыка и…— Владыка? — воскликнул Защитник. — Какой Владыка?— Точнее, Владычица, мой господин, — сказал солдат. — Я знаю ее в лицо. Я видел ее вместе с Божественным. Только вот имени ее не знаю.— Зато я знаю, — сказал Защитник и скрипнул зубами.— Продолжай, — велел раненому командир, сердито покосившись на Защитника.— Нам сказали, что сюда должна прийти некая госпожа и забрать Камень Владычества, чтобы унести его в надежное место. Эта госпожа пришла, но потом вдруг куда-то исчезла, и вместо нее появилось это существо, — солдат опасливо указал на врикиля. — Я не знаю, что было потом. Владычица сильно ударила меня, и я ненадолго потерял сознание. Очнулся я от взрыва. Я увидел Владычицу. Она стояла над телом этого существа, и с нею был какой-то старик. Потом они оба исчезли.— Значит, это Владычица похитила Камень? — суровым тоном спросил Защитник.— Я… не знаю, мой господин, — промямлил раненый.— Кроме нее, некому, — заключил Защитник. Он повернулся к командиру. — Теперь тебе понятно? Божественный послал свою приспешницу, приказав ей похитить Камень.— А мне думается, что Божественный скорее послал ее, чтобы спасти Камень, — ответил командир. — Владыки благословлены богами. Но это существо, — он махнул рукой в направлении врикиля, — явное порождение Пустоты.Губы Защитника зашевелились, дрожа от ярости, но он не произнес ни слова. Он не решался что-либо говорить, пока не придумает новое объяснение. Командир подошел к раненому и заставил того встать.— Свой рассказ ты повторишь Божественному.— Это будут всего лишь его слова против моих слов, — заявил Защитник.— Другие раненые подтвердят рассказ этого солдата, — сказал командир. Он отвел глаза в сторону, стараясь не смотреть на Защитника.Гвардейцы подобрали раненых и унесли их с залитой кровью поляны. Защитник остался один. Скрестив на груди руки, он стоял среди обломков своего неудавшегося заговора. Лицо его вновь превратилось в холодную, застывшую маску. Дамра не сомневалась: он и сейчас что-то замышлял.Дамра узнала все, что ей требовалось. Ее худшие подозрения подтвердились. Надо немедленно отправляться к Божественному и рассказать ему обо всем. Она побрела через рощу, но шла медленно и наконец остановилась.Если она явится к Божественному, то будет обязана отдать ему Камень Владычества. В ушах у нее звучали слова Сильвита, его предупреждение об угрозе со стороны Дагнаруса. Я видел, насколько велика его армия. Число полков не поддается счету. Солдаты преданы ему… Божественный слишком слаб… Если она отправится к Божественному, ее опутает паутина государственных интриг, обвинений, контробвинений. Ситуация чревата гражданской войной. Защитнику нанесен сокрушительный удар, но он пока не уничтожен. С его умом, властью и богатством он, быть может, еще сумеет вытащить голову из петли.— Что бы ни случилось, я должна доставить Башэ и его спутников на Совет Владык, — произнесла вслух Дамра. — Если Сильвит говорил правду, Гриффит ждет меня в Крепости Шадамера. Судьба ведет меня в Виннингэль. Оставаться в Тромеке бессмысленно и даже опасно.Дамра оглянулась на Защитника, лихорадочно плетущего нити нового заговора, на тела солдат, убитых по его приказу, на Вэлуру, лежащую в центре развороченной сокровищницы.— Сейчас мне здесь нечего делать. А может, и вообще, — прошептала она.Дамра растворилась в ночи. * * * Оставшись один, Гарвина из Дома Вивалей обдумывал положение, в котором оказался. Отчаяние не было свойственно его холодной, бесстрастной, расчетливой натуре. Судьба совершила поворот. На то и жизнь. Она швырнула его вниз, как шкодливую кошку. Но недаром говорят, что боги наделили кошку способностью переворачиваться в воздухе и всегда приземляться на лапы. Гарвина тоже умел переворачиваться.Главной опасностью, как он считал, был труп этого странного порождения Пустоты. По поводу всего остального, включая предательское убийство солдат, он мог оправдаться. Гарвина заблаговременно запасся кое-какими письменными свидетельствами. Внешне они выглядели вполне безобидно, но если в некоторых местах чуть изменить смысл, получится нечто, уличающее Божественного в попытке выкрасть Камень Владычества.Не сводя глаз с черных доспехов, Гарвина подошел, чтобы как следует рассмотреть их. Защитник отнюдь не был труслив, но, как и все эльфы, с глубоким недоверием относился к магии. Магия Пустоты была для эльфов самой ненавистной. Они считали ее использование дерзким вызовом богам. Если бы Божественному удалось доказать, что Гарвина вошел в сговор с магами Пустоты, Защитник был бы уничтожен. Ради спасения своей чести и чести Дома ему пришлось бы просить о смерти.Но какими доказательствами располагал Божественный? Никакими, если не считать заявлений нескольких гвардейцев, что они видели некое существо в черных доспехах. Эти глупцы даже не позаботились для подтверждения своих слов забрать доспехи. Достаточно избавиться от этого странного трупа, и Гарвина сможет утверждать, что гвардейцы стали жертвой обмана, наведенного на них Владычицей. Да, рано торжествуют те, кто думает, будто загнали его в яму. Вот он, выход.Защитник поднялся по ступенькам к подиуму. Он остановился, вглядываясь в неподвижное тело, лежащее у его ног. Гарвина не имел представления, откуда могло появиться это существо. Оставалось лишь предполагать, что госпожа Годелива использовала его в качестве сообщника для похищения Камня Владычества. Значит, она находилась в сговоре с магами Пустоты? Это не слишком удивило Гарвину. Она состояла в сговоре с людьми, а от людей до магии Пустоты — один короткий шаг.При мысли, что ему придется дотронуться до этого жуткого трупа, у Гарвины свело живот. По коже поползли мурашки. Но ему нужно было избавиться от этой улики, а значит — нужно куда-нибудь перетащить труп вместе с доспехами и затем каким-то образом уничтожить. Сжечь или закопать. Это он решит потом. Решив не мешкать, Гарвина сжал зубы, нагнулся над трупом и поднял забрало шлема, чтобы взглянуть на лицо.Рука в черной кольчужной рукавице поднялась и обхватила запястье Гарвины.Защитнику показалось, что у него остановилось сердце. Ему было не вздохнуть, не пошевелиться. Оцепенев от ужаса, он стоял и смотрел, как врикиль поднимается на ноги. Врикиль отпустил его запястье, но боль в руке не проходила. Защитник слегка застонал, а еще через несколько секунд закричал от удивления. Врикиль растаял, растворился в Пустоте. На подиуме стояла госпожа Годелива, и ее хрупкая рука сжимала запястье Защитника.Защитник отшатнулся от нее, оказавшись в опасной близости от края подиума.— Вы же мертвы! Вы должны были умереть! Ваша голова… — он не договорил.— Вы правы. Я мертва. Я мертва уже более двухсот лет. Ах, мудрый Сильвит… Ты допустил одну ошибку. Ты не ударил меня в сердце. — Ее голос дрогнул. — Как Дагнарус, когда он превращал меня в ту, кем я теперь являюсь..— Так кто вы? — в ужасе вскричал Защитник.Госпожа Годелива смерила его презрительным взглядом.— Сила, недоступная вашему пониманию. Могущественная сила. Сила, способная вам помочь.Она шагнула к нему.Гарвина одновременно видел ее прекрасный облик и то, что скрывалось за этой иллюзорной завесой: гладкую кожу и гниющую плоть, утонченные черты лица и побелевший череп. На него смотрели изумительной красоты глаза и пустые глазницы. За изгибом чувственных губ скрывалась усмешка трупа. Защитника охватил ужас и… любопытство. Госпожа Годелива была права. Она обладала силой, чудовищной силой. И он только что ощутил эту силу на себе.Защитник напряг волю, чтобы его не передернуло.— Что вы хотите от меня? — спросил он.— Помогите мне заполучить Камень Владычества, — ответила госпожа Годелива. ГЛАВА 6 Дамра знала, где найти Арима. Обычно он останавливался при доме ниморейского посла. Дамра не стала заходить в главное здание, а сразу же направилась туда, где находились строения для гостей. Окно одного из домиков светилось. То был условный сигнал, оставленный Аримом на случай, если Дамре понадобится разыскать его. Она тихо постучалась и сразу же услышала голос Арима.Дамра прошептала свое имя и добавила:— Надеюсь, я никого не тащу за собой на хвосте.Арим открыл дверь, высунул голову наружу. В руке у него был меч.— Дела принимают скверный оборот, — сказала Дамра. — Мы должны немедленно уходить отсюда. Буди остальных. Надо торопиться!Арим не стал тратить времени на расспросы. Он скрылся внутри, оставив Дамру напряженно вглядываться в темноту. Поскольку спутники Арима, послушавшись его совета, спали не раздеваясь, а их пожитки можно было пересчитать по пальцам, время ушло лишь на сбор двадцати семи камней бирюзы, которые Бабушка разложила на ночь. Вне зависимости от обстоятельств, камни надлежало собирать по одному и потом дважды пересчитать. По завершении этого действа все быстро и тихо покинули домик.Дамра опасалась, что спутники Арима станут донимать ее вопросами, однако никто не произнес ни слова. Все были благодарны ей и радовались, что направляются в Глимрэ.Дорогой Дамра рассказала Ариму о случившемся. Он молча слушал, и лицо его принимало то удивленное, то встревоженное выражение. Когда Дамра назвала имя Сильвита из Дома Киннотов, Арим нахмурился и покачал головой:— Я бы не стал ему доверять.— Я тоже так думала, — возразила Дамра. — Но его слова оказались правдой. Все, что он предсказывал, произошло именно так, как он говорил.Арим не стал спорить. Он не был эльфом и не имел права судить о том, чего не понимал. Нимореец несказанно удивился, когда Дамра поведала ему об эльфийской части Камня Владычества и о том, что она намерена сделать с этой святыней. Арим с сочувствием слушал, как она говорила о своих опасениях за мужа. Услышав же, что Гриффит якобы освобожден и находится в Крепости Шадамера, он промолчал. Зачем лишний раз напоминать Дамре, что эти сведения она получила из весьма ненадежного источника — от эльфа, принадлежащего к опозоренному Дому? Судя по голосу Дамры, Арим чувствовал, как ей хочется верить Сильвиту. Но в ее голосе были и другие интонации. Чувства не затуманили ее здравый смысл, и Дамра вполне допускала, что старый эльф сказал все это из собственных корыстных побуждений.— Ты что-нибудь знаешь про этого Шадамера? — спросила Дамра.— Не слишком много, — ответил Арим. — Пожалуй, только то, что он — Владыка, не являющийся Владыкой. — Увидев недоуменный взгляд Дамры, нимореец пояснил: — Он прошел Семь Испытаний, но отказался подвергнуться Трансфигурации.Дамра нахмурилась.— Мне это не по нраву. Это бесчестно, если не сказать больше. Он оскорбил богов. Струсил, что ли?— Я слышал много нелестных слов, которыми награждали этого человека. Среди прочего, его называли и вором, и бродягой, и преступником. Но я не припомню, чтобы кто-то обвинил Шадамера в трусости. Как любят говорить люди, он — тайна внутри загадки. Его замок, который зовется Крепостью Шадамера, находится неподалеку от восточной оконечности Портала Тромека. Если Гриффит действительно ускользнул от Вещих Защитника, лучшего пристанища ему было бы не найти. Шадамер охотно принимает под свои знамена всех, вне зависимости от расы или племенной принадлежности.— Ты помог мне принять решение, — сообщила Дамра. — Мы находимся неподалеку от западного входа в Портал. Портал — кратчайший путь в Новый Виннингэль, а значит, и возможность скорейшей встречи с Советом Владык. Мы отправляемся туда.— Если Сильвит действительно сказал правду, — возразил Арим, — тогда получается, что вражеские силы под предводительством Владыки Пустоты незаметно прошли через Ниморею и пересекли границу вашего государства, намереваясь захватить Портал. Мы можем угодить прямо в кошачью пасть.Арим имел в виду известную детскую сказку эльфов про хитрого кота, который убеждал глупую мышь, что надежнее жилища, чем его пасть, ей не сыскать.— Вещие наравне с солдатами охраняют вход в Портал, — сказала Дамра.— Но они тоже принадлежат к Дому Защитника, — заметил Арим.— И все же они — Вещие. Они придут в ярость, услышав, что Защитник вступил в сговор с исчадием Пустоты. Если я смогу убедить их, они обратятся против Защитника. Вещие никогда не захотят оказаться причастными к подобному вероломству.Арим покачал головой.— Откуда нам знать, не они ли посоветовали Защитнику войти в сговор с врикилем? Не думаю, что тебе стоит рассчитывать на их поддержку.— Я должна на кого-то рассчитывать, — обронила Дамра. — Если не на Вещих, то на Отца и Мать. Портал — кратчайший путь в Новый Виннингэль. Совет Владык должен как можно скорее узнать обо всей тяжести сложившегося положения. У нас нет трех месяцев, чтобы неспешно добираться туда обычным способом.— У вас есть гиппогрифы… — начал было Арим, но Дамра рубанула рукой воздух.— Я уже думала об этом. Мы можем долететь на гиппогрифах до Портала, но не дальше. Летать на далекие расстояния гиппогрифы не любят, поскольку не желают разлучаться с потомством. Даже если бы мы уговорили их лететь до Крепости Шадамера, такое путешествие заняло бы у нас ненамного меньше времени, чем путь на лошадях. Когда гиппогрифы летят с седоками, их сил хватает лишь на несколько часов полета, а потом им требуется длительный отдых.— Тебе виднее, — сказал Арим. — Я знаю про гиппогрифов только понаслышке.— Ах, Арим, — вздохнула Дамра. — Я изо всех сил стараюсь не потерять голову от мысли, что Гриффит может находиться в Крепости Шадамера. После того что ты рассказал про этого человека, мне стало еще тревожнее. Вещие — они все-таки эльфы. Их я понимаю. Но мне никогда не понять людей. Разумеется, я не имею в виду тебя, мой друг. Мне так недостает мудрости и поддержки Гриффита. Боюсь, что груз ответственности великоват для моих плеч.Дамра оглянулась на спутников Арима. Помимо ответственности за их жизнь, она несла ответственность за эльфийскую часть Камня Владычества. С того времени, как боги вручили Камень королю Тамаросу, никогда еще две части Камня не находились в такой близости друг от друга.И никогда еще этот дар богов не подвергался такой опасности. Тревинисский юноша по-прежнему нес с собой кровавый нож. Пусть теперь он не пускал нож в ход, врикили все равно могли выследить их всех. Дамра попыталась придумать какой-нибудь способ избавиться от этого ножа, но, поскольку она почти ничего не знала о магии Пустоты, она боялась, что ее попытки принесут больше вреда, нежели пользы. Гриффит, тот знал и мог бы посоветовать. Как страстно ей хотелось верить, что Сильвит сказал правду!Башэ и Джессан шли в нескольких шагах позади Дамры и Арима.— О чем они говорят? — спросил Башэ.— Если бы я понимал, — хмуро ответил Джессан. — Мне удается разобрать одно слово из десяти.— Но ведь они говорят на эльдерском, правда? — с сомнением в голосе спросил Башэ. — Или на языке эльфов?— Они говорят на эльдерском, но эта женщина так выговаривает слова, что он звучит как чужеземный язык.— А я с удовольствием ее слушаю, — признался Башэ. — Я всегда думал, что эльдерский язык похож на грохот камней, но у нее он превращается в птичье щебетанье. Ее эльдерский звучит почти как твитл. Кстати, ты знаешь, куда мы идем?Судя по быстрым и уверенным шагам Дамры, та хорошо знала, куда ведет их по холмистым равнинам, поросшим густой травой. Бабушка с трудом поспевала за ними и все равно отставала. Она не жаловалась, иначе Дамра пошла бы медленнее, а агатовые глаза посоха видели опасность повсюду. Джессану приходилось то и дело останавливаться, брать Бабушку за руку и помогать ей идти.— Теперь они говорят о каких-то конюшнях, — сообщил Джессан.Чувствовалось, что помощь Бабушке утомляет его, но юноша не подавал виду, оставаясь внимательным и терпеливым.— Это хорошая мысль, — многозначительно добавил Джессан. — Нам нужны лошади.— Еще как нужны, — подтвердила Бабушка. — Я же чувствую, что мешаю вам.Когда рассвело, путешественники увидели вдали широкую дорогу, ведущую в столичный город Глимрэ. У людей такая дорога обязательно была бы мощеной, поскольку люди для строительства своих дорог и ухода за ними пользуются магией Земли. Эльфам, связанным с магией Воздуха, претила сама мысль о мощении дорог, ибо это наносило оскорбление природе. Дороги эльфов были грунтовыми, плотно утоптанными и окруженными деревьями, живыми изгородями и кустами роз. Деревья и кусты не только радовали глаз путников и давали тень от солнца, но имели и военное значение. Любая вражеская армия, решившая ради быстроты передвижения воспользоваться дорогой, рисковала попасть в засаду и стать удобной мишенью для защитников.Впереди показались многочисленные красные черепичные крыши, блестевшие на утреннем солнце. В воздухе реяли флаги. Дамра остановилась.— Тот замок и есть крепость Божественного. Я отправлюсь туда, чтобы достать лошадей для нашего путешествия к Порталу.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 игристое вино 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я