научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Все замечательно, ценник необыкновенный 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

По словам тревиниса, этот человек все время повторял, что, перед тем как умереть, он должен завершить какое-то чрезвычайно важное дело. Подумайте сами, чем еще могло быть это важное дело, как не отправкой Камня в Новый Виннингэль?— Похоже, что так, — согласился Дагнарус. — Что еще вам удалось узнать?— Рыцарь умер. Дикари с большими почестями похоронили его вблизи своей деревни. Теперь, мой повелитель, начинается самое интересное. После его смерти некий дворф, находившийся вместе с рыцарем… возможно даже, что он был его попутчиком… так вот, этот дворф покинул селение тревинисов. Одновременно с ним в путь пустились еще несколько человек. О них мы почти ничего не знаем, ибо всякий раз, когда наш осведомитель пытался выудить эти сведения из тревиниса, тот приходил в ярость и противился расспросам. Наш осведомитель полагает, что, возможно, кто-то из путешественников приходится этому воину близким родственником и потому он пытался их защитить.— И это все, что вашему человеку удалось выудить из тревиниса? — рассерженно спросил Дагнарус. — Пусть расспросит его еще раз без этих дурацких снадобий. Этот дикарь явно располагает интересующими меня сведениями. Разорвите его на мелкие кусочки, но выбейте из него все!— Мой повелитель, вы не знаете тревинисов. Под пытками он вообще будет молчать, — решительно возразил Шакур. — Если его убить, его исчезновение взбудоражит других тревинисов. Они начнут его искать и, скорее всего, предупредят жителей его деревни… Вы мне позволите предложить иную стратегию, мой повелитель?— Давай, Шакур. Ты хитрая бестия. Что ты предлагаешь?— Мы знаем, где находится это селение. Я пошлю туда своих наемников вместе с бааком, и они вытрясут из жителей все, что тем известно. Бааки умеют чувствовать магию как никто другой. Если Камень Владычества остался в деревне, баак поможет нам его найти.— Там вы его точно не найдете, — резко возразил Дагнарус. — Камень отправился странствовать по свету. Я чувствую его, буквально ощущаю его вкус… Впрочем, что в этом удивительного, Шакур? Целых двести лет этот блестящий камешек с острыми краями, на вид — сущая безделушка, является предметом моих сокровеннейших желаний. Я заплатил за него. На нем осталась моя кровь. Он мне часто снится. Я протягиваю к нему руки, и… он от меня ускользает. Камень странствует, Шакур. Он движется на север… и на юг.Шакур изо всех сил старался упорядочить свои мысли, но это ему не удалось, ибо Дагнарус поспешно спросил:— Наверное, ты думаешь, что я сошел с ума…— Ни в коем случае, мой повелитель, — заверил его Шакур. — А что, если рыцарь сумел каким-то образом разделить Камень? Двести лет назад Камень разделился на четыре части. Вдруг он способен разделяться и дальше?— Нет! Такое невозможно! — В голосе Дагнаруса звенел металл. — Я видел Камень и держал его в своих руках. Камень должен был разделиться только на четыре части. На пять, если учесть Пустоту. Но не более. Самый острый меч, наделенный самыми могущественными магическими силами, — и тот не сумеет разделить Камень.— Но, как мы видим, невозможное все же произошло, мой повелитель, — заметил Шакур.— Произошло ли? Представь себе: Владыка находится в безнадежном состоянии. Он смертельно ранен, и его смерть — лишь вопрос нескольких дней. Однако он умен и хитер. Он достаточно умен, чтобы найти Камень Владычества, захватить его и уничтожить одного из моих врикилей. Теперь ему нужно переправить Камень, но рядом с ним нет людей, равных ему по уму, хитрости и жизненному опыту. Лана изрядно помогла нам хотя бы тем, что оборвала жизнь человека, способного оставить нас с носом. Нанеся Владыке смертельную рану, она заставила его передать Камень тем, кто слабее и уязвимее, чем он. Сам Владыка наверняка предусмотрел бы все меры предосторожности. Но он уже не сможет следить за перемещением Камня и направлять своих посланцев. Что же он сделал? Да то, что сделал бы и я на его месте. Когда я отправляю посыльного к генералам моих армий, я не рассказываю ему содержание послания, которое он должен передать. Если в пути его вдруг схватят, он не сможет выдать того, чего не знает. Если бы мне было нужно переправить Камень Владычества Совету Владык в Новом Виннингэле, я бы и словом не обмолвился об этом своему посланцу. Я бы сказал, что ему предстоит передать нечто ценное, но не стал бы говорить, насколько ценное. Хочешь знать, Шакур, что бы я еще сделал?— Вы бы отправили второго посланца, чтобы сбить с толку возможных преследователей.— Ты попал в точку. Итак, я знаю, что врикили разыскивают Камень. Я опасаюсь, что они способны ощущать сильное магическое присутствие. И тогда я посылаю одного или даже нескольких посланцев, чтобы обмануть своих врагов.— Но ведь Камень невозможно ни расщепить, ни удвоить.— Верно. Однако мы знаем, что виннингэльцы продолжают создавать Владык, пользуясь той магической силой, что осталась на какой-то побрякушке, обнаруженной ими на теле Хельмоса. Теперь предположим, что Камень хранился в шкатулке или висел на цепи.— Разумеется, мой повелитель! Вот вы и нашли ответ. Рыцарь послал два отряда. Первому он вручил Камень, а второму — какой-нибудь предмет, помогающий одурачить преследователей. Дворф отправился на юг, причем один. А отряд, о котором тревинис упорно не желал говорить, двинулся на север.— Мне понравилась твоя мысль, Шакур. Разыщи нужное нам селение тревинисов. Ты должен отправиться туда сам и не полагаться только на наемников. Расспроси жителей, известно ли им что-нибудь о Камне Владычества. Добудь сведения любым способом. После этого уничтожишь всех, кто видел рыцаря и кому что-либо известно о Камне. Убивай без разбору: мужчин, женщин, детей. Я не хочу, чтобы другие Владыки узнали о появлении Камня и начали его поиски.— Да, мой повелитель.Шакуру не давала покоя одна своя промашка, и скрыть это состояние от Дагнаруса он не смог.— Тебя что-то тревожит, Шакур? — быстро спросил Дагнарус.— Мне неприятно говорить об этом, мой повелитель, но из Храма исчез молодой маг. Тот самый, что велел пустить тревиниса вместе с доспехами во двор Храма. Как я уже говорил вам, я позаботился о том, чтобы этот докучливый брат Улаф не добрался живым до Нового Виннингэля и не рассказал о «проклятых Пустотой доспехах». Джедаш поджидал его в засаде, однако брат Улаф в том месте не появился. Позднее храмовый повар нашел в кладовой брошенную сутану, которую носил Улаф. После разговора с тем тревинисом его больше никто не видел, кроме меня. Спать в ту ночь он не ложился. Как бы то ни было, но он исчез.Иногда гнев Дагнаруса, если Владыка Пустоты того хотел, мог оборачиваться для других телесной болью. Благодаря Кинжалу врикиля Дагнарус обладал безраздельной властью над своими творениями. Шакуру казалось, что он никогда не освободится от Кинжала. Он до сих пор ощущал его лезвие в своей спине. Он чувствовал жгучую боль, которая однажды лишила его жизни, дав взамен это ужасающее небытие. Когда Дагнарус сердился на него, Шакур чувствовал, как лезвие Кинжала поворачивается, доставляя ему неимоверные мучения.Шакур ждал, что его и сейчас обожжет болью, но этого не случилось.— Стоит ли волноваться из-за этого брата Улафа? Он увидел доспехи врикиля. Возможно, даже дотронулся до них, ужаснулся, испугался и решил бежать.— Возможно, и так, — недоверчиво произнес Шакур, который был не в силах подавить свои сомнения даже перед угрозой боли. — Но мне самому так не кажется, мой повелитель. Этот брат Улаф — уроженец Виннингэля. Я всегда считал его тупым и недалеким. Сейчас я начинаю понимать, что это была его маска.— Даже если и так? Что ему удалось узнать? Ну, увидел доспехи, почуял, так сказать, аромат Пустоты. И все. Он может болтать об этом сколько угодно. Его сочтут сумасшедшим и не более того.— И все-таки, мой повелитель…— Не спорь со мной, Шакур, — предостерег Дагнарус. — Мое заветное желание исполнилось. У меня прекрасное настроение, и я готов простить тебе этот промах.Шакур поклонился.— Каковы теперь ваши замыслы, мой повелитель?— Появление Камня Владычества — знак для меня. Я не намерен ждать дальше. Этой же ночью я отдам приказ о нанесении двух ударов из тех трех, что я задумал. Завтра мои войска нападут на Дункар и на Карнуанский Портал.Шакур был немало изумлен.— Неужели все уже подготовлено? И ваши армии уже на подступах?— На Портал я нападу, используя те войска, которыми располагаю здесь. Карнуанцы отправили большую часть своей армии через Портал в Делек-Вир, дабы противостоять нападению виннингэльцев. Как только я захвачу западный вход в их Портал, карнуанская армия уже не сможет вернуться назад. После падения Дункара моя армия переправится через Эдам Нар и ударит по карнуанской столице Далон-Рен с моря, тогда как другая моя армия нанесет удар с суши. Я предполагал действовать несколько по-иному, но и этот замысел обязательно удастся, поскольку падение Дункарги предрешено. — Дагнарус почувствовал, что его вассал чем-то недоволен. — Разве у тебя есть сомнения в падении Дункарги?— Все подготовлено, мой повелитель. Достаточно одного вашего слова. Но каким образом ваша великая война будет способствовать возвращению Камня Владычества?— Камень должен оказаться в руках Совета Владык в Новом Виннингэле. Те, кто его несут, могут избрать окружные пути, но и они будут сопряжены с опасностями. Путь до Нового Виннингэля занимает не менее полугода, а то и больше, и то если двигаться безостановочно. Умирающий Владыка наверняка вбил своим посланцам в голову мысль о том, что они должны спешить. Он наверняка посоветовал им воспользоваться одним из магических Порталов, ведущих в Новый Виннингэль, чтобы их путь вместо шести месяцев занял всего несколько недель. Ближайшим Порталом является Карнуанский. Едва посланцы Владыки там объявятся, мы их немедленно схватим.— А что вы решили относительно Портала эльфов, мой повелитель?— Я пока не готов напасть на Тромек. Положение там достаточно щекотливое. Госпожа Вэлура пытается заполучить часть Камня, принадлежащую эльфам, и я не осмеливаюсь мешать ее замыслам. Но если Владыка отправил Камень на север, я об этом обязательно узнаю. Как видишь, посланцам Владыки не ускользнуть от меня ни на севере, ни на юге. Думаю, теперь ты можешь исчезнуть из Храма, не вызывая особых пересудов?— Начало войны сумеет объяснить причину моего отъезда. Пользуясь обличьем Верховного Мага, я объявлю королю, что покидаю Дункар и отправляюсь в Храм Магов в Новом Виннингэле, где, как я надеюсь, мне помогут остановить надвигающееся зло. Ни у кого мой отъезд не вызовет подозрений, и уж тем более никто не станет докапываться, почему Верховный Маг так и не вернулся.— После нападения на Дункар в живых останутся единицы, и им уж явно будет не до тебя. ГЛАВА 15 Рейвенстрайк проснулся после тяжелой дремы, в которую его повергло одурманивающее зелье, поданное под видом кофе. Его сразу же обожгла мысль: вчера он совершил недопустимую ошибку. Рейвен вспомнил: какой-то офицер все время задавал ему вопросы, на которые он не хотел отвечать, но против своей воли почему-то отвечал. Сев на подстилке и обхватив руками раскалывающуюся голову, он попытался вспомнить события вчерашнего вечера. Воспоминания ускользали от него, словно они были такими же маслянистыми и зловонными, как черные доспехи. Рейвен догадался: его опоили! Зелье заставило его выболтать то, о чем он предпочитал молчать.Постепенно ему вспомнились отдельные слова и обрывки фраз. Рейвен не на шутку встревожился. Поддавшись воздействию зелья, он навлек беду на своих соплеменников. Надо немедленно возвратиться в селение и предупредить всех о грозящей опасности.Рейвен не слишком представлял себе, какова эта опасность и в чем она заключается. В отличие от городских жителей, живущие на природе тревинисы привыкли доверять своей интуиции и, почувствовав что-то неладное, сразу же действовали, не тратя драгоценное время на пустые рассуждения. Дункарганцев немало изумляло, когда тревинис вдруг припадал к земле, спасаясь от пущенного копья, хотя не видел ни самого копья, ни того, кто метнул его.Сомнений у Рейвена не оставалось: черные доспехи. Все, что с ним вчера случилось, было связано с ними. Раньше ему думалось, что он поступил правильно, увезя эту дьявольскую амуницию в Дункар, подальше от родного селения, а оказалось — совсем наоборот.Пошатываясь, Рейвен вышел за пределы лагеря тревинисов. Товарищи окликали его, предлагая дождаться мяса, которое они жарили на завтрак, но он прошел мимо. Рейвен направился к казармам дункарганцев, полный решимости разыскать офицера, опоившего его вчера. Увы, он даже не мог ничего толком рассказать о той роковой встрече. Имя капитана начисто вылетело из его головы. Рейвен не мог вспомнить, как тот выглядел. Невысокий, смуглый, чернобородый — это все, что он мог сказать. Но такое описание подходило едва ли не к каждому дункарцу. Все, кого Рейвен расспрашивал, в ответ только смеялись и говорили, чтобы впредь он не пытался перепить дункарганцев.Жаркое солнце разогнало утренний туман, который окутывал равнины и клубился в голове Рейвена. Он понял, что понапрасну тратит время, пытаясь найти того, кто вчера сыграл с ним злую шутку. Вернувшись в лагерь тревинисов, Рейвен скатал подстилку, наполнил водой бурдючок и взял несколько кусков сушеного мяса, которого ему должно было хватить на многие дни пути, поскольку надо спешить. Останавливаться по дороге, чтобы поохотиться и добыть свежей пищи, он не собирался. Товарищи удивились: ведь он только что вернулся из родных мест. Но Рейвену достаточно было сказать о возможной опасности, грозящей его соплеменникам, как все расспросы прекратились. Первейшим долгом каждого тревиниса являлась забота о родном племени. Рейвену пожелали удачи и сказали, что надеются встретить его в землях тревинисов.Рейвен оседлал лошадь и уже выводил ее из конюшни, когда в городе протрубили тревогу. Дункару угрожало нападение врагов. * * * Слухи о войне вот уже несколько месяцев подряд носились по Дункару. Сторожевые посты на западных границах подвергались нападениям каких-то диких полулюдей, и сведения об этом неоднократно достигали столицы. Поговаривали о разграбленных караванах и сожженных селениях. Впрочем, в большом городе всегда носятся какие-то слухи. К тому же западные границы отстояли от Дункара на несколько сот миль, и те места были заселены слабо. Дункарцев гораздо больше волновал их восточный сосед и вечный враг — Карну.Однако сведения о бесчинствах на западе продолжали проникать в столицу. Война неумолимо приближалась к Дункару. Кто-то уже сжигал дома и убивал людей в деревнях, находившихся всего в месяце пути от Дункара. Число путников, прибывавших в город, заметно поубавилось; те же, кто добирался до города, рассказывали странные, леденящие душу истории о том, как из селений бесследно исчезали люди или же потом находили их зверски истерзанные трупы. На улицах Дункара говорили про отряд, посланный на разведку, который должен был бы давно вернуться, но так и не вернулся.Возле казарм бродили встревоженные женщины, расспрашивавшие всех подряд о своих пропавших мужьях и братьях. Офицеры отделывались туманными фразами либо вообще молчали. Солдаты в питейных заведениях перестали горланить. Они уже не играли в кости и не смеялись, а угрюмо сидели, потягивая эль, либо негромко переговаривались друг с другом. Лица у солдат были мрачными.Король Моросс, глубоко ненавидевший карнуанцев, поспешил обвинить их и в этих злодеяниях. Верховный Маг во всеуслышание объявил об этом. Высшая знать предпочла согласиться с его величеством и попридержать свои языки, ибо впавшим в немилость у короля бывало нелегко вернуть расположение трусливого и подозрительного Моросса.Однако сераскер — так именовался главнокомандующий Дункарганской армией — не собирался придерживать язык. Он без обиняков заявил его величеству, что странная армия, что движется с запада, не имеет никакого отношения к Карну. Он также высказал соображения на тот счет, что карнуанцам грозит та же опасность, что и дункарганцам. Онасет (так звали сераскера) утверждал, что Дункар непременно подвергнется нападению. Донесения его разведчиков сообщали о крупных вражеских силах, двигавшихся к столице. Онасет предлагал призвать в ополчение всех боеспособных дункарцев, удвоить охрану городских стен и послать подкрепление во второй по величине город — Амра-Лин, расположенный на севере.Верховный Маг поспешил шепнуть королю на ухо, что ему следует отвергнуть предложения сераскера.Король Моросс дорожил мнением Верховного Мага, но одновременно ценил и своего главнокомандующего Онасета — первого из высших военных чинов, которого нельзя было подкупить карнуанским золотом. Поэтому король согласился удвоить охрану стен, но отказался призывать на военную службу горожан, опасаясь, как бы столь жесткие меры не повергли Дункар в панику.Впрочем, Моросс мог бы и отдать этот приказ, поскольку паника охватила дункарцев на следующий же день, когда в свете утра стража на стенах увидела внушительную армию, марширующую по равнинам на юго-запад. Ошеломленные жители столицы не верили своим глазам. Такой огромной армии они еще не видели. Если это были карнуанцы, то получалось, что соседнее королевство загнало в армию всех своих мужчин.— Как вы думаете, господин сераскер, это карнуанцы? — спросил один из подчиненных Онасета, поспешившего к стене, чтобы своими глазами увидеть противника.Онасет вглядывался вдаль, пока его глаза не воспалились и не заболели от напряжения. Услышав вопрос, он покачал головой.— Это не карнуанцы. Тамошние солдаты передвигаются упорядоченными рядами. А то, что приближается к нам, просто дикая толпа, которая бредет, как стадо, — ответил сераскер.Онасет подозвал адъютанта и велел ему принести «шпионскую гляделку» — особое увеличительное стекло, придуманное орками для своих морских странствий. Стекло это досталось карнуанскому главнокомандующему после захвата пиратского судна орков. Взяв в руки оркскую диковину, Онасет направил стекло на запад.Стекло показало ему истинную картину. То, что он принял за разрозненные кучки вооруженных солдат, бредущих по равнинам, в действительности оказалось боевыми отрядами, подчиняющимися определенному порядку. Хаотичные кучки стали превращаться в круги, и в центре каждого круга реяли знамена. Онасет увидел, как вражеские солдаты начали ставить шатры.Сераскер навел «шпионскую гляделку» на один из шатров. Разведчики доносили ему, что странные солдаты более похожи на зверей, чем на людей, хотя они и двигались прямо, а не на четвереньках. Чувствовалось, что оружием эти дикари владеют не хуже людей, а возможно, даже лучше. И все же зрелище ужаснуло Онасета. До сих пор во всем Лереме не встречались существа с вытянутыми мордами, пасти которых были утыканы острыми зубами, а зелено-коричневая пятнистая шкура была настолько прочной, что они могли обходиться без доспехов.Онасет разглядывал незнакомых существ, пока у него не начали слезиться глаза. Потом он передал стекло наиболее доверенным своим офицерам, приказав неотступно следить за противником. Каким бы ужасным ни показалось им увиденное, все суждения на этот счет было приказано держать при себе. Следующим распоряжением сераскера было немедленно закрыть двое главных городских ворот и все малые ворота. Отныне, чтобы попасть в город, требовалось представить страже веские причины. Выпускать кого-либо из города тоже было строжайше запрещено. Отправив посыльных оглашать эти приказы, Онасет вернулся на стену и сквозь ее зубцы продолжил наблюдение за противником.— Боги милостивые! — тихо присвистнул один из офицеров. — А среди них, оказывается, есть и люди!— Что это вы там сказали? — послышался резкий голос.Онасет повернулся и увидел поднимающегося на стену короля Моросса. Королю было под пятьдесят. Это был импозантный мужчина с черными волосами и черной бородой, тронутой сединой, что делало его старше и придавало лицу определенную степенность. Одевался Моросс богато, но без вычурности, ибо, по правде говоря, он был скромным человеком и высокое положение несколько смущало его.— Вы заметили там людей?Моросс стал вглядываться вдаль. Если он и был раздосадован и раздражен увиденным (еще бы: огромная армия у него на глазах возводила целый город из шатров), то постарался это тщательно скрыть за маской бесстрастия.Онасет никогда не питал особых симпатий к Мороссу, считая, что для короля он слишком восприимчив к мнениям о собственной персоне. Моросс стремился всем понравиться, никого не обидеть, и это вынуждало его быть нерешительным и ненадежным. Так, беседуя сначала с одним человеком, затем с другим, король говорил каждому то, что тот желал услышать. Все обстояло замечательно, пока эти двое не начинали затем сравнивать услышанное.— Вот вам и доказательства. Этих чудовищ привели сюда карнуанцы, — сказал король Моросс, и его брови сдвинулись от гнева.— Я не вижу никаких признаков присутствия карнуанцев, ваше величество, — возразил Онасет, предлагая королю «шпионскую гляделку». — Там есть какое-то количество человеческих наемников, только и всего.Онасет указал на солдат, которых заметил почти сразу же, поскольку они двигались в привычном для людей боевом порядке.— Но это обычные «продажные мечи». Я полагаю, мой офицер был удивлен тем обстоятельством, что эти чудовища явно имеют человеческих рабов.Он показал королю, в каком направлении лучше смотреть.Действительно, в пределах вражеского лагеря двигались несколько человеческих фигур. Большое расстояние не позволяло рассмотреть их тщательно, но, судя по их движениям, у Онасета сложилось впечатление, что эти люди закованы в кандалы.Моросс непроизвольно оглянулся назад — на Дункар, населенный тысячами мужчин, женщин и детей. Потом он снова перевел взгляд на десятки тысяч диковинных существ, ставящих свой лагерь на травянистых просторах, и заметно вздрогнул. Король жестом подозвал к себе Онасета, чтобы поговорить наедине.— Откуда эти чудовища? — тихо спросил он. — Никогда ничего подобного в Лереме не встречалось. Вы видели таких прежде?Онасет покачал головой.— Нет, ваше величество, не видел.— Но откуда же они явились? — спросил подавленный и испуганный Моросс.— Одним богам это известно, — серьезно ответил Онасет, не имея и в мыслях оскорбить богов. — Возможно, вам следует спросить Верховного Мага. Он — один из самых знающих людей.— Верховный Маг покинул город, — сообщил король, покусывая ноготь большого пальца. — Он уехал утром, сразу же после сигнала тревоги.— Мудрый человек, ничего не скажешь, — сухо отозвался Онасет, Моросс с упреком поглядел на сераскера.— Верховный Маг отправился в Храм Магов в Новом Виннингэле, чтобы передать весть о неслыханном нападении этих тварей. Он полагает, что в тамошнем Храме наверняка найдутся маги, которые что-либо знают о них.— Если принять во внимание, что его путешествие даже при благоприятных условиях продлится полгода, я не совсем понимаю, какую пользу оно принесет нам.Король притворился, что не слышал этих слов, — то была его обычная уловка при столкновении с каким-либо трудным или неприятным обстоятельством.— Они возводят лагерь. Как вы считаете, сераскер, не собираются ли они осадить Дункар?— Ваше величество, такое возможно лишь в том случае, если их верховный командир — круглый идиот, — резко ответил Онасет. — Дункар — портовый город. Мы можем выдерживать их осаду до бесконечности, если только они не отрежут нас с моря. — Онасет поскреб бороду. — Нет, ваше величество, эти войска собираются напасть на нас и завоевать Дункар. Взгляните на их боевые машины.Вдали появились слоны, неспешно тащившие за собой громадные осадные башни, называемые колокольнями. Башни имели но четыре колеса, а их высота равнялась высоте городских стен. Это были многоэтажные махины, и на площадках каждого этажа размещалось немало вооруженных солдат. Самый верх занимали лучники, своими стрелами косившие защитников на стенах. Когда такую колокольню подкатывали к городской стене, с нее на стену перекидывали лестницы, а со стены враги уже легко могли проникнуть в город. На некоторых башнях виднелись странные сооружения, похожие на кишки. Защитники города боялись их несравненно больше, чем колоколен. Эти башни изрыгали оркский огонь, с одинаковой яростью пожиравший все на своем пути. Студенистая масса, падая на город, сжигала здания дотла, а людей — заживо.— Нападение на укрепленный город дорого им обойдется, — сказал Онасет, оглядывая дункарские оборонительные сооружения и еще раз удивляясь дерзости вражеского командира.Готовясь к затяжной воине с карнуанцами, которая так и не началась, Дункар обзавелся самыми лучшими оборонительными сооружениями, какими не мог похвастаться ни один город Лерема. Дункарцы располагали разнообразными метательными машинами, способными нести разрушения и смерть войскам неприятеля. Стены защищали искусные лучники. Тут же стояли огромные чаны. В них готовилось «угощение» для тех, кто осмелится штурмовать городские стены, — кипящая вода и масло. Обладали дункарцы и своей разновидностью оркского огня. Им ничего не стоило поджечь вражеские колокольни и заживо изжарить находившихся внутри солдат.— Подобное сражение может продлиться недели. При этом он потеряет немало своих солдат, а это обернется против него. Если он захватит Дункар, он будет вынужден удерживать город. Я уже отправил гонцов в Амра-Лин с просьбой о подкреплении.— Кто он ? Кто этот неведомый враг?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 красное полусладкое вино киндзмараули 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я