научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/sistemy_sliva/sifon-dlya-rakoviny/ploskie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

«Скажи ей, что внутри мешка находится самый драгоценный из всех драгоценных камней в мире. Скажи, что этот камень передаю ей я, искавший его всю жизнь. Я отдаю ей камень, чтобы она доставила его туда, где он должен находиться».Вместе со словами Башэ Дамра услышала какой-то звук. Она не смогла определить, откуда он донесся, и даже затруднялась сказать, действительно ли слышала этот звук. Похоже, он раздался с внешней стороны стены, окружавшей сад. Склонив голову, словно ее переполняли чувства, Дамра облокотилась на каменную стену и поднесла руку к глазам. Она заметила чей-то быстрый взгляд с противоположной стороны и увидела тень, растворившуюся во тьме.— Что там? — негромко спросил Арим.— Кто-то следил за нами с той стороны, — ответила Дамра. Она резко выпрямилась. — Ничего удивительного. У Защитника — шпионы на каждом шагу. Будем надеяться, что они хотя бы не все поняли.Дамра умолкла, увидев, как Арим и Джессан мрачно переглянулись. Сохраняя на лице полное бесстрастие, Джессан стал всматриваться в темноту.— Ну? — нетерпеливо спросила Дамра.— Возможно, это вовсе не шпион Защитника, — ответил Арим. — Нас преследовали. Мы думали, что избавились от погони, а оказалось — нет.Бабушка подняла вверх свой посох. Посох был украшен агатами, похожими на человеческие глаза. Такой уродливой палки Дамра еще не видела. Бабушка поворачивала посох в разные стороны, заставляя агатовые глаза глядеть в темноту.— Здесь было зло, — объявила старуха. — Теперь оно ушло, но недалеко.Постучав посохом по стене, Бабушка сердито посмотрела на агаты.— Куда вы раньше смотрели? Какая мне тогда польза от вас? Вы ничем не лучше моих детей.Дамре показалось, что агатовые глаза виновато заморгали.Она мотнула головой, отгоняя видение.— Я что-то не поняла. Кто вас преследовал?Джессан резко потянулся к кожаным ножнам, висевшим у него на поясе, и достал оттуда какой-то нож.— Это все из-за него, — дерзко, но с долей стыда произнес он.Юноша с явной неохотой показал нож Дамре. Тонкий и внешне даже хрупкий, нож был сделан из кости. На лезвии темнела въевшаяся кровь. Дамра сразу же поняла, что это за нож. Теперь она знала, какого рода зло преследовало Арима и его спутников.Дамра не выдержала.— Кровавый нож… врикиль, идущий за вами по следу. Ты знал об этом, Арим, и все же привел его сюда! Ведь это глупость, это безумие…— Нет, это вера, — резко возразила Бабушка. — Джессан был избран богами вместе с Башэ. Боги соединили их.— Это правда, Дамра, — подтвердил Арим. — Наша верховная жрица тоже говорила, что Джессан поступил опрометчиво, взяв себе этот нож. Да, он взвалил на свои плечи тяжкую ношу. Он мог бы избавиться от опасности, и тогда нож нашел бы себе новую жертву. Однако Джессан мужественно несет эту ношу сам, зная, что она может стоить ему жизни. — Приблизившись к Дамре, Арим тихо добавил: — Если бы врикиль захватил Джессана, то Джессан, сам того не желая, навел бы на нас и других врикилей. Он не смог бы им противостоять. Они поглотили бы его душу, чтобы добыть нужные сведения.Джессан, держа нож в руке, шагнул в сторону Дамры.— Ты — одна из Владык, как и Густав. Он убил врикиля. Ты могла бы взять этот…— Нет! — отшатнулась Дамра.Она старалась не смотреть на нож, ибо ей показалось, что тот, словно змея, извивается на ладони юноши.Джессан распрямил плечи, поднял голову. Губы его были плотно сжаты.— Не волнуйся, — сдавленным голосом произнес он. — Это моя забота.Гнев Дамры сменился жалостью к юноше.— Мой муж — один из Вещих, — сказала она, — Так называют наших магов. Он подробно изучал врикилей. Возможно, он знает способ…Ее голос оборвался. Возможно, Гриффит и знал способ, но сам он был далеко отсюда. Далеко от нее. Защитник держал его в плену и по-прежнему ожидал ее решения. Но что ей делать? Густав потратил несколько десятков лет на поиски той части Камня Владычества, которая некогда принадлежала людям. Если Камень Владычества и есть «драгоценный камень», лежащий в мешке, святейший долг обязывал Дамру немедленно доставить его Совету Владык в Новом Виннингэле.Люди более двухсот лет ждали возвращения своей части Камня Владычества. Можно было представить себе их отчаяние. Число их Владык сокращалось. Одни связывали это с отсутствием Камня Владычества, другие — с отходом от истинной веры. Возвращение Камня в любом случае укрепило бы дух виннингэльцев.В душе Дамры вновь начал подыматься гнев. Боги делают ее игрушкой, пешкой в своей игре. Чтобы выполнить один долг чести, она вынуждена отказаться от другого. Однако, похоже, у нее нет выбора.— Я возьму этот мешок, — сказала Дамра.Никогда еще слова не давались ей с таким трудом. Она потянулась за мешком.— Во имя богов я принимаю его… Не размахивай мешком, — раздраженно бросила она Башэ. — Сейчас не время для игр.— Я ничего не делаю, — прошептал Башэ. — Он сам движется.— Не говори глупостей, — рассердилась Дамра и попыталась схватить мешок.Ошеломленный пеквей выпустил мешок из рук. Тот упал на землю, прямо к ногам Дамры. Она наклонилась, чтобы поднять мешок, и почувствовала, что от него исходит магическая сила. Дамра чувствовала: эта сила отталкивает ее, но не имеет намерений причинить ей вред. Или пока не имеет? Магия, словно густой пух, обволакивала заплечный мешок Густава. Дамра могла бы заставить себя преодолеть эту силу, просунуть руку сквозь невидимый пух, однако она чувствовала, что внутри таятся жгучие листики крапивы.Дамра поняла причину и рассмеялась. Наверное, Отец и Мать сейчас тоже смеялись. Положение, в котором она оказалась, со стороны выглядело весьма забавным.Арим с беспокойством следил за ней. Смех Дамры удивил его еще больше.— Я не могу взять этот мешок, — объяснила она Ариму. — Я не могу даже дотронуться до него. Этот мешок окружен земной магией, которая охраняет его от меня.— Но ведь ты — Владычица, — возразил сбитый с толку Арим.— Да, я — Владычица, но я имею дело с магией дикого ветра, морского бриза, голубого неба и густых облаков. Магия эльфов — это магия Воздуха, а не Земли. — Дамра тяжко вздохнула. — Посылая мне Камень, Густав даже не подозревал об этом. Он не был сведущ в магии.Башэ схватил мешок и прижал его к груди. Пеквей недоуменно глядел то на Дамру, то на Арима.— Что же нам теперь делать? — спросил Башэ.— Спать, — торжественно провозгласила Бабушка.Дамра уже собиралась сказать, что у них нет времени на сон, ибо они должны немедленно трогаться в путь. Действовать безотлагательно — это было у нее в крови. Какая-то часть ее существа уже изобретала приемлемые для Защитника оправдания, думала о том, как добраться до Портала и что необходимо взять с собой. Если Дамра что-то решала, она тут же принималась выполнять задуманное. Она была азартным игроком в ма-джонг и могла пренебречь шансом взять «драконов» (крупный прикуп), если в данный момент ей позарез требовалась какая-нибудь мелочь. Такой же Дамра была и в жизни — она неслась вперед и не останавливалась, чтобы подумать о последствиях.Остановиться, чтобы подумать о других, ей тоже было некогда.Осади назад, Дамра, — приказала она себе. Хотя бы раз в жизни не несись очертя голову. Посмотри на этих чужестранцев. Они утомлены дорогой, и не только дорогой. Куда они пойдут на ночь глядя? А ты? Тебе нужно время, чтобы все обдумать. Нашлась часть Камня Владычества, принадлежащая людям. Это событие всколыхнет весь Лерем, изменит расстановку сил и до основания потрясет государство эльфов. Тебе необходимо тщательно продумать возможные последствия, решить, как и в какой момент сказать об этом Божественному. И в то же время необходимо, чтобы Камень благополучно достиг Нового Виннингэля и о его появлении знали бы лишь те, кто должен знать. Возможно, теперь у тебя появилось преимущество в борьбе против Защитника. Чтобы спасти Гриффита, тебе нельзя соглашаться на мелочь только потому, что добыть ее легче и быстрее. Нет, здесь ты должна терпеливо дожидаться «драконов».— У тебя есть надежное место для ночлега? — спросила она у Арима.Он кивнул.— Там, где я всегда останавливаюсь. Ты знаешь, где это.— Никого не пускайте на порог, — предупредила Дамра. — Никого. Врикили способны принимать любые обличья и использовать любой ваш промах.— Гриффит как-то говорил мне об этом, — тихо ответил Арим. — Я запомнил.Дамра посмотрела на лук Джессана и колчан со стрелами.— Нужно купить ему меч. Мы должны быть готовы ко всему. Встретимся утром в самом Глимрэ, на улице Воздушных Змеев.Дамра протянула Джессану руку. Юноша опешил, затем крепко сжал ее руку в своей. Затем Дамра обменялась рукопожатием и с Бабушкой — ощущение было таким, словно она пожала когтистую птичью лапу. После этого она подала руку Башэ.— Я не могу взять мешок, — сказала Дамра, — но я могу охранять тебя, пока мы не доберемся до нужного места.— А где оно? — спросил Башэ.Бабушка слегка толкнула его посохом.— Утром узнаешь, — сказала она.Повернувшись, Бабушка зашагала прочь из сада, дав своему посоху вдоволь насмотреться на эльфийских стражников, чем немало их озадачила.— Да обратят предки свой взор на всех вас в эту ночь, — тихо сказала Дамра, прощаясь с Аримом.Ни крепких рукопожатий, ни дружеских объятий. Нельзя, чтобы стража заподозрила, что они знакомы.— Да обратят предки свой взор на тебя, — повторил Арим традиционные слова прощания.Трудно сказать, был ли обращен взор предков на пятерых собравшихся в первом саду. Но если и так, то предки были далеко не единственными, кто следил за этой пятеркой. ГЛАВА 3 Подойдя к отведенному ей домику, Дамра увидела пятерых слуг Защитника, терпеливо дожидавшихся ее возвращения. Четверо держали в руках подносы. Пятый подал ей послание Защитника, который в учтивых выражениях извещал Дамру, что, поскольку она пропустила час ужина, он посылает ей кушанья со своего стола. Защитник сожалел, что им не удалось продолжить беседу. Теперь такая возможность представится лишь через несколько недель. Защитник сокрушался, что лавина дел не позволяет ему встретиться с Дамрой раньше, однако он был бы рад получить ее ответное послание. В конце письма он желал ей благополучного пути домой, если ей будет угодно уехать завтра утром. Если же она пожелает остаться, то, как ни печально, ей придется переселиться в другой домик, поскольку в том, который она занимает сейчас, должен остановиться кто-то из родственников жены Защитника.Итак, Дамре вежливо давали понять, что завтра ей необходимо отсюда уехать. Если бы она предпочла остаться и добиваться новой встречи с Защитником, он был бы вынужден подыскать ей другое жилье. Скорее всего, оно оказалось бы намного хуже этого. Дамра не сомневалась, что ее переселили бы в один из временных домиков, какие возводили для приезжавших людей. Затем эти домики немедленно разбирали. Человеческое зловоние настолько въедалось в стены, что единственным способом избавиться от него эльфы считали уничтожение самого жилища. Защитник ни словом не обмолвился о четверых чужестранцах, ибо упоминание о них означало бы вмешательство в личные дела Дамры. Скорее всего, он и так узнал об этом от своих шпионов.Слуга спросил Дамру, желает ли она ужинать в доме или в саду для гостей. Дамре хотелось побыть одной, поэтому она выбрала ужин в доме. Она понимала: если в саду окажется кто-то из гостей, ей невольно придется поддерживать вежливую беседу. Четверо слуг прошли в дом, где под руководством пятого составили подносы на стол и отняли у Дамры еще некоторое время, придавая столу и кушаньям надлежащий привлекательный вид.Пятеро эльфов в небольшом домике — это уже была толпа. Дамра не стала им мешать и пошла прогуляться по саду для гостей, освещенному искорками светляков. Окна других домиков оставались темными. Дамра вспомнила, что, помимо нее, единственной гостьей Защитника была аристократка из Дома Мабретонов. Она мельком видела эту женщину и была заворожена ее красотой. Тогда у Дамры шевельнулась мысль: не подтверждает ли присутствие прекрасной гостьи подозрения Божественного о крепнущем союзе Защитника с Домом Мабретонов?Дамра попыталась хоть как-то упорядочить сумбурные мысли, переполнявшие ее голову, и стала раскладывать их подобно тому, как раскладывала костяшки ма-джонга перед началом игры. Это оказалось чрезвычайно трудным; слишком много событий успело произойти за короткий промежуток времени. Стоило ей разложить «костяшки» мыслей, как они снова сбивались в одну кучу: Камень Владычества, Защитник, Божественный… Гриффит. Всегда Гриффит. Сражение с мыслями настолько захватило Дамру, что она не заметила, как слуги управились с подготовкой стола к ужину, и теперь один из них терпеливо дожидался, пока она обратит на него внимание. Слуга сообщил, что все готово, и осведомился, не требуется ли ей еще что-нибудь.Дамра отпустила слуг. Еще немного погуляв по саду, она вошла в свой домик и закрыла за собой дверь. Рассеянным взглядом обвела изысканно сервированный стол и не менее изысканные кушанья. Ей совсем не хотелось есть. Впереди предстояло множество дел, и Дамра с присущей ей решимостью сразу же принялась за них. Она сдвинула тарелки на край стола, поскольку стол был ей нужен для письма. Дразнящий запах имбиря напомнил Дамре, что она все-таки голодна. За весь день у нее не было во рту ни крошки. Ей предстояло сочинить учтивое и изысканное письмо к Защитнику, где была бы видимость, что она уступает его требованиям, и в то же время не было никаких определенных гарантий с ее стороны. На такое письмо уйдет не один час. Дамре, несомненно, понадобятся все ее телесные, душевные и умственные силы.Дамра присела за стол. Выбрав самые лакомые кусочки кушаний, она положила их на лакированную тарелочку и отнесла в тот угол, где находилось место поклонения Досточтимому Предку. Поскольку большинство эльфов уповали на помощь и совет своих Досточтимых Предков, в домиках для гостей были устроены места поклонений. В углу стояла ширма из рисовой бумаги, разрисованная летящими птицами, изображавшими души предков. Перед ширмой находился складной столик и подушка. Гость мог положить на столик свои подношения, зажечь свечу, сесть на подушку и непринужденно общаться с Досточтимым Предком.К сожалению, ни Дамре, ни Гриффиту не повезло с их Досточтимыми Предками. Предка Гриффита оскорбило, что в их роду появился Вещий, и он целиком перенес свое внимание с младшего брата на старшего.Досточтимый Предок Дамры — дух ее бабушки — благосклонно относился к ней в детстве, однако вся благосклонность исчезла, как только внучка выросла. Когда Дамра стала Владычицей, семья не знала, как теперь к ней относиться, и всеми силами старалась не замечать Дамру. Призрак бабушки не покинул воинственную внучку, но старуха всячески подчеркивала свое недовольство. Появляясь, она неизменно напоминала Дамре, что у ее младшей сестры уже шестнадцать детей и еще один на подходе.Дамра немного посидела на подушке, добавила к подношению несколько орхидей в вазе и искренне понадеялась, что бабушка сегодня не появится.Ее надежда оправдалась.Успокоившись и почувствовав себя немного лучше, Дамра села, чтобы перекусить. Она поднесла ко рту ложку невероятно пряного супа из имбирной тыквы.— Не ешь этого, Дамра из Дома Гвайноков, — послышался чей-то голос.Дамра вздрогнула и уронила ложку, облив супом лежащую на коленях салфетку. Голос доносился из того угла, где находилось место поклонения, но не был голосом ее покойной бабушки. Дамра посмотрела туда. Знакомой призрачной фигуры там не было.— Кто ты такой и почему говоришь со мной, не показываясь? — сердито спросила она, — Покажись и объясни, почему я не должна есть пищу, присланную мне хозяином?Из-за ширмы появилась фигура. То был вовсе не призрак, а смертное существо из плоти и крови. Дамра не боялась подосланных убийц; доспехи Владычицы мгновенно защитили бы ее от любой видимой или невидимой опасности. Перво-наперво она рассердилась на себя за то, что как следует не осмотрела комнату. Это было непростительной беспечностью; ведь она находилась во владениях того, кто захватил в плен ее мужа и кто представлял собой угрозу для жизни Гриффита.В неярком свете свечи, освещавшей складной столик, перед Дамрой стоял эльф. Дамра сразу же посмотрела на татуировку вокруг его глаз. Владычица отличалась необычайно острым зрением. Ее глаза были столь же зоркими, как глаза ворона, однако она не смогла рассмотреть узор татуировки, который каждому эльфу наносят в раннем детстве и который свидетельствует о его происхождении. Незнакомец был весьма преклонного возраста; таких старых эльфов Дамра еще не видела. Его татуировка поблекла от времени.Спина и плечи незнакомца сгорбились от груза прожитых лет. Он не шел, а ковылял, тяжело опираясь на такую же старую потрескавшуюся трость. Его высохшее, изборожденное морщинами лицо напоминало печеное яблоко. Голова была абсолютно лысой, без единого волоска. Темные миндалевидные глаза смотрели на Дамру из-под белесых век, лишенных ресниц. Однако глаза старика были ясными, а не подернутыми дымчатой пеленой, что нередко случается в таком возрасте. Но по его глазам ничего нельзя было прочесть; в них отражалось лишь ровное, застывшее пламя свечи, стоявшей на подносе. Стapик молчал и, казалось, ждал, когда заговорит Дамра.Ее недавнее раздражение сменилось жалостью к дряхлому старику. Скорее всего, он заблудился и по ошибке забрел в ее домик. Вместе с тем его голос звучал достаточно громко и совсем не походил на дребезжащее старческое бормотание. Пребывал ли незнакомец в здравом уме или нет, он был старшим по возрасту и потому заслуживал ее уважения.— Досточтимый отец, вы появились неожиданно, да еще в столь поздний час. Вы назвали меня по имени, велев не есть эту пищу. Следовательно, вы знаете, кто я. Я просила бы вас объяснить ваше загадочное появление. Кто вы, господин? Как вас звать и к какому Дому вы принадлежите?Эльф доковылял уже почти до самого стола. Он двигался медленно, тщательно выверяя каждый шаг. И очень осторожно опускал свою трость, чтобы не поцарапать пол металлическим наконечником. Все это время его темные, с красной каймой, глаза внимательно глядели на Дамру.— Я принадлежу к Дому Киннотов, — ответил эльф. Теперь его голос звучал совсем слабо, словно он берег жизненные силы и не хотел зря тратить слова, чтобы не укорачивать жизнь. — Да, я из Дома, преданного проклятию. Что касается моего имени, некогда оно было честным и уважаемым, но те времена давно миновали. Меня зовут Сильвит.— Сильвит из Дома Киннотов? — повторила потрясенная и удивленная Дамра, и в ее голосе прозвучало недоверие. Она нахмурилась. — Мне известно лишь об одном эльфе, носившем такое имя. Он жил очень давно и умер в бесчестье.— Только один эльф и носит это имя, и он до сих пор живет в бесчестье, — тихо произнес старик.— Так вы… Сильвит? — Дамра недоуменно уставилась на него. — Возможно ли это? Вам, должно быть… почти триста лет.— Боги милосердны ко мне, — ответил Сильвит, мрачно и горько улыбнувшись.Дамра покачала головой.— Вы рискуете жизнью. Вы по-прежнему считаетесь преступником, и вам грозит смертная казнь. Даже я имею право убить вас на месте, и это сочтут геройским поступком.Старик кивнул и пожал плечами. У него были скрюченные руки. Его кожа стала почти прозрачной, и под ней ясно проступали кости, мышцы и сухожилия. На нем была грубая крестьянская одежда: черные широкие штаны и такая же черная длинная блуза с открытым воротом. Кожа на ступнях босых ног потрескалась, на пальцах виднелись затвердевшие мозоли.— Я рискую жизнью везде, где бы ни появился. Однако, Дамра из Дома Гвайноков, я не один, кому грозит непосредственная опасность.Подняв трость, Сильвит указал на чашу с супом.— Если бы ты проглотила несколько ложек этого супа, то сейчас была бы уже мертва или корчилась в предсмертных судорогах. Магические доспехи Владычицы защищают против многих видов оружия, но они бессильны защитить тебя от яда, попавшего в желудок.Дамра отложила ложку. Она тщательно вытерла пальцы о салфетку, лежавшую на коленях. Потом вновь посмотрела на Сильвита. Если он говорил правду, сейчас перед ней находился один из самых вероломных эльфов, которые когда-либо рождались в Тромеке.— Я знаю, что у Гарвины из Дома Вивалей есть немало отвратительных черт характера, но он не способен на убийство. Во всяком случае, — добавила Дамра, подумав о Гриффите, жизнь которого находилась в опасности, — Защитник не осмелится убить свою гостью. Случись такое, его же Дом восстал бы против него, ибо позор за столь бесчестный поступок лег бы на всех. Ему бы не удалось скрыть убийство. Меня видели его слуги. Многие знают, что я отправилась сюда, и в первую очередь — Божественный. Защитнику было бы не избежать расспросов…— На которые он бы ответил со всей убедительностью, — перебил ее Сильвит. — Он бы сказал, что ты умерла от сердечного приступа, Дамра из Дома Гвайноков. В суп подмешали достаточное для этого количество наперстянки. Разумеется, для женщины твоего возраста такая смерть была бы неожиданной, но вполне объяснимой. Однако ты права. Гарвина из Дома Вивалей никогда бы не поступил с тобою так. У него бы не хватило ума на столь тонкие ухищрения.Зато у тебя ума явно хватило бы, — подумала Дамра, с опаской погладывая на старика. Пусть он одет в крестьянскую одежду, пусть его босые ноги в мозолях, но он даже отдаленно не похож на крестьянина. Но его мягкому голосу чувствовалось, что когда-то он получил хорошее воспитание и образование, доступное лишь вельможам, которым не надо зарабатывать себе на жизнь. Сильвит из Дома Киннотов, вошедший в песни и легенды, был эльфом благородного происхождения.— Зачем вы мне все это рассказываете? Почему вдруг решили меня предостеречь? Чего вы надеетесь этим достичь? — сердито спросила Дамра.— Я хочу, чтобы мой Дом вернул утраченную честь и вновь занял свое место в истории Тромека. Для этого есть лишь две возможности: либо совершить редкий по героизму поступок, либо сделать что-то, что послужит благосостоянию всего Тромека. Я повинен в падении моего Дома, — сказал Сильвит, и его голос дрогнул. — И это — не единственная моя вина. Я сломал жизнь одной прекрасной и благородной женщины Мое время в этом мире близится к концу. Но прежде чем я отправлюсь отбывать приговор в тюрьме мертвых, я намерен хотя бы частично искупить прегрешения, совершенные мною при жизни.— И вы решили сделать это сейчас, в самом конце жизни? — с упреком спросила Дамра.— К этому я шел долгие годы, — ответил Сильвит. — Я странствовал по свету с единственным желанием — разрушить замыслы того, кто некогда был моим принцем и господином, но стал Владыкой Пустоты. Кое-что мне удалось сделать, хотя вряд ли это кто-либо заметил. Но свое главное дело я намерен совершить с твоей помощью, Владычица.Дамра колебалась. Она еще не могла поверить старику, но была готова его выслушать.— Так кто же тогда решил убить меня? — спросила она.— Тот, кто сегодня вечером следил за тобой из-за стены первого сада.— В таком случае, убийцей должны быть вы, Сильвит из Дома Киннотов, — заключила Дамра, сложив и бросив на стол салфетку. У нее начисто отбило аппетит. — И давно вы шпионите за мной?— Да, я был там, — с готовностью подтвердил Сильвит. — Но я шпионил не за тобой, Дамра из Дома Гвайноков. Я следил за другой персоной. Она-то и привела меня к тебе. Мы с нею оба подслушивали. Я узнал кое-какие удивительные вещи. И она тоже. — Он вновь коснулся тростью чаши с супом. — Потому-то здесь и оказалась наперстянка.— Вы только что сами признали свое положение — положение преступника, лишенного чести и достоинства. Мне непонятна ваша игра, однако я начинаю подозревать, что вам нужны деньги, — сказала Дамра, вставая из-за стола. — Я благодарю вас за предостережение. Правда это или нет, но вы получите вознаграждение за свои хлопоты.— Не торопись выпроваживать меня, Дамра из Дома Гвайноков, — сказал Сильвит, и голос его зазвучал тверже. — Вэлура думает, что ты мертва. Вскоре она явится сюда, чтобы похитить некий предмет из заплечного мешка. Ты почуяла ее там, за стеной, когда шорох выдал ее присутствие. Ты стала всматриваться в темноту и вынудила Вэлуру убраться. Поэтому она не знает, что тебе не удалось взять мешок у пеквейского юноши. Слава богам, иначе этой ночью она навестила бы пеквея и его друзей. Им было бы не совладать с нею. Считая, что мешок у тебя, она стала охотиться за тобою.— Я уже сказала, что благодарна вам за предостережение.— А знаешь ли ты, Дамра из Дома Гвайноков, о ком идет речь? Вэлура — врикиль. Представляю, какое разочарование ожидает несчастную Вэлуру, — мрачно и натянуто улыбнулся Сильвит. — Найти то, что принц Дагнарус разыскивал в течение двухсот лет, и не суметь завладеть добычей. Представляю, как ей хотелось убить тебя в саду и наконец-то заполучить мешок. Но этой ночью ее ждет другое, не менее важное дело. Поэтому Вэлура решила не поднимать шума, который наверняка привлек бы внимание стражников Защитника. Куда быстрее, проще и безопаснее было отравить тебя.Встревоженная Дамра молчала.— Ты мне не веришь, — сказал Сильвит, и в его голосе ощущалось нечто большее, чем обида. — В правдивости моих слов ты очень скоро убедишься. Что ты намерена делать, когда сюда явится врикиль?— Если все, о чем вы сказали, правда…— Представь себе, правда.— … тогда я убью это исчадие, едва оно появится.— Нет, Дамра из Дома Гвайноков, так нельзя. Я уже говорил, что у Вэлуры на эту ночь намечено другое дело, которое она давно мечтала сделать ради своего повелителя Дагнаруса.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51
 коньяк a. de fussigny 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я