научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 гигиенический душ грое 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Эйя что-то громко защебетали; пушка рванулась в сторону «Телварны», но вдруг вильнула в сторону и налетела на дерево. Судя по всему, удар повредил системы гравиподвески: она рухнула на землю, со скрежетом проехалась ребрами излучателя по корням и затихла.
Монтроз вскинул неподвижное тело гностора на плечо и из последних сил побежал к кораблю. Подбегая к пандусу, он услышал рык разогреваемых двигателей.
* * *
Повинуясь команде Вийи, Локри выскочил из-за укрытия и поливал позиции должарианцев огнем из лучемета все время, пока Крисарх полз к маленькой панели на ближней стене. Потом он нырнул обратно, так что ответный огонь пришелся в потолок и прикрывавший его тяжелый шкаф, обрызгав его раскаленными брызгами.
Бросив быстрый взгляд в сторону Брендона, он убедился в том, что тот прячется за большим холодильником, торопливо набирая на пульте какой-то код; отсветы переливающихся огоньков на панели придавали его лицу странное выражение.
Аркад начал серьезно интриговать Локри. Поначалу он решил, что Брендон — еще один бесполезный, кичливый чистюля, единственный интерес в котором — это возможность подразнить его. То, что Брендон был когда-то другом Маркхема, мало что меняло; Локри редко приходилось видеть человека, с такой легкостью сходящегося с другими.
Первые сомнения зародились в душе Локри во время игры в фалангу. Локри пользовался уважением даже у завсегдатаев клуба «Галадиум» на Рифтхавене, и все же Брендон без особых усилий наголову разбил его, даже на третьем уровне. Только объединив усилия с Марим, им удалось его побить.
Еще более интригующим показалось ему то, что возвращение в родной дом могло бы поменять поведение Брендона, но этого не произошло. Локри никак не ожидал от представителя самой высокопоставленной семьи Тех, Кто Служит, тех эмоций, что выказал Крисарх в Зале Слоновой Кости.
Теперь он следил за ловкими манипуляциями Брендона с пультом. Прядь волос упала ему на глаз; выражение лица менялось то и дело от озорной ухмылки до нахмуренной сосредоточенности и обратно.
Один за другим ожили огромные пищевые синтезаторы, и скоро вся кухня наполнилась гулом. Локри слышал тревожный шепот запертых вместе с ними на кухне должарианцев. По стене промчалась и спряталась в углу еще одна из зловещих теней, и шепот испуганно стих.
Бросив быстрый взгляд на капитана, он заметил в её позе некоторую скованность, и с трудом удержался от смеха.
«Можно оторвать должарианца от Должара, но нельзя вырвать Должар из должарианца», — подумал он, старательно отводя от нее взгляд: в её нынешнем состоянии, он подозревал, она просто пристрелит его, доведись ей узнать, о чем он сейчас думает.
По другую сторону прохода Ивард тоже с надеждой смотрел на Брендона помутневшими от лекарства глазами. Локри испытал вдруг жгучую зависть. Он никогда не обращал особого внимание на мальчишеское преклонение, разве только для того, чтобы посмеяться над ним; он считал свое отсутствие интереса к тому, что достается даром, одним из проявлений своей извращенной натуры.
Это напомнило ему про Грейвинг, и он снова вспомнил её помертвевшее лицо. Он пожалел вдруг, что не послушался совета Марим и не затащил её к себе в койку... правда, результатом могло бы стать только то, что с лица её исчезла бы вся искренность. Старая злость с новой силой разгорелась в нем, и он напомнил себе, что ненавидит честность, верность и прочие слепые предрассудки, которые слабые пытаются навязать сильным.
Он снова посмотрел на Крисарха. Интересно, о чем они говорили с Грейвинг там, в Зале? Может, эта маленькая дурочка собиралась пасть на колени и принести клятву верности? Он негромко фыркнул.
«Если он вытащит нас отсюда живыми, я сам паду ниц и облобызаю ему ноги...»
Тут маленькая дверка, на которую показывал им Брендон, скользнула в сторону, и из отверстия выкатилась толпа маленьких аппаратов на колесиках, направившихся к синтезаторам. Некоторые из них выпустили длинные гибкие трубки и присосались ими к генераторам — ни дать, ни взять щенята, сосущие мать. Другие, с подносами, выстроились в очереди перед раздаточными окнами синтезаторов; даже в своем укрытии Локри ощущал исходящее от больших установок тепло. Когда створки раздаточных окон отворились, Локри изумленно нахмурился.
«Пирожки? Шиидра побери, что здесь происходит?»
Пирожки — правда, довольно зловещего зеленого цвета — посыпались на подносы маленьких аппаратов. Нагрузившись, автоматы отъезжали от синтезаторов и выстраивались в линию на краю открытого участка пола, отделявшего рифтеров от спасительной двери, а их место занимали другие. Некоторые подъезжали к шкафам, за которыми прятались должарианцы, другие занимали позицию перед дверьми. Все новые роботы выезжали из туннеля и становились в очередь.
Локри покосился на Вийю. Та встретила его взгляд и пожала плечами.
Похоже, должарианцев это тоже привело в замешательство. Их шепот сделался громче и истеричнее, потом Локри услышал прозвучавшую из их коммуникаторов команду.
— Аркад! — мягко произнесла Вийя. — Осторожно!
Брендон махнул ей рукой, набрал на пульте последнюю команду и пригнулся, держа лучемет наготове и дав остальным знак сделать то же.
Неожиданно из решетки в стене грянула музыка — бравурные фанфары. Ивард поднял кулак и возбужденно кивнул — он явно узнал мелодию.
Часть маленьких аппаратов со змееподобными трубками двинулась вперед и исчезла за шкафами, служившими убежищем вражеским солдатам. Одновременно с этим роботы с подносами взяли манипуляторами по пирожку. Из-за шкафов послышались шипение, сопровождаемое воплями боли и злости. Солдаты выскакивали из-за своих укрытий, тщетно пытаясь увернуться от струй какой-то вязкой, кипящей жидкости.
ЗВЯК-ЖЖЖ-ШЛЕП! На глазах потрясенного Локри первый ряд машин с подносами колыхнулся и швырнул пирожки прямо в оцепеневших от неожиданности солдат. Пирожки шмякнулись тем в головы и туловища, мгновенно превратив их в бесформенные, отдаленно напоминающие людей груды липкой зеленой массы. Должарианцы с воплями бросали оружие, пытаясь протереть глаза; что-то в тесте этих пирожков явно жгло кожу и слизистую.
Ивард уронил свое оружие и скорчился от смеха с беззаботностью, причиной которой могла быть только лошадиная доза болеутоляющего. Брендон гордо ухмыльнулся Локри, который отсалютовал ему своим лучеметом.
Под прикрытием града скорострельных пирожков Брендон вернулся к остальным.
— Экономит боеприпасы, не так ли? — выдохнул он, опускаясь на пол рядом с Локри.
— Чему еще вас учили в Академии? — поинтересовался Локри. — Боевому применению сверхскоростных тюбиков с горчицей? Маршировать в сомкнутом строю с зондами для принудительного кормления наперевес?
Брендон рассмеялся:
— Чему-то в этом роде. — Он махнул рукой в сторону дверцы, из которой продолжали выкатываться маленькие машины. — Пошли.
За дверьми кухни послышались командные окрики. Не успели они одолеть и половины расстояния, как двери с грохотом распахнулись, пропуская внутрь два отряда гвардейцев в боевых скафандрах. Завывали сервомоторы. Маленькие роботы с подносами, выстроившиеся перед дверями, дали залп пирожками, тогда как ощетинившиеся шлангами раздатчики напитков залили пол вязкой, похожей на серый кисель жидкостью, от которой пахло маслом и чем-то еще незнакомым. Разумеется, пирожки не задержали закованных в броню должарианцев, но липкая масса облепила шлемы, надежно ослепив их, а скользкая серая жидкость на полу лишила их возможности затормозить. С торжественной неумолимостью, с грохотом и лязгом два отряда столкнулись.
Рифтеры нырнули в туннель и на четвереньках добрались до его противоположного конца. Скорость их несколько снижалась, так как им приходилось то и дело уворачиваться от маленьких аппаратов, продолжавших спешить на поле битвы.
Оказавшись в большом туннеле, где они смогли, наконец, распрямиться во весь рост, Брендон, Локри и Ивард продолжали смеяться; даже Вийя слегка улыбалась, не переставая, однако, внимательно обшаривать взглядом помещение.
— Обходной маневр, — махнул рукой Брендон в сторону роботов, выныривающих из туннеля и устремляющихся в боковой коридор. Спеша следом за ним прочь от кухни, Локри по-прежнему слышал постепенно стихавший позади шум кулинарной битвы: усиленный динамиками злобный рев бронированных гвардейцев, грохот лучеметных выстрелов, шипение струй липкой жижи из шлангов роботов-раздатчиков и шлепки теста.
Минуту спустя они свернули за угол и увидели кладовую, через которую попали во дворец. Они наполовину сбежали, наполовину скатились по лестнице; бегство замедлял Ивард, который снова начал шататься. Они взгромоздились на поджидавшую их платформу транспортера и нырнули в туннель.
Пока транспортер нес их обратно к «Телварне», Локри разглядывал профиль Брендона.
«Ты ведь умел выбирать друзей, да, Маркхем?»
* * *
Барродах совсем задыхался и вспотел, когда они спустились наконец к той кухне, где были окружены налетчики. Он повторял про себя возможные оправдания перед Властелином-Мстителем — лишенные всякого смысла, ибо не знал, что ждет их на месте. Провожатый, уловив его раздражение, ускорил на всякий случай шаг, и бори с трудом поспевал за ним.
Теперь он уже слышал шум боя: разряды лучеметов, выкрики команд, усиленные крики ярости и изощренные должарианские проклятия. Еще он слышал совсем уже непонятные звуки: какое оружие может лязгать, жужжать и шлепать? Тут он вспомнил доклад декташжа и резко сбавил шаг. По коже побежали мурашки. Это взрываются их мозги...
Странный запах сочился из кухни в коридор: тяжелый, жирный, с незнакомым горьким привкусом. Воображение услужливо рисовало жуткие картины: разбрызганные мозги, стекающие по стенам на пол. Желудок свело судорогой, и он остановился. Его провожатый тоже остановился, держа оружие на изготовку.
Впереди по коридору виднелись большие двустворчатые двери на кухню; в щели между приоткрытыми створками вспыхивали синие молнии лучеметных разрядов. Из дверей в коридор ползла лужа комковатой, липкой серой жижи. Барродах судорожно сглотнул, борясь с приступом тошноты, и попятился.
Внезапно он услышал за спиной приближающееся жужжание и постукивание. В панике повернулся он на подкашивающихся ногах и услышал звук, от которого у него едва не остановилось сердце: ЗВЯК-ЖЖЖ-ШЛЕП!
Барродах успел взвизгнуть, и тут же весь мир позеленел, а в глазах началось острое жжение. Его мозги кипят от какого-то ужасного изобретения панархистов! Он схватился руками за голову, не давая ей взорваться. Он чувствовал, как глаза его вытекают из глазниц, жижа стекала ему в рот, обжигая его горечью, а он продолжал визжать, визжать...
ЗВЯК-ЖЖЖ-ШЛЕП! Новый залп из этого ужасного оружия угодил ему прямо в грудь. Паника его достигла невыносимого уровня, и он лишился чувств.
* * *
Остатки отряда вырвались из беседки и бегом бросились к «Телварне», замедлившись на мгновение при виде врезавшейся в дерево самоходки.
При их приближении из корабля выдвинулся пандус, и в шлюзе загорелся неяркий свет, обрисовавший два маленьких силуэта: эйя. Брендон с Локри волокли Иварда, который по пути из дворца почти отключился и едва держался на ногах.
Добежав до корабля, Вийя сбавила шаг. Локри увидел, что привлекло её внимание: нижнее носовое орудие было искорежено, а обшивка вокруг почернела и местами покоробилась. Легкое мерцание свидетельствовало о том, что защитные поля включены. Когда они поднимались по пандусу, рык двигателей усилился и на деревья за кормой упал красный отсвет раскаленных теплообменников.
Не дожидаясь, пока закроется наружный люк, Вийя нажала клавишу переговорного устройства.
— Монтроз, Ивард ранен.
— В лазарет, быстро! — послышался ответ.
Следом за Вийей Брендон бросился по коридору на мостик; эйя не отставали ни на шаг. Локри с трудом тащил Иварда; на полпути к лазарету он встретил Монтроза, на руки которому с облегчением его и сдал.
— Грейвинг? — спросил тот.
Локри поднял палец, изобразив лучемет. Монтроз нахмурился и с пареньком на руках исчез за поворотом коридора. Локри бросился на мостик, рухнул в свое кресло и включил пульт.
* * *
Осри стиснул зубы, когда из динамика в его каюте донесся голос старого монстра:
— Капитан немедленно требует тебя на мостик.
Он поднялся с койки — туда швырнул его Жаим, державший его под прицелом до тех пор, пока самоходка почему-то не прекратила атаку.
Все еще дрожа от возмущения на варварское обращение со стороны этих ужасных рифтерских отродий, он поплелся на мостик. В коридоре ему повстречался Монтроз с Ивардом на руках: голова паренька покоилась на плече у рослого рифтера, лицо позеленело от шока. Осри увидел на плече у него почерневшую полосу; когда он проходил мимо, Ивард дернулся и взмахнул рукой.
— Грейвинг... Нет... — он продолжал бормотать что-то неразборчиво, но Осри уже не замечал этого. Все внимание его было приковано к предмету, выпавшему из кармана паренька.
Он нагнулся и подобрал с пола монету, завернутую в окровавленную шелковую ленту. Вздрогнув от неожиданности, он узнал ленту: награда Академии за пилотаж. Другой предмет, тоже весь в крови, поразил его еще больше: он узнал его из курса истории, который проходил когда-то давно. Тетрадрахма, древняя монета с Утерянной Земли, единственная сохранившаяся, экспонат собрания аванзала Слоновой Кости.
Ярость разгорелась в его груди — такая сильная, что рука затряслась. Значит они не шутили! Они действительно ограбили дворец Панарха. Мандала, оскверненная этими... Этими... Он возмущенно представил себе этих бесчувственных варваров, направо и налево крушащих самое сердце Мандалы. И во главе всего этого Крисарх из правящего дома...
Он выпрямился, приняв непоколебимое решение. «Им это с рук не сойдет, пусть это даже будет стоить мне жизни». Осри воровато спрятал монету с лентой в карман и зашагал дальше.
И еще Крисарх — какой после этого разговор о присяге и верности?
Когда он входил на мостик, корабль уже парил на гравиподушке, а капитан раздавала приказания. Он успел ухватить конец ответа Марим на одно из них:
— ...вырезать поврежденную часть лучеметом. Я отрегулировала поля Теслы так, чтобы обтекание было оптимальным. — Маленькая рифтерша тряхнула головой и провела пятерней по слипшимся от пота волосам (фи, какая гадость!); держалась она неожиданно для нее подавленно и понуро. — Я бы не разгонялась больше двадцати махов... ну, может, на пару больше.
На главном экране мелькали, уносясь назад, деревья — «Телварна» малым ходом выползала из леса. Осри заметил, что один из пультов, занятый обычно рыжеволосой женщиной, был сейчас пуст. Крисарх устраивался за пультом управления огнем — на том уже светились тенноглифы. Осри испепелил спину Брендона яростным взглядом. Он стоял в дверях, но до сих пор никто не обращал на него внимания.
Корабль вышел из леса и, приглушенно взревев плазменными двигателями, рванулся вперед. Земля рванулась им навстречу; Вийя заложила крутой вираж, разворачивая его обратно к лесу, прочь от Мандалы. Идя на дозвуковой скорости, «Телварна» угрожающе тряслась. Марим забарабанила по пульту, и вибрации уменьшились.
— Давай пока восемь махов, — бросила она. Локри оторвался от своего пульта.
— Переговоры на некоторых волнах заметно усилились, — сообщил он. — Прочитать не могу: шифровки. Но похоже, они изо всех сил нас ищут.
Наконец Осри не выдержал.
— Вы меня звали. — Он старался, чтобы голос его звучал ровно.
— Ты ведь изучал астрогацию? — спросила капитан. Осри залился краской. Она и так все прекрасно знала: это намеренное оскорбление.
— Как я вам уже говорил, — едко ответил он, — я работаю инструктором астрогации в Ака...
— Отлично, — перебила, его Вийя. — Садись за этот пульт и проложи курс на С-лифт. Требования к маршруту: минимальная высота, в обход крупных населенных пунктов, максимальная скорость. Рассчитай время прибытия на скорости восемь махов. — Осри не двинулся с места. — Немедленно, — добавила она спокойным голосом, что произвело больше впечатления, чем если бы она кричала.
Осри сердито покосился на Крисарха, который ответил ему невозмутимым взглядом. Он пожал плечами и уселся за пульт, взвесил имеющиеся у него возможности, медленно перебирая клавиши в попытке выиграть время. Постепенно до него доходил смысл её приказа. Избегать населенных пунктов? Он рискнул бросить на нее короткий взгляд, но она отвернулась от него к своему пульту. Почему её это беспокоит? Этой эскападой каждый из присутствующих уже заработал себе прямой билет в один конец на Геенну — если, конечно, от них вообще останется что-то для правосудия.
— Состояние Иварда стабильное, и старика тоже, — послышался из динамика голос Монтроза. — Я вам нужен где-нибудь еще на подхвате?
«Старик? Они что, взяли первого попавшегося под руку заложника? — Тут его осенила совсем уже безумная мысль, и он оглянулся на деловито склонившегося над пультом Брендона. — Нет, не может быть».
— Это может показаться жестоко, но если ты считаешь, что они могут без тебя обойтись, помоги Жаиму в машинном.
— До тех пор, пока ты будешь поддерживать в лазарете невесомость, сердцу старика ничего не угрожает. Иварду, вроде, тоже пока не стало хуже.
Последовала недолгая пауза, и Осри вдруг сообразил, что он может сделать. Капитан сама отдала корабль ему в руки; он сдаст их властям для суда и, возможно, казни.
Вийя повернулась и пронзила его холодным взглядом:
— Не забывай, Школяр, я ведь темпат.
Он чуть не покачнулся от потрясения.
«Но темпаты ведь не умеют читать чужие мысли!» Он изо всех сил постарался придать своим мыслям невинный характер, так и не зная, очевидна ли вся фальшь этого ей так же, как ему самому. Теперь он понял наконец, почему так много людей ненавидели темпатов.
— Займись лучше своей задачей. Твоя злоба может стоить жизни всем нам, включая пожилого человека в лазарете.
Он чуть не подпрыгнул от облегчения: она, должно быть, неправильно поняла его эмоции. У него еще есть шанс. Маленькая ошибка в расчетах при проложении курса — и они окажутся на виду у оборонительных систем С-лифта достаточно долго, чтобы те положили конец этой преступной афере. Он надеялся только, что это будет не больно.
И тут его одолело совсем неуместное любопытство: вот уже второй раз в разговоре упоминается какой-то старик. Разумеется, это невозможно, но все же...
— Что еще за старик?
Вийя покосилась на Брендона, потом опустила взгляд на свои пульт и монитор, целиком сосредоточившись на управлении «Телварной». Они шли уже над океаном, и экраны заднего обзора показывали море, бурлящее от их ударной волны.
— Твой отец, Осри, — мягко произнес Брендон. — Мы нашли его во дворце.
От этого короткого известия в голове Осри образовался полный вакуум. Он уже решительно ничего не понимал. Что делал его отец на Артелионе? Как удалось ему уйти от вторгшихся на Шарванн рифтеров? Почему им в руки попался именно он? Все эти и многие другие вопросы роились в голове, не находя ответов, и он только и мог, что молча смотреть на Брендона.
Глаза Крисарха удивленно расширились.
— Так ты ничего не знаешь, нет?
Осри тупо мотнул головой; тем временем руки его и та часть головы, которую как следует поднатаскали в Академии, сами собой работали над поставленной задачей. Однако почти сразу же застыли и они, ибо Брендон продолжал методично разрушать привычный мир, не оставляя от него камня на камне.
— Артелион пал. Мандала оккупирована Эсабианом Должарским. — Голос Крисарха звучал легко, полностью лишенный эмоций. Только едва заметно ссутуленные плечи выдавали врожденную нелюбовь Дулу нести кому-то дурные вести. — Твоего отца пытали, но Монтроз верит, что он выздоровеет, — закончил свой рассказ Брендон.
Осри подпрыгнул на месте:
— Его сердце! Я должен быть с ним!
— Еще успеешь после того, как мы уйдем отсюда, — вмешалась в разговор Вийя. — Сколько отсюда до С-лифта?
Секунду Осри свирепо смотрел на нее, потом опустил глаза, не в силах вынести этот спокойный взгляд. Он отчаянно боролся с искушением пощупать лежавшую в кармане тетрадрахму и вместо этого сжал кулаки. Побарабанив еще немного по клавишам, он выправил курс, чтобы избежать им же расставленной ловушки.
— Восемь минут, — ответил он наконец.
27
Ферразин наполовину шел, наполовину бежал по очередному бесконечному коридору. Он и не подозревал, насколько огромен этот дворец. До сих пор его мир был куда уютнее: мир компьютерных сетей, в которых можно было мгновенно попасть из любой точки в любую другую, нажав пару клавиш на пульте. Материальный мир оказался совсем другим. И шмыгавшие по стенам тени не делали его приятнее. Он почти не сомневался, что это компьютерный эффект, но сами гулкие переходы дворцовых подземелий могли бы заставить любого усомниться в чем угодно.
Прямо перед ним на стене показался маленький пульт. Он подбежал к нему и набрал пароль, который внедрили в дворцовую систему безопасности после того, как отказали датчики. Экран осветился.
Послушается ли она? До сих пор им удалось запустить вновь только системы обслуживания; он не знал, согласится ли система указать ему направление.
Прошло несколько томительных секунд, и он облегченно вздохнул: на мониторе нарисовалась карта. Он определил свое местонахождение относительно кухни и бросился дальше.
Экран за его спиной мигнул, и карта вывернулась наизнанку. Потом экран погас.
* * *
Барродах ощутил укол в руку и открыл глаза. Солдат в сером мундире с зеленым ножом медицинской службы на рукаве извлекал из его руки иглу инъектора. Потом медик встал и шагнул в сторону, продемонстрировав пару черных башмаков, перепачканных какой-то серой слизью.
«О Дол! Мои мозги!..»
Тут он наконец пришел в себя и сообразил, что он жив, а мозги его целы; затем взгляд его оторвался от башмаков, уперся в разгневанное лицо Властелина-Мстителя, и он снова усомнился, что так будет продолжаться долго.
Шатаясь, поднялся он на ноги.
— Господин, — произнес он, низко кланяясь. Комок зеленой слизи соскользнул с его головы и с тихим шлепком упал на ботинок Эсабиана.
— Объясни это, — произнес Эсабиан. Голос его был негромкий, низкий, напоминая рокот невидимой грозы за горизонтом. Барродаха пронзил страх: это был очень плохой знак.
Бори оглянулся на Джессериана — тот стоял по стойке «смирно», откинув забрало шлема своего боевого скафандра. Лицо военного не выражало ничего, не давая ему никакой подсказки. По всему коридору валялись, дымясь, обугленные от прямых попаданий лучеметных разрядов обломки каких-то небольших машин; все было покрыто той же едкой зеленой слизью.
— Господин, мы получили сообщение о грабеже в аванзале перед Залом Слоновой Кости. Я распорядился перехватить и уничтожить вандалов, особо настаивая на том, чтобы похищенные ценности остались невредимыми.
Он судорожно сглотнул; лицо Эсабиана казалось высеченным из камня. Барродах обрадовался бы сейчас любому выражению, даже проблескам холодной иронии, которые он в последнее время видел слишком часто, но не было даже этого. Потом — совершенно неожиданно — взгляд Аватара скользнул вбок, и выражение лица чуть изменилось. Барродах увидел мелькнувшее в глазах отражение и вздрогнул. Почему-то то, что его господин тоже замечал эти наводнившие Дворец тени, делало их действительно страшными. Он усилием воли собрался с мыслями: взгляд Аватара снова уперся в него.
— Мы решили, что это простые рифтеры: маловероятно, чтобы панархисты вторгались во дворец ради обыкновенного грабежа. Потом они напали на сенц ло'Эводха и унесли с собой пленного, а потом пытались освободить Панарха, убив дежуривших у его камеры тарканцев, но эта попытка была сорвана своевременно прибывшим на место декташжем Джессерианом и его людьми...
«Так. Это поможет сохранить его на моей стороне, если только у него хватит ума понять, что мы с ним оба по уши в этом дерьме».
— Декташж доложил также, что нападавшие использовали какое-то новое оружие устрашения, убившее тарканцев. Несмотря на это, я приказал ему любой ценой сохранить жизнь пленника, поскольку все оборудование в камере трансфигурации, включая умовыжималку, оказалось уничтожено.
«По крайней мере её я могу не бояться», — подумал он, тщательно перебирая в памяти все свои слова и поступки. Правда, утешением это было никудышним: должарианцы совершенствовали искусство боли за сотни лет до изобретения умовыжималки.
— Прошу прощения, Господин, — вмешался Джессериан. — Я не говорил, что охранявшие Панарха тарканцы были убиты этим оружием; его жертвами стали только сенц ло'Эводх, его ассистент и дежуривший там тарканец. Остальные убиты обыкновенными лучеметными разрядами.
Он помолчал, но Барродах не стал возражать.
— Это должны быть панархисты. Громкоговорители в кухне начали играть их боевую музыку перед... — похоже, офицер испытывал некоторое затруднение, подбирая следующее слово — ...перед контратакой.
Некоторое время Эсабиан молчал.
— Эта контратака, — произнес он наконец, оглядываясь. — Она явно имела успех.
Барродах посмотрел на Джессериана.
— Да, Господин, — ответил тот. — Они бежали, но если верить моим людям, пленника с ними уже не было. Его вообще больше никто не видел.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 водка легенда кремля 0.7 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я