научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/accessories/komplekt/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

— Жаль, что я не сделал этого. Должарианцы планируют убить Галена в то же самое время, когда должен погибнуть Семион, и мне кажется, они намерены убить и третьего сына, Брендона, в то же самое время, в момент его Энкаинации на Артелионе. В центре Мандалы, в центре Тысячи Солнц! Всех трех наследников Панарха... Это месть Эсабиана Панарху за поражение при Ахеронте...
Застигнутый врасплох рассудок Сары оцепенел, как неисправный записывающий чип. Они хотят убить Галена? Она с усилием вернула взгляд на экран, на лицо Керульда и попыталась вникнуть в его слова.
Он кратко изложил ей суть заговора, направленного на смерть Галена, и то, как надеется предотвратить это.
— Ты должна открыть все Семиону, чего бы это ни стоило мне или тебе, — добавил он.
«НЕТ!» — кричал её рассудок. Кровь стучала в висках, и комната покачнулась перед её глазами на мгновение. Она заставила себя не сводить взгляда с экрана.
— ...это единственный способ для нас опрокинуть планы Эсабиана прежде, чем они начнут претворяться в жизнь. — Зубы его блеснули в свирепой улыбке. — Мне удалось приготовить Властелину Должара несколько неприятных сюрпризов — у нас еще есть шанс победить...
Последних фраз его Сара не слышала. Пальцы её сами собой набрали код сброса.
— Комп, — произнесла она, сделав глубокий вдох. На экране засветился зеленый огонек. — Пространственно-временную схему для... — где там Керульд? — Брангорнии и Нарбона, а также для Брангорнии и Талгарта.
Она механически ответила на все дополнительные вопросы компьютера: ДатаНет, коммерческие межзвездные маршруты, относительное время намеченных заговором действий, как их описал ей Керульд. Сообщенное им обстоятельство — то, что убийства запланированы на одно время, — облегчало ей эту задачу. Нижнесторонняя по рождению и воспитанию, она привыкла к постоянству планетарных времен года и верности суточного цикла; пространство-время было для нее скорее абстрактным понятием. На экране тем временем выросла несложная схема из красных и зеленых линий, соткавшихся вокруг расплывчатых от неопределенности бледно-голубых точек.
Послушный заложенной программе компьютер считал исходя только из тех данных, что ему дали. Сара в оцепенении смотрела на завершенный график: зеленый огонек полета Керульда обрывался вблизи от Талгарта, а бледно-голубая точка перечеркивалась кроваво-красной чертой успешного должарского заговора. Керульд не успеет... уже не успел.
Гален мертв.
Ее ладонь мягко опустилась на клавишу отмены, и разноцветные огни погасли. Она встала и вышла в прихожую. Семион прилетит самое позднее через час: она должна принять решение.
Она прошла через свою спальню, мимо ванны, полной чистой проточной воды, вышла из покоев и вернулась в задний атриум. Потом оперлась руками на парапет и уставилась взглядом в мощение между двумя бассейнами. Щебет редких птиц из оранжереи эхом отдавался от окружавших атриум стен, но Сара его не слышала.
Никого не видно. Если бы Семион уже вернулся, один или два охранника наверняка стояли бы где-нибудь в поле зрения. Она посмотрела сквозь густую листву оранжерейных деревьев, сквозь стеклянную стену, как раз вовремя, чтобы увидеть яркую голубую точку, медленно скользящую по розовеющему небу. Яхта Семиона.
Она вернулась в свои покои. Не меньше четверти часа уйдет у него на то, чтобы добраться до дворца от посадочной площадки. Пятнадцать минут на то, чтобы успокоиться... чтобы решить.
Она вошла в гардеробную, переоделась в легкий шелковый халат, потом остановилась в нерешительности. Хотя на протяжении всего дня она не заметила ничего и никого необычного, она знала, что в её спальне уже ждет наготове убийца, спрятавшись в старой раздаточной нише за древним ковром с Шарванна. Воздух в спальне казался каким-то необычным... заряженным?
Сегодня она плавала обнаженной в бассейнах атриума, прекрасно зная, что бесшумные и почти никогда не показывающиеся на глаза слуги Семиона подглядывают за ней в отсутствие господина. Сара хмуро улыбнулась. Убийца, несомненно, без труда пробрался на место: она кожей ощущала давление невидимых глаз, а это значило, что по дороге к ней в покои убийце не встретился никто.
Она хотела смерти Семиону, и она хотела выбрать момент, когда это случится. И это должно было произойти у нее в спальне — именно там, где она восемь лет умирала каждый день.
И Керульд хочет, чтобы она спасла его? Чтобы зло побеждало и дальше? Она горько улыбнулась, входя в спальню и присаживаясь за старый, еще из резного дерева стол.
Что там говорил Керульд? Эсабиан Должарианский? Она вспомнила теперь что-то насчет нападения на Панархию, когда она была еще совсем маленькой. Возможно, поэтому Мартин, ненавидевший Семиона почти так же сильно, как она сама, хотел сохранить ему жизнь. Семион командовал флотом.
Все сыновья должны погибнуть, и панарх, несомненно, тоже.
Она невидящим взглядом уставилась на стол, только сейчас вспомнив, что есть еще и третий сын, Брендон, с которым она ни разу не встречалась. На что способен он? Она вспомнила, какой гордостью светились глаза Галена, когда он рассказывал о гениальности своего младшего брата — несмотря даже на какой-то там скандал, в результате которого Брендона исключили из Военно-Космической Академии десять лет назад. Впрочем, с тех пор Брендон занимался преимущественно тем, что подавал своими эксцентричными выходками повод для новых скандалов.
Она тряхнула головой, борясь со слезами, что жгли ей глаза. Будь прокляты они все. Если Гален мертв, с ним умерли и счастье, и жизнь, и её смысл. И Мартин еще хочет, чтобы Семиону оставили жизнь... Чтобы не допустить смены одного зла другим? Семиону не жить, не торжествовать.
Мужские голоса: внизу, в прихожей.
Она подняла голову, узнав в доносившемся смехе знакомые жесткие нотки. Семион всегда выезжал только в сопровождении полудюжины офицеров в полной форме, обращавшихся вокруг него как мелкие планеты вокруг солнца.
Сара взяла перо, окунула его в чернильницу и начала писать что-то наугад. Она быстро освоила аристократическую манеру писать собственные письма — как изящно, как занимательно! И как экстравагантно — посылать клочок бумаги через звездные системы! Но сейчас она писала не письмо; он должен только видеть её позу, а времени прочитать через плечо, что она пишет, у него уже не будет.
Она услышала тяжелые шаги его сапог по мраморному полу и улыбнулась.
«Прости, Мартин. Твои новости только укрепили мое решение».
Семион вошел в комнату.
— Добрый вечер, Сара. Весь переполох — всего лишь обычная глупость высокожителей. Мы не обнаружили в том секторе и следа рифтеров. Этого сопляка Уортли надо заменить, на этот раз на кого-нибудь из нижнесторонних.
Его рука уже расстегивала на ходу пуговицы черного мундира, и Сара, взволнованная приближением развязки, с усилием напустила на лицо холодно-безразличное выражение, все эти восемь лет служившее ей единственным щитом.
И все же до конца ей это не удалось. Жесткий взгляд Семиона скользнул по её лицу, и тонкие губы сжались.
— Что-то случилось, дорогая?
Она даже не размышляла, слова сами срывались с её языка.
— Послание... Галена вызвали на дуэль!
Семион испустил свой негромкий, ехидный смешок.
— Гален, похоже, так ничему и не научится: чтобы отделаться от тех, кто надоел, достаточно заплатить. Так куда меньше шума.
— Но это Сантин — сын Архона Шракина — вызвал его, и прилюдно...
— А что ты хотела — чтобы это был рифтер? — Семион пожал плечами, медленно ощупывая взглядом её тело. Она прижала локти, не пытаясь больше скрыть дрожь.
— Значит, надо заплатить немного больше. — Он слабо улыбнулся, протягивая руку и стискивая пальцами её руку чуть выше локтя, чтобы повернуть лицом к себе.
— Но, в-возможно, это з-заговор, Семион!
— Как ты думаешь, дорогая, зачем я приставил к нему охранников? Если он сам не сможет уладить дело, это сделают они. Но откуда ты все это знаешь? Уж нету ли у тебя своей маленькой шпионской сети?
От издевательской снисходительности в его голосе весь её страх исчез куда-то, сменившись лютой яростью, что наполнила все её тело новыми силой и решимостью. Она улыбнулась прямо ему в лицо и положила руки ему на плечи, подтолкнув так, что спина его теперь почти прижималась к ковру. Его пальцы шарили по её телу, потом начали раздвигать халат.
— Можешь ты хотя бы на время выбросить Галена из головы? Я требую твоего внимания...
Слова сорвались с её языка, оставив во рту редкий, потрясающий привкус: изысканный привкус мести, выдержанной восемь лет.
— Как тебе хочется, — произнесла она. Пароль, которого ждал её убийца.
Она с жадностью смотрела, наслаждаясь тем, как издевка на его лице сменилась легким удивлением от неоконченной фразы. Она услышала тихий хлопок; удивление на лице его усилилось, на нем промелькнула боль, а потом глаза утратили всякое выражение, мертвые пальцы скользнули по её груди, и он рухнул на пол.
Мгновение спустя убийца откинул портьеру и остановился лицом к ней, все еще держа в руке лучемет. Между ним и Сарой поднималась в воздух тонкая струйка дыма из маленького обугленного отверстия в спине Семиона — словно жертвенное благовоние нелюбимому богу. Убийца был на пару лет моложе ее, но глаза его были холодными глазами психопата, и лицо его было бледно, словно он всю жизнь провел в темноте, в потайных ходах, куда не попадает солнце. Взгляд его скользнул в распахнутое «V» её халата, открывавшее её тело до живота. Она не пошевелилась, чтобы запахнуть его, ибо прочитала уже в его глазах то, что произойдет сейчас и что ей надо делать.
Она подняла руку откинуть волосы со лба, улыбаясь ему призывно, наблюдая за похотью в его взгляде, скользнувшем за движением её халата. Она чуть выдвинула бедро вперед и заметила, как напряглась его рука, сжимавшая лучемет.
— Мне сказали убить и тебя, — произнес он хриплым от желания голосом.
— О, прошу вас, — промурлыкала она, словно читая по тексту драмы. — Я сделаю все...
Мысли его отражались на лице так же ясно, как если бы он говорил вслух. Он не выпустил из руки своего лучемета, даже овладевая ею, здесь же, на кровати, рядом с мертвым телом Эренарха. Под конец она зажмурилась с мыслью: «В последний раз».
Он поднялся и оправил одежду; она лежала и смотрела на него, многообещающе улыбаясь. Минуту он постоял, глядя на нее, сжимая оружие, потом резко сунул его в кобуру и повернулся к лежавшему на полу трупу. Она услышала короткий, зловещий хруст, потом шорох ткани. Убийца выпрямился, посмотрел на нее с сытой ухмылкой; глаза его сделались еще безумнее.
— Я вернусь, — хрипло пообещал он и вышел из комнаты, держа в руке сверток.
Она полежала еще минуту, собираясь с духом, потом села и посмотрела на труп.
Как бы ни ненавидела она Семиона, вид его обезглавленного тела наполнил её страхом.
«Гален... Гален».
Реальность жестокой смерти помогла ей отчаянно потянуться через ту бездну, что отделяла её от Галена, — в это самое мгновение он, возможно, тоже лежал в неумолимых объятиях смерти.
Негромкие всхлипы рвались из её горла. Не обращая на них внимания, она встала и добрела до маленького сейфа в столе. Дрожащими пальцами отперла его и достала оттуда лежавшую под шкатулкой с драгоценностями старую книгу. Под обложкой лежал маленький, нарисованный от руки портрет Галена. Спокойное лицо улыбалось ей, темные глаза смотрели куда-то ей за спину, читая невидимые стихи, слушая неслышную музыку, Скорбь дробила панцирь её гнева, и она не могла больше бороться с рыданиями или хранить спокойствие на лице. Она забрала портрет с собой в ванную.
Ее пальцы отодвинули в сторону маленькие граненые флакончики духов и прочей экзотической косметики и сомкнулись на крошечном пузырьке в форме капли. Она сбросила халат на пол и шагнула в очищающие объятия ванны, целуя зажатый в руке портрет до тех пор, пока он не заблестел от слез. Потом зубами откупорила пузырек. Острый запах ударил ей в ноздри, и она откинула голову назад, проглотив все его содержимое так, что оно не коснулось языка.
Она отшвырнула пузырек и взялась обеими руками за края портрета, отчаянно всматриваясь в него, пытаясь оставить в голове только воспоминания о Галене. Часть её трепетала от страха, вяло отмечая, как холодно ей, несмотря на бурлящую вокруг нее горячую воду, но радуясь тому, что та женщина сказала правду. «Больно не будет», — говорила она, и боли действительно не было.
Глаза Сары зажмурились от внезапного спазма, потом снова сосредоточились на портрете, но разум покидал ее, и она больше не замечала, что происходит с её телом. Нарисованное лицо сливалось в черты живого улыбающегося Галена — таким он в первый раз посмотрел на нее, такому она в первый раз пела, такому она в первый раз отдавалась. Безо всякого усилия с её стороны звуки и ощущения нахлынули на нее, а потом внезапный порыв вынес её на грань вечного падения, и она успела ощутить еще слабое чувство облегчения.
2

ДОЛЖАР
Барродах откинулся на спинку кресла и глубоко вдохнул горячий аромат юмари и ариссы, наполнявший комнату, тщетно пытаясь не обращать внимания на визгливое завывание бури за окном из тройного дайпласта. Казалось, этот безжалостный звук жесткими пальцами сдавливает ему горло, и постепенно усиливающаяся боль слепила глаза. Резкий порыв ветра свирепо набросился на Хрот Д'оччу, и желудок бори снова судорожно сжался, когда гравиторы погасили раскачивание башни. Он впился ногтями в загривок, пытаясь не думать ни о чем, кроме мягкого вечернего воздуха на далеком Бори, но должарианская весна ломилась в окна, пробирая морозом по коже, а в воздухе постепенно усиливался запах озона.
«Опять кондиционеры перегружены». Барродах отвернулся от стола и посмотрел в матовое окно — на него проецировался вид фосфоресцирующего пляжа в Алуворе на Бори. Оконная рама содрогнулась от нового порыва ветра, и он раздраженно выключил изображение. Ну почему должарцы не могут строить свои дома как все, предпочитая одиноко торчащие башни из дерева и камня — ни дать ни взять головоломку этих проклятых Ур, — только потому, что так строили их предки?
Окно медленно прояснилось, превратившись в глубокий колодец, на дне которого клубилась бесформенная серая масса, оставлявшая тем не менее ощущение быстрого движения и лютого холода. Еще из окна смотрело на Барродаха его же собственное изображение, бесцветное и призрачное. Темные волосы, бледные глаза, бледная кожа; бори видел все это, не замечая. Он ненавидел ветер, холод и планету, их породившую.
Неожиданно серая мгла снаружи растаяла и исчезла, и окно полыхнуло на него ослепительным светом, когда сквозь бурю прорвался солнечный луч. Барродах поперхнулся и зажмурил слезящиеся глаза, пытаясь на ощупь найти пульт управления окном. Затемнение сработало с запозданием. «Этому чертову окну, наверное, лет пятьсот», — злобно подумал бори, но в конце концов зрение все же вернулось нему, и он увидел белую, в темных проталинах равнину Деммот Гхури, высокогорья Королевства Мстителей. Его спина непроизвольно напряглась при виде этой планеты-тюрьмы, приютившей его. Бори был куда более мягким миром; времена года там были не так контрастны, да и температура более сносна. Никто из его уроженцев не мог до конца свыкнуться со свирепыми зимами и раскаленными летними месяцами Должара.
Над темной линией горизонта, там, где Гхирийское нагорье спускалось к узким долинам, росла новая стена облаков; она медленно поднималась к солнцу, обещая новый налет на Хрот Д'оччу. Барродах смотрел на рваные, пятнистые облака, которые ветер гнал с бешеной скоростью по серо-зеленому небосклону. Он был вторым по могуществу человеком на Должаре, сильнее всех так называемых Истинных Людей, за исключением самого Властелина-Мстителя, которому он служил скоро уже двадцать лет, и все же эти надменные должарцы запросто переносили температуры, убившие бы его в два счета.
За спиной его послышался негромкий зуммер, и Барродах заглушил окно с чувством, близким — как он ни пытался убедить себя в обратном — к облегчению. Власть принадлежала ему, ибо через него проходили все распоряжения Джеррода Эсабиана, Аватара Дола, Властелина-Мстителя Королевства Должарианского, «Истинные Люди могут презирать меня, но все равно подчиняются, ибо кому известно, какие из приказов мои, а какие Эсабиана?»
Барродах улыбнулся, повернулся обратно к столу, дотронулся до алой точки, горевшей на темной, блестящей поверхности, и побарабанил пальцами по столу, из ниши задней стороны которого медленно выдвигался монитор. Экран замерцал вихрем серо-зеленых огней — электроника медленно подстраивалась к изображению. «Будь прокляты эти древности, — подумал Барродах, и тут же на него нахлынула волна тошноты, когда башня покачнулась снова. — И будь прокляты должарцы вместе с ними: их устраивает все, что устраивало их прадедов, если, конечно, это не имеет отношения к искусству убийства или пыток — тут годится все только самое современное».
Бори углубился в приятные воспоминания, связанные с некоторыми должарианскими технологиями причинения боли, но тут, наконец, ожил окончательно монитор.
— Серах Барродах. — Голос звучал холодно-официально, без тени подобострастия, к которому он привык, и Барродах недовольно прищурился, прежде чем узнал угловатое, надменное лицо Эводха, личного пешж машхадни Владыки Эсабиана. Вытатуированные на бритом черепе когти и глаза карр матово блестели; должарианский медик смотрел на него с легкой брезгливостью. Он подчеркнуто использовал обращение к равному по положению — тщательно замаскированное оскорбление, граничащее с вежливостью не более чем вообще позволяли себе должарианские нобли в обращении с бори.
Барродах, не отвечая, склонил голову, что не противоречило этикету, но в голове его вспыхнуло одно весьма приятное предположение. Эводх был так уверен в том, что последний цикл в пыточной машине прикончит Териола — особенно затянутые циклы компрессии-декомпрессии... уж не решил ли медик, что бори не способны на палиах, высшее должарианское искусство формальной мести? К Барродаху вернулось то возбуждение, которое он испытывал от предвкушения следующей смерти своего врага, и он с нетерпением ожидал следующих слов Эводха.
— Твоя игрушка не оправилась от последнего восстановительного цикла, — фыркнул должарец, сделав особо презрительное ударение на слове «игрушка», отчего голова бори непроизвольно дернулась в знак протеста. — Как я и предупреждал тебя, это теперь бессловесный кусок мяса, не больше.
Эводх холодно улыбнулся, и Барродах вдруг понял, что ему не удается скрывать свое раздражение. Он спрятался за маской безразличия, которая помогала ему остаться в живых, и ничего не сказал.
— Прикажешь потянуть еще, — продолжал медик, помолчав немного, — или мне дать распоряжение технику, чтобы отключил агрегат?
Барродах лихорадочно думал, но ярость и разочарование мешали ему сосредоточиться: разочарование от того, что Териол умер всего только три раза, и гнев при виде откровенного удовольствия медика по поводу его, Барродаха, конфуза. И все же Эводх был слишком влиятелен, а с должарианскими ноблями не стоило рисковать, особенно с теми, чей титул означал мастерское владение болью во всех её проявлениях. Палиах такого человека — дело страшное, и Барродах в очередной раз понял, что по части формальной мести он не ровня должарцам — лишним свидетельством тому было то, что Териол умирал всего трижды.
«Детский палиах! — кипел Барродах про себя. — Игрушка! Вот какой он видит мою месть».
Ну что ж, по крайней мере в этом конкретном случае сильнее он уже не осрамится. Он снова склонил на мгновение голову и заговорил тихим, сдержанным голосом:
— Нет, пешж ко'Эводх, — отвечал он, обращаясь к своему собеседнику с максимально позволенной этикетом вольностью, граничащей с оскорблением ровно настолько, насколько осмеивался бори в общении с должарианскими ноблями. — Можешь отключать его по своему усмотрению.
Эводх кивнул и отключил связь. С минуту Барродах сидел трясясь от ярости, потом с размаху ударил кулаком по столу и вскочил.
«Будь он проклят! Будь прокляты они все!»
Как назло, видеомонитор выбрал именно эту минуту, чтобы убраться в свою нишу, и древний механизм испустил болезненный скрежет. Барродах обежал вокруг стола и схватил экран в отчаянной попытке сокрушить хоть что-нибудь, но тот не поддался и с силой дернул его за собой вниз, больно прижав пальцы. Барродах распластался на столе в ворохе бумаг и мемочипов.
Бори выдернул пальцы из щели, выпрямился и обошел стол. Мгновение он стоял неподвижно, с перекошенным от злости лицом, оглядывая расставленные по комнате редкие растения и произведения искусства. Потом выбрал маленькое деревце-юмари и начал методично обдирать с него листву. Несчастное растение корчилось в своей растительной агонии, беззвучно разевая устьица, но Барродах покончил с листьями и перешел на чешуйчатые ветки, мстительно шипя сквозь стиснутые зубы. Втоптав останки деревца в толстый ковер, изысканный узор которого мгновенно покрылся липкими желтыми потеками растительного сока, он в последний раз оглядел комнату и вышел, все еще клокоча от неутоленной ярости.
Одетый в серое часовой вытянулся в струнку, когда Барродах вылетел из своего кабинета, и вытянулся еще сильнее при виде его лица, безуспешно пытаясь при этом не выказать своего испуга. Барродах заметил это не без удовлетворения, но ярости это ему не убавило. Он слишком часто проверял свое могущество на простых должарцах, чтобы получить удовольствие от запугивания этого идиота, и уж во всяком случае не теперь, когда в ушах его звучал издевательский голос Эводха.
Высеченные из камня лица, в обилии украшавшие стены коридора, казалось, смотрят на него, наслаждаясь его бессилием. Хуже всего, решил Барродах, то, что он не в силах сделать ровным счетом ничего — в этом конкретном случае у него просто не хватало влияния. Стоит только Эсабиану узнать, к чему попытался прибегнуть Териол в своей многолетней борьбе с Барродахом за главную роль в бориаиской бюрократии, осуществляющей руководство должарианским государством, и то, что он, Барродах, дал тому возможность сделать это, чтобы загнать в безвыходное положение...
Бори пробрала холодная дрожь. Палиах Эсабиана против Панархии, на подготовку которого ушло долгих двадцать лет, мог потерпеть крах. Барродах почти бегом свернул за угол, ведущий к его покоям. Стоит Эсабиану узнать об этом, и каждый вдох превратится в нестерпимую муку.
Он добежал до двери в свои покои и не задерживаясь вошел внутрь. Только затворив за собой дверь, он остановился, позволив уютному теплу растечься по его телу. Здесь, глубоко в недрах Хрот Д'оччи, Должар почти не ощущался, если не считать редких покачиваний башни, но и они были здесь слабее. «Нет, — подумал он, — Эводх неприкосновенен». Эта история ни за что не должна дойти до Властелина-Мстителя, разве что в виде забавной байки о неудавшемся палиахе бори.
Оскалившись, Барродах опустился в пышное кресло, послушно принявшее удобную для его тела форму. Да, пусть так оно и будет: Эсабиану важно лишь, чтобы его приказания исполнялись немедленно и беспрекословно. Ему совершенно необязательно знать, что старательно взращенный предатель Панархии, ключ к осуществлению планов Эсабиана, почти узнал истинные масштабы этих планов, что несомненно вернуло бы его обратно, на службу Панарху.
Негромкое журчание воды в фонтане из соседней комнаты, как всегда, оказало волшебное действие на нервы Барродаха, и остаток его ярости улетучился куда-то, пока он сидел вытянувшись в кресле. Беспокоиться, решил он, не о чем. Териола остановили вовремя, и последний ход палиаха его господина уже начат. Когда Сердце Хроноса попадет к Керульду, все еще не знающему подлинных размеров своего предательства — «Вот уж не благодаря Териолу!» — подумал Барродах, — он передаст его агентам Эсабиана и Должар тотчас нанесет удар.
«Им потребуются недели только для того, чтобы понять, что произошло».
Стиснутые непреклонными законами пространства-времени, ограниченные скоростями корабельной связи, их враги-панархисты неизбежно падут под ударом Должара и его союзников-рифтеров, вооруженных средствами мгновенной связи и передачи энергии, оставленными исчезнувшим десять миллионов лет назад Уром.
«Наши корабли уже сильнее, чем все, что есть у Панархии, а Лисантер утверждает, что генератор работает всего лишь на холостом ходу. Когда в него установят Сердце, наша мощь станет безграничной».
Барродах уселся поудобнее, с наслаждением предвкушая тот день — до которого осталось совсем немного, — когда он, вещая от лица Властелина-Мстителя, будет править Тысячей Солнц. И когда-нибудь Эсабиан неизбежно падет жертвой своего последнего оставшегося в живых сына, Анариса. Но он, подобно всем бори, сохранит власть, незримо стоя за троном. Возможно, подумал он, пришла пора кое-какой информации просочиться к наследнику, чтобы тот был благодарен ему все время, пока набирает силы.
Мягко загудел зуммер, и бори, поморщившись, протянул руку и коснулся клавиши на пульте связи.
— Тиллимар бин-Амал сообщает о смене командования на «Ветряном Черепе» и требует шифры для управления Десятым Флотом. — В голосе дежурного прозвучала довольная усмешка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 https://decanter.ru/liqueur/strong 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я