научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 мебель для ванной белоруссия 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Начавшись совсем тихо, он постепенно нарастал и заглушил печальный плеск волн Залива Аврой. Какое-то движение в небе привлекло её внимание, и она подняла взгляд; люди на берегу почему-то с тревогой смотрели в сторону моря. А потом тишину летнего дня разорвал великанский голос.
— ВНИМАНИЕ! ВСЕМ НЕМЕДЛЕННО ПОКИНУТЬ ПЛЯЖ! БРОСЬТЕ ВЕЩИ И НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬТЕ ПЛЯЖ!
Она быстро обернулась и увидела летящий над заливом серебристый аэрокар со знаком Солнца и Феникса на боку. Откуда-то с земли протянулся луч зеленого света, на мгновение коснулся его, и аэрокар исчез в огненной вспышке. Большой кусок раскаленного металла с визгом пронесся в воздухе и врезался в землю совсем близко от Мойры, обдав её с ног до головы горячими брызгами и песком. Когда она опустила глаза, он шипел, остывая, на дне маленького кратера; цветы вокруг пожухли и скорчились от жара.
Мама бросилась, схватила её и вытащила на берег. Папа плечом раздвигал перед ними толпу кричавших в страхе и смятении людей, и тут на гряде холмов за пляжем показалась цепь солдат в черном. Они не приближались; они только равнодушно смотрели на них, держа оружие на изготовку, и толпа вдруг замерла на узкой полосе песка. Солдаты стояли так близко, что Мойра видела эмблему — красный кулак — на их мундирах.
Высокий черный человек с рыжими волосами шагнул вперед, подняв руки и повернув их ладонями к солдатам.
— Мы не окажем вам сопротивления, — произнес он на уни. — Позвольте нам...
Он так и не договорил — один из солдат лениво шевельнул стволом и нажал на курок. Волосы на голове у черного человека с треском вспыхнули от разряда, и он медленно, ужасно медленно повалился на песок. Высокая женщина, стоявшая рядом с ним, закричала и бросилась на его тело; солдаты не пошевелились.
В наступившей тишине Мойра услышала низкое гудение, и вдруг в руку ей ткнулся мокрый нос. Вздрогнув, она опустила взгляд: Поппо стоял, весь дрожа и поджав хвост под ноги, а она и утешить его не могла. Несколько резких порывов ветра растрепали её волосы — это из-за холмов вывалились и опустились на песок за солдатами несколько пузатых транспортных кораблей.
Люки их отворились, но у Мойры на мгновение затуманился взгляд, и она услышала раскатистый грохот, словно это Телос колотил рукой по голубому куполу неба. Звук был даже не очень громкий, но настойчивый. Она огляделась по сторонам в поисках его источника — многие в толпе делали то же, — но не увидела ничего, что могло бы служить его причиной.
Из транспортных кораблей высыпали новые солдаты в черном и вывели с собой людей, многих в дворцовых одеждах или в элегантных нарядах Дулу — и у всех на лице был страх.
— Они же из дворца! — прошептал отец. — Зачем они пригнали их сюда?
Папин голос прерывался от потрясения.
— Что это за солдаты? — спросила Мойра. — И что они здесь делают?
— Они с Должара.
Она покатала незнакомое слово на языке. Дол-Жар, последний слог напоминал ей кашель, который одолевал её когда она простужалась. Противный звук, но почему-то он вполне вязался с угрюмыми лицами солдат.
Рокот наполнял теперь уже весь воздух, заглушая перепуганные крики толпы и всхлипывания овдовевшей женщины. Земля отвечала на него трепетом — не землетрясением, но мелкой дрожью, словно скалы глубоко под ногами пробуждались от тысячелетнего сна.
Один из прилетевших с солдатами Дулу, невысокий человек в бордово-золотом мундире, спорил с солдатом в остроконечной шапке и кольцами на рукавах, который все пихал ему в руки листок бумаги. Мужчина сердито замотал головой, разорвал бумажку пополам и скомкал. Солдат вытащил из-за пояса длинный нож с зазубренным лезвием и полоснул его по горлу, отступив на шаг, чтобы не испачкаться кровью. С минуту он смотрел на то, как дергается Дулу на покрасневшем песке, потом махнул стоявшему рядом мужчине, чтобы тот поднял бумажку.
Мужчина подчинился, но очень медленно. Лицо его было бледным и мрачным; поговорив о чем-то с солдатом, он повернулся лицом к толпе.
— Слушайте все! — крикнул он. Голос его звучал приглушенно от гнева. — Услышьте все и восславьте нового Повелителя Мандалы, спускающегося во славе, Джеррода Эсабиана, Аватара Дола, Властелина-Мстителя Королевств Должарских!
Он порывисто махнул рукой куда-то в сторону моря. Медленно, словно не веря, толпа повернулась.
Мойра подняла глаза на родителей. Оба смотрели в небо. Мамино лицо напряженно застыло, а папино казалось просто напуганным.
— Но они же не могут! — прошептала мама. — Они не должны. Только не линкор! — Она крепко стиснула руки, и большой перстень флотского офицера блеснул на пальце.
Вслед за ней Мойра подняла взгляд и увидела высоко в небе над морем яркую, голубоватую звезду.
Она быстро увеличивалась в размерах, превращаясь в серебряное яйцо, из которого торчали металлические шипы, окруженное жутким сиянием защитных полей. На боку его красовался кроваво-красный кулак, стиснувший пучок молний. Небо потемнело, пока он спускался к Заливу Аврой, становясь все больше и больше, пока не перестал умещаться в поле зрения, а он все продолжал расти. Раскаленные добела столбы вырывались из его дюз и упирались в море, а вокруг них кольцами клубились облака конденсата. Жар обрушился на людей, словно из адской печи, а от грохота вибрировали кости.
Море посереди залива вскипело, и облака пара заволокли корму корабля. Линкор был невероятно велик, он заполнил залив от края до края, а носовой части его все еще не было видно — до нее было целых семь километров.
Яростный порыв ветра и кипящей пены налетел на берег и обварил Мойру. От него жутко пахло чем-то вроде горелого пластика и рыбного супа. Она слышала, как скулит от страха Поппо, как визжат в толпе. Она видела, как солдаты хладнокровно испепеляют всех, кто пытался бежать. Те, что стояли ближе всех к воде, исчезли в ужасных кипящих волнах; в просветы клубящегося пара Мойра видела торчащие из кипящей воды руки и ноги. Когда она несколько минут назад смотрела в лицо Аврой, чувства её казались слишком большими, чтобы высказать их словами, но теперь все её чувства делись куда-то, словно она смотрит противный видеочип. Она подняла взгляд.
Огромный корабль завис теперь неподвижно, заслонив собой небо. Рев его ходовых полей отдавался болью в костях и сводил желудок. Люди вокруг Мойры сгибались от рвоты и бились в конвульсиях. Папа стоял на коленях, уткнувшись лицом в песок и зажав уши руками. Мама обнимала его; на руках её вздулись вены. Мойра до крови прикусила губу, но что-то заставляло её смотреть дальше.
Вдруг в стене бело-голубого пара, поднявшегося от испарившегося залива, блеснул луч золотого света. Он превратился в круг света, в центре которого виднелась маленькая фигурка мужчины в черной одежде, сидевшего на золотом троне на конце толстого красного луча. Вокруг него роились молнии, очерчивая шар защитного поля, а перед ним разбегались волны песка и пара. Пляж раскалился докрасна под его троном, неумолимо приближавшимся к охваченной страхом толпе. «Это похоже на Харубана — Короля Демонов из сказки», — подумала она, и тут поняла, что он движется прямо на Аврой.
Она смогла встать на ноги и закричала на него, но голос её потерялся в обезумевшем мире. На мгновение Мойра увидела силуэт Аврой на фоне зловещего сияния трона Короля Демонов. Потом бронзовая фигура засияла красным, потом белым и растеклась бесформенной кипящей пеной, когда трон пролетел над ней и с шипением опустился на песок.
Съежившись рядом с родителями, Мойра увидела, как высокий человек встал из трона и оглядел весь тот ужас, что он сотворил. Лицо его было еще бесстрастнее, чем у солдат. А потом, когда он шагнул на землю своего нового демешне, звенящая чернота окутала девочку, и она погрузилась в блаженное небытие.
11

ОРБИТА ШАРВАННА
На мостике «Лита» воняло потом, дымом и кровью, и к этому примешивался кисловатый запах рвоты и кровавой слизи, оставшейся от жертв попадания разряда раптора. Двое рабов отмывали палубу и соскребали с переборки останки Аллювана, в то время как бригада техников колдовала над обломками пульта невезучего рифтера. Желтый огонек на пульте управления свидетельствовал, что глубоко в недрах «Лит» заряжается очередной гиперснаряд — в тисках магнитных ловушек плазменный узел набирает энергию, ожидая импульса, который пошлет его через подпространство к цели, тогда как сложные законы пятого измерения наполнят его по дороге новой энергией.
Впрочем, Хрим ничего этого не замечал — все его внимание было приковано к экрану. Он жадно смотрел на то, как очередной гиперснаряд ударил в Щит Шарванна у южного полюса, где угол между осью вращения планеты и её магнитной осью ослаблял сложный пространственно-временной резонанс, возбужденный полями Теслы. От места попадания по радужной дымке, закрывающей теперь планету почти до экватора, разбежались кольца переливающегося света.
Внезапное движение привлекло к себе внимание Хрима — это техник за пультом управления огнем резко выпрямился и, довольно ухмыляясь, оглянулся на него.
— Что там у тебя, Пили?
— Критическая частота! Я её нашел! Она стоит у них сейчас на автомате — еще часов шесть, ну максимум десять — и Шарванн затрясет как кровать веселья в дешевом борделе!
— Ну-ка сунь монету в щель, Фазо! — хохотнул Хрим. — Надеюсь, получишь извержение вулкана прямо у себя под задницей. — Мостик взорвался оживленными комментариями, из которых выделялся дребезжащий тенорок Пилиара. — Отлично сработано, Пили! Еще десятая доля процента на твой счет.
Пилиар радостно ухмыльнулся: при том наваре, что обещала эта операция, даже десятая доля процента означала больше денег, чем он видел за всю свою карьеру.
Пока Хрим предавался сладостным мечтам о скором падении Шарванна, в памяти его всплыла какая-то давняя история. Вроде бы какой-то Панарх выпустил гиперснаряд по планете после того, как та сняла защитные поля. И они еще сделали ему потом в наказание что-то ужасное, вот только что? И уж Эсабиан наверняка сделает с ним что-нибудь пострашнее, если он ненароком разнесет в клочья то, что нужно Властелину-Мстителю от этого ублюдка Омилова.
— Только ты уж проследи, чтобы не шмальнуть по ним ненароком после того, как они поднимут лапки кверху, — предупредил он техника на всякий случай. — Мне нужна планета, полная добра и рабов, а не золы и трупов.
От шести до десяти часов! Хриму припомнилась дорогая яхта, которую они захватили однажды, полная холеных богатеев, собиравшихся в шестимесячный круиз по срединным звездам. То-то был для них сюрприз, когда откуда ни возьмись появился «Лит» и влепил им из лазерной пушки прямо в движок! Он рассмеялся, вспомнив, какое лицо было у капитана перед тем, как он сжег его.
— Кэп? — удивился Дясил.
— Помнишь ту елочную игрушку со Свободы?
— Ага! — Дясил расплылся в широкой улыбке. — Мы тогда еще первыми побаловались этими курносыми штучками!
— Я вот все пытаюсь представить, каково это будет — то же самое, только помноженное на несколько тысяч?
Народ на мостике зашелся от восторга. Целая планета! Прошло уже несколько веков с тех пор, когда кому-то удавалось захватить планету, — а теперь такое творилось по всей Тысяче Солнц.
Гул непристойных замечаний внезапно смолк, и Хрим повернулся. У люка стоял, спрятав руки в складки тяжелого облатского халата, Норио. Помедлив еще немного, темпат ленивой, грациозной походкой подошел к нему. Вокруг них с капитаном сразу же возникло кольцо отчуждения — остальные члены команды поспешно углубились в свои дела.
Норио огляделся по сторонам. Легкая улыбка играла на его полных губах. Отсвет огоньков на пультах играл на его гладко зачесанных назад темных волосах, и его вытянутое лицо казалось еще худее обычного.
— Не дай мне отвлекать тебя, капитан, — мягко произнес он. — Я только хотел разделить с тобой радость мести над теми, кто так долго желал твоей смерти.
Хрим улыбнулся и чуть кивнул, но тут же отвернулся обратно к экрану. У него редко находились подходящие слова для Норио, особенно на людях, но тот, похоже не особенно в них и нуждался, несмотря на тот факт, что темпаты читают только эмоции, не мысли. Норио переместился на обычное место за его спиной, у правого плеча, и начал осторожно массировать голову от затылка до уха. Хрим блаженно расслабился, невольно выгибаясь как кошка, которую гладят.
Мостик вздрогнул — магнитные ловушки высвободили новый гиперснаряд, — и одновременно с этим Норио коснулся его виска. Пах Хрима свело острым наслаждением, и он не смог сдержать легкого вздоха.
— О да, — произнес темпат, когда Хрим повернулся к нему. — Это для того, чтобы тебе тоже было хорошо. — Глаза его блестели, губы едва заметно дрожали. — И чтобы я смог полнее разделить твою радость.
— Кэп? — в голосе Эрби звучало напряжение. Хрим свирепо повернулся к нему, но сдержался, заметив на его лице тревогу.
— Я засек два следа. Кто-то болтается недалеко от нас с наружной стороны. Не наш.
— Военный? — возбуждение, охватившее Хрима в ожидании нового залпа, разом куда-то делось, и он сел обратно за пульт. Линкор вполне мог успеть выпустить абордажные шлюпки, а для этих, почти невидимых приборами, похожих на кинжал суденышек, под завязку набитых морской пехотой, «Лит» был бы идеальной мишенью.
— Вряд ли. — Техник покосился на свой пульт и нажал несколько клавиш, на что монитор откликнулся замысловатым узором. — Судя по выхлопу, скорее старомодный гравилет.
Хрим пожал плечами. Если это не военный... что ж, там, наверху, полно ребят из Братства. Должар не жалел затрат.
— Если он так мал, нам нечего бояться. Но на всякий случай проследи за ним и дай знать, если он предпримет какие-нибудь действия. Что еще?
— Из Меррина. Они передают что-то по высокочастотной. Я пока не расшифровал, что.
«Черт! Там, должно быть, шлюпки... Или проникающие ракеты... Этот ублюдок Барродах говорил, что планета беззащитна. — Хрим зашипел от бессильной злобы. — Всего лишь один линкор!»
Положение все более усложнялось, и он чувствовал себя беззащитным, торчащим на самом виду.
— Гареш... — вот блин! Он уже мертвечина. — Метиджи, удвоить количество вахтенных и раздать тяжелые лучеметы. Разместить дополнительные наряды в машинном, в оружейной и у входа на мостик! — Он ткнул пальцем в сторону люка.
Высокая женщина, заменившая Гареша, наклонилась к пульту и торопливо заговорила в микрофон; вытатуированная на её шее змея извивалась в такт движениям челюсти.
Хрим повернулся к Норио:
— Тебе лучше спуститься вниз.
Темпат кивнул и повернулся, чтобы уйти. Собранные на затылке волосы тускло блеснули, и Хрим вдруг ощутил странную пустоту в груди, представив себе Норио, лежащего на палубе с обугленной дырой от бластера в спине. Темпат обернулся, глянул через плечо на капитана, и уголок его рта хитро дернулся вверх. Потом он вышел; Хрим услышал только шелест его халата, когда тот перешагивал через высокий порог люка.
Минутой спустя оттуда донеслись совсем другие звуки, топот и лязг металла — это команда начала устанавливать тяжелые бластеры на станках-треногах. «Ну да, и им положено еще быть в тяжелых скафандрах». Он поколебался немного, потом решил, что команда и так достаточно на взводе. В крайнем случае устроить разнос он еще успеет. «От постоянного напряжения они могут рехнуться».
Впрочем, от принятого решения ему не стало легче, и он позволил злости разгореться в себе сильнее — как поступал всегда. Этот ублюдок Фазо еще пожалеет, что родился на свет... После того, как отхаркается собственными зубами.
Хрим повернулся обратно к экрану. Еще один сгусток яркого света ударил в Щит планеты у полюса и расплылся медленно меркнущим сиянием. Архон, скорее всего, здорово нервничает сейчас, что бы он там ни говорил. На минуту Хрим засомневался, стоило ли ему упоминать о Крисархе. Теперь, когда Фазо известно, что он все знает, не попытается ли тот укрыть нур-Аркада или переправить его в безопасное место? Лучше подстраховаться.
— Дясил, соедини меня с Мармором и Риттеном, поговорить надо.
В ожидании связи Хрим размышлял, есть ли у него возможность перехватить корабль Крисарха, если тот все же попытается бежать, не разнеся его при этом к чертовой матери. Похоже, что нет, решил он, когда капитаны «Когтя Дьявола» и «Эстила» появились на экране. Хорошо хоть, не было ни малейшего сомнения в том, откуда может стартовать Крисарх — согласно справочнику, на Шарванне имелась только одна оборудованная стартовая площадка для импульсных ракет, а только такой корабль мог уйти от планеты со включенным Щитом.
Он отдал обоим приказ о перехвате, добавив:
— ...и если вы сможете подбить его, попав точно в движки, и доставить его мне в целости и сохранности — отлично. Но если кто из вас даст ему уйти, я повешу его яйца на стену вместо украшения, а остальную часть отдам позабавиться Норио. — Хрим демонстративно почистил ногти когтем от ботинка, наслаждаясь тем, как застыли их взгляды на сверкающей стали. — Если, конечно, останется что после того, как я кончу.
Хрим одарил Таллиса особенно неприятным взглядом; тот попытался изобразить беззаботную уверенность, но добился лишь того, что глаза его выпучились еще сильнее. Он напомнил Хриму панцирную змею, которую держал как-то на корабле кто-то из команды. Та тоже делала выпад, чтобы укусить, и тут же пряталась в своей скорлупе из скрепленных слюной камешков. «До того раза, как она просчиталась, попробовав тяпнуть меня». Он пошевелил ногой, несколько раз убрав и выпустив когти.
Он открыл уже рот, чтобы продолжать, когда в голову пришла новая мысль: «Если их предупредить, я потеряю половину своей эскадры. Уж Мармор-то наверняка не останется здесь, если узнает про опасность нападения абордажных шлюпок. И потом, чем больше мишеней, тем больше шансов уцелеть мне».
Хрим рассмеялся, зная, что это тоже произведет впечатление на собеседников, и выключил связь. Развалясь в кресле, он насладился зрелищем пуска еще одного гиперснаряда; сотрясение корабля в момент выхода сгустка плазмы из ускорителя отозвалось в его теле волной горячего возбуждения. Глядя вниз, на обреченную планету, он испытывал ни с чем не сравнимую смесь похоти, наслаждения местью и жажды разрушения, заволакивавшую взгляд багровой пеленой. Шесть, максимум десять часов...
* * *
Деральце шагал по бесконечным коридорам, не отставая ни на шаг от Брендона, Осри и охранника. Осри имел вид человека, вконец отупевшего от обилия мыслей, да и шел он так, словно ногами его шевелил кто-то другой. Брендон так и не сводил взгляда с кольца на пальце, держа его так, будто оно жгло ему кожу. Впрочем, прочитать его мысли по лицу было невозможно, хотя усталость и обострила его черты, разом состарив на несколько лет.
Радужное сияние в небе окрашивало ожидавший их корабль кровавым цветом. Воздух был тяжелый, хотя гроза, от которой они улетели, сюда еще не дошла, и в каждом звуке Деральце мерещился далекий гром. Он остановился, чтобы посмотреть на небо, и замер: то, что он видел на экране, внезапно предстало перед ним во всей своей реальной красе. Над его головой раскинулся архипелаг буйных красок, исполинских полотнищ, переливающихся на небосклоне. На его глазах от южного горизонта разлилось белое свечение, сменившееся разбегающимися кругами. При том, что свет был не таким уж и ярким, освещавшие квартал правительственных учреждений фонари казались на его фоне тусклыми и лишенными смысла.
Битва чудовищных энергий в космосе превратила Шарванн в маленький, хрупкий островок жизни, и Деральце почувствовал себя еще беспомощнее. Ему почти хотелось, чтобы эти чертовы рифтеры высадились наконец; враг лицом к лицу — вот это понятно, вот к этому он хорошо подготовлен, но так вот...
Он пошатнулся, борясь с головокружением: планета словно пыталась вырваться у него из-под ног от очередного удара с орбиты. Только секундой спустя до него дошло, что это ему не кажется. Землетрясение, хоть и небольшое. Он услышал приглушенное ругательство Осри и обрывок объяснения старшего охранника, пропускавшего Брендона в люк шаттла: «...небольшие подвижки неизбежны. Как бы мы хорошо ни амортизировали разломы, полностью рассчитать напряжения земной коры невозможно...» Планета начинала входить в резонанс с сотрясениями от рифтерских снарядов. У Шиидры при осаде Альфейоса на это ушло больше двух недель. Что же это у них там такое? Он еще раз посмотрел на небо и, почувствовав нетерпение охранника, следом за Осри вошел в люк.
Плазменные двигатели шаттла ожили, не успела еще захлопнуться крышка люка, а когда Деральце пристегнулся наконец к сиденью, они уже летели над пригородами Меррина. Корабль едва заметно вздрогнул, миновав звуковой барьер, а потом тишину нарушал лишь слабый свист двигателей.
Перелет до стартового поля бустеров прошел в полном молчании. Деральце чувствовал, что сын Омилова пытается найти для себя оправдания тому, что бросил отца здесь, и не находит. Брендон с непроницаемым лицом следил за тем, как пилот управляет маленькой машиной.
Сколько им лететь отсюда до Ареса? За исключением самых высших должностных лиц Панархии, местонахождения главной военно-космической базы не знал никто, и информация об этом хранилась только в шифрованных чипах вроде того, что находился в навигационном компьютере их спасательного корабля, да и у них время от времени менялись пароли, не говоря уже о том, что Арес перемещался с места на место. Непостоянство любой информации об Аресе являлось жизненно важной составляющей боеспособности флота, и тайна эта охранялась старательнее других. Вспомнив, что Брендон и Осри в последний раз виделись как раз после того, как Маркхема лит-Л'Ранджу исключили из Академии, Деральце решил, что перелет будет не из самых веселых. А что потом? Арест, суд — и над ним, и над его подопечным.
Деральце покосился на Брендона — понимает ли он это? Крисарх все с тем же непроницаемым лицом пристально смотрел на кольцо Архона. Знает.
В иллюминаторе замелькали огни стартовой площадки, и Деральце отбросил в сторону мысли о будущем. Прежде им предстоит пережить еще сам запуск: если не случится чуда, висящий над планетой эсминец накроет их в момент прохождения Щита.
Не дожидаясь окончания проверки бортовых систем, техники из стартовой команды помогли им облачиться в скафандры. Упругий дайпласт, призванный защищать от чудовищных перегрузок, а также от возможной потери воздуха, холодил кожу Деральце до тех пор, пока автоматика не отладила систему терморегуляции и он не перестал ощущать его — так не ощущают собственную кожу. Только когда он пошевелился, скафандр дал о себе знать легким сопротивлением движению.
Брендон покончил с подгонкой скафандра раньше и теперь стоял у окна, глядя на подготовку модуля к старту.
Рядом с ним Осри хмуро требовал подтянуть скафандр здесь... теперь здесь и здесь. Время от времени чувство головокружения и легкие сотрясения земли под ногами напоминали о нарастающем напряжении земной коры. Как у любого механизма, у генераторов Теслы имеются уязвимые места: Щит, цель которого — перераспределять силу удара, меняя его вектор на девяносто градусов, может выдерживать попадания гораздо дольше, чем хрупкие, рукотворные города способны устоять перед вызванными этой энергией тектоническими процессами в земной коре.
Наконец небольшой экипаж на магнитной подушке доставил их к кораблю. На маленькой платформе они и сопровождавший их техник поднялись к люку. Деральце смотрел на искаженные изгибом обшивки отражения их лиц — алое сияние небес придавало всему неземной, адский оттенок. Интерьер курьерского бустера способен был вызвать приступ клаустрофобии; два противоперегрузочных кресла за охватывающим их пультом, вырост которого тянулся назад, заходя между ними; никаких иллюминаторов — только два экрана. У расположенного сзади пассажирского кресла не было и этого.
Деральце помнил этот корабль по чипам, что так тщательно штудировал Брендон в Академии: курьерский бустер класса «Ультра». В памяти всплыл менторский голос диктора: «Представьте себе два пухлых кресла, водруженных на двигатель, достаточно мощный для фрегата». Вне зависимости от того, где находится Арес, ничто не доставит туда быстрее этой штуки — а больше от нее ничего и не требуется. Удобство пассажиров в замысел конструкторов не входит.
Деральце пробрался на заднее сиденье и заставил себя расслабиться, слушая последние наставления техника. Быстрые, точные движения женщины, её сосредоточенность странным образом успокаивали.
— В момент старта постарайтесь расслабиться, — советовала она негромким, чуть хрипловатым голосом. — Не пытайтесь задерживать дыхание и не пугайтесь, если покажется, что вам не хватает воздуха — скафандр проследит, чтобы вы получали ровно столько кислорода, сколько надо. Десять «же» вам выдерживать не больше пяти секунд, пока не минуете Щит. — Она улыбнулась. — А дальше вас поведет компьютер, хотя я на всякий случай запрограммировала пульт генца Омилова на ручное управление.
Деральце вдруг охватила паника, усугубленная теснотой кабины. Что бы ни случилось, он ничего не сможет поделать, даже дотянуться до органов управления.
Техник включила пульт и со словами: «Желаю удачи», — вылезла наружу, захлопнув за собой люк. Осри нервными движениями пальцев пробежал по клавишам, проверяя управление.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 https://decanter.ru/mozart 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я