научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/accessories/dlya-vannoj-i-tualeta/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Марим посмотрела на капитана, уже открыв рот, чтобы возразить, но один-единственный короткий кивок Вийи заставил её ограничиться рядом крепких выражений, большинство которых трудно было бы ожидать от столь юной дамы.
Когда она выдохлась (вряд ли запас выражений её исчерпался), в разговор вмешался Брендон:
— Я мог бы использовать личный код, чтобы сделать нас невидимыми для тех оборонительных систем, которые еще включены.
Вийя посмотрела на Жаима.
— Сколько тебе еще нужно помощников?
— Ну, — задумчиво произнес Жаим, — мы с Марим могли бы...
— Еще один, — со вздохом произнесла Марим. — По меньшей мере один.
Вийя окинула экипаж взглядом. Как раз тут в люке появился Монтроз и замер, приятельски положив свою лапищу на плечо Осри. Капитан смерила Осри внимательным взглядом.
— С лучеметом в руке ты, Школяр, несомненно, будешь скорее обузой, чем помощником. Надеюсь, ты умеешь исполнять приказы?
— Да, — коротко ответил Осри со слегка озадаченным видом.
— Отлично. Жаим, Марим, он ваш. Монтроз, снаряди отряд из шести человек...
— Шести? Парень может поддерживать связь, — возразил Локри, указывая на Иварда.
— Связь подключена напрямую к машинному отделению, — сказала Вийя. Локри сощурился.
— Ивард хорошо стреляет, — заметила Грейвинг; ей показалось, что голос её звучит на мостике слишком громко. — Лучше, чем ты.
Она ощутила, как кровь приливает к её щекам, особенно когда она заметила укоризненный взгляд Иварда
Вийя внимательно посмотрела на Иварда.
— Справишься, если дело примет серьезный оборот?
— Я член экипажа, — громко сказал Ивард. — Я сделаю все, что от меня потребуется.
Вийя кивнула Монтрозу, подтверждая свой приказ.
— Дай Аркаду босуэлл, — прибавила она. Монтроз буркнул что-то в знак согласия и вышел.
— Пошли, Школяр, нас ждут великие дела. — Марим шутливо нахмурилась на Вийю. — И не забудьте оставить нам часть добычи, — добавила она, и все трое исчезли в коридоре.
Вернулся Монтроз с оружием, включая чудовищных размеров двуручный лучемет для себя самого. Грейвинг заметила, что Брендон внимательно смотрит, как Вийя ставит свой на минимальную ширину луча, жертвуя убойной силой в пользу дальности и точности стрельбы. Потом он поднял взгляд и надел босуэлл, поданный ему Монтрозом.
Грейвинг надела свой босуэлл. Тот холодил запястье, пока не адаптировался к её коже. Почему-то это напомнило ей о ждущей их опасности больше, чем оружие, к которому она привыкла за часы бесконечных тренировок.
(Ушки на макушке, Аркад?) — прозвучал в мозгу у Грейвинг голос Вийи.
(Нейронное воздействие — ничего похожего на нормальную связь), — послышался ответ Аркада. — (Это особые военные технологии?)
Лишь самые дорогие гражданские модели могли позволить себе прямое воздействие на нейроны. «Интересно, — подумала Грейвинг, — привык ли к такому Брендон... интересно, кстати, что случилось с его собственным босуэллом?»
— Пользоваться этим не будем, если только нас не разъединят, — вслух произнесла Вийя. — Они не направленного действия; нет смысла рисковать.
По дороге к выходному шлюзу мимо Грейвинг промелькнул белый пушистый шар, и Люцифер спрыгнул на пол прямо у ног Вийи. Капитан задержалась возле кота, нагнулась и чуть коснулась его тяжелой пушистой головы.
Люци оглушил всех своим раскатистым мурлыканьем и, задрав хвост, исчез в направлении камбуза.
Теперь слышны были только их шаги и поскрипывание ремней с навешанным снаряжением. Первым побуждением Грейвинг было идти рядом с братом, но она сдержала себя. Ивард спокойно занял место в строю, и — поскольку он не просил её о защите, она поняла, что не должна её навязывать. Она замыкала шествие, следя за остальными.
Монтроз все еще поправлял на ходу свою амуницию — огромная кобура мешалась на боку, но так он быстрее мог выхватить оружие. Вийя набрала код на панели, и люк отодвинулся, открыв взглядам лес в закатном освещении. Она ироничным жестом махнула Брендону:
— Ведите.
Пандус слегка пружинил под ногами, пока они спускались на землю. За спиной потрескивал, остывая, корпус «Телварны». Спускаясь, Грейвинг еще ощущала исходящий от него жар.
Сойдя с пандуса, Вийя остановилась и оглянулась. Спустя мгновение в люке показались и бесшумно скользнули на землю эйя. Они не вертели головами, но двигались в сумерках быстро и уверенно; их фасетчатые глаза, казалось, впитывают в себя остаток света, сияя, словно наполненные жидкостью хрустальные сосуды. Они догнали Вийю, и она повела отряд прочь от корабля.
Брендон почти не реагировал на присутствие чужих существ. Остальные просто игнорировали их, хотя явно избегали любого прикосновения.
Отряд шагал по широкой тропе к беседке. По обе стороны от них возвышались массивные стволы деревьев обхватов в двадцать, не меньше; стоявшему у основания ствола трудно было разглядеть верхушку, даже запрокинув голову. Первые футов сто стволы были лишены ветвей, так что тропа, казалось, шла меж двух величественных колоннад.
Ивард сбавил шаг и восхищенно оглядывался по сторонам.
— Я и не знал, что деревья могут быть такими большими, — прошептал он Грейвинг, когда та поравнялась с ним.
Грейвинг задрала голову посмотреть на далекие просветы неба в густой листве.
— Мы никогда не будем чувствовать себя здесь как дома, правда?
— Дома? — Ивард скривил рот. — Дом на Дисе...
«А если кто-нибудь вдруг застрелит этого капитана, и главным станет Локри? Или кто-то еще хуже?»
Вслух Грейвинг не сказала ничего. Для нее домом было то место, где она родилась. И ничего больше. Дом в том смысле, в каком имел в виду Ивард... что ж, для нее этого больше просто не было. Просто слово вроде, например, «правосудия», которое можно к месту употребить.
Возможно, Ивард каким-то образом догадался, о чем она думает, или ему просто надоело идти рядом с ней. Он ринулся вперед, крутя головой во все стороны так, что едва не споткнулся на неровной тропе.
Монтроз тоже оглядывался по сторонам с интересом и немножко со страхом. В противоположность ему Локри шагал впереди так, словно окружающее его ни капельки не интересовало. Перед ним шли отдельной от остальных группой капитан и оба эйя.
— Эти деревья посажены здесь первыми поселенцами. Говорят, некоторые из них привезены саженцами с Утерянной Земли.
— Если у деревьев есть память, — подал голос Монтроз, — эти — единственные живые существа в Тысяче Солнц, которые помнят еще свет солнца колыбели человечества.
Локри, нахмурившись, посмотрел на Брендона, но промолчал. Вийя не оглядывалась.
Дальше они шли молча. Правильные ряды деревьев по сторонам с разбросанными под ними кустами и редкими яркими пятнами цветов производили мирное впечатление. После пяти дней, проведенных в искусственной, тщательно сбалансированной атмосфере корабля, лесные запахи казались особенно острыми, возбуждающими.
Монтроз вдруг чихнул и улыбнулся в ответ на смех Иварда.
— Такое уж везение, — сказал он. — Вот мы приземлились на самой похожей на Землю планете, и у меня сразу насморк.
У Грейвинг тоже начинало закладывать нос, но она еще ощущала, как пахнут упругий мох под ногами и цветы по сторонам от тропы. Интересно, на что это похоже: всегда жить среди таких запахов?
«Если на утерянной Земле пахло вот так, зачем же они с нее бежали?»
Она посмотрела на Крисарха. Он не смотрел по сторонам; напротив, взгляд его был прикован к лучемету, который выдал ему Монтроз. Грейвинг нашла это странным: такой же лучемет, как и у нее — старый, исцарапанный, но во всех остальных отношениях вполне исправный «Догстар LVI», самое, пожалуй, распространенное в Тысяче Солнц плазменное оружие для ближнего боя.
Она опустила взгляд на собственный лучемет. Рукоятки его покрыты были неровным, чешуйчатым составом, в паре мест протершимся до металла. Курок, отполированный от долгого использования, блестел серебром, зато матовое покрытие ребристого кожуха излучателя было без единого пятнышка. «Идеальное рифтерское оружие, — подумала она. — Все жизненно важные детали работают безотказно, а внешность... Интересно, заметил ли он это».
И еще интересно, испытывает ли он то же чувство нереальности происходящего, что и она. Возможно, он играл здесь в детстве; может, собирал своих чистеньких дружков в армию. Морская пехота против Шиидры — как в свое время Грейвинг и её сверстники, пока им не исполнилось десять лет и их не послали в забой.
Или, может, они играли во флотских капитанов, сражающихся с рифтерами?
А теперь он ведет шайку вооруженных рифтеров во дворец, где родился. Она зажмурилась: все происходящее до странности напоминало головидео. Ничего уже не казалось ей реальным: она понимала, что, когда они улетят отсюда — если улетят, — она никогда не поверит до конца в то, что и правда ступала на землю Мандалы.
На лимонно-желтом небе показались первые звезды. Впереди белела на фоне темных холмов беседка. Кружевные решетки в проемах бросали внутрь причудливые тени.
Они осторожно приблизились к беседке, и она оказалась пуста. Внутри было пыльно, пол загажен птицами. Под крышей гулко ворковали голуби.
Локри оглядывался по сторонам, в первый раз с момента посадки выказывая признаки интереса.
— Этими туннелями часто пользуются? И кого мы встретим там, внизу?
— Об их существовании известно лишь немногим, — ответил Брендон. — Их нет на планах, что меня успокаивает. Вся система действует автоматически: скажем, кто-то собрался на пикник — так вот, они могут прилететь или приехать верхом, а вся провизия уже ждет их здесь. — Он огляделся по сторонам, прищурившись, высматривая что-то. — Мы с Галеном все искали самые старые, такие, чтобы в них не было транспорта. Отец показал нам несколько таких, когда мы были маленькими. Когда мы потом провели его в другой, который нашли сами — он выходил в Малый Дворец, — он сказал, что почти не помнит такого, или его мать показала его ему в детстве. — Он улыбнулся, вспоминая. — Мне кажется, это было что-то вроде семейной традиции.
— А я-то думал, это у рифтеров семейная традиция искать всякие норы, — заметил Локри.
Брендон кивнул, не прекращая шарить пальцами по доскам обшивки, потом одобрительно хмыкнул, найдя пульт управления у основания одной из стоек. Локри и Ивард оказались вдруг в круге света восьми футов диаметром. Прогудел негромкий звонок. Оба поспешно попятились из круга; спустя секунду пол плавно поднялся и ушел в потолок, а его место заняла такая же круглая платформа.
Брендон жестом скомандовал всем занять место в кругу. Когда все стали на платформу, он нажал кнопку, и она все так же бесшумно опустилась.
Они оказались на возвышении в центре просторной комнаты. Бетонные стены потемнели от времени, в помещении слегка пахло сыростью. По одну сторону от возвышения вел вниз лестничный марш; с другой стороны с него спускался на пол пологий пандус — судя по всему, для автоматических погрузчиков, хотя самих машин нигде не было видно. От основания лестницы уходил в темноту туннель, на полу которого тускло поблескивали две параллельных металлических полосы.
Они спустились по лестнице. Брендон подошел к расположенному у входа в туннель пульту управления, включил его и набрал личный код. На пульте мигнул едва заметный луч света — датчик сканировал его сетчатку; Грейвинг заметила, как Локри, оскалившись, отступил назад, подальше от пульта.
— Идентификация личности завершена. Добро пожаловать, Крисарх Брендон.
При звуке механического, бесстрастного голоса компьютера пальцы Иварда крепче сжали рукоять лучемета. Эйя не шевелились; Вийя смотрела на все это без интереса.
— Состояние оборонительных систем — местных и планетарных?
— Местные пассивные системы исправны, за небольшими исключениями; наблюдательные и ударные системы в данный момент не задействованы. Планетарные пассивные системы исправны, за небольшими исключениями; наблюдательные и ударные системы в данный момент не задействованы.
Брендон помолчал, вглядываясь в пульт. Остальные молча ждали: Локри со своей обычной капризной ухмылкой, Грейвйнг — напряженно.
Выходит, все так и есть, Артелион захвачен.
— Отменить наблюдение за этим сектором — внешнее и внутреннее. Удалить уже записанные изображения, — быстро произнес Брендон.
— Отменено. Удалено.
Он повернулся к рифтерам.
— Системы продолжают сбор информации, но компьютеры, которые должны обрабатывать ее, отключены. Я сделал так, что нас не засекут, даже если систему снова включат.
Он вернулся к пульту.
— Находится ли мой отец в резиденции?
— Данной информацией данная система не располагает.
— Поясни.
— Большинство идентификационных датчиков выведено из строя. Оставшиеся его не засекали.
— Почему выведены из строя датчики?
— Данной информацией данная система не располагает.
Брендон раздраженно тряхнул головой и повернулся к остальным:
— Невозможно сказать, здесь ли кто-то из моих родных. Посмотрим, не удастся ли мне узнать о том, что происходит во дворце. — Он наклонился к микрофону. — Состояние обслуживающих систем дворца?
— Обслуживающие системы в настоящий момент задействованы. Режимный допуск в систему в секторах Красный, Феникс и Алеф-Нуль. Ручное управление системами уборки, прачечной и сантехники включено путем взлома системы персоналом, не обладающим допуском, в секторе Слоновой Кости и Малом Дворце; остальные сектора защищены.
— Местонахождение персонала, не обладающего допуском?
— Большая часть внутренних датчиков в секторе Слоновой Кости и Малом Дворце выведена из строя. Ремонт не инициировался, однако задействованы резервные цепи. Большая часть команд системам обслуживания поступает из Малого Дворца и верхних подуровней крыла Слоновой Кости Большого Дворца.
Брендон помолчал немного, потирая костяшки правой руки пальцем левой.
— Доступен ли транспорт персоналу, не обладающему допуском?
— Нет.
— Пошли сюда транспортер. Восемь пассажиров.
— Принято. Расчетное время прибытия через две минуты.
— Странное что-то здесь творится, — сказал Брендон остальным. — Похоже, захватчики очистили от слуг и прочего персонала Малый Дворец и тот сектор Большого, где расположена резиденция. Это что, обычная рифтерская традиция перед тем, как начать грабеж?
— Можно подумать, у рифтеров есть какие-то традиции, кроме анархии, — усмехнулся Монтроз. — Нет, мало кто из нас организован или по крайней мере контролирует своих приятелей.
— Это должарианский обычай, — подала голос Вийя. — Чужакам не разрешен доступ в место, занятое должарианским аристократом. Ничего нельзя трогать.
Брендон повернулся к ней, и на щеках его вспыхнул сердитый румянец.
— Вы считаете, Эсабиан устроил себе резиденцию в Малом Дворце?
Эйя чуть изменили позы, и их фасетчатые глаза уставились вдруг на Крисарха.
— Он ведь дал клятву палиаха против вашего отца, не так ли?
— Какую клятву?
— Ритуальной мести. — Вийя чуть поколебалась перед ответом. — Овладение имуществом врага — составная часть ритуала. Подозреваю, что второй сектор занят оккупационными властями.
Брендон стиснул кулак, потом опустил руки.
— Ну что ж, мы можем выбрать одно из двух. С Малым Дворцом я знаком лучше, так что могу провести вас к сокровищам сразу после того, как я...
Вийя сделала шаг вперед.
— Мы здесь не затем, чтобы помогать вам в мести. Наша сделка проста. Вы можете искать свою семью, пока мы будем заниматься разведкой и сбором ценностей. «Телварне» необходим серьезный ремонт — серьезнее, чем мы можем себе позволить.
— Я имел в виду именно разведку. Кстати, те подуровни сектора Слоновой Кости, о которых говорил компьютер, представляют собой древний лабиринт комнат и коридоров — мы с Галеном нашли как-то там даже темницы времен Гегемонии, использующиеся как кладовые. Они могут держать там пленных.
— Ну и? — вмешался Локри, древним жестом потирая большой палец об указательный и средний.
— Сектор Слоновой Кости Мандалы отведен произведениям искусства. Такие вещи ценятся среди рифтеров?
— Самые заядлые коллекционеры, каких я знаю, — усмехнулся Монтроз, — как раз из рифтеров.
— Если знать нужного скупщика, — сказала Вийя, — прибыльнее добычи нет.
— Отлично. Значит, нам с вами по пути. В аванзале перед Залом Слоновой Кости вы найдете достаточно ценностей. Транспортер, который я вызвал, доставит нас прямо туда. Системы дворца не будут помогать нам — но и врагу тоже.
Дуновение ветра из туннеля возвестило о прибытии транспортера — длинной, похожей на сани штуковины с заостренными концами и небольшими крылышками из какого-то темного материала по бокам, скользящими по металлическим направляющим в полу.
— Колеса в желобах! — ухмыльнулся Локри. Ивард восторженно ахнул и тут же запрыгнул на платформу.
— Это называется «рельсы», — сказал он. — Я видел такие на картинках, но своими глазами — в первый раз.
Похоже, Брендон остался доволен энтузиазмом Иварда. Все заняли места, он набрал код на маленьком пульте управления, и транспортер плавно скользнул в туннель. Дорога освещалась редкими плафонами; встречный ветер бил в лицо и трепал волосы. Время от времени ровный шум воздуха становился громче — они проносились мимо ответвлений туннеля. Других шумов не было, если не считать негромкого стука колес на стрелках.
Спустя несколько минут Ивард нагнулся к Грейвинг.
— Да тут у них прямо лабиринт настоящий! — возбужденно прошептал он ей на ухо.
— Ну да, куда нам, жалким рифтерам, до этих старых извращенцев-панархистов, — весело согласился Локри.
— Некоторые из этих старых извращенцев-панархистов смертельно обиделись бы на то, что их путают с гегемонистами, построившими эти туннели, — возразил Брендон таким же веселым тоном, в упор посмотрев на Локри. Тот вдруг расплылся в широкой улыбке.
Грейвинг позволила взгляду задержаться на симпатичном смуглом лице — привлекательнее всего Локри был, когда улыбался или признавал поражение. Его длинные вьющиеся волосы трепетали на ветру, в ухе блестел камень.
Потом она решительно отвернулась.
22
Монтроз блаженно расселся на платформе, исподволь наблюдая за молодежью. Их возбуждение, их реплики забавляли его; в особенности это относилось к рыжему щенку. Двое его собственных сыновей точно так же глазели бы по сторонам, доведись им прожить достаточно долго, чтобы попасть в Мандалу. Оба погибли вместе с матерью там, на Тимбервелле. Теперь он просто жил, не строя никаких планов — даже на день вперед. Жил, по возможности получая удовольствие. Если его убьют сегодня... что ж, в этом не будет ничего неожиданного; если он останется жив, он, возможно, разбогатеет ненадолго, пока не спустит все на доступные развлечения.
Остаток пути все молчали. Ивард был слишком занят, вертя головой во все стороны в надежде не пропустить ничего достойного внимания. Капитан — по обыкновению спокойная и непроницаемая — наблюдала за ним, открывая рот только для того, чтобы отдать приказ или задать вопрос. Эйя сидели неподвижно; ветер трепал их белоснежный мех. Грейвинг съежилась, уйдя в себя, баюкая раненую руку — эта поза делала её еще менее привлекательной, чем обычно. От Монтроза не укрылись ни взгляд, который она бросила на Локри, ни то мгновение, когда что-то в поведении Крисарха заставило связиста по обыкновению быстро сменить ход действий: Аркад, вне сомнения, сам того не подозревая, превратился из противника в добычу.
Если они вернутся благополучно, Марим и Локри скорее всего заключат одно из своих невероятных пари — кто первым соблазнит Крисарха — и чем труднее будет задача, тем выше ставки. А молодая Грейвинг будет смотреть на это со стороны своим воспаленным взглядом, и её влечение к изящному и порочному Локри будет разжигаться только сильнее от неодобрения, которое она старается в себе культивировать.
Если бы Монтроз вмешивался в такие дела, он бы отвел Грейвинг в сторону и посоветовал бы ей напоить Локри вусмерть, затащить к себе в койку, а потом выкинуть его из головы... правда, она его не забудет. Если раньше у нее и была привычка запросто прыгать в чужие постели, эту привычку из нее выбили, когда она появилась на Дисе партнершей Джакарра — с покрасневшими глазами и синяками на бледном лице. Он мог бы посоветовать ей, как держать Джакарра в узде, но он никогда не вмешивался в такие дела, и в конце концов она решила, что её и брата положение в команде достаточно крепкое, чтобы выгнать Джакарра из своей койки.
Его размышления оборвал Ивард.
— Гегемонисты, — произнес он вдруг, подняв на него взгляд. — Что это такое?
Монтроз ухмыльнулся. Он никогда еще не видел парня таким разговорчивым.
— До Панархии, — ответила сидевшая рядом с ним Вийя.
— О... — Ивард прикусил губу; скрытое изумление, прорвавшееся наружу в этом коротком восклицании, говорило о том, что для него — пусть он сам об этом и не думал — Панархия существовала всегда.
— У нас на «Телварне» есть исторический чип о них, если ты хочешь узнать больше, — добавила Вийя.
— Шут с ними, если они только не поджидают нас где-нибудь здесь, — вмешался по обыкновению насмешливо Локри.
— Не думаю, — рассмеялся Монтроз. — Они сгинули почти тысячу лет назад, а вместе с ними их адамантины.
— Значит, мы с ними не встретимся, — заключил Локри. — Мой тебе совет, Рыжий: забудь про них. Все равно они проиграли.
Монтроз снова усмехнулся, наблюдая на этот раз за Крисархом — тот, похоже, узнавал сплетение туннелей, по которым они неслись. Все тело Брендона напряглось. Чего он ожидает? Эмоции на его лице не отражались совершенно; или Монтроз забыл все тонкости мимики Дулу, или воспитание, получаемое Аркадами с рождения, в корне отличается от принятого в незначительных семьях или на провинциальных планетах. Жаль: эмоции Аркада, правление династии которого не прерывалось почти тысячу лет и который возвращается на место поражения, были бы любопытным зрелищем.
Остаток поездки проходил в молчании до тех пор, пока Брендон не объявил:
— Мы под крылом Слоновой Кости Большого Дворца.
Остальные крепче сжали оружие; эйя не шевелились, но и они каким-то образом казались более напряженными.
Транспортер плавно остановился. Брендон подождал, пока остальные следом за ним сойдут на пол. Эйя передвигались небольшими, упругими скачками.
— Смотрите внимательно, — произнес он, и голос его прозвучал в гулком туннеле до странного бестелесно. — Вот так транспортер включается для обратной поездки.
Никто не произнес ни слова, пока он демонстрировал все необходимые манипуляции с пультом. Потом он подошел к небольшой панели на стене у лестницы.
— Эта лестница ведет в старую кладовую, расположенную на нижнем служебном ярусе. Если верить компьютеру, ею не пользовались уже давно. Над этим уровнем расположены еще несколько, а над ними — аванзал перед входом в Зал Слоновой Кости. Там вы найдете достаточно, чтобы окупить все расходы на ремонт «Телварны». Оттуда мы можем пройти на другую сторону, где расположены темницы гегемонистов, и вернуться.
Он набрал код, и над его головой возник прямоугольник желтого света. Брендон поднялся первым и подождал остальных. Кладовая оказалась довольно обширной, пустой, с затхлым запахом. Освещалась она единственной лампой накаливания под потолком. Брендон закрыл люк и показал остальным, как открывать его, потом направился к двери.
— Подождите, — окликнула его вдруг Вийя и жестом приказала отойти от двери. Она повернулась к Эйя, и все трое на мгновение замерли. Потом она облегченно вздохнула.
— Они утверждают, что на этом уровне людей нет. Есть наверху, но слишком далеко, чтобы определить количество или точное местонахождение.
Брендон удивленно приподнял бровь:
— Похоже, нам даже не нужно обращаться к системам.
Она мотнула головой.
— Люди для них почти на одно лицо, так что они не могут отличить друга от врага до тех пор, пока тот не увидит нас и не отреагирует. — Она улыбнулась. — Впрочем, чтобы знать разницу, эйя нам сейчас не нужны.
Она отворила дверь и вышла в коридор; эйя следовали за ней по пятам. Остальные потянулись за ними, держа оружие наготове.
Коридор был облицован темными деревянными панелями. Время от времени монотонность стен нарушалась деревянными дверями и картинами в тяжелых рамах.
— В этом секторе всегда так пусто? — спросил вдруг Локри, когда они дошли уже почти до конца коридора.
— У Большого Дворца нет постоянного персонала, ведь он используется в основном для церемоний. Впрочем, даже во время больших мероприятий здесь обычно тихо. На этом уровне нет ничего, кроме кладовых.
Локри оглянулся на окружающее их сдержанное великолепие и присвистнул.
— О, простите меня, — протянул он на аристократический манер. — Я, кажется, зашел по ошибке в служебный коридор. Мне так неловко...
Ивард нервно хихикнул, Монтроз хлопнул его по плечу.
— Потише, парень.
Коридор завершался дверью, за которой обнаружилась узкая лестница.
— Эта идет через все уровни в аванзал и открывается там потайной дверью за коврами.
Они начали подниматься. Пролеты были довольно короткими, по четыре площадки между каждыми двумя этажами. На верхней площадке Брендон подождал остальных, потом оглянулся на Вийю.
— Там никого нет, — ответила она, — хотя они ощущают кого-то немного ниже и в стороне.
Брендон набрал код на маленькой панели рядом с дверью.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 ликер carolans 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я