научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 Покупал тут сайт Водолей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Локри придержал его, а Вийя начала рыться в поясе.
— У нас девяносто секунд до подхода остальных, — произнесла она, доставая маленький шприц и вонзая в руку рыжего паренька.
Ивард дернулся, и глаза его раскрылись — лекарство начало действовать почти мгновенно.
— Жжет... — простонал он, ощупывая себя пальцами — не то место, куда пришелся разряд, но руку, где прицепилась зеленая лента келли.
Локри пригляделся и увидел, что у ленты нет четкой границы: она почти слилась с его кожей. Живот Локри свело противной судорогой.
— Пошли, Рыжий, — сказал он. — Нам предстоит еще небольшая пробежка.
— В чем дело? — Брендон ткнул пальцем в тела гвардейцев.
— Дежурный транс, — с горечью произнесла Вийя. — Я их не чувствовала. Назад! — бросила она Локри.
Локри перевернул все еще бьющегося Иварда на другой бок, и капитан, разорвав пакет восстановительного геля, выдавила его на почерневшую рану, наискось прочертившую спину паренька. Полуживая масса запеклась на поврежденной плоти, надежно защитив её от инфекции.
Локри помог пареньку подняться; зрачки Иварда закатились, лицо побелело еще сильнее.
— Грейвинг... — прошептал он и слабо рванулся в её сторону.
— Она мертва, малыш, — ответил Локри. — Нам надо делать ноги.
Ивард всхлипнул и вырвался из его рук с силой, какой тот от него никак не ожидал, даже от здорового. Он упал на колени рядом с мертвой сестрой, и Локри наклонился, чтобы поднять его, но Вийя перехватила его руку.
Молча смотрели они на то, как Ивард осторожно перевернул Грейвинг, потом пальцы его скользнули в карман куртки сестры. Он достал оттуда пригоршню мелких самоцветов и круглый металлический предмет с запекшейся на нем кровью — не от смертельного попадания в грудь, но от еще не зажившей старой раны.
Ивард уронил камни на пол, стиснув пальцами медальон. Вийя наклонилась и осторожно приподняла его лицо за подбородок.
— А теперь пошли. Она рассердится, если ты следом за ней попадешь в Зал Предков слишком быстро.
Ивард мигнул; взгляд его оставался пустым. Вийя легонько подтолкнула его.
— Бежим.
Они двинулись вниз по лестнице. Иварда мотало из стороны в сторону; Локри придерживал его под мышки, но задержался, когда Вийя остановилась перед Брендоном — тот пытался открыть по очереди выходившие в коридор запертые двери.
— Кого они охраняли? — спросил Брендон. — У какой двери стояли?
— Кто-то спит, — ответила Вийя, прищурившись на мгновение. — Возможно, это не пленный; это может быть кто-то из их начальства, но нам некогда выяснять это: погоня близка.
Брендон коротко кивнул, и они побежали дальше. Локри постарался принять на себя как можно больше веса паренька, но к его удивлению, Иварду удалось собраться с силами.
— Болит... не сильно, — пробормотал Ивард. — Холодно. Но вот это... — он мотнул кистью с запекшейся на ней зеленой лентой. — Горит.
— Вийя вколола тебе болеутоляющее, — сказал Локри, стараясь, чтобы голос его звучал по возможности беззаботно. Вдруг действие лекарства закончится, и у парня начнется шок? — Это поддержит тебя на ногах до тех пор, пока мы не вернемся на корабль. Только не лезь под огонь, ладно?
Ивард ответил слабой улыбкой, и тут же в коридоре за их спиной послышался шум погони.
Они ворвались в очередную кладовую, и Брендон облегченно кивнул.
— Теперь я знаю, где мы. Это часть старой зоны дворца, еще времен гегемонистов. Отсюда подается пища для административного сектора Малого Дворца.
— Выход? — спросила Вийя. — Они приближаются, уже с трех сторон, она махнула лучеметом.
Крисарх огляделся по сторонам и бросился к одной из дверей.
— Сюда!
* * *
Геласаар хай-Аркад проснулся неожиданно. Ему снилась Илара; он не мог понять, что же пробудило его. Какой-то звук еще отдавался эхом в памяти... Перестрелка?
Он напряженно вслушивался в тишину. Дверь в его камеру была толстой, но ему показалось, будто он слышит голоса. Слов он не разбирал, но один из голосов звучал знакомо, и радостная надежда захлестнула его.
Тут он проснулся окончательно и взял себя в руки. Конечно же, это одна из изощренных пыток этого поганца, бори. В одну из прошлых ночей тот включил запись последней встречи Илары с Эсабианом; в горле до сих пор стоял ком при воспоминании о её последнем предсмертном вскрике. В другую ночь он слышал голос Семиона, причем запись была искусно смикширована так, что речь шла о жутких извращениях.
Он даже не был уверен в том, что Эсабиану известно об этих проделках своего помощника. Действительно, он недооценил глубину Эсабиановой ненависти, но до сих пор ничего в поведении этого человека не говорило о том, что он способен на такие мелкие подлости.
Голоса стихли. Выждав еще минуту, Геласаар перевернулся на другой бок и попытался вернуть сон о своей возлюбленной.
* * *
Брендон с рифтерами ворвались через большую двустворчатую дверь в просторную автоматизированную кухню, сияющую нержавеющей сталью и дайпластом. Впрочем, свет в ней был погашен, если не считать нескольких перемигивающихся огнями синтезаторов. Брендон устремился к двери в противоположной стене.
— Стой! — прошипела Вийя, но было уже поздно: дверь распахнулась, и из нее появился должарианский солдат в сером, несущий поднос с графином и несколькими стаканами.
Мгновение он таращил глаза на рифтеров, потом уронил поднос — в то самое мгновение, когда разряд капитанского лучемета ударил ему в шею, отшвырнув обратно за дверь, осветив при этом еще нескольких солдат прежде, чем дверь снова захлопнулась. До них донесся грохот роняемой мебели и выкрики на должарианском; потом за их спиной, в коридоре, из которого они только что попали сюда, тоже послышался шум хлопающих дверей: два других отряда преследователей встретились и начали методично обыскивать прилегающие помещения.
Они поспешно укрылись за несколькими массивными металлическими шкафами. Вийя проверила заряд своего лучемета, недовольно тряхнула головой и посмотрела на Брендона.
— Куда теперь?
Он сам пока не знал еще ответа на её вопрос. Дверь, через которую они вошли на кухню, распахнулась, и отряд гвардейцев с оружием наготове, рассыпавшись веером, занял места у входа. Мгновение никто не шевелился, потом противоположная дверь тоже распахнулась, и из нее полетели разряды лучеметов, следом за которыми ворвалось несколько солдат. Первые гвардейцы, извергая проклятия, рассыпались искать укрытия за столами; другие остолбенело замерли, и тут Вийя с Локри встали и испепелили нескольких из них на месте. Уцелевшие тоже попрятались, рассыпавшись по всей кухне и открыв ответный огонь, к счастью, беспорядочный и не достигший цели.
Из-за обеих дверей послышались новые крики, потом резко наступила зловещая тишина. Посереди комнаты стонал раненый солдат, из последних сил пытавшийся доползти до своих.
Брендон покосился на Вийю, лицо её было чуть рассеянно, но это выражение исчезло, едва она заметила его взгляд. «Интересно, что должен ощущать темпат при мучительной смерти кого-то рядом?» Потом до него вдруг дошло, почему она поставила свой лучемет на минимальную развертку: так луч или убивает сразу, или оставляет чистую рану с минимальным количеством ожогов.
По другую сторону от него скрючился Ивард; взгляд его беспокойно шарил по потолку, рот приоткрыт, дыхание прерывистое. Воспоминание о смерти Грейвинг больно ударило в голову Брендона, слившись с картинами разгрома в Зале Слоновой Кости.
Потом Ивард повернул голову, и бросил на него взгляд, полный боли и надежды. Мальчик ждал от него, что он выведет их из этой передряги...
Брендон отвернулся от Иварда, лихорадочно перебирая в голове пути к спасению. Взгляд его упал на небольшую дверку, не больше метра высотой, в дальнем углу кухни; участок пола перед ней был свободен. ВЪЕЗД ДЛЯ РОБОТОВ-ОФИЦИАНТОВ!
Он повернулся к Вийе; по стене прошмыгнул один из его компьютерных призраков. Вийя стиснула зубы, и Брендон услышал хриплое бормотание по-должариански. «Надо же, программа гораздо активнее, чем мне запомнилось.» Вийя нетерпеливо покосилась на него, он выкинул эту мысль из головы и заставил себя сосредоточиться на задаче.
— Вон та маленькая дверка открывается в туннель для автоматизированной доставки продуктов, — прошептал он ей. — Возможно, по нему мы можем вернуться в транспортный туннель.
— Нам необходимо отвлечь их внимание, — ответила она. — Все пространство перед дверью простреливается.
Ивард пошевелился, и Брендон посмотрел на него. Паренек ожесточенно пытался содрать с запястья вросшую в него зеленую ленту. Только теперь Брендон сообразил, чья это, должно быть, лента. Архон.
Быстро, как молния, подстегиваемые усталостью и адреналиновым штормом, в голове замелькали картины: первая его встреча с Лери, Мхо и Курлицо, его детский восторг от этих странных, дружелюбных существ... позже, уже подростком, те потрясающие чипы, которые так восхищали келли... Некоторые из чипов даже черно-белые, так давно их записывали... что-то там о потрясающем виде искусств, популярном еще до Бегства. У него еще было название... тогда ему казалось, что это звучит похоже на какое-то холодное оружие, и это ужасно нравилось маленькому Брендону. Кстати об оружии... оно бы очень пригодилось против убийц Архона. При мысли об этом он улыбнулся.
— Что ж, нам ничего не остается, кроме как посмеяться, — сказал Локри, прислонившись к ножке блестящего металлического стола и бездумно вертя в пальцах свой лучемет.
— Кажется, я знаю, чем развлечь наших должарианских приятелей, — сказал Брендон, поворачиваясь от Локри к Вийе. — Прикройте меня.
* * *
Коммуникатор Барродаха снова загудел.
— Ну что еще там?
— Это декташж Джессериан. Мы окружили налетчиков в служебной кухне первого уровня седьмого синего сектора. У нас есть потери — похоже, они оснащены какой-то системой предупреждения.
Барродах рывком выпрямился в кресле, сообразив, где все это происходит.
— Что Панарх?
А вдруг это не рифтеры? Что если это спасательная операция панархистов?
— Тарканцы перед его камерой убиты, но он остался на месте, и я разместил в примыкающем холле дополнительный отряд. Остальные высокопоставленные панархисты в безопасном месте... — Декташж замолчал, и Барродах прочел на его лице неуверенность.
Он что, тоже видит тени?
— Сенц ло'Эводх, его ассистент и тарканский часовой мертвы, — продолжал тот. — Убиты неизвестным оружием большой мощности.
— Каким еще оружием? — вскинулся Барродах.
На лице Джессериана мелькнуло раздражение. Барродах напомнил себе, что несмотря на то, что тот, как дисциплинированный солдат принимает его в качестве равного, он все же имеет дело с должарианским дворянином. Он напустил на лицо выражение почтительного интереса.
— Я сказал уже, нам это неизвестно. Судя по всему, это какое-то оружие устрашения, взрывающее у жертвы мозги, но не оставляющее при этом никаких других внешних повреждений или ожогов. — Декташж стиснул зубы.
У Барродаха пересохло в горле. Если уж это оружие пугает профессионального должарианского военного, ему тем боле не хотелось бы с ним встретиться. Тут до него дошло, что Джессериан не сказал ни слова про гностора Омилова.
— Что с панархистом?
— Исчез.
Барродах подавил приступ острого страха. Руки разом вспотели. Гнев Эсабиана страшил его больше любого оружия.
— Сохранилась ли какая-то информация, извлеченная из пленного?
Возможно, Эводх успел записать хоть что-то перед смертью.
— Нет. Оборудование полностью уничтожено из лучемета.
— Пленный должен быть с налетчиками. Его жизнь должна быть сохранена любой ценой. Он обладает информацией, необходимой Аватару.
— Будет исполнено. Я послал отряд в скафандрах высшей защиты разделаться с ними; поскольку налетчики вооружены только ручными лучеметами, солдаты в броне без труда справятся с ними, не нанеся никакого вреда пленному, если он, конечно, с ними. Поскольку вас беспокоили украденные ими предметы, не хотели бы вы лично проследить за их сохранностью?
«Он очень осторожен; что ж, он прав. Мне лучше быть там, чтобы украденное добро гарантированно вернулось на место».
— Хорошо. Я буду там через пять минут. Начинайте атаку, не дожидаясь меня, но не обыскивайте тела до моего прихода.
— Будет исполнено.
Барродах пристегнул коммуникатор к запястью и вышел в приемную. Андерик вопросительно посмотрел на него, оторвавшись от какого-то развлекательного чипа.
— Оставайся здесь, — приказал бори. — Я не поручусь за твою жизнь, если ты ступишь за порог. — Он повернулся к своему секретарю, тоже бори. — Если меня будет вызывать Аватар, переключи на мой коммуникатор. Никого другого слышать не хочу.
Он вышел из приемной и дал знак одному из часовых сопровождать его. Лицо солдата напряглось, глаза беспокойно шарили по сторонам. Тот кивнул и пошел в нескольких шагах перед бори.
Стараясь не отставать от фигуры в сером, Барродах лихорадочно размышлял. Гностор неизмеримо ценнее всех украденных ценностей вместе взятых. Но почему они освободили его, а не Панарха? Как рано вмешались они в процесс? И что это за проклятые Уром тени? Судя по его провожатому, должарианские солдаты уже пришли к решению.
«Только этого мне еще не хватало: слухов о привидениях!»
О предстоящем докладе Властелину-Мстителю Барродах старался не думать.
* * *
Экран мигнул и на нем выстроились ровные строки информации.
— Что ж, вошли. Д-давай п-перекачивать в нашу сеть. — От волнения Ферразин заикался даже сильнее обычного, но остальные техники не обращали на это внимания. — Н-на с-случай, если мы опять в-вылетим.
Он бросил взгляд на монитор и взял себя в руки.
— В первую очередь данные наблюдений. В порядке значимости.
Он вчитался в первую строку на экране и выпучил глаза. Брендон нур-Аркад? Но он же мертв!
Но система упорно настаивала на том, что этим вечером тот находится где-то во дворце. Он торопливо забарабанил по клавиатуре, переводя взгляд с окна на окно. Компьютер послушно переключал информацию.
ВХОД В КРАСНОМ СЕКТОРЕ, КВАДРАТ 26-40.
Это в сорока километрах от дворца.
В одном из окон возникло изображение: маленькая беседка на опушке леса исполинских деревьев. Соседнее окно показало карту с координатной сеткой. Секунду он вглядывался в карту, потом пошевелил пальцами, увеличивая изображение.
Видео. Посмотрим, есть ли запись...
ДОСТУП ЗАКРЫТ.
Он заколебался.
— Это запрет высшего уровня, — послышался голос у него из-за плеча. — Любая попытка взломать его наверняка просто уничтожит систему.
— Сам знаю, — буркнул он и тут же выругался: изображение на экране сменилось беспорядочными хлопьями.
— Я же говорил, — взвыл техник.
— Ничего я не делал! — рявкнул Ферразин, от злости перестав даже заикаться.
И вдруг в голове его все выстроилось в одну цепь. «Тот корабль. Наверное, он прилетел на том корабле». Он набрал номер коммуникатора.
— Соедините меня с сенц ло'Барродахом.
В динамике послышался равнодушный голос секретаря, и на него снова напало заикание.
— М-мне н-надо п-поговорить с сенцло.
— Сенц ло'Барродаха сейчас нет. Он оставил распоряжение не соединять его ни с кем, кроме Аватара.
— Но... — Он постарался справиться со своим непослушным языком. — Но у меня для него чрезвычайно важная информация.
— Сенцло оставил распоряжение не соединять его ни с кем, кроме Аватара. — По голосу секретаря Ферразин понял, что тот наслаждается ситуацией. Прежний секретарь сенцло был сообразительнее, но он исчез при чистке перед началом войны.
— Тогда скажите мне, где он, и я сам доложу ему.
— Сенцло оставил распоряжение не соединять его ни с кем, кроме Аватара.
«Может, он сам расскажет все Барродаху, когда поймет, насколько это важно».
Он попытался объяснить сделанное им открытие, но от злости и обиды не смог выдавить из себя ни одного внятного слова:
— К-к-кор-р... — Он замолчал и попытался еще раз: — К-к-ккр-р...
— Если вы кончили шлепать губами, у меня есть дела поважнее. — Секретарь ухмыльнулся и выключил связь.
Ферразин сжал кулаки, чтобы врезать ими по пульту, но замер. «Эти бори записывают все; они никогда и ничего не выбрасывают». Пару секунд спустя он слушал запись разговора, который вел бори перед тем, как выйти из своего кабинета.
Он вызвал на монитор схему сектора Слоновой Кости, потом выключил свой пульт и бросился к двери.
* * *
Монтроз добрался до транспортного туннеля без приключений, если не считать того, что спина и плечи начинали уже ныть от тяжести старика. Спуск по лестнице отнял у него почти все остававшиеся силы.
«Слишком много соусов бриар», — не без сожаления подумал он.
Следующие десять минут показались ему вечностью. Компьютерные тени на стенах не поднимали настроения.
Хотя если подумать, где же еще быть привидениям, как не в Мандале? Надежды и страхи триллионов людей тысячу лет вращались вокруг этого места...
Он стряхнул эти мысли и посмотрел на завернутого в перепачканный халат пожилого человека.
«Отец Осри. Надеюсь, он не такой засранец, как его сын. Одного такого на борту более чем достаточно».
Эйя ждали совершенно неподвижно, словно превратились в изваяния. Интересно, подумал он, воспринимают ли они время так же, как люди. Судя по тому, что он видел, эйя начисто лишены побуждения делать что угодно, только бы не сидеть без дела, превращавшего ожидание для людей в такую пытку.
В мозгу пискнул сигнал босуэлла. Он прислушался, но новых сигналов не последовало. Он неохотно положил Омилова на платформу транспортера. Эйя забрались следом, и он набрал код возвращения.
Оказавшись под беседкой, он набрал код, который дал ему Брендон, проклиная на чем свет стоит древнюю аппаратуру без инфракрасного ввода, из-за которой ему приходилось самому прислушиваться к босуэллу и набирать цифры вручную. Платформа бесшумно скользнула обратно в туннель, и Монтроз нажал кнопку на колонне.
Наверху было шумно: ветер усилился. Потом он заметил, что кусты и деревья у беседки вовсе не качаются. Едва не свалившись под тяжестью Омилова, он резко обернулся и увидел, как к прогалине в лесу, где лежала, ожидая их, «Телварна», скользит на гравиподушке тяжелая плазменная пушка, медленно разворачивая ствол в сторону корабля.
Он хлопнул ладонью по босуэллу:
БОЕВАЯ ТРЕВОГА!
ПЛАЗМЕННАЯ ПУШКА, НАЗЕМНАЯ, ПРЯМО ПО НОСУ!
* * *
Осри отпрянул, стукнувшись лбом о плазмовод, когда щеки его коснулась мягкая, пушистая лапа.
— Ох, Телос! — пробормотал он. — Убирайся отсюда, тварь мохнатая!
Единственным ответом ему было громкое, раскатистое урчание, означавшее — как он уже знал — крайнюю степень кошачьего удовольствия.
— Что ты там сказал, Школяр? — послышался беззаботный голос Марим. Осри стиснул зубы.
— Я сказал, что этот плазмовод, похоже, совершенно цел.
— А телеметрия говорит противоположное. Прозвони сектор 24-17.
Осри поднял взгляд на металлическую трубу и, прищурившись, разглядел номер на потемневшей от времени дайпластовой табличке: «24-8». Он с досадой вздохнул. По всем правилам, это рифтерша должна была бы сейчас ползать под двигателями, ремонтируя систему подачи энергии в дюзы. Тем более у нее и рост меньше всех. Он пополз на карачках дальше, стараясь не позволить неуютному ощущению перерасти в полноценную клаустрофобию. Лапа снова коснулась его волос, и он еще раз стукнулся лбом.
Осри чертыхнулся, замахнулся на кота молотком и вспыхнул от злости, когда, промахнувшись, со звоном врезал по какой-то металлической детали.
— Поосторожнее, Школяр! — окликнула его маленькая рифтерша. — Поставь заплату не на то место, и ты застрянешь там еще на час.
— Мою подготовку лучше использовать для расчета скачка, — огрызнулся Осри, пробираясь к указанному сектору. — Меня учили в Академии не для того, чтобы я...
— Ага, — перебила его Марим. — День, когда я допущу чистенького к скачковым системам, будет последним в моей жизни — Вийя вынет из меня кишки, натянет их вместо струн и заставит плясать под эту музыку.
— Как успехи? — голос Жаима звучал неразборчиво от усталости.
— Так... Как скачковые?
Осри не прислушивался к их дальнейшему разговору, протискиваясь в особенно узкую щель. 24-15. Почти на месте. Тут он застыл, снова услышав их голоса.
— ...Дворец. Вот это будут трофеи так трофеи. — Голос Марим звенел от возбуждения. — Эти чистенькие копили богатства сотни лет, и Крисарх сказал, он знает, где самое ценное. А мы торчим с тобой тут...
Трофеи? Дворец? Осри так стремительно повернул голову, что чуть не размозжил себе череп о ребро стыка. Должно быть, она нарочно говорит это, чтобы позлить его. Да нет, он видел, как они все вооружались, и Крисарх тоже, а это значит, они ему доверяют. Он постарался вспомнить все маневры корабля над Артелионом. Уходили из-под удара, это ясно. Может, Брендон собирался сдаться властям, а ему ответили, что его отдадут под суд?
Если так, то он этого заслужил.
Но если это так, он, судя по всему, передумал, и «Телварна» сделала попытку уйти. Невесомость означала, что всю энергию дали на двигатели.
А власти пошли бы на все, только бы не угрожать жизни Крисарха, что бы он там ни натворил.
Так значит тщательно наведенный раптор разбил им двигатели главного хода и заставил приземлиться. Тут Осри, похолодев, понял, что Мандала, возможно, единственное место, где Брендон мог надеяться уйти от погони: ходили слухи, что все члены правящей семьи знают ключевые пароли, позволяющие регулировать защитные системы по своему усмотрению.
И он заручился поддержкой рифтеров...
Осри снова тряхнул головой. Во все это просто невозможно было поверить, как бы логично все ни выстраивалось. Впрочем, возможно и другое объяснение: Марим и Жаим просто дразнят его. Они терпеть не могут Дулу — «чистеньких», как они их называли.
Он нашел, наконец, нужную секцию плазмовода и, руководствуясь наставлениями Марим, поставил на трубу несколько маленьких заплат. Раньше ему приходилось смотреть чипы о последствиях попадания рапторов, но только теперь он мог видеть этот эффект воочию — пусть даже разряд едва задел корабль и не разорвал его на куски. Короткие, но сильные перепады гравитационных полей разладили системы двигателей скачка, требовавшие теперь новой точной настройки.
Наконец Марим крикнула ему, что показания телеметрии вернулись в подобие нормы, и Осри тем же путем пополз обратно. Распрямившись наконец в машинном отделении, он едва не вскрикнул; так затекли мышцы. Марим и Жаим сидели рядышком за пультом диагностики, оживленно обсуждая что-то; маленькая рифтерша сидела, закинув ногу на ногу.
Взгляд Осри задержался на чем-то черном на её ступнях. Приглядевшись, он понял, что то, что показалось ему сначала просто грязью, было на самом деле микроскопическими присосками. Он зажмурился, борясь с тошнотой: она явно подвергалась генной операции.
Отвернувшись, Осри потянулся и тут же отдернул ногу, о которую блаженно потерся боком судовой кот. Он опустил взгляд, и голубые как лед глаза блаженно сощурились: Люцифер обожал, когда на него обращали внимание.
Осри отвел взгляд. На другом пульте не спеша сменяли друг друга картины окружавшей корабль панорамы. Марим встала рядом с ним и хлопнула его по плечу.
Осри уловил исходящий от нее цветочный запах, мешавшийся с запахом пота, и отступил на шаг.
Ну почему от них от всех пахнет?
— У нас для тебя, Школяр, есть еще работа, — со смехом сообщила Марим, ошибочно приписав его реакцию непосредственности их обращения. — Впрочем, эта была хуже. Теперь мы...
На пульте систем безопасности вспыхнул тревожный сигнал, и из динамиков послышался голос Монтроза. Странная тональность, должно быть, означала, передачу по босуэллу:
— БОЕВАЯ ТРЕВОГА! ПЛАЗМЕННАЯ ПУШКА, НАЗЕМНАЯ, ПРЯМО ПО НОСУ!
Марим злобно выругалась и бросилась к пульту. Жаим стремительно повернулся и схватил лучемет.
— Не шевелись, чистюля! На палубу, быстро, руки за голову, ну!
Немного обалдев от противоречивых команд, но напуганный внезапными властными нотками в голосе обычно спокойного и уравновешенного инженера, Осри колебался. Ожил экран ближнего обзора, и на нем показалась самоходная плазменная пушка с Солнцем и Фениксом на башне; ствол её медленно разворачивался в сторону «Телварны». Марим хлопнула кулаком по пульту. Экран вспыхнул ослепительным огнем.
— Блин! — взвизгнула она. Корабль вздрогнул. — Носовая пушка не действует. Эти говнюки нас накрыли! — Пальцы её пробежали по пульту. — И поля не включишь! — всхлипнула она.
«Телварна» была беззащитна.
Экран прояснился. Пушка отодвинулась чуть дальше — не иначе, от отдачи. Её защитные поля сияли всеми цветами радуги. Потом ствол снова развернулся к кораблю.
С искаженным от злости лицом Жаим прыгнул вперед и стволом лучемета сбил Осри на пол. Он поднял ствол, и Осри понял, что, как только пушка выстрелит еще раз, его жизни придет конец.
26
На глазах Монтроза из ствола пушки вырвался иссиня-белый разряд плазмы, а из леса ударил встречный разряд. Защитное поле пушки вспыхнуло ярче, и она откатилась немного назад, потом вернулась в прежнее положение для нового выстрела. Там, где находилась «Телварна», светился раскаленный металл, но её орудие больше не стреляло. Монтроз понял, что носовое орудие повреждено, и застонал от бессилия.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 https://decanter.ru/monnet/vs 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я