научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/grohe-eurosmart-32482002-141476-item/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Следом за ними подошли и Грейвинг с Ивардом.
— Я задействовал программу, которую сам составил много лет назад, — пояснил Брендон и чуть виновато улыбнулся. — Похоже, дворцовые системы сохранили в памяти уйму моих детских проказ, но только эта может нам пригодиться. — Он тряхнул головой, словно отгоняя тягостное воспоминание. — В общем, начиная с этой минуты, вы в любой момент увидеть на стенах неожиданные тени или уловить краем глаза неясные движения по углам. Пусть это вас не беспокоит: это предназначено только для того, чтобы нервировать должарианцев, не давая им покоя.
Взгляд его переместился на Вийю, и Локри показалось, что в нем мелькнуло недоумение, но тут же исчезло, а на его месте нарисовалась симпатичная маска Дулу. Брендон повернулся и пошел по коридору, пробуя дверь за дверью.
Короткий коридор уперся в другой, идущий под прямым углом к первому. Брендон задержался и оглянулся на эйя. Вийя отошла от Монтроза и прислонилась к стене, словно прислушиваясь. Остальные замерли в ожидании; Монтроз на всякий случай держал под наблюдением коридор, которым они пришли.
Что-то мелькнуло у ног Локри и исчезло в стене напротив. Он отпрянул и тут же улыбнулся Иварду, удивленно смотревшему на него: тот явно ничего не заметил. Так, компьютерные призраки. Он подозрительно покосился на спину Крисарха, все еще ожидавшего заключения капитана. Программа, которую он ввел в дворцовый компьютер? В детстве?
Выждав еще пару секунд, Вийя повернула налево и двинулась по коридору — сначала медленно, потом увереннее. Они продолжали идти молча; лица давным-давно умерших и позабытых мужчин и женщин строго смотрели на них со стен.
У следующего пересечения коридоров Вийя снова задержалась. Локри не без удивления заметил на её лице что-то вроде боли, когда она снова застыла в безмолвном разговоре с эйя. Потом она повернулась к остальным.
— Они ощущают какой-то близкий источник очень сильных эмоций. Даже я чувствую его сейчас, — она тряхнула головой, словно пытаясь прояснить разум. — Кто-то испытывает очень сильную боль; сопротивляется чему-то. — Она потерла переносицу, потом подняла взгляд, и глаза её расширились. Эйя защебетали негромко в унисон.
— Серебряный шар. Мысли того, которого мучают, вращаются вокруг Сердца Хроноса.
— Откуда кто-то здесь может знать про Сердце Хроноса? — пробормотал Крисарх.
— Про что? — спросил Локри, прислонившись к какому-то шкафу.
Вийя не обратила на него внимания; Брендон бросил рассеянный взгляд. Может, Аркад вез Маркхему какое-то древнее оружие? Локри пожалел, что тогда, на Дисе, приложил мало усилий к тому, чтобы присутствовать при разговоре Вийи с двумя панархистами.
Вийя махнула рукой вдоль коридора:
— Сюда.
Теперь они уже бежали. Почти сразу же коридор пересекался еще одним, и Вийя дала им знак остановиться, не доходя до него. Она осторожно подкралась к углу, опустилась на колени, осторожно выглянула, прижав голову почти к самому полу. Потом отодвинулась назад, встала и подошла к остальным.
— Перед дверью в тридцати метрах отсюда стоит тарканец, — прошептала она чуть слышно.
— Тарканец? — переспросил Брендон. Вийя помедлила с ответом.
— Должарианский гвардеец. Из этих, в черном. Это личная охрана Эсабиана — очень опасны. Те, что в серых мундирах — просто пехота...
Она осеклась, зажмурившись. Теперь уже все услышали захлебывающийся, булькающий крик. У Локри свело желудок, Ивард и Грейвинг, казалось, боролись с тошнотой. Лицо Монтроза, и без того угрюмое, нахмурилось еще сильнее.
— Надо остановить это, кто бы это ни был, — прошептал Брендон. Еще один вопль прокатился по коридору — казалось, он исходит из двух мест сразу.
Локри оглянулся, потом включил босуэлл: (Смотри!)
Он указывал на вентиляционную решетку под потолком метрах в четырех от них назад по коридору. Вийя включила свой босуэлл, задумчиво хмурясь, склонила голову набок, потом знаком послала Грейвинг и Иварда вперед. Оба скользнули к углам у выхода в коридор и замерли там, держа оружие наготове.
Вийя первая подошла к решетке, взглядом подозвав к себе Локри Монтроза. Она дернула подбородком в сторону решетки, потом дала знак Локри.
Еще один полный страдания вопль прокатился по коридору, эхом отозвавшись из отверстия над ними. Монтроз закинул кобуру с лучеметом за спину, а Локри уперся руками в стену, собравшись.
В следующую секунду он ощутил ручищи врача у себя на поясе, и тот, чуть крякнув, поднял его в воздух. Перебирая руками по стене, Локри подобрался к решетке, взялся за прутья и потянул. Она подалась с негромким лязгом, который показался ему ужасно громким. Монтроз опустил его, и он бессильно осел на пол. Ивард замер на углу, стиснув лучемет побелевшими пальцами; лицо его сестры оставалось угрюмым и напряженным.
Вийя отступила назад для короткого беззвучного разговора с эйя. Те скользнули вперед и замерли под отверстием, до которого от пола было никак не меньше трех метров.
Крисарх только вздохнул восхищенно, когда они двумя почти неуловимыми движениями взмыли в воздух и исчезли в чернеющем отверстии. Они не пригибались, не группировались для прыжка, как поступил бы гимнаст-человек, — только что они стояли на полу коридора, и вот уже исчезли. Локри пробрала дрожь: он до сих пор не смог привыкнуть к ним. Пожалуй, будь они откровенно чужими — вроде келли, например, — свыкнуться с ними было бы проще.
Вийя жестом велела остальным присоединиться к Иварду.
— Приготовиться! — прошептала она.
* * *
Реммет стиснул оружие до боли в руках, к которой добавлялась боль в сжатых челюстях. Крики вдруг прекратились. Реммет заставил себя расслабиться немного, пользуясь неожиданной передышкой. Взгляд его оставался прикован к картине на противоположной стене до тех пор, пока какое-то движение справа не привлекло его внимания, и палец напрягся на спусковом крючке. Ничего. Однако он был уверен, что видел что-то.
Призрак, подумал он. Может, панархист умер наконец? Тень, бродящая по коридорам в поисках мести...
Новый, еще более громкий вопль разорвал тишину, заставив его подпрыгнуть. Крик сопровождался грохотом упавшего на пол оборудования.
— Стража! — услышал он крик Эводха, сразу сменившийся отчаянным воплем боли и страха, не уступавшим крикам, которые он слышал только что от жертвы пешж мас'хадни. Снова грохот.
Реммет хлопнул ладонью по кнопке вызова подкрепления на поясе, с оружием наготове ринулся внутрь и тут же замер от жуткого, не изведанного еще им ужаса. Эводх лежал на полу, вцепившись скрюченными пальцами в собственные щеки; из-под ногтей тянулись кровавые полосы. Гвардеец с трудом поборол тошноту, когда увидел, что у того вытекли глаза; отвратительная серо-розовая масса сочилась из пустых глазниц, ноздрей и ушей. У кушетки, на которой лежал со слабо вздымающейся еще грудью панархист, валялся в таком же ужасном виде ассистент Эводха.
Реммет окинул комнату диким взглядом; по коже бегали мурашки, в голове теснились все суеверия его расы: легенды про карра — демонов, которые уничтожили рай Истинных Людей и продолжают рыскать в тенях.
И тут внимание его привлекло неожиданное движение под самым потолком. Он резко повернулся к вентиляционной решетке, подняв свой лучемет. Из темного отверстия на него уставились две пары светящихся фасетчатых глаз. Потом из темноты проступили и сами лица, и он успел еще понять, что на свете есть вещи пострашнее карра, а потом в мозгу его взорвалось солнце, а рот разорвал отчаянный вопль, унесший с собой и его жизнь.
* * *
Эхо последнего крика стихло в коридоре, и Вийя взмахом руки послала их вперед. Они в несколько секунд добежали до распахнутой двери и пораженно остановились. В комнате стояла вонь свежей крови и экскрементов. Брендон с трудом справился с приступом тошноты при виде того, что эйя сделали с должарианцами, и почти сразу же он забыл об этом, ибо узнал привязанного к кушетке человека.
— Себастьян! — Он перепрыгнул через распластавшееся на полу неподвижное тело в блестящем халате и остановился, не зная, что делать дальше. Омилов едва дышал; кровь сочилась у него изо рта и из множества мелких ранок по всему телу. Негромкое гудение слышалось из какого-то аппарата, связанного проводом с надетой на голову гностора проволочной сеткой,
Монтроз оттолкнул Брендона в сторону и быстрым профессиональным взглядом осмотрел тело Омилова, потом покосился на полки с инструментами.
— Вы знаете этого человека? — буркнул он, прижимаясь ухом к груди Омилова.
— Это мой старый друг. — Брендон увидел, как Вийя перешагнула через тело гвардейца и остановилась рядом с эйя — те выдавили решетку и спрыгнули на пол. — Он отец Осри.
— Значит, это и есть тот человек, который дал вам Сердце Хроноса? — спросила Вийя.
Брендон хмуро кивнул. Монтроз нашел в груде блестящих, зловещего вида инструментов на полу шприц, поднял его и понюхал.
— Ему сделана инъекция кардиостимулянта. Это поддержит в нем жизнь некоторое время, но ему нужна серьезная медицинская помощь, и как можно скорее. — Врач кивнул в сторону ряда мониторов у стены, на одном из которых пульсировала неровная кривая. — С его сердцем что-то не так — и это случилось еще до появления эйя.
— Но что это за штука у него на голове? — спросил от двери Ивард, лицо которого позеленело от тошноты.
— Не знаю, — ответил Монтроз, не давая Брендону снять эту проволочную шапку.
— Это пешж мас'хадни, — пробормотала Вийя, пнув человека в халате носком башмака. — Специалист в искусстве боли. Только должарианская знать держит таких. — Она перевела взгляд на Монтроза, который выжидательно смотрел на нее. — Освободи его.
— Это что-то вроде пыточной машины, — испуганно прошептал Ивард.
Монтроз вглядывался в аппарат, перебегая взглядом с машины на проволочную шапку и обратно.
— Не могу разобраться в этой штуке, — признался он, покачав головой. — Придется рискнуть. — Он осторожно снял шапку с головы гностора и тут же всем телом прижал его к кушетке, такой жуткой судорогой свело того. Впрочем, приступ прошел так же неожиданно, как начался; дыхание Омилова сделалось громче, но и сейчас оно было хриплым, полным боли.
Монтроз отстранился от Омилова и повернулся к Вийе.
— Не знаю, выживет ли он, но нам нужно как можно быстрее доставить его на корабль.
Эйя снова возбужденно защебетали. Вийя застыла на мгновение, потом посмотрела на Брендона:
— Как нам вернуться отсюда на корабль?
— Если мы будем идти дальше по этому же коридору, а потом спустимся на два уровня...
— Ладно, идем. Остальное расскажете по дороге. Ты понесешь старика, — приказала она Монтрозу.
Монтроз отстегнул свою кобуру; Брендон убрал свой лучемет и взял взамен оружие Монтроза. Великан-рифтер огляделся по сторонам, наклонился, сорвал халат с мертвого должарианца с татуированной головой и осторожно завернул в него Омилова. Брендон увидел на коже должарианца многочисленные шрамы и рубцы и поспешно отвернулся.
Монтроз осторожно поднял тело гностора, перекинул его через плечо и подождал, пока остальные выйдут из помещения.
Брендон пропустил его вперед и повернулся в дверях. Значит, должарианские властители содержат личных палачей? Еще одно воспоминание мелькнуло у него в мозгу: вот уже второй раз на протяжении последнего часа он подумал об Анарисе — на этот раз он вспомнил те угрозы, которыми пытался напугать его маленький заложник.
«А ведь мы тогда не принимали их всерьез, — подумал Брендон, поднимая тяжелый лучемет и переключая его на максимальную развертку луча. — Тогда казалось достаточно держаться подальше от этого его зазубренного ножа... А потом меня отослали в школу».
Он спустил курок, залив помещение раскаленной плазмой. Должарианские аппараты взорвались фонтаном огненных брызг. Брендон отпустил курок и, полуослепленный, шагнул назад, за порог, как раз когда с потолка с шипением ударил поток пены. Потом он повернулся и поспешил за отступавшими рифтерами.
* * *
Барродах вздрогнул и пришел в себя. Сидевший напротив Андерик терпеливо ждал, деликатно глядя в сторону.
«Этот рифтер ловит все на лету. Ему потребовалось совсем немного времени, чтобы понять, как следует себя держать».
Он бросил взгляд на часы. Прошло всего полчаса, а он столько узнал о рифтерских привычках и пристрастиях. В некотором отношении этот мир показался ему очень знакомым.
«Одно ясно: Таллис не тянет на противовес Хриму. Мне нужно каким-то образом поставить на его место Андерика».
— Твоя информация, Андерик, довольно интересна. Мне надо обдумать все то, что ты мне сказал. — Он заговорщически улыбнулся. — Пожалуй, я выделю охрану, чтобы тебя проводили к Таллису. Можешь сказать ему, что своим освобождением он во многом обязан тебе.
Андерик ухмыльнулся в ответ.
— Ага, для начала это неплохо. — Он встал, блаженно потянулся и вдруг вздрогнул, уставившись на стену за спиной бори.
Барродах резко обернулся. Там не было ничего. Он повернулся обратно к Андерику и тут же вздрогнул сам: неясная тень вынырнула из-под его стола и исчезла, словно просочившись сквозь противоположную стену. Его пробрала холодная дрожь, и он усилием воли отогнал ее.
«Слишком много лет общения с должарцами, их духами и демонами...»
Однако подняв глаза, он встретил взгляд Андерика, полный такого же удивления и страха.
Загудел вызов коммуникатора, оторвав его от неуютных размышлений.
— Что?
— Это дектерашж Джессериан, из охраны сектора Слоновой Кости. Одного из моих людей только что нашли мертвым в аванзале, и оттуда пропал ряд артефактов. — Судя по акценту, говоривший принадлежал к низшим кругам должарианской аристократии; отсутствие в обращении какого бы ни было титула говорило о том, что тот признает де-факто наличие между ними равенства. Барродах знал его — неплохой военный, совершенно не интересующийся политикой.
— Я объявил тревогу, но прежде, чем успел предупредить вас, мы получили сигнал тревоги от часового, назначенного охранять сенц ло'Эводха. Он не отзывается на наши вызовы. Туда направлен наряд, и я удвоил охрану входов Малого Дворца. У вас будут другие приказы?
Барродах разом забыл и про стоящего перед ним рифтера, и про зловещие тени на стенах. Эсабиан придет в ярость от такого покушения на его новые владения, но если им удастся изловить грабителей и вернуть все на место прежде, чем он об этом узнает, последствия можно будет свести к минимуму.
— Нет. Но когда вы их найдете, не оставлять в живых никого — и примите все меры к тому, чтобы не повредить произведения искусства. Их необходимо вернуть на места в целости и сохранности.
Должарианский командир подтвердил приказ и отключил связь. Барродах посмотрел на Андерика.
— Сколько из разговора ты понял?
— Совсем немного, — осторожно ответил рифтер. — Похоже, кое-кто из нашего брата слишком самонадеян. И жаден тоже. — Он театрально пожал плечами. — Почитавши кое-что о должарианцах и их привычках, я лично считаю, что нет такой добычи, которая могла бы оправдать такой риск.
Барродах кивнул.
— Возможно, тебе лучше некоторое время побыть здесь. Я не могу выделить тебе охрану. Можешь подождать в приемной.
* * *
Стискивая в руках оружие, Ивард перебежал к Грейвинг. Все еще борясь с тошнотой от того потрясения, что испытал при виде зрелища в камере пыток, он сокрушенно вспоминал свой любимый видеочип, «Невидимки» — там ничего похожего не было и в помине.
И ведь ему приходилось уже видеть убитых. В один из самых первых рейдов, когда капитаном у них еще был Маркхем, они направлялись на запасную базу для дозаправки, когда вдруг отклонились от курса и Маркхем повел их на перехват невольничьего судна. Иварда не пустили на абордаж, но он видел все на экране. И потом, он помогал хоронить тело Тоттена, там, на Дисе, когда Тоттен с Джакарром пытались взять власть в свои руки. Но там все произошло быстро и довольно чисто — если только воротить нос от горелого запаха.
Он даже не мог решить, что страшнее: то, что должарианцы делали с этим стариком, или то, что эйя сделали с должарианцами. Ему еще ни разу не приходилось видеть, как они расправляются с кем-то, а вот Грейвинг — доводилось. После она сказала ему только самым своим строгим голосом, что это было мерзко. Что ж, тут он с ней согласен.
Он оглянулся на сестру. Она бежала медленнее, стискивая обожженное плечо здоровой рукой и придерживая лучемет больной. Он знал, что жаловаться она не будет — она никогда не жаловалась.
Он вдруг пожалел, что не разозлился на нее тогда, когда она обозвала его дурной головой при Локри и всех остальных — только за то, что он сказал вслух, что ему хочется пострелять в этих должарианских говнюков. Ей пора бы уже перестать обращаться к нему как к маленькому — теперь, когда он полноценный член команды.
— Здесь, — резко бросил Крисарх. — Через этот холл, в ту дверь и вниз до конца. Там будет та кладовая, через которую мы попали сюда. — Он придержал дверь, пропуская вперед Монтроза — несмотря на вес старика, тот не отставал от остальных ни на шаг.
Глаза гностора были полуоткрыты, но тело его свисало с плеча Монтроза безжизненно. Из уголка рта тянулась струйка розовой слюны, что в сочетании с бритой головой делало его похожим на преждевременно состарившегося младенца. Ивард вздрогнул и отвел взгляд, мечтая только поскорее выбраться из этого места. Ему больше не хотелось играть с лучеметом, как в чипах; еще меньше ему хотелось попасться в руки к этим должарианским извращенцам.
Они оказались в большом помещении, в которое выходило несколько коридоров. Ивард чуть не подпрыгнул, когда чья-то тень пронеслась у самой его головы. Предупреждение Крисарха почти не помогало; он каждый раз продолжал вздрагивать от страха — слишком уж эти тени напоминали страшные сны его детства. Впрочем, они снились ему иногда и сейчас.
Он огляделся по сторонам. Вокруг них валялись на полу раскиданные ящики и какие-то погрузочные механизмы; судя по всему, из этого помещения уходили, и очень поспешно, несколько дней назад.
Эйя снова защебетали.
— Охрана, — сказала Вийя. — Приближаются, и быстро. — Она бросила взгляд через открытую дверь на спиральную лестницу. — Они догонят нас на лестнице. Другой путь есть?
— Есть, вон там, но это будет сильно дальше.
— У нас нет выбора, нам надо задержать их. Монтроз, отнесешь старика на транспортер. Подождешь нас... — Она оглянулась на Брендона.
— Минут пятнадцать.
— Не дольше, — продолжала она. — Связываться с нами не пытайся. Потом возвращаешься на корабль, и пусть Жаим готовится к взлету. Они наверняка свяжут нас с кораблем, так что скоро обнаружат его.
— Монтроз, подожди минуту. Этой командой отошлешь транспортер обратно, когда доберешься до беседки.
Рифтер поправил тело Омилова на плече и включил босуэлл на запись, запоминая надиктованный Брендоном код.
— Теперь ступай. — Вийя взмахом руки послала его на лестницу. — Эйя будут охранять тебя.
Монтроз со своей ношей на плече скрылся на лестнице, сопровождаемый эйя — они одни, казалось, совсем не устали от бега. Ивард не без сожаления проводил их взглядом.
— Охрана так близко, что я и сама могу их почувствовать, — пояснила капитан. — Если мы оторвемся от них, считайте, нам повезло. — Взгляд её сузился. — Грейвинг, стрелять сможешь?
— Со мной все в порядке, — невозмутимо произнесла Грейвинг. Она отпустила плечо и проверила заряд своего лучемета. Ивард видел, как блестит пот под её коротко остриженными волосами, и решил в случае чего держаться перед ней. Она посмотрела на него, и он постарался ободряюще улыбнуться ей. Неизвестно, насколько убедительной вышла улыбка, но она улыбнулась ему в ответ, потом жестом посоветовала проверить свое оружие. Он послушно опустил взгляд на свой лучемет, несмотря на то, что за время, что прошло после их отступления из пыточной камеры, проверил его уже дюжину раз.
Несколькими быстрыми движениями капитан расставила их по периметру помещения, оставив пути отхода к коридору, указанному Брендоном. Локри и Крисарх наскоро соорудили перед ним некоторое подобие баррикады из ящиков. Ивард нырнул на место, ощущая противную слабость в коленках; ему вдруг отчаянно приспичило в сортир. Он сделал глубокий вдох, задержал дыхание, потом медленно выдохнул — все, как научил его Маркхем.
Локри с Крисархом едва успели спрятаться за своей баррикадой, как в помещение ворвался должарианский патруль.
Солдаты в сером ловко рассыпались веером. Один из них держал на поводке крупного, мерзкого вида зверя, в пасти которого желтело слишком много острых зубов. Иварду он напомнил большую, уродливую собаку, покрытую чешуей вместо меха.
Зверюга испустила хриплый, высокий звук и дернулась в ту сторону, где прятался Ивард. Откуда-то с другой стороны вынырнула Вийя и выстрелила твари в бок. Та словно взбесилась, принявшись кусать попеременно раненый бок и солдата, державшего её на поводке. В наступившей сумятице, пока должарианцы палили в направлении Вийи и ящика, на который бросалась зверюга, из-за своей баррикады выскочил Крисарх и спустил курок.
Ивард сразу же понял, что непривычная тяжесть двуручного лучемета Монтроза помешала ему взять верный прицел, и разряд плазмы пришелся в пол у ног должарианцев. Паркет взорвался фонтаном пылающих щепок. Брендон поднял ствол; струя плазмы ослабла и захлебнулась — сели батареи — но не прежде, чем трое солдат превратились в облачка розового пара.
Крисарх отшвырнул бесполезное оружие в сторону и нырнул за ящик рядом с Ивардом — как раз вовремя, поскольку оставшиеся в живых должарианцы опомнились и открыли ответный огонь. Разряды энергии ударили в ящик; к счастью, содержимое его оказалось достаточно твердым и плотным, чтобы защитить их.
К удивлению Иварда, Крисарх прикусил губу, давясь от беззвучного смеха.
— Я просто вспомнил... — прошептал Брендон, заметив его изумление. — В тот день, когда я бежал отсюда... мне снился сон, что мы ведем бой во дворце...
Он свирепо тряхнул головой; капли пота с его волос полетели на ящик.
— Мольбы о мести исполняются, — пробормотал он, вытаскивая свой собственный лучемет и проверяя заряд.
— Аркад! — послышался яростный шепот.
Оба разом обернулись и увидели, что Вийя машет им рукой, приказывая отступить в коридор. Прикрытые от противника ящиками, они осторожно отползли назад. Солдаты прятались за остальными ящиками; Ивард слышал, как они переговариваются гнусавым шепотом. Новая тень ожила и шмыгнула по потолку. Шепот стих.
Впятером они, держа оружие наготове, отступали по коридору до первого перекрестка. Как только они побежали вбок, в указанном Брендоном направлении, разряд лучемета ударил туда, где они только что стояли, испарив голографический портрет женщины в древнем платье, с явным избытком подбородков и слишком тонкими губами.
«Что ж, это не так уж и страшно», — подумал Ивард и тут же, спохватившись, посмотрел на Грейвинг. Лицо её исказилось от боли, и она снова держалась за плечо. «Мы деремся не ради драки, — сказала она ему как-то. — Мы накопим денег достаточно, чтобы вернуться на Натсу, а там будем драться за свободу». Этот план ему нравился.
— Сюда, — махнул рукой Крисарх. — Срежем здесь.
Вийя скомандовала Локри и Брендону бежать последними, прикрывая их отступление. Грейвинг с Ивардом убыстрили шаг, чтобы не отставать от нее, но тут она сама сбавила скорость. Ивард понял, что она использует свои способности темпата, проверяя, нет ли впереди засады. Он ухмыльнулся и побежал еще чуть быстрее: он хотел встретить врага наготове, если она засечет кого-нибудь. Грейвинг не отставала от него.
Они пронеслись через два полуосвещенных холла, потом через еще одну кладовую, в которую выходило несколько коридоров. Свернув за угол, они напоролись прямо на двоих гвардейцев в черном, стоявших перед какой-то дверью. Те разом обернулись и открыли огонь.
Иварду, как в страшном, сне показалось, что время застыло. Он увидел огненные молнии, вырывающиеся из стволов вражеских лучеметов. Он увидел, как Грейвинг поднимает руку — слишком медленно, слишком поздно. Он почувствовал, как что-то обожгло его руку; ощущение замершего времени исчезло, и какую-то секунду он двигался с невероятной скоростью. Его тело выгнулось в отчаянной конвульсии, швырнув его в сторону. Выстрел его ушел вверх. Он увидел, как по остывающему от разряда потолку пробежала новая искрящаяся тень, и оба должарианца, задрав головы, уставились на нее, а потом он услышал высокий, тихий плач, и вокруг него сомкнулась розовая мгла.
25
Локри вздрогнул от шока, когда тарканцы в упор расстреляли обоих рыжих. Грейвинг раскинула руки и беззвучно рухнула на пол; паренек шарахнулся вбок, и разряд пришелся вскользь.
Вийя вскинула свой лучемет и нажала на спуск. Звук выстрела не смог заглушить яростного гортанного рыка. Другой разряд ударил из-за плеча Локри — это стрелял Брендон. Оба тарканца, не выпуская из рук оружия, осели на пол. Пальцы их продолжали судорожно жать на курки, выжигая обугленные борозды в полу, пока они не затихли, вытянувшись. Что-то снова мелькнуло на потолке; Локри вспомнил, что заметил точно такую же тень перед самым началом перестрелки, и тут же забыл об этом, увидев, как застыла Вийя.
Брендон одним скачком оказался рядом с Грейвинг, а Локри склонился над пареньком — тот с хриплым дыханием перекатывался из стороны в сторону.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 игристое вино новый свет парадизио 0.75 л 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я