научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/podvesnye_unitazy/Laufen/pro/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

От низкого тяготения движения сражавшихся напоминали какой-то смертельный танец. Еще один луч расплавил скалу совсем близко от головы Осри; запах озона и горелого камня заставил его расчихаться.
Последовала секундная пауза, а затем Брендон с яростным смехом — Осри ни за что не поверил бы, что этот звук может исходить из горла Крисарха — поднял свой лучемет, словно салютуя противнику, и разрядил в воздух. Плазма ударила в скальный свод, с грохотом обрушив его. Долговязый рифтер панически завопил и выпрыгнул из-за своего укрытия, но опоздал: несколько тонн камней и мелких обломков лениво-замедленно в низком тяготении, но неумолимо погребли его под собой, только ручейки крови медленно выбились из-под завала.
Наступила тишина, прерываемая стонами раненой женщины и хриплым, прерывистым дыханием Деральце. Брендон склонился над его телом. Губы Деральце шевелились: он пытался что-то сказать.
Бородатый рифтер подошел к Брендону со спины и ткнул под лопатку стволом лучемета. Брендон развернулся и приемом уланшу — Осри никогда еще не видел такого — отшвырнул его в сторону и снова повернулся к Деральце, не обращая внимания на выступивших из тени рифтеров.
Странное дело, но те замерли и не двигались дальше. До Осри, мозги которого, казалось, от низкого тяготения тоже работали с замедлением, наконец дошло, что Брендон прикрыт от их огня грудой камней, похоронившей худого рифтера, и что оружие его нацелено на потолок пещеры над их головами.
Передышка, подумал Осри с облегчением, и тут же реальность напомнила о себе, когда чьи-то грубые руки выдернули его из укрытия, и ствол лучемета вытолкнул его на открытое место.
* * *
Мельчайшие детали окружавшей Брендона сцены выступали с отчетливой ясностью по мере того, как багровая пелена, застилавшая ему глаза во время боя, медленно рассеивалась. Лучемет едва не вывалился из руки — такая пробрала его дрожь.
— Твой дружок у нас в руках! — крикнул кто-то. — Брось оружие, если не хочешь, чтоб мы его поджарили.
Брендон поднял взгляд и увидел, как Осри, спотыкаясь, выходит на свет, а из расселины в скале провожает все его движения ствол лучемета. Астрогатор остановился и посмотрел на Брендона; в глазах его не было ничего, кроме смертельной усталости.
Внезапное движение где-то в углу насторожило Брендона. Он повернулся и послал заряд поверх головы рифтера, державшего себя наглее остальных; тот с дымящимися волосами взвыл и отпрянул.
— Держитесь подальше, а то я обрушу эту чертову пещеру на нас всех! — крикнул Брендон.
Хриплое дыхание заставило его опустить взгляд. Леник прижимал обе руки к обугленной ране в груди, а кровь продолжала сочиться между пальцами. Брендон склонился над ним, пытаясь отнять его руки, но тот из последних сил мотнул головой.
— Нет, — прохрипел он. — Если я отпущу, не смогу говорить.
Брендон понял, что Леник пытается удержать воздух в легких, и что времени осталось совсем мало. Он открыл рот, чтобы сказать что-то, но Леник перебил его, выдыхая слова в промежутки между болезненными вдохами.
— Слушай... Маркхем... Просил меня... Присмотреть за тобой... Но я... — Он качнул головой. — Прости... Верь ему. — Голова его бессильно откинулась назад, и губы раздвинулись, обнажив зубы. — Он не знал... Слоновой Кости... — Тело его дернулось в последней судороге, и он умер.
Взгляд Брендона сузился: вместо пещеры он видел людей — части их давно уже не было в живых. Лицо Леника сделалось умиротворенным, словно он обрел наконец прощение, но населявшие потаенные уголки памяти Брендона люди продолжали шептать что-то о предательстве. Он услышал всхлипывание женщины, а в памяти возникали небесно-голубые глаза в венце каштановых волос...
Следующим был мужской голос — мягкий, спокойный; слов Брендон не разобрал, но и этот голос пропал куда-то. Темные глаза на темном лице... кольцо на пальце отозвалось на это лицо короткой вспышкой тепла, но лицо все равно исчезло. Брендон ощутил, как тень Леника присоединяется к тем, остальным, но она молчала, растворившись вместе с остальными в темноте, снова бросив его, и он остался один.
Он поднял глаза и встретился взглядом с высокой женщиной в простом черном скафандре. Смуглая кожа, бездонные черные глаза, такие же черные волосы ниже пояса, собранные на затылке в пышный хвост, — значит, она еще довольно молода. Она спокойно, внимательно разглядывала его. Оружия у нее в руках не было, и она держала их опущенными. Она молчала.
— Маркхем, — произнес он; вернее, попробовал произнести — язык не повиновался ему. Долгое мгновение она молча смотрела на него, чуть вопросительно изогнув бровь.
— Маркхем мертв, — сказала она наконец, и все остальное потеряло для него всякое значение.
* * *
Осри тоже услышал эти слова, и у него подкосились колени. Спина напряглась в ожидании смертельного выстрела. Теперь, когда друг Крисарха умер, ничто уже не помешает этим дикарям расправиться с ними, да и лицо Брендона не выказывало никакой надежды на снисхождение — даже когда Осри взяли в заложники. Осри ждал смерти, но не ощущал ничего, кроме пустоты внутри.
Брендон медленно поднялся; лучемет висел в руке дулом вниз, словно он забыл про него. В тени за спиной женщины началась какая-то возня; она резко махнула рукой, и все стихло.
— Мертв? — внезапно севшим голосом переспросил Брендон.
— Хрим Беспощадный заманил его в ловушку и застрелил год назад. — Она замолчала на мгновение. — Он говорил мне о тебе, Брендон нур-Аркад. Я не нарушу данное им обещание беспрепятственно пропустить тебя. — Она опустила взгляд на медленно увеличивающуюся лужу крови, натекшую из-под камней. — И ты оказал мне услугу.
В голосе её угадывался легкий акцент, но Осри никак не мог понять какой.
Женщина потянула руку и вынула из руки Крисарха лучемет. Он не сопротивлялся.
— Отведите Грейвинг к врачу и пришлите сюда кого-нибудь на бульдозере убрать весь этот бардак, — продолжала она, обращаясь уже к бородачу — тот как раз поднимался на ноги. — И пусть кто-нибудь разберется с Пейсудом: он удрал в третью зону.
Несмотря на мешавшую думать усталость, Осри понял, что женщина только что одержала победу в какой-то междоусобной борьбе.
Брендон сделал отрицательный жест.
— Мы окажем твоему другу такие же почести, как и своим людям, — сказала она, указывая на тело Деральце, и Брендон немного успокоился.
Кто-то подтолкнул Осри вперед.
— А это кто? — спросила женщина. — Слуга?
Осри гордо выпрямился, тут же мысленно пожалев об этом.
— Меня зовут Осри Геттериус лит-Омилов, я преподаю навигацию в Военно-Космической Академии на Минерве. — Он старался говорить как можно авторитетнее, словно обращаясь к бестолковому слуге, но женщина не обратила на это ни малейшего внимания.
— Идите за мной, — только и сказала она, повернулась и вышла, даже не глядя, следуют они за ней или нет. Осри оглянулся на Крисарха и увидел, что открытые эмоции, только что владевшие им, уступают место обычной для Дулу сдержанности.
И тут Осри увидел, как в тени движется что-то белое. Две фигуры выступили на свет, и он испытал еще одно — которое уже за этот день? — потрясение.
Ужас охватил его, когда он узнал эти маленькие фигурки с коротким белоснежным мехом, большими фасетчатыми глазами и открытыми ртами, в которых отсвечивали синим маленькие острые зубы. У созданий было по две руки, но пальцы, толстые у основания, были длинными и гибкими на концах. Они двигались в унисон и были одеты в одинаковые прозрачные одеяния, перекинутые через плечо и подхваченные на талии богато украшенными поясами.
Осри видел их раз в голофильме: эти создания ростом с пятилетнего ребенка обладали способностью убивать энергией мысли. Они называли себя эйя.
Осри не выдержал и отступил на шаг или два. Эйя пересекли пещеру и исчезли в главном коридоре. Женщина не спеша последовала за ними, Осри шел последним; во рту пересохло от страха. Он заметил, что рифтеры тоже стараются держаться от них подальше, что не особенно утешало.
На висячей галерее женщина задержалась. Осри увидел, что эйя тоже остановились, и с минуту все трое сосредоточенно молчали — мысленно переговаривались, понял Осри.
Он зажмурился, остро сожалея о том, что они не погибли при посадке. По крайней мере та смерть была бы чище по сравнению с той, которая казалась неизбежной здесь. Потом эйя скрылись впереди, и он последовал за Брендоном, когда женщина дала им знак идти дальше.
Несколько минут спустя они вошли в небольшое высеченное прямо в теле скалы помещение. Неровный потолок круглился всего в нескольких футах у них над головой, а каменные стены украшались коврами со всех мыслимых миров. Несколько ковров лежало и на полу из каменного расплава, а на них стоял низкий столик темного дерева и скамьи с расшитыми бархатными подушками. Комната освещалась тремя торшерами на причудливых золотых подставках, а в углу, почти не бросаясь в глаза, стояла вырезанная из кости джатта фигурка мифического зверя, чего-то вроде крылатой кошки, готовой взмыть в воздух.
От её красоты захватывало дух — казалось, она вся движение, лишенное веса. Осри вдруг охватила жгучая ярость: он подумал о том, кому эта бесценная вещь должна принадлежать по праву.
— Садитесь, — сказала женщина. — Прежде чем решить, что с вами делать, я хочу поговорить с вами.
Брендон тяжело опустился на скамью, и Осри, поколебавшись, последовал его примеру. Садясь, он заметил краем глаза, как в углу шевельнулось что-то белое, и без особого удовольствия понял, что эйя уже здесь. Они отодвинули угол одного из ковров и бесшумно, даже не оглянувшись на сидевших в комнате людей, скрылись за ним. Женщина тоже не обратила на них внимания; она открыла маленький деревянный шкаф и достала графин и несколько хрустальных бокалов.
— Выпьете? — предложила она, усаживаясь напротив.
Стараясь скрыть отвращение, Осри смотрел на то, как Брендон решительно наливает себе полный бокал. Женщина повернулась к Осри, вопросительно изогнув бровь. Он отрицательно мотнул головой; она равнодушно пожала плечами и налила немного вина себе. Он уловил аромат вина — свежий, чуть сладковатый.
Брендон залпом осушил бокал и налил себе еще. На лице его застыла маска Дулу; он отпил из бокала и одобрительно огляделся по сторонам.
— Кто вы такая? — спросил он. — Вы здесь главная?
— Я. — Она чуть склонила голову в сторону эйя. — Меня называют здесь Вийя. — В том, как она произнесла имя, снова едва заметно просквозил этот акцент; почти беззвучное придыхание между «и» и «й». Осри еще никогда не доводилось слышать такого произношения. — «Та, что слышит». — Губы её скривились в легкой улыбке.
— Насколько я понимаю, вы приняли руководство после смерти Маркхема?
— Он оставил всю организацию мне. — Взгляд темных глаз скользнул по их лицам. — Вы были свидетелями последней вспышки сопротивления. Старина Джакарр был отличным пилотом, но никудышним вождем — при всех своих амбициях,
— Да и подчиненным тоже не лучшим, — заметил Брендон, широко улыбнувшись. Он сидел, потягивая вино и развалившись на подушках; от напряженности в его фигуре не осталось и следа.
— И подчиненным тоже не лучшим, — эхом повторила женщина, продолжая улыбаться.
Осри неуютно ерзал на подушках, пытаясь найти наименее болезненную позу. Он серьезно опасался, что если останется в сидячем положений еще хотя бы полчаса, то уже не встанет: действие болеутоляющего заканчивалось.
В очередной раз смерть, казавшаяся неизбежной, прошла мимо. Он не доверял этим рифтерам ни на грош, и все же его усталой голове не верилось, что даже рифтер способен тратить время на разговор с человеком, которого собирается застрелить, чтоб не мешался под ногами.
И что теперь? Осри посмотрел, как Брендон поднял бокал, любуясь янтарной жидкостью на просвет перед торшером, и снова заерзал на подушках, на этот раз от бессильного, но нарастающего раздражения. Похоже, Брендон вспомнил о его присутствии, поскольку с улыбкой повернулся к нему.
— Попробуй, Осри. Тебе это не помешает — после такого-то перелета.
— Я не хочу спиртного, — сухо ответил Осри.
Брендон задумчиво поднял взгляд к потолку.
— Легкое... свежее, — оценивающе произнес он. — Вряд ли старой выдержки, но с привкусом трав. Темно-янтарный цвет... нет, наверняка не синтетика. Что это? — повернулся он наконец к Вийе.
— Это называется просто «Локке», и еще номер — пятьдесят седьмой, если не ошибаюсь. С Цинцинатта Второго. В том секторе его ценят довольно высоко.
— В первый раз пробую. — Брендон еще немного полюбовался изгибом бокала, потом отпил. — Где вы только нашли такое?
— На Рифтхавене. — В темных глазах её мелькнула ироническая искорка при виде кислого взгляда, которым наградил её Осри. — Оно куплено коком «Телварны», — добавила она.
Брендон охотно пустился в рассуждения по поводу сравнительных достоинств различных вин, словно они сидели на светском рауте где-нибудь на Ньянгатанке. Осри стиснул зубы, стараясь подавить раздражение. Ну о чем думает этот болван, болтая как попугай о винах? Несмотря на висевший у нее на поясе лучемет, Осри не сомневался в том, что вдвоем с Брендоном они без труда одолели бы эту рифтершу прежде, чем она успеет расстегнуть кобуру. А уж с оружием у них появился бы шанс пробиться к кораблю...
Брендон замолчал, наливая себе еще бокал, и Осри поднял взгляд и увидел, что черные, бездонные, не более выразительные, чем пара камней глаза женщины в упор смотрят на него. Тревожный холодок пробежал по его загривку, и вдруг он вспомнил про этих проклятых пушистых убийц. Где они теперь, в соседней комнате? Подслушивают их разговор? Он не знал, ограничивается ли их способность убивать на расстоянии прямой видимостью или нет, но рисковать... нет, увольте. От собственного бессилия злость его разгорелась еще сильнее. Проклятая рифтерская сука с парой ручных убийц на поводке!
Женщина заговорила, не сводя глаз с его лица.
— Эйя засекли вас сразу же после посадки и сказали, что у вас на борту необычайно мощное пси-устройство. После того как вас увезли сюда, мы обыскали корабль и не нашли ничего. Теперь они утверждают, что устройство здесь, с вами. Что это? — Она протянула руку.
Осри только осел на подушки, свирепо глядя на нее исподлобья.
Долгую минуту она ждала молча.
— Может, мне забрать его силой? — мягко произнесла она наконец.
— Это называется Сердцем Хроноса, — словно ни в чем ни бывало сообщил Брендон. Осри испепелил его неодобрительным взглядом, который тот встретил с равнодушной улыбкой. — Собственно, это все, что нам про него известно. По просьбе отца Осри мы пытались не дать ему попасть в лапы к Хриму. Должно быть, эйя могут рассказать про него больше нашего, если они смогли опознать его.
— Эйя не опознали его, — возразила Вийя. — Они только почувствовали его присутствие. Вас они тоже не опознали: люди им почти непонятны. Я знаю, кто вы, потому что Маркхем часто говорил о вас, и еще я видела ваше лицо на монетах. — Взгляд её вернулся к Осри, и она снова протянула руку. — Я дала приказ, — спокойно произнесла она. — Я жду, когда ты его выполнишь. — В голосе её не слышалось открытой угрозы, но этот почти неуловимый акцент придавал простым словам странное звучание.
Осри возмущенно нахмурился и посмотрел на Брендона в поисках поддержки, но в глазах его не увидел ничего, кроме любопытства. С трудом удержавшись от ругательства, он полез в пояс, достал Сердце Хроноса и, не обращая внимания на протянутую руку Вийи, положил на стол.
Она с любопытством смотрела, как тускло поблескивающий шар скользнул на темную деревянную поверхность и застыл словно приклеенный, потом осторожно взялась за него пальцами.
— Я ведь темпат, Школяр, — мягко произнесла она, — так что следи не только за тем, что ты делаешь, но и за тем, что думаешь.
Осри едва не вздрогнул от нового потрясения. Темпат! Он довольно мало знал о подобной повышенной восприимчивости к чужим эмоциям, но, подобно большинству людей Тысячи Солнц, относился к этому с недоверием. Считалось, что темпаты бывают только двух видов: те, кто сознательно ограничивает свои возможности — такие чаще всего вступали в Орден Святого Лледдина, — и те, кто злоупотребляет ими, чтобы подчинить себе окружающих.
Кровь бросилась в щеки Осри, и он прикусил язык, чтобы не ляпнуть какой-нибудь дерзости в ответ. Он не сомневался в том, какого рода темпатом может быть рифтер. Впрочем, Вийя не обращала на него внимания, изучая Сердце Хроноса. Потом она повернулась к Брендону.
— Куда вы это везли?
— Подальше от Хрима. — Брендон сделал неопределенный жест бокалом, отчего хрустальные грани заискрились всеми цветами радуги. Похоже, талант Вийи улавливать чужие эмоции его ничуть не смущал.
— Вы везли это Маркхему? — настаивала она.
Брендон потянулся к графину, чтобы налить себе еще — занятие это, казалось, поглотило все его внимание; прежде чем он разобрался с этим, портьера, отделявшая комнату от коридора, откинулась, пропуская невысокую округлую особу женского пола с шапкой легких светлых волос. Она шла босиком. На ней был мешковатый, потрепанный комбинезон с обилием пришитых там и сям карманов, из которых торчали рабочие инструменты. Целая батарея инвентаря покрупнее висела у нее на поясе. Лицо её было совсем молодым, четко очерченным; глаза — ясные, имеющие склонность стрелять туда-сюда; улыбка — откровенно озорная. Она приветствовала присутствующих небрежным взмахом руки.
— Вийя! — объявила она звонким голосом. — Ты не поверишь, что я только что видела!
Вийя оглянулась через плечо, вопросительно изогнув бровь; руки её продолжали играть с Сердцем Хроноса.
— Я тут присматривала за нашими приятелями с линкора — пусть видят меня тоже иногда: будут знать по крайней мере, что мы получили привет от старины Танри, — так вот, они вдруг ушли в скачок. Ну, ясное дело, я за ними, прямо к Шарванну, и как раз вовремя, чтобы увидеть, как «Лит» разнес «Корион» на протоны. Одним снарядом!
Глаза Вийи заметно расширились.
— Линкор, Марим?
Марим развела руки.
— Разнесли к чертовой матери. Ну, потом панархисты накрыли пару их кораблей — позже, когда вот эти, — она махнула в сторону Брендона и Осри, — стартовали, но с тем оружием, что есть у Хрима, Шарванну долго не продержаться, так что нам остается только надеяться, что Хрим нас тут хрен найдет. Дис ему — на один зуб, раз плюнуть.
— Перехватила что-нибудь из шифровок Братства?
— Только несколько приказов. Там у них еще есть «Эстил». Нет, уже был. Ихнюю гопу поджарили. И еще «Коготь Дьявола».
Вийя чуть усмехнулась.
— Таллис Й'Мармор — в союзе с Хримом Беспощадным?
Маленькая блондинка фыркнула.
— Ну, я перехватила только один приказ Таллису, и ты была права — всего одно упоминание, но и его достаточно.
— Должар, — пробормотала Вийя, и от того, как она произнесла это слово, от её странного акцента, оно показалось еще более зловещим.
Осри снова поерзал на своих подушках, нахмурился, и глаза маленькой рифтерши блеснули словно у грызуна. Потом она расплылась в ухмылке и повернулась к мужчинам.
— Ну вы и задали Таллису работенки! Последний раз, когда я видела его, он все еще пытался уйти с орбиты Колдуна!
— Марим, — объявила Вийя не без иронии, — позволь представить тебе инструктора Осри из Академии панархистов и Крисарха Брендона нур-Аркада.
Осри — и он знал, что это отражается на его лице, — был глубоко уязвлен отклонениями от положенной церемонии представления, но Брендон только улыбнулся Марим.
— Просто «Брендон» сойдет, — галантно заявил он. Марим улыбнулась и подошла ближе, по-птичьи склонив голову набок от любопытства.
— Аркад? Никак нынче урожайный день на необычных гостей. Сначала этот говнюк Хрим, теперь вот Его Королевское Как-Там-Его. — Она повернулась к Осри: — А вы, значит, пилот?
Он кивнул, не доверяя своему голосу. Сделанное мимоходом этой соплей косвенное признание какой-то взаимной договоренности между Архоном Шарванна и этим сбродом сильно поколебало его веру в жизненные устои Тысячи Солнц.
— Ну а вы, — продолжала она, снова поворачиваясь к Брендону с явственно написанным у нее на лице недоверием, — вы точно зарываете талант в землю, просиживая штаны у себя на троне, или что там у вас положено делать богатым штучкам. Я видела, как вы ушли от этого козла вонючего, Таллиса, сквозь атмосферу Колдуна. Я думала, вам точно хана — кто это выучил вас так летать?
— Маркхем, — ответил Брендон, и улыбка медленно сползла с лица Марим. Она покосилась на Вийю — та продолжала разглядывать Сердце Хроноса так, словно не слышала.
— Лучший пилот из всех, кого я знаю. — Марим передернула худыми плечами, потом повернулась и снова отдернула занавеску. — Пойду перехвачу чего-нибудь. Жрать хочется — страсть, — объявила она и исчезла.
— И куда вы собирались идти, прежде чем у вас отказали скачковые системы? — подняла на них взгляд Вийя.
— Артелион, — коротко бросил Брендон. Осри заметил, как его указательный палец непроизвольно провел по костяшкам другой руки. Движение это не укрылось и от Вийи; взгляд её скользнул по его рукам и остановился на безмятежно улыбающемся лице.
— Автопилот вашего корабля оказался разбит, так что считать заложенную в него информацию невозможно. Это я тоже успела проверить.
Осри сразу заметил, что его облегчение не укрылось от нее — глаза её иронически сузились. Он стиснул зубы, твердо решив не говорить больше ни слова, хотя и не был уверен, что это поможет.
— Значит, вы прилетели сюда просить помощи у Маркхема? — продолжала она. — И какой именно?
Брендон опустил бокал. Если он и думал о чем-то, на лице его это никак не отражалось. Некоторое время он молчал.
— Маркхем посадил бы меня на корабль и отправил бы туда, куда мне нужно.
— Это правда, — с удивительной прямотой согласилась женщина, и вдруг в уголках глаз её заиграла улыбка. — И насколько я понимаю, ваше упоминание об узах нерушимой дружбы имеет целью добиться подобного же ответа от меня, верно?
— Ну, или этого, или угрозы продать нас тому, кто заплатит больше, — отозвался Брендон не менее весело. — С учетом нашего статуса.
— Любой враг Хрима Беспощадного — мой потенциальный союзник, — резко заявила Вийя. — Скажите мне, что вам нужно, и я решу, что можно сделать.
— Перелет на Артелион, — мгновенно отозвался Брендон. — Не знаю, мог ли тот курьер действительно улететь с Шарванна, а если и мог, вряд ли он направлялся на Артелион. Мы должны сообщить о том, что видели... и доставить это, — он кивнул на серебряный шар, — в безопасное место. — Он наклонился вперед и ободряюще улыбнулся: — Я могу сделать этот полет очень прибыльным — считайте это выкупом.
Она мягко усмехнулась.
— Выкуп за царство? Предел мечтаний рифтера, да? — Она потянулась за Сердцем Хроноса, взяла его и встала. — Можете подождать здесь. Я ненадолго. — Она задержалась у портьеры и пристально посмотрела на Осри: — Пожалуй, мне стоит пояснить, что вы должны оставаться здесь, — добавила она, и на этот раз в её голосе прозвучала угроза. — Если вы заметили, эйя находятся в смежной комнате, и они начеку.
Они остались вдвоем.
— Она взяла артефакт моего отца, — прошипел Осри с плохо скрываемой яростью. — И позвольте мне предположить, Ваше Высочество, эти ваши, с позволения сказать, друзья наверняка блефуют насчет возможностей этих существ.
Он понизил голос и покосился на портьеру, за которой исчезли эйя, потом изобразил жестом, как они хватают оружие и убегают.
Брендон откинулся на подушки и расхохотался. На скулах его пылал румянец, глаза сияли. Осри вдруг понял, что тот совершенно пьян — ничего удивительного, они не ели со вчерашнего ужина у отца и спали всего пару часов... если только Брендон, на котором был еще вчерашний костюм, вообще спал. От смеха Брендона раздражение Осри только усилилось.
«Это угрожает не только мне, но и отцовскому артефакту — и я застрял тут с этим безмозглым пьяницей, чью жизнь поклялся защищать...»
Он заговорил как можно резче, стараясь хоть как-то напомнить Крисарху о его — Крисарха — долге:
— Простите меня за тупость, но я не вижу в нашем положении решительно ничего смешного.
— Успокойся, Осри, — сказал Брендон. Голос его звучал, как ни странно, совершенно ясно, хотя Осри не без мрачного удовлетворения отметил про себя, что аллергический насморк поразил и его тоже. — В нашем положении мы пока не очень много можем сделать. — Осри бросил еще один взгляд на портьеру, но Брендон предупреждающе поднял руку. — Чем ты занимался в Академии в дни, отведенные на занятия по рукопашному бою? Или тебя отвлекали на штабные задания?
— Я прошел ту же базовую программу, которую не могли не пройти и вы...
— Если бы ты прошел хотя бы первый уровень подготовки по уланшу, ты бы понял, что она и без своих маленьких убийц сделала бы нас обоих одной левой.
Осри даже забыл о подслушивающих эйя.
— Обоих?
— Значит, ты этого не заметил. Возможно, это не бросается в глаза... тем, кому не тесно в рамках базового академического курса, кто не пытался их расширить. Я, — улыбка Брендона сделалась едкой, — пытался, с моим другом Маркхемом. Возможно, Осри, как раз он и обучал эту женщину. Я заметил это сразу же по тому, как она сидит, как держит руки. Так что тебе грозила, пожалуй, размозженная гортань, а мне.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
 вино astica 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я