научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/smesiteli/odnorichajnie/Grohe/essence/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Оставив холодильную установку на попечение неутомимого Скопса, Муцикава и Кото вошли в кабину самолета.Пока Муцикава делал вычисления, юноша налаживал радио. Муцикава разрешил ему связаться с Алеутскими островами и сообщить наконец о катастрофе, постигшей их самолет.Сняв наушники, Кото с облегчением вздохнул:— Готово, Муцикава-сан. Разрешите установить двустороннюю связь и сообщить координаты?— Наши координаты? — с особым выражением спросил Муцикава.Кото кивнул головой.Муцикава долго насмешливо смотрел на молодого японца.— Я должен вас порадовать, Кото-кун, — презрительно обратился он к нему. — Наши координаты 84 o 53' северной широты, 36 o 10' восточной долготы, глубина залегания ледяной горы двести метров, то есть, Кото-кун, наша гора находится чуть-чуть восточнее трассы русско-американского подводного туннеля, который должна скомпрометировать наша экспедиция.Кото удивленно и непонимающе уставился на своего начальника.— Что вы имеете в виду? — спросил было он и вдруг побледнел.Муцикава наслаждался, глядя на него. Кото попробовал говорить, но вдруг стал заикаться. Он так и не произнес ни одного слова. Муцикава внутренне торжествовал. Ради этой минуты он готов был еще раз заключить соглашение с мистером Паттерсоном. Он ненавидел слабость, он ненавидел Кото, а сейчас это сливалось для него воедино.Вдруг Кото крикнул:— Вы… вы преступник! Вы заставили нас создать искусственный айсберг, чтобы… погубить… чтобы…Муцикава договорил за него:— …чтобы этот айсберг, дрейфуя вместе со льдами, случайно наткнулся на трубу Арктического моста и пустил ее ко дну. Х-ха! Не это ли, Кото-кун, хотели вы сказать, извините?— Замолчите! — крикнул Кото срывающимся голосом. — Теперь я понял все! Теперь я знаю, почему остался в тайне наш вылет! Это было нужно американским судоходным компаниям, с которыми вы вошли в преступную связь!— Потише, мой мальчик! Я не привык, когда около меня кричат. У меня начинают болеть уши.— Преступник! Вы хотите погубить тысячи ни в чем не повинных людей! Вы хотите погубить замечательное техническое сооружение, и все в своих личных, низменных целях!— Философия и запах тухлой рыбы на меня действуют одинаково, Кото-кун. Извините, не переношу.— Ах, вы смеетесь! Я знаю… я понимаю, что не могу предотвратить столкновение. Но люди… люди! Я должен спасти их! Я сейчас оповещу о вашем злодеянии весь мир. Пусть люди бегут из туннеля, пока не поздно. Я сейчас… сейчас сообщу это в эфир!Дрожащими руками Кото вертел ручки радиопередатчика.— Назад! — крикнул Муцикава.«Всем… всем… всем…» — выстукивал Кото ключом.— Назад! — крикнул Муцикава вне себя от гнева. — Назад! Изменник!«Передайте… эвакуировать русский подводный док. Гибель…»Муцикава схватил прислоненный к стене тяжелый лом и со всего размаха ударил им по радиопередатчику. Раздался звон разбитого стекла. Ящик с грохотом упал на дно кабины. Посыпались осколки.— Транзисторы! — в ужасе крикнул Кото, отскакивая от Муцикавы. И вдруг животный страх овладел им. — Что вы сделали? Что вы сделали? — закричал он. — Ведь теперь мы не сможем дать о себе знать! Мы погибли!Муцикава скрестил руки на груди и зловеще процедил:— Да, погибли, щенок лисицы!.. Из-за тебя… Нас никогда не найдут. После гибели Арктического моста даже побоятся искать, чтобы не навлечь подозрений на Трансполярную воздушную компанию.— Нет! Это ты погубил нас, зловещий ворон и преступник! Мы должны искать дружбы с Россией, а ты… — крикнул Кото и бросился к Муцикаве.Муцикава отступил и схватился за лом. Кото быстрым взглядом окинул кабину. Тень Муцикавы, отбрасываемая керосиновой лампочкой, прыгала по стене и на секунду открыла висящее ружье. В одно мгновение Кото оказался около стены и схватил его. Удар лома выбил у него из рук оружие. Кото уцепился за лом, не давая Муцикаве его поднять. С проклятием Муцикава бросил лом и выхватил нож. Кото отскочил. У него тоже висел у пояса нож.Оба японца с ножами в руках стояли друг против друга.Муцикава прыгнул первым. Кото схватил его за руку, нож замер в воздухе. Но и нож Кото не мог опуститься. Муцикава также перехватил его руку, а в следующее мгновение ударил его ногой в живот. Кото вскрикнул, притянул к себе Муцикаву и вместе с ним повалился на пол. Со стоном оба катались по полу, налетая на валявшиеся предметы.Вдруг дверь открылась. На пороге выросла фигура американца с перевязанным глазом.— О'кэй! — сказал он хрипло и деловито и, высоко подняв лом, стал выжидать, когда нужная ему голова примет удобное для удара положение. Глава вторая. НА ДНО — Где Корнев? Где начальник строительства?— Не знаем.Площадка звенела под быстрыми грузными шагами.— Андрея Григорьевича не видели?— Нет. А что такое, товарищ Денисюк?— Куда это он бежит?Одышка прерывала голос:— Корнева!.. Корнева!.. Андрея Григорьевича!..— В чем дело, Денис Алексеевич?— Что случилось?— Андрей Григорьевич около сальника. Вон он стоит, видите?— Андрей! — Денис остановился, хватаясь за перила площадки.Сквозь грохот катящихся кранов Андрей услышал этот крик. Он быстро повернулся, настороженно вгляделся и сразу узнал Дениса.— На вот… читай, — протянул Денис радиограмму.Пока Андрей пробегал глазами депешу, Денис подтянулся, одернул китель и сердито посмотрел вокруг.— Что такое? Это мистификация!— То ж не мистификация! Подпись видел? Сам Волков подписал.Андрей озабоченно посмотрел на Дениса, еще раз перечитал радиограмму и спрятал ее в карман. Лицо его стало твердым, суровым. Он подошел к перилам и крепко сжал их, упрямо нагнув голову. Денис выжидательно стоял рядом.— Товарищ Корнев, товарищ Корнев! — По площадке бежал человек. — К телефону! Степан Григорьевич просит.Денис посторонился, давая Андрею пройти. Заложив руку за пуговицы кителя и насупившись, Денисюк застыл в напряженной позе.— Денис! — послышался наконец сзади голос Андрея.По металлу площадки зазвенела отлетевшая пуговица. Денис круто повернулся.— Придется действовать, — тихо сказал Корнев. — Еще одна радиограмма от Седых с прямым приказанием. И Степан говорил только что по телефону о каком-то таинственном сообщении из Полярного бассейна… — И, пожав плечами, он, улыбнувшись, добавил: — Какой-то неизвестный друг… Слишком романтично!— Так что же ты медлишь?— Я уже дал распоряжение об эвакуации дока. Видишь?Туннельный комбайн остановился. Рабочие поднимались на площадки и шли к открытым платформам, задержанным после очередной доставки грузов.— Если бы это зависело только от меня…— Конечно, — прервал Андрея Денис, — ты бы не посчитался с неизвестным предупреждением с севера.— Я не вижу причины для паники.Денис провел пальцами по усам и улыбнулся.Рабочие проходили мимо. Никто ничего не спрашивал. Полученное распоряжение они выполняли, но движения их были торопливы, а лица напряженно-скованны. Может быть, впервые за много месяцев работы люди почувствовали, что над их головами стометровая толща воды с вечно дрейфующими льдами Северного Ледовитого океана, а в километрах под ними его дно.Андрей с каменным спокойствием наблюдал за всем происходившим, лишь пальцы его нервно комкали полученную радиограмму.Когда люди заполнили последние платформы, а на площадке осталась еще толпа рабочих, тревога стала вырываться наружу.— Расскажите нам, что же случилось?— Не тревожьтесь, хлопцы! — послышался громовой голос Дениса. — Вагоны будут для всех. Сейчас мостовые краны перебросят запасные платформы. Эвакуация происходит в целях предосторожности. Реальной опасности пока нет.Ропот пробежал по толпе.— Скрываете!.. Сознательности у нас хватило бы… По доброй воле сюда шли.Эвакуация подводного дока происходила с поразительной быстротой. Все действовали по специально составленному на тот случай расписанию, без толчеи, без излишней спешки, люди вели себя как на огневой позиции, безоговорочно подчиняясь приказу, хотя и страдали от неведения.Вагонов хватило. На последней платформе оставались незанятые места.Огни в большом зале погасли. По металлической площадке бежали одинокие фигуры опоздавших людей. Поезд не отправлялся.— Все сели? — рявкнул Денис.— Все, все! — отозвались из вагонов.Денис подошел к микрофону и сообщил по всему доку, что последний вагон отправится через несколько минут.— А то кто ж здесь стоит? Особого, будь ласков, приглашения дожидаешься? — накинулся парторг на одного из рабочих, прислонившегося к стенке.— А я вот… жду… когда они, — указал Коля Смирнов на Андрея Корнева.— Уж то будет не твое дело! — Денис повелительно указал Коле на платформу.Коля колебался, но, взглянув на шевелящиеся усы, полез в вагон.— Теперь до тебя очередь доходит, Андрей Григорьевич, надо садиться.— Мне? — нахмурился Андрей. — Я остаюсь.— Ты что, с ума сошел? Приказ — эвакуироваться всем.— Капитан последним покидает погибающий корабль. Мой же корабль не погибает, но может погибнуть, если останется без капитана.— Брось, Андрей Григорьевич, рассуждать! То ж время не ждет, сидай!Андрей упрямо покачал головой. Что-то было в нем сейчас от прежнего несдержанного юноши.— Если помпы останутся без присмотра, док может пойти ко дну, погибнет туннель. Я эвакуирую туннель, выполняя приказ, но сам я отсюда не уйду!— Андрей Григорьевич, время уходит… сидай!Андрей упрямо свел брови:— Товарищ Денисюк, извольте сесть сами в спасательный поезд. Я приказываю вам как начальник строительства! Я остаюсь здесь! Все! — Андрей круто повернулся и пошел по металлической площадке.Он не хотел больше спорить с Денисом, а потому свернул в первый попавшийся коридор.Гулко раздался гудок электровоза. Андрей провел рукой по горлу, стал расстегивать воротник. Слышно было, как звякнули сцепки, потом загромыхали колеса. Долго слышался звук удаляющегося поезда.Потом настала тишина. Фигура Андрея одиноко вырисовывалась на слабо освещенной стене. Было слышно, как через сальниковое устройство в центральном зале капает вода.Андрей передернул плечами, потом повернулся и вышел в тускло освещенный, недавно еще наполненный грохотом центральный зал. Кругом было пусто и темно.Никогда не предполагал Андрей, что может существовать такая тишина, полная звона металлических стенок, тишина, от которой было больно в ушах и жутко.— Хо-хо! — крикнул Андрей.Эхо загудело и ответило ему. И вдруг Андрей совершенно явственно услышал:— Гей! Гей!..Ему почудилось? Нет, это не эхо! Послышались гулкие шаги.Человек! Кто-то отстал от поезда!Андрей торопливо направился навстречу движущейся фигуре, готовый распечь отставшего. Неприятное чувство одиночества и необъяснимый страх сразу исчезли.— Денис! — вдруг удивленно воскликнул Андрей.— Есть! — весело отозвался парторг.— Почему ты не уехал?— А чтобы тебе подсменным быть, — улыбнулся тот, — вместе сторожить будем.Андрей хотел строго посмотреть на него, но вместо этого крепко обнял друга.В полной тишине обошли они пустынные, слабо освещенные помещения дока. Заглянули во все закоулки — не остался ли кто случайно. Они не разговаривали, но тишина теперь не была уже такой гнетущей.— Это даже хорошо, что мы с тобой здесь остались, — улыбался Андрей. — Мне давно кое-что надо было обдумать.— А мне, знаешь, надо выспаться. До того не высыпался последний месяц, представить себе не можешь!Помолчали. Денис покряхтел, потом посмотрел на часы:— Порядочно времени уже прошло.— Незаметно, не правда ли?— Наши уже далеко отъехали. Боюсь, влетит нам с тобой…Андрей вздрогнул:— Денис! Ты слышал? Что это?Денис насторожился:— Постой трошки. Действительно, что ж то буде?Вдалеке что-то ухнуло, опять…Денис нахмурился.Помолчали, прислушиваясь. Снова удары.— Мины рвутся!— Если это нападение, — сказал Денис, — то я нападающим не завидую.— В кабину центрального поста управления! Надо контролировать, какие мины взрываются! — приказал Андрей.Оба размашистым шагом, держа ногу, направились в глубь дока. Издалека один за другим доносились глухие взрывы.Через минуту Андрей и Денис были на центральном посту управления. На экране выскакивали сигналы.— Вот так черт! Кто ж это может быть? Какая подводная флотилия зараз взрывает сорок семь мин первого пояса?— Флотилия движется на нас. Нападающие находятся сейчас в пятнадцати километрах от дока.— Надо соединяться с Мурманском.— Подождем. Если нападающие прорвались через первый защитный пояс, они должны натолкнуться на второй. Тогда и позвоним.— Как прикажешь.Молча просидели час, смотря на часы.— Ну, кажется, все благополучно. Надо думать, нападающие отбиты. Можно и тревоге отбой дать. Если бы они двигались даже и черепашьим шагом, то все равно натолкнулись бы на второй пояс.Вдруг сигнальные лампочки одна за другой стали зажигаться на мраморной доске. Андрей вскочил и посмотрел на Дениса.— Рвутся, — глухо произнес тот.— Взрываются те же самые номера мин… Какая-то масса строго определенных размеров надвигается на нас. И этой массе никакие взрывы нипочем…— Ничего не разумию… Что то может быть?Андрей провел рукой по лбу:— Денис, это может быть только… только ледяная гора.— Ледяная гора? Невозможно, Андрей Григорьевич! Откуда зараз тут айсбергу появиться?— Я не могу… не могу объяснить, но совершенно очевидно, что на нас надвигается ледяная гора. Судя по скорости движения этого неизвестного айсберга, через двенадцать минут должны начать взрываться мины третьего пояса.Эти минуты были длиннее часов.Но вот, словно включенные стрелкой, отсчитавшей двенадцатую минуту, зажглись сигнальные лампочки мин третьего пояса.— Те же номера. Это ледяная гора.— Н-да… плохо…— Это конец, — произнес Андрей.— Ко-нец… — неопределенно протянул Денис.— Денис, это я виноват, что ты остался здесь… Прости!Денис поморщился.— Соединись с Мурманском, — посоветовал он.Андрей покраснел, потом овладел собой и снял трубку. На сигнальной доске продолжали зажигаться лампочки, сигнализируя о взрывах мин, сотрясавших стенки дока. Взрывы ухали один за другим с точностью часового механизма. Что-то страшное, неотвратимое надвигалось на Арктический мост……Степан Григорьевич Корнев расхаживал по своему кабинету в здании управления строительством Арктического моста. Он ждал сообщения о прибытии поезда с людьми из подводного дока и закуривал одну сигарету за другой, бросая их после первой же затяжки прямо на пол. То и дело он подходил к аппарату прямой связи с Москвой и уже четыре раза говорил с Николаем Николаевичем Волковым. Николай Николаевич сообщил ему, что все радиостанции и радисты коротковолновики-любители старались еще раз поймать таинственную волну из Полярного бассейна. Благодаря тому, что первые сигналы были одновременно приняты в разных местах, удалось приблизительно установить, что загадочная радиостанция находится где-то в районе подводного плавающего дока.Раздался звонок телефона, соединенного непосредственно с доком. Степан Григорьевич отскочил от аппарата: в подводном доке кто-то есть!Дрожащей рукой он снял трубку:— Андрей? Ты? Почему ты остался?— Степан… — послышался далекий голос Андрея. — Мы здесь вдвоем с Денисом. Я должен сообщить: на док надвигается что-то большое. Предполагаю, что это ледяная гора.— Ледяная гора? — недоверчиво переспросил Степан Григорьевич.— Исход ясен, — произнес твердо Андрей. — Док погибнет. Он потащит за собой туннель, изуродует, погубит его. Аварийные, водонепроницаемые переборки могут не спасти…— А ты? Ты? — воскликнул Степан, стараясь удержать телефонную трубку.— Не будем говорить обо мне. Это неважно. Я хотел говорить с тобой о другом. Боюсь, что гибель туннеля скомпрометирует всю идею Арктического моста.Степан Григорьевич сел в кресло, поставил оба локтя на стол, опустил голову.Андрей заторопился, словно боясь, что не успеет сказать:— Прежде всего строительство… Понимаешь, его надо продолжать… Катастрофа… она не должна повлиять… Скажи об этом Николаю Николаевичу. Он поймет.Степан Григорьевич молчал. Он держал трубку обеими руками, словно кто-то пытался ее вырвать.— Степан! Ты слышишь меня? Слышишь? Ане передай… Ну, ты понимаешь… Передай…— Хорошо… передам, — сдавленным голосом произнес Степан.— Что передашь? Степа, что ты ей передашь?— Передам, что ты ее любишь.Андрей помолчал.— Хорошо… передай… Она всегда со мной…Снова помолчали.Степан до боли прижимал к уху телефонную трубку. И вдруг он понял, что не слышит больше Андрея. В телефонной трубке не было больше никаких звуков.Степан Григорьевич вскочил, стал стучать рычагом аппарата.Обрыв… Обрыв! Оборвался провод, отключен туннель!..Открылась дверь, появился секретарь:— Степан Григорьевич, разрешите доложить. Поезд с людьми из подводного дока прибыл.Своим обычным, спокойным голосом Корнев сказал:— Хорошо, хорошо… Пусть вагоны разместят по баракам. Надо покормить их… Людей поставьте на запасные пути…Секретарь не поверил ушам — что он такое говорит?! — но увидел, как трубка выпала из рук Корнева, и все понял.На следующий день весь мир был потрясен известием о гибели советского подводного дока и автора Арктического моста инженера Андрея Корнева. Глава третья. ПРОРУБЬ Человек с черной повязкой на глазу бессильно опустился на сани.— Десять… десять миль! Мне кажется, я тащил эту поклажу по меньшей мере двести миль.Его спутник неуверенно ощупал палкой черные тени на снегу, потом вернулся к саням и, сгорбившись, сел рядом со спутником.В темноту уходили загроможденные торосами ледяные поля. Путники некоторое время сидели неподвижно, но скоро мороз победил усталость, и они стали греться, неуклюже топчась на месте.Внезапно страшный удар расколол воздух.Оба человека упали грудью на мешки, сползли на снег. Лежали скорчившись, боясь пошевельнуться. Вот оно, грозное сжатие льдов! Сейчас следом за первым ударом рухнет от грохота небо, ледяным хребтом поднимется взломанное поле…Дрожа, люди ждали своей участи.Снова раздался громовой удар. Прямо перед ними взметнулся фонтан льда. На мгновение он сверкающим тюльпаном застыл в морозном воздухе. Люди осторожно выглянули, прячась за сани. Повсюду валялись льдинки, мерцая свежими изломами. На месте поднявшегося фонтана чернела полынья, обрамленная белым снегом. На поверхность всплыло что-то черное, похожее на спину чудовища.Туча набежала на луну, металлический свет погас. Люди скорее угадывали, чем видели происходящее перед ними.И вдруг, вскочив, они побежали прочь.Они бежали, пригибаясь к земле, как бегут солдаты по простреливаемой местности. Бежали молча, задыхаясь, спотыкаясь. Подхваченные сани волочились на боку.Никто не преследовал беглецов. Над полыньей было темно и тихо. Поднялся ветер. Он с шуршанием увлекал сухой снег, быстро заметая следы. Тучи плотно закрыли небо, хмуро опустились над темными льдами…Когда Андрей Корнев понял, что телефонный кабель оборвался и он никогда больше не услышит голоса брата, необыкновенное спокойствие овладело им. Сосредоточенно нахмурив брови, он продолжал неторопливо постукивать рычажком аппарата.Вдруг задрожали стены дока. Издалека донесся скрежет металла. Андрей передернул плечами и осторожно положил трубку телефона.Вот оно! Ледяная гора уже захватила трубу и влечет ее за собой.А может быть, якоря удержат ее? Андрей встал и усмехнулся.С шумом распахнулась дверь.— Андрей! Живо вниз — сальник прорвало!— Зачем? — безразлично спросил Андрей. — Не все ли равно, где!— Как зачем? — побагровел Денис. — Без разговора! Зараз за мной вниз!Андрей махнул рукой, но вдруг порывисто повернулся:— Есть, товарищ Денисюк! Хвалю за инициативу!Денис улыбнулся и что-то пробурчал.Они уже бежали по коридору. Вокруг все сотрясалось. Слышался усиливающийся шум, будто струя водопада била в металлическое дно.Чтобы спуститься вниз, нужно было пересечь центральный зал. Тусклые лампочки все еще освещали пустынный док. Со стороны труб туннеля слышался грохот. Сальник был пробит. Струя воды, похожая на длинный прозрачный цилиндр, летела со страшной силой, протянувшись на несколько десятков метров. Бурлящий поток несся по дну дока, заливая металлическую площадку.— Скорее! — оглянулся Андрей на Дениса.Тот, красный, с напряженно вздувшейся шеей, хотел сделать Андрею знак, но поскользнулся на мокром металле и чуть не потерял равновесие.Волна обгоняла бегущих. Люди шлепали по щиколотку в воде. Наконец они поравнялись с коридором. Пена рвалась вперед, как бы показывая дорогу.Андрей не мог удержаться, чтобы не оглянуться. Темные переплеты теней на своде, словно зачеркнутые строчки, смотрели на него из полутьмы сборочного зала. Док гудел, усиливая шум пробившейся в сборочный зал воды. Вот и вертикальный колодец. По винтовой лестнице спускались под холодным соленым душем. Денис и Андрей мгновенно промокли до нитки. В отсек шлюзового отделения через люк, в который они спустились, водопадом лилась вода.— Эх, задраить бы люк! — прошептал Денис.— Некогда… К подводной лодке! — скомандовал Андрей.Подводная лодка водолазной команды стояла сейчас в воздушном шлюзе. На полу слабо освещенной камеры плавали в воде какие-то ящики.— Продукты? — посмотрел на Дениса Андрей.— Так точно… И одежда.— Здорово! Когда успел?— Да когда ты по телефону говорил.Всплывшие ящики ловили и переносили внутрь лодки.— Довольно, — устало проговорил Андрей.Вода была уже по пояс. Денис взобрался на мостик лодки и протянул руку Андрею:— Лезь, Андрей Григорьевич!— Нет, надо плыть.— Куда?— Включить механизмы.Денис кивнул. Андрей несколькими сильными движениями доплыл до переборки, на которую не раз оглядывался во время погрузки. Вода уже почти достигала щита управления, где виднелись приборы и кнопки.Ухватившись за край мраморного щита, Андрей подтянулся на руках, нащупал ступеньку и встал на ноги. Вода доходила ему до груди. Шум падающей сверху струи все усиливался…Неожиданно наступила полная темнота.— Эй! Эй! — Голос Дениса был едва слышен из-за рева воды.«Все ли погибло? — с удивительным хладнокровием подумал Андрей. — Если это повреждение только одной осветительной сети, еще есть надежда. Если же повреждено аккумуляторное питание механизмов…»Осторожно Андрей нащупывал кнопки, стараясь восстановить в памяти их расположение. Каждая кнопка была ему известна: когда-то Сурен знакомил его с чертежом щита.Андрей нажал кнопку «выдержки времени». Теперь механизмы должны были сработать не сразу, а спустя четыре минуты. Сначала закроется шлюзовой отсек, изолировав шлюз от дока, а потом должен открыться люк, соединяющий шлюз с океаном.«Должен открыться, но откроется ли?»Ощупью Андрей двинулся обратно.Шум струи изменился. Андрею казалось, что вода стала прибывать скорее.— Эй… эй!.. Андрей! Эй! — кричал время от времени Денис.Блеснул огонек. Это Денис зажег спичку.«Не подмочил!» — почему-то подумал Андрей.Он увидел Дениса, который, согнувшись, сидел под самым потолком.«Значит, лодка уже всплыла… Еще немного — и люк упрется в свод. Тогда уже не попасть внутрь».Андрей напрягал все силы, стараясь подплыть к лодке, но вода несла его к противоположной стенке.«Четыре минуты… Только четыре минуты! За это время надо еще успеть задраить люк, иначе океанская вода под давлением десяти атмосфер ринется в лодку».Денис, лежа на площадке и инстинктивно упираясь рукой в свод, зажигал одну спичку за другой.— Бери… бери руку-то!— Где? Давай!Андрей в непроницаемой тьме не видел Дениса, но уже ощущал металл обшивки.— Здесь… сюда… сюда…Рука Дениса нащупала плечо Андрея. Пальцы вцепились клещами.— Тише ты… Больно ведь!Андрей стукнулся головой о свод шлюза, со стоном скатился в лодку по ступенькам трапа. Денис уже задраивал люк.— Зараз, товарищ начальник! — обернулся он с улыбкой.В подводной лодке ярко горели электрические лампочки. Было сухо, тепло, уютно.Андрей стоял, потирая ушибленную при падении руку. Электрический свет как-то успокаивал, вселял надежду.— Однако и жалкий же у нас с тобой вид, Денисище! — попробовал он улыбнуться.— Не парадный, — согласился Денис.— С выдержкой времени… Теперь надо ждать минуты две. Если механизмы исправны и сработают, то откроется люк, соединяющий нас с океаном.— Ну, авось, будь ласков… откроется, — серьезно и тихо сказал Денис, проводя руками по мокрым волосам.— Тогда мы сможем выбраться из дока, но при условии…— При каком?— Если док уже не опустился так глубоко, что наружное давление воды намного превышает десять атмосфер. Тогда нашу лодку раздавит, как скорлупу.— Ну что ж, — пожал плечами Денис, — две минуты не так много, можно подождать. Давай смотреть на этот манометр. Он покажет внешнее давление.Денис и Андрей уселись в кресла кабины управления и откинулись на спинки. Глаза их не видели ничего, кроме манометра.Денис стал считать вслух. На счет «восемьдесят шесть» стрелка манометра прыгнула.— Одиннадцать атмосфер! — воскликнул Денис.— Люк шлюза открыт. Док опустился лишь на десять метров. Дорога в океан свободна!— Торопиться надо, Андрей Григорьевич. Док-то опускается… Как бы не раздавило… — засуетился Денис.Заработали винты подводной лодки, включился прожектор. Сквозь стекла смотрового иллюминатора было видно, как медленно проплывали цилиндрические стены шлюза. На мгновение они сблизились — и вдруг исчезли.— Океан! — облегченно воскликнул Андрей.— Есть океан! — бодро откликнулся Денис.Оба внимательно посмотрели друг на друга.— Теперь обдумать надо нам с тобой, Андрей Григорьевич, как поступать.— Всплыть под лед немедленно, пока не истощились аккумуляторы подводной лодки. В торпедном аппарате у нас есть торпеды?— Имеются целых две — добре, как по инструкции.— Надо только отплыть подальше от этого места. Наверняка выйти за пределы айсберга.— Есть отплыть!— А потом переодеться.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
 текила rooster rojo 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я