научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 установка шторки на ванну цена 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Если бы «Конституция» и ее «братья» подошли на достаточно близкое расстояние, они раскромсали бы на куски корабль барона Харуми и его эскорт. Все системы кораблей были бы выведены из строя, воздух вышел бы в космос, а экипажи так бы никогда и не узнали, что за дьявол на них напал.
Но ничего подобного не произошло. Ни один корабль не появился на орбите. Не было видно даже спасателей, обычно сопровождавших эскадру. Зато корабли, курсировавшие по другую сторону границы Ямато, моментально сбежали, как только обнаружили корабли Эллиса. Тем самым они внесли путаницу в систему Маршалла-2, где блуждали пираты Ким Вон Чуна.
— Говорят, Уюку купил себе новый корабль и два шаттла, — проговорил Хавкен.
Эллис промолчал, ожидая, что еще скажет командор.
— Я слышал, что он вылетел из Харрисбурга без государственного разрешения и паспорта. Ты об этом что-нибудь знаешь?
— Мы слишком далеко от Харрисбурга, командор.
— Да, но это не ответ на мой вопрос, — проворчал Хавкен.
— У меня слишком много своих забот, чтобы думать об Уюку.
Эллис вспомнил, как в июле они с Уюку разрабатывали совместные планы, как раз за неделю до свадьбы Джона. Они сидели в доме Хавкена в Линкольне и за его спиной пили за будущие полеты в Нейтральную Зону. После этого Уюку все очень быстро устроил в Харрисбурге и Норфолке. Получив кредиты от Эллиса и сложив их со своими, а потом добавив и те, что передал Окубо, он купил легкий маневренный корабль и пушки Стэнтона, снарядив экспедицию для нового путешествия на Садо. Если бы Уюку добрался туда раньше, чем разгромят Харуми, ему удалось бы спасти или выкупить Дюваля вместе с остальными американцами и безнаказанно сбежать.
— Мы не будем устраивать там праздничный салют, — говорил Уюку, в предвкушении радужной перспективы. — Всего лишь невинная торговля лошадьми с губернатором Угаки — открыто, честно и по-дружески. Затем, когда наши окажутся на борту, мы взлетим над Ниигатой и оставим прощальное послание — выжжем клеймо на заднице Нисимы.
Эллису вспомнились слова Ким Вон Чуна, говорившего с сильным акцентом: «Ямато обладают большой и пылкой щедростью! Лично я просил у японцев только кредиты, но много раз они почему-то пытались всучить мне также и свои жизни!» Больше всего Эллиса радовала мысль, что экспедицию по спасению Дюваля финансировал Окубо. Стрейкер надеялся, что если Джон будет верен себе, то денежная сумма для выкупа станет всего лишь приманкой и возвратится назад, увеличившись в несколько раз. Но, видимо, что-то сорвалось. Десять дней прошли, а эмиссар барона Харуми так и не появился. «Неужели восстание охватило весь Американо? — терялся в догадках Эллис. — Что, если Хальтон Хенри достиг успеха и Линкольн восстал против Президента?» Внезапно Эллис почувствовал страх за жизнь Ребы Лаббэк.
— Тебе приказано изменить курс и лететь в сторону Либерти.
— Что?! — вскричал Эллис, словно его окатили ледяной водой.
— Сейчас. Немедленно. Для тебя есть другая работа.
Хавкен вспомнил, какое волнение охватило его, когда Эллис поднимался на борт его корабля в Харрисбурге. Они отправлялись отнюдь не на пустяковую прогулку. Командор понимал, что двуличные политики в Линкольне отнимали у Эллиса все шансы для решительных действий.
— Что произошло? — мрачно спросил Эллис.
Хавкен с досадой ударил ладонями по перилам.
— Пограничные порты закрыты. Я пренебрег приказом Лаббэка и прилетел сюда. Ты знаешь, что Уотерс и Уэстерленд уже хозяйничают на Дакоте и Айове. Они контролируют Огайо и выбрали цепь Акрон первой орбитой для приземления отрядов Харуми.
— Но прежде чем достичь Акрона, Харуми должен появиться здесь!
Хавкен покачал головой.
— Возможно, их остановят, но без твоей помощи. Хальтон Хенри находится сейчас в исправительном лагере возле Линкольна. Президент — в своем Военном кабинете на горе Райнье. Ее двоюродный брат адмирал Хандсон командует армией, противостоящей мятежникам. В Линкольне ходят слухи, что барон Харуми поклялся уплатить своим самураям кредитами из Центрального Американского банка. Он собирается заставить Президента публично поклониться ему возле памятника Вашингтону и хочет, чтобы все это транслировалось по телевидению. Уотерс раздувает эти слухи среди командования своей армии. Уже сейчас семьсот тысяч человек готовятся перебраться на Иллинойс.
Эллис весь сжался от напряжения.
— Но я не могу оставить станцию! Барона Харуми надо задержать!
Хавкен закрыл глаза. Он заранее приготовил ответ.
— Делай то, что я сказал. Это ложные слухи. Харуми не появится здесь, а мятеж вскоре будет подавлен.
— Но неужели Харуми даже не попытается пробиться? Ведь это единственный путь к Американо. Не может быть, чтобы Окубо нас обманул!
— Нет. Харуми написал Окубо письмо, в котором сообщил, что пошлет помощь после освобождения Люсии Хенри. Он считает, что это станет настоящей проверкой чувства ненависти американцев к Алисе Кэн и доказательством того, что мятежники победили. Но повстанческая армия никогда не сможет освободить Люсию, потому что ей до нее не добраться. Мятежники даже не знают, где она сейчас находится. Тэпси Дусен и Рейч Садлер увезли ее куда-то к цепи орбит Аляски, а это слишком далеко, чтобы армия Уотерса проникла туда без помощи Харуми.
Эллис сразу же понял, что восстание обречено: никакой поддержки без Люсии и гибель Люсии без поддержки. Замкнутый круг. Такое мог придумать только Лаббэк.
— Кто же убедил Харуми согласиться на эти условия? Держу пари, что это дело рук секретаря! — сердито проговорил Эллис. «Двуличный ублюдок! Ты предупредил Харуми! — гневно подумал он о Лаббэке. — Какого же черта я торчал здесь почти две недели?!»
— Тебе известно, что предпринимал Конрой в последнее время? — спросил Эллис.
Хавкен пожал плечами — он хотел рассказать меньше, чем знал.
— К сожалению, планы Лаббэка вовсе не обязательно должны совпадать с нашими, Эллис.
Этого было достаточно, чтобы Стрейкер сорвался.
— Давай, командор! Выкладывай все напрямую!
Хавкен сверкнул глазами, возмущенный нарушением субординации и несдержанностью Эллиса, но попытался успокоить его.
— Видишь ли, цель Конроя — остановить мятеж, и он может быть подавлен, если предотвратить поддержку мятежников со стороны Ямато. Поэтому Ямато нужно помешать. Это не значит, что следует уничтожить армию Харуми — просто необходимо помешать ей, чтобы она не достигла сектора Американо.
— Конечно, я понимаю! — мрачно проговорил Эллис. — В этой гнусной игре армия Харуми вообще не имеет никакого значения. Она только хочет перебросить миллионные отряды на Гуам, чтобы держать его под своим контролем. Кто кого пытается обмануть, Джос?! — Стрейкер ударил кулаком по стволу пушки. — Какого дьявола мы покупали эти установки?!
— С таким же успехом ты мог бы лететь с грузом металлолома, — невозмутимо ответил Хавкен.
— Ты не представляешь, в какую ситуацию я попал.
— Да, я тебя понимаю, — тон Хавкена стал доверительным. — Но у нас нет другого пути. Лаббэк действует очень гибко и изощренно. Он предотвратил гибель армии Харуми и дал этим понять, что не стремится к войне. Он сделал примирительный жест в сторону Ямато, в то же время отвергая политику японцев в Нейтральной Зоне. Окубо выставлен дураком в глазах Харуми.
— И я тоже!
— Он отнял у нас время для осуществления своих планов.
— Он отнял у меня шанс для решительного удара! — Эллис снова стукнул кулаком по стволу, так что на суставах выступила кровь. Он подумал, что гнев Ким Вон Чуна будет страшен. Стрейкер кормил свой экипаж и союзников обещаниями славы, а теперь ему придется их разочаровать. Теперь ничто не восстановит его доброе имя. Он навсегда потерял доверие людей, которые относились к нему с таким уважением.
— Лаббэк — гнусный и скользкий тип! Пропади он пропадом!
Глаза Хавкена сузились.
— Будь осторожен, Эллис. Конрой — человек опасный, как змея. Хорошо еще, что он не действовал против нас. Мятеж провалился, а повстанцев сотрут в порошок войска Эрлз и Хандсона. Скоро Люсия и Хальтон Хенри будут осуждены и получат по заслугам. Конроя назначат вице-президентом, и все это произойдет без участия Ямато. Лаббэк одержал полную победу, не выходя из собственного кабинета. Он будет вспоминать об этом, как о приятной вечеринке. Но ты со своим бешеным темпераментом и независимостью представляешь для него опасность.
Эллис посмотрел на капитанский мостик, где на своих постах стояли вахтенные. Они прислушивались к их разговору, но старались не показывать вида. Эллис заметил Мосса, Ривели, Брауна и Грубера. Все они вернулись живыми после неудачи на Садо. Прошло уже больше года с тех пор. Стрейкер знал, как они хотели свести счеты за погибших товарищей. «Хороший экипаж, — подумал Эллис, — надежный. С ними можно отправиться даже в ад и надавать черту по заднице. Таких людей не дергают за ниточки, словно марионеток, как Хавкен дергает меня. Нельзя обманывать их!»
— В каких ты отношениях с правительством? — с горечью спросил Эллис.
— Официально мы всего лишь пираты. Однако Ямато, скорее всего, восстановит дипломатические отношения с Американо, потому что мятеж провалился, и она вынуждена примириться с ходом событий. Конрой выиграл эту партию.
— А что Окубо? Я уверен, мы не будем в безопасности, когда он все узнает.
Хавкен глубоко вздохнул, обдумывая каждое слово.
— Сомневаюсь. Я думаю, Конрой был точен, как всегда. Харуми предупредили о предательстве твоего экипажа. Окубо будет знать только то, что твои люди оказались не до конца лояльными. Я полагаю, нам лучше всего поговорить об этом с Кассабианом. У него для тебя есть новое задание.
— Какое еще задание?
— Очень ответственное… Контрабанда.
— Контрабанда?! — взорвался Эллис. — Ты думаешь, я снова позволю себя использовать?
— Черт побери, ты можешь выслушать хоть один приказ без лишних разговоров и препирательств? Это очень важная работа. Я предлагаю тебе не пустячное дело на пять минут.
Эллис смерил Хавкена убийственным взглядом.
— Ну и что дальше?
— Ты должен переправить одного корейского банкира в Американо. Он обеспечит все наше будущее.
Слова Хавкена охладили Эллиса. Он ясно представил себе перспективу. Момент для отказа был совершенно неподходящий, потому что могла раскрыться его двойная игра. В то же время Лаббэк пытается выжать последние капли выгоды из доверия Окубо. Но эта новая задача становилась еще одной неприятной и нежелательной проволочкой. Стрейкер нервно сжал рукоятку пистолета.
— Я не желаю больше выполнять вашу грязную работу, — ответил он Хавкену. — У меня есть собственные дела. Мой брат…
— Тебе некуда деваться без корабля и без паспорта.
— Кто остановит меня? — вспыхнул Эллис.
— Я. И все войска, сохраняющие верность Президенту. Ты погибнешь, если откажешься подчиниться мне, Эллис. Но доставь мне этого банкира, и, я думаю, ты получишь паспорт, чтобы облегчить участь оставшихся в Нейтральной Зоне.
Эллис глубоко задумался.
— Что это за банкир? — наконец произнес он.
— Его зовут Ы То Мэн. У него миссия исключительной важности.
— Какая именно миссия?
— Он жизненно необходим для безопасности Президента. Больше я ничего не могу тебе сказать во имя своей собственной жизни.
— Во имя чего?
— Своей собственной жизни. Ты не ослышался. И жизни Алисы Кэн. Этого достаточно?
Эллис несколько сбавил тон.
— Хорошо. Но что это принесет мне, если я соглашусь? Мне нужно больше, чем какая-нибудь дурацкая бумага!
— Если ты успешно провернешь дело, то получишь в свою собственность этот корабль. Если нет — продолжай и дальше свистеть задницей! — Хавкен злобно сплюнул.
— Черт бы тебя побрал, Эллис Стрейкер! Разве не я взял тебя на борт еще мальчиком? Разве не я вырастил тебя и всему научил? И ради чего? Чтобы ты отнял у меня мой лучший корабль!
Эллис сжал рукоятку пистолета.
— Да, командор, я уже вырос и окреп. Я уже управляю твоим лучшим кораблем и еще четырьмя другими. Если я чему-нибудь и научился от тебя, Джос Хавкен, так это тому, что капитан — хозяин корабля, особенно когда корабль находится за границей. Капитан важнее государственного секретаря, Президента или императора. Сейчас ты на моем корабле! Он находится на орбите, и мы полетим туда, куда я захочу. У меня для решения моих проблем есть «Конституция» и эскадра. Я отправлюсь в Корею; Корейская Конфедерация примет нашу помощь с благодарностью и позволит немного побеспокоить Ямато. Я больше не допущу ошибки. Никто из моего экипажа не откажется участвовать в этом деле!
Хавкен молча на него посмотрел и кивнул в знак согласия. Эллис почувствовал пси-волну, которая развеяла все его сомнения. Какая награда! В древние времена конституция являлась документом, который провозглашал права каждого человека, ей нельзя было не подчиниться. Она погубила многих деспотов… «Конституция» — отличный корабль для осуществления его планов: хорошо спроектированный, быстрый, маневренный и, как убедился Эллис, способный нести на своем борту сверхоружие.
Новый пси-шторм резко повернул космическое колесо фортуны, и Эллис пытался нащупать невидимые нити, которые связывали будущие события. До сих пор плюсом являлось доверие Окубо и любовь Ребы Лаббэк. К этому добавлялась еще и «Конституция». У него будет свой корабль. Эллис дождется, когда Уюку вернется с Дювалем, и тогда они все вместе отправятся в Нейтральную Зону. Ямато увидит, что американцы — гордые люди, что они умеют мстить лучше, чем старики, балансирующие на грани политического равновесия и думающие только о собственной выгоде.
Глаза Хавкена впились в Эллиса, словно читая его мысли. Предупреждение командора прозвучало неестественно мягко:
— Ты меня очень рассердил, Эллис. Но будь осторожен. Конрой жесток и умен. Он в тысячу раз лучше понимает обстановку, чем ты или я. И никакой пси-талант не спасет от сотен шпионов, рассеянных по всему Освоенному Космосу. Учти, Лаббэку обо всем известно! Он фанатично предан Алисе Кэн. Ты видел, как он проложил себе путь к посту вице-президента — ради власти он пойдет на все. Это настоящая змея, он все повернет так, как ему выгодно. Сейчас он благоволит к Ямато и Курту Райнеру. Если хочешь остаться в живых, помни об этом. Иначе ты никогда не увидишь его дочь.
Эллис оцепенел, внезапно вспомнив, как столкнулись рогами два молодых оленя в парке поместья Шатто. Его поразило тогда фанатичное стремление оленей бодать все, что мешает осуществлению их желаний. Искушение спутать карты Лаббэка необычайно велико, но Хавкен прав. Это смертельно опасно, нужно сдержаться на какое-то время. Никто не сумеет отнять у него Ребу Лаббэк. Никто!
ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ
Место действия: Либерти
Утром первого мая личный курьер государственного секретаря Дзиро Ито доставил своему хозяину сообщение, которое его потрясло. Оно вдребезги разбило безмятежность Конроя и подействовало на него сильнее, чем если бы Президент приказала ему покинуть правительство. Когда Ито вошел к нему, Лаббэк был погружен в работу. Он распределял наказания, планируя судебные процессы, чтобы покарать преступления восставших. До этого дня события развивались по сценарию Лаббэка и не выходили из-под его контроля. Разве Курт Райнер не согласился наконец жениться на его дочери? Разве сектор не сумел сохранить мир, избежав войны с Ямато? Разве пограничные системы не поддерживают железную дисциплину, и разве не посрамлены все его враги?
После вспышки насилия консерваторов смута вскоре была подавлена войсками генерала Хандсона. Восстание захлебнулось еще до Дня Благодарения, к концу февраля. Остатки армии Уотерса были уничтожены. Немногочисленные приверженцы Люсии Хенри на Дакоте раскаялись, а их лидеров с позором казнили. Только хитрому, как лиса, Уэстерленду удалось спастись. Он сбежал в гавань Хонсю, где находили прибежище американские политические преступники. Оставалось только два неразрешенных вопроса: что делать с Люсией и Хальтоном Хенри?
Лаббэк обдумал все очень тщательно. «Это несложно, — сказал он себе два дня назад. — Конгресс в один голос требует головы Люсии и с каждым днем все больше настраивает общественное мнение против нее». Но Алиса начала решительно и непреклонно возражать против смертной казни. Лаббэк вспомнил, как она взорвалась, услышав от него это предложение. Лицо ее покраснело, жемчужные серьги в ушах дрогнули, а губы скривились в неодобрительной усмешке. Большие темные глаза округлились и посмотрели на него с ненавистью. Лицо застыло в устрашающей маске — он довел ее до приступа ярости.
Да. Он сделал это сознательно. Алиса находилась на посту Президента уже двенадцать лет и научилась требовать и добиваться. Лаббэк же занимался политикой значительно дольше и знал, что нужно делать, чтобы планы Президента совпадали с его собственными. Она оборвала его речь и сжала кулаки так, что хрустнули суставы. Этой привычкой она напоминала своего отца — властного и непримиримого Оттомана Кэна. Лаббэк все это, конечно же, инспирировал, рассчитывая напугать тех, кто окружал Президента в тот момент. Так и произошло. Он покорно встал и покинул Овальный кабинет, чувствуя, что его маневры точно достигли цели. Но за маской, которую она тогда на себя надела, он увидел ее настоящее лицо: Лаббэк понял, что она не может разрешить возникшую перед ней проблему.
На следующей неделе все обсуждения смертного приговора прекратились. Дело Люсии могло подождать, но с Хальтоном медлить было нельзя. Лаббэк решил сохранить жизнь бывшему вице-президенту, потому что он еще мог ему понадобиться. И так как Президент рассердилась на обоих, Хальтон получил возможность выжить. Позже Лаббэк представит это как желание американского народа. Он обратится к Президенту с предложением помиловать Хальтона и казнить Люсию. Алиса примет это предложение, потому что оно покажется ей мудрым и справедливым, и потому что она полностью доверяет Лаббэку.
Ито торопливо поклонился и вместо предварительных объяснений положил на стол Лаббэка несколько листов синтетической бумаги. Строки официального документа довели Лаббэка до удушья. Чтобы предотвратить появление этого документа, он закрыл пограничные орбиты еще до Рождества и не открывал их до сих пор. Возмездие настигло его, словно молния, от которой он убегал. Но она все-таки ударила в него.
— Эти листки распространялись в районе Колумбии, господин Лаббэк.
— Спасибо, — с трудом проговорил Лаббэк, не успев еще оправиться от шока, хотя в глубине души он предвидел возможность такого поворота событий.
— Благодарю вас, Ито. Уверен, что это не единственная копия.
— К сожалению, все уже знают об этом. Полиция находит листовки в Филадельфии, Харрисбурге и других местах. В новостях говорят, что шила в мешке не утаишь. За границей скоро повсюду узнают об этом. Эти новости распространятся раньше любого эмбарго, которого мы могли бы избежать.
— Вы привезли это сразу, без промедления?
— Да, конечно.
— Вы правильно поступили. Подождите меня здесь, я скоро вернусь.
Лаббэк сложил листки, встал и направился в Овальный кабинет. Вместе с Президентом там находились Ле Гран и двенадцать помощниц. Конрой сразу же понял, что его вторжение оказалось некстати. Оно рассердило Президента, и Алиса даже не взглянула на него, обратившись к Ле Грану:
— Вы плохо выглядите, Отис.
Ле Гран вытер пот со лба.
Государственный секретарь догадался, что он вошел как раз в тот момент, когда Отис замышлял очередную интригу, чтобы развлечь Президента. Это было его любимым занятием. Приход Лаббэка помешал Ле Грану, и он вынужден был замолчать. Немногие могли скрыть правду от Президента, еще меньшее число людей было способно открыто лгать ей в лицо. Но никто никогда не делал этого в присутствии Конроя Лаббэка.
— У меня температура, — сказал Ле Гран, поднимаясь с места. — Наверное, заразился новым вирусом европейского гриппа.
— Хотите, я вызову к вам доктора Кая? — спросила Алиса вкрадчиво.
— Спасибо. Право, не стоит беспокоиться.
— Он выдающийся врач и очень хорошо разбирается в вирусных заболеваниях. К тому же он может сделать вам укол муколина.
— Ничего страшного. Думаю, это скоро пройдет.
Алиса проникновенно посмотрела на Кэрол Форд, свою привлекательную помощницу, которая была любовницей Ле Грана, а потом опять перевела взгляд на него, словно желая сказать: «Ах, Отис, Отис! Грипп здесь ни при чем…»
— Сказать по правде, Алиса…
— Да?
— Сказать по правде, я просто устал. Я… плохо спал прошлой ночью.
На лице Алисы промелькнуло разочарование. Ле Гран коснулся ее руки, но она резко отдернула ее, вспомнив, что за ними наблюдает Лаббэк.
— Отис, ваше время истекло, — проговорила Алиса. — На сегодня вы свободны.
Ле Гран прошел мимо Лаббэка, важный, как павлин.
— Выше задницу, господин секретарь, — любезно прошептал он.
— Позаботьтесь лучше о своей, — галантно поклонившись, ответил Лаббэк.
Ле Гран изящно повернулся и вышел из кабинета. Как только дверь за ним закрылась, среди помощниц Президента раздалось журчащее хихиканье и шепот. Алиса одним взглядом прекратила шум и кивнула Лаббэку. Тот с каменным лицом подошел поближе, держа в руках листок, затем почтительно нагнулся к ней и хрипло прошептал несколько слов. Она мгновенно вскочила и громко хлопнула в ладоши.
— Перерыв. Все свободны.
Ее лицо утратило беззаботность, на лбу собралось множество мелких морщин. Дрожащей рукой она положила листок на стол и начала внимательно его изучать. Алиса не проронила ни слова до тех пор, пока не прочла до конца Декрет Центральной Власти, написанный архаичным канцелярским стилем.
«Относительно некоей Алисы Кэн:
Полномочиями, закрепленными за Верховными Судьями Комитета, от имени Власти Центральной Земли, которой принадлежит право окончательного решения всех судебных дел в Освоенном Космосе и во всех его системах, где подчиняются Небесным и Высшим Законам, стоящим над законами учрежденных секторов, регулируемых пленарной властью…
Мы, видя, что бесчинные действия множатся день ото дня, видя также, что Высший Закон соблюдается все реже из-за подстрекательства вышеупомянутой Алисы Кэн, и так как Мы знаем, что ее душа столь ожесточена и упряма, что она игнорировала все просьбы и указания Центральной Власти, беспокоясь только о возмещении собственных убытков, а также воспрепятствовала представителям Центральной Власти в пересечении границы сектора Американо и причинила им ущерб, Мы вынуждены вершить справедливость.
Мы уполномочены заявить, что вышеупомянутая Алиса Кэн, узурпировавшая власть, а также все ее приверженцы в указанных делах подлежат смертной казни и должны быть изолированы от единого Человечества. Более того, Мы снимаем ее с незаконно занимаемой ею должности в вышеуказанном секторе, а также лишаем всех владений, наград и каких бы то ни было привилегий. Правительство и народ упомянутого сектора, а также всех прочих лиц, которые когда-либо присягали ей, объявляем свободными от любой подобной клятвы и всякого рода обязательств по отношению к ней. А также именем Центральной Власти Мы лишаем указанную Алису Кэн несуществующего звания главы сектора.
Мы предписываем всем военным и мирным гражданам бойкотировать ее приказы, мандаты и законы. Тех же, кто воспротивится настоящему Декрету, Мы также предадим анафеме».
Тяжело дыша, Алиса закончила чтение и подняла затравленный взгляд на Лаббэка. Лицо ее было мертвенно-бледным, тонкие губы нервно вздрагивали. Она резко встала, листок соскользнул вниз и спланировал на пол.
— Согласно этому Декрету, я должна быть убита. Мои подданные либо предадут меня, либо погибнут вместе со мной.
— Алиса…
У Лаббэка не хватало слов. «Вот так в одно мгновение мы оказались в аду, — подумал он. — Это доказывает, если здесь вообще нужны какие-нибудь доказательства, до какой степени усилилось влияние Ямато на Власть Центральной Земли. Подобные парламентские акты использовались триста лет назад! Тогда устанавливались границы секторов, и Центральной Власти было необходимо помешать различным фракциям организовывать без разрешения собственные сектора. Наказанием для всех самозванцев становился смертный приговор. Убийцу, который приводил в исполнение приговор Власти, посвящали в качестве награды в тайну вечной жизни, известную только монахам Центральной Земли.
Теперь угроза, связанная с Люсией Хенри, необычайно возросла, — думал Лаббэк. — Президент должна казнить ее. Захочет ли она? Алиса должна это сделать!»
— Поддержите меня… — холодная рука стиснула его пальцы.
Она дрожала, на высоком лбу выступили капельки пота.
— Все бросят меня, да? Конрой, скажите мне!
— Преданность вашего народа непоколебима и тверда как скала, Алиса.
— А мои враги? Они теперь ополчатся против меня.
— Все ваши подданные искренне вас любят — больше, чем самих себя.
Она вновь вскочила на ноги и начала нервно расхаживать, чуть раскачиваясь из стороны в сторону. В неглубоких нишах кабинета стояли охранявшие Президента преданные морские офицеры в бело-голубой военной форме. Их фигуры были настолько неподвижны, что казалось, будто они не решаются даже дышать.
Лаббэк испуганно посмотрел на безостановочно шагающую Алису и почувствовал, что ее сердце сдавило нечеловеческое напряжение. Ее резкий, изменившийся голос пронзил его, словно кинжал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
 сухое вино каберне крым 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я