научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 накопительный водонагреватель электрический 30 литров плоский 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

В это просто не верится. Прости, дневник, мне хочется плакать от радости. До завтра! 31 августа 200… г . Париж довольно грязный город, и люди очень похожи на людей в Тунисе, который я видела на фотографиях. Лондон я не заметила, потому что была уже ночь, я спала на верхней полке, и мне приснился чудный сон. Надеюсь, вещий. О том, что я учусь в Мерлине на одни пятёрки. И ещё мне приснился ОН, очень красивый и стройный, я запомнила его глаза в круглых очках! Милый Гарри, спасибо, что ты приснился, чтобы подбодрить меня. Надеюсь, мне удастся с тобой повстречаться не только во сне. Сейчас поезд мчится по Шотландии, нам несут чай. Я буду пить чай и мечтать, как всё будет замечательно в Мерлине. Целый год счастья! 2 сентября. Прости, дневник, вчера я не могла найти ни минутки! Какой был день! Замок потрясающий, только немного страшно, но это потому что в детстве я слишком много смотрела сказок про Кощея Бессмертного. 3 сентября. Немного жаль, что я не смогла попасть на факультет Моргнетиль. Нам сказали, что никто из русских детей пока не будет приписан ни к одному факультету, с нами будет работать специальная Лаборатория русских исследований. На завтрак было настоящее манго, это просто вкуснотища. 4 сентября. Я в восторге от занятий. Нам рассказывали про историю древней магии, особенно понравилось про руны. Немного страшно про благородных халдеев и зороастрийцёв. Какие ужасные эти инквизиторы, как жестоко они расправлялись с ведьмами. Кстати, раньше я не знала, что ведьмы всегда помогали бедным и обиженным. Оказывается, они никогда не делали людям зла. 5 сентября. Толик довольно приятный мальчик, мне нравится, что он очень скромный. Правда, слишком часто краснеет. Мне кажется, он боится девочек. Он очень стеснялся, когда мы первый раз пошли на урок очарования. Я выбрала себе кумиром для подражания Наташу Ростову. Но почему-то учитель сказала, что это глупости. Она сказала, что мой кумир будет Анна Каренина». Ваня пролистал несколько страниц не глядя — и вдруг взгляд его зацепил неожиданные строки: «… провалиться сквозь землю от стыда. Я не могу врать! Это значит, что на каждом уроке у профессора Феофрасто я буду терять баллы и через месяц окажусь на полигоне! 23 ноября. Профессор сказал, что если мы хотим избавиться от русской защиты и наконец-то научиться колдовать, мы должны чётко выполнять домашние задания, даже если они на первый взгляд кажутся странными. Обидно, что ни у кого из наших (русских) вообще ничего не получается. Все остальные ребята и девчонки с курса давно колдуют. 27 ноября. Иногда мне кажется, что нас специально заставляют делать разные гадости. Может быть, для того, чтобы в будущем мы могли от них легче защититься. Когда я спросила профессора Коша, зачем надо учиться воровать, он сказал, что это «прививка зла». Веня с ним согласен. Он убеждал меня, что если каждое злое дело совершить хотя бы один раз, то потом тебе уже не захочется повторять эту гадость. Честно говоря, это не очень-то похоже на правду. Однажды в детстве я без спросу взяла чужое яблоко в столовой. Уже на следующий день мне снова страшно захотелось чужого яблока. К счастью, мне тогда влетело, и воровать уже было стыдно. Здесь почему-то рассуждают иначе… 28 ноября. Толик очень страдает. На уроках очарования их заставляют одеваться в женскую одежду ив таком виде бегать по коридорам учебного корпуса. Не представляю, как он это переживёт! Он умрёт со стыда». Ветер рванул страничку, перевернул несколько листов — и Ваня не стал возвращаться назад, потому что новая запись его просто поразила: «… что наличие совести — это свойство людей, совершенно невосприимчивых к магии. Мак-Нагайна утверждает, что совесть это тупость, которая „тормозит полёт мысли мага“. Маг должен задушить свою совесть. Тех, у кого ещё осталась совесть, здесь называют „тупыми муглами“. Оказывается, по-древнехалдейски „мугл“ — это тот, у кого есть совесть… Сегодня я сдуру попыталась возразить, что совесть очень нужна, иначе человек начнёт делать зло и не сможет остановиться, потому что ему будет приятно делать зло. Мне ответили, что русская защита мешает моему мозгу стать свободным. «Совесть — это костыли для слабых», — сказала Мак-Нагайна. Она считает, что настоящий маг должен не ползать, а летать, он должен быть выше слабых простых людей, поэтому в костылях не нуждается. 10 января. Сегодня я плакала всю ночь. Меня перевели в другой корпус, в комнату номер 1313. Я не люблю это число. И мне не нравится корпус Цахеса, здесь так душно и темно, что кажется, что по ночам по стенам должны ползать черви. В гости заходила Эля. Как она изменилась! Мне кажется, она уже никогда не сможет петь весёлые песенки, которые мы вместе распевали в поезде, когда ехали сюда… Ах, какая же я дура! Какая я тогда была счастливая… 12 января. Я не понимаю, что происходит. Я просто не верю своим ушам! Вчера мой любимый профессор Колфер Фост сказал, что маг не должен бояться зла, потому что зло — это всего лишь один из двух равноправных магических компонентов. Любое заклинание смешивается из добра и зла, и если мы будем избегать злых мыслей и чувств, то совсем не сможем колдовать. В таком случае, я не хочу колдовать. Ах, дорогой дневник, мне так плохо! Я совсем одна. Сегодня я хотела рассказать Толику, что мне захотелось домой. Но Толик изменился. Он как-то странно смотрит, точно не слышит моих слов совершенно. Мне кажется, он как пьяный». Ваня оглянулся на рокот мотоциклетного двигателя — по параллельной улице пронёсся мотопатруль. Долго зачитываться нельзя. Царицын и так уже чувствовал, что внутри у него громыхает радостная музыка: вот она, разгадка! Нужно любой ценой привезти этот дневник Савенкову — и всё! В этой тетрадке ответы на все вопросы. Здесь подробно описано, что волшебники делали с детдомовцами, чтобы превратить их в добровольных рабов…Мотопатруль будет объезжать квартал по периметру — это значит, надо сматывать удочки. Царицын сунул тетрадку в карман — и побежал, стараясь не слишком громко шлёпать по мокрым камням. «Вот он, заветный документ для Савенкова, его можно и на любом международном суде предъявить», — улыбался Ваня, предвкушая, как обрадуется Громыч, когда узнает, что больше ни минуты они не проведут в ужасном замке. Скорее, скорее — прочь, домой, на Родину!Огромный, с иглистыми башенками корпус Цахеса чёрной глыбой выдвинулся из полумрака. Где-то здесь, в комнате номер 1313 лежит сейчас в кровати бедная Асенька Рыкова… Ну ничего, Ася, держись. Скоро на Лубянке прочитают твой дневник. И тогда генералу Савенкову будет гораздо легче вытащить тебя отсюда.И вдруг Ване захотелось хоть на миг забежать к этой девочке и сказать ей, что всё будет хорошо. Пусть потерпит ну совсем чуть-чуть. Странное дело… Он никогда не видел её в лицо, но нескольких страничек из дневника оказалось достаточно, чтобы почувствовать… что-то вроде дружбы. Конечно, лучшим другом кадету может быть только кадет, но… настоящий русский офицер обязан защищать соотечественников. Особенно — запуганных одиноких девочек.Царицыну пришлось только дважды обойти здание кругом, чтобы найти лазейку. Вот пожарная лестница, а рядом — окно на третьем этаже. Только москитной сеткой закрыто, но ведь москитную сетку можно снять в два счёта!Ваня постарался вскарабкаться без шума. Добравшись до третьего этажа, он просто перегнулся через перила пожарной лестницы и быстренько избавил окошко от сетки. Заглянул внутрь: отлично, это какой-то холл: кресла стоят, выключенный телевизор на тумбе…Немножко поцарапал ногу о подоконник, немного наследил на ковре — но, в целом, Ваня даже гордился собой: каких-то десять минут — и он уже внутри корпуса имени Цахеса! «Доктор Савенков мог бы мною гордиться», — думал Ваня, взбегая по ступенькам на тринадцатый этаж. На лестничной клетке десятого этажа напоролся на компанию второкурсников — но студенты, явно обкурившиеся лёгких наркотиков, лишь похихикали ему вслед.На этаже было и правда гадко, тут Ваня был полностью согласен с Асей: казалось, это не коридор в общежитии, а галерея тёмных склепов. Наконец, Царицын остановился перед дверью с номером 1313 и надписью: «ASIA RYKOVA». Ваня поглядел на окошко, где обычно высвечивалась сумма набранных очков, однако здесь виднелись одни прочерки. «Наверное, сломался счётчик», — решил Царицын и очень тихо постучал.Дверь… потихоньку подалась. Не заперта! Царицын кашлянул, переступил босыми ногами по коврику и тихонько позвал по-русски:— Ася?.. Простите, я по важному делу…Дверь приоткрылась совсем чуть-чуть, а Ваня уже понял, что дело плохо. На полу в прихожей валялись груды бумажек, растрёпанные книжки, выпотрошенные пакетики… Первая мысль была: «Деру!» Здесь был обыск. Возможно, те, кто его устроил, до сих пор не ушли… Но в комнатке было тихо. Жёлтый свет настольной лампы падал на полосатые обои, изображавшие змей, обвившихся вокруг острых копий. В проходе валялись пустые ящики, вырванные из письменного стола. Расколотый цветочный горшок на ковре, а на каменном подоконнике в высоком стакане с пожелтевшей водой — Ваня горько усмехнулся — сухая ветка калины с потемневшими ягодами. Та самая, с фотографии в газете.Комнатка была крошечная: кровать, заваленная ворохами разбросанной девчачьей одёжки, письменный стол да распахнутая дверь в тесную ванную с душевой кабинкой. Ваня покосился на перекидной календарик с мордами рок-музыкантов: передвижная пластиковая рамочка указывала позавчерашнее число. Царицын сунул палец в уцелевший горшок под окном: земля сухая, не поливали как раз суток двое. В заварочном чайнике — плесень.Девочка не собиралась надолго покидать комнату, это ясно. Иначе она не оставила бы врагам на растерзание любимого плюшевого бегемотика, который теперь запуганно выглядывает из-под подушки. На полу рядом с кроватью — скомканные, уже высохшие бумажные салфетки, несколько десятков. Видать, прежде чем покинуть комнату, девочка вдоволь наплакалась — эге, и подушка вся в разводах…На всякий случай, просто отрабатывая для галочки необходимые в этом случае действия, Ваня осторожно отодвинул тёмную портьеру. Потом, припав на колено, заглянул под кровать.— Вот так и замри, — раздался насмешливый голос. — Не двигайся, или я тебя подстрелю.Ванечка замер, вмиг покрываясь липкой испариной. Вот ведь как в жизни бывает. Засада!— Я знал, что ты сюда припрёшься, — усмехнулся голос. И Царицын вспомнил, где он слышал этот смешок. Джордж Мерло, в прошлом Жора Мерлович, супергениальный мальчик, двадцать девятый в рейтинге академии! Так вот, значит, кто на меня охотится…— Какой же ты тупой! — подивился голос Мерловича. — С мозгами-то у тебя большая проблема. Твои действия очень легко предугадать.— А чё такое-то? — буркнул Ваня.— А ничё. Сейчас я вызову охрану, и, собственно, всё. А потом ты будешь объяснять ласковому Колферу Фосту, за каким хреном среди ночи ты пролез в комнату русской девочки Аси Рыковой. Ну, а я расскажу Фосту, как легко мне удалось раскусить маленького шпиона из Москвы. Не зря всё-таки я занимаю двадцать девятое место в рейтинге.«Как же ты любишь хвастаться!» — подумалось Ване. Мерлович меж тем, явно упивался моментом:— Понимаешь, глупый мальчик, просто у меня хватило мозгов понять, что ты не просто шаманёнок. Ты ищешь встречи с теми, кто в прошлом году приехал в Мерлин из России. Значит, у тебя задание. И разумеется, больше всего тебя должна интересовать Аська. Потому что только у неё не смогли снять защиту.Ваня хотел было обернуться, чтобы разглядеть противника…— Замри! — взвизгнул Мерлович. — Иначе получишь заклинание в задницу!— Не надо заклинаний! Я не буду сопротивляться… — Ванька старался выиграть время. — Но послушай… как ты здесь оказался?— Я знал, что тебе нужна Аська! — Мерлович с удовольствием расхохотался. — Поэтому я пришёл сюда незадолго до тебя. Успел выкурить всего-то пару сигарет — и гляжу, ползёт наш маленький разведчик, ха-ха! Я специально не прикрыл дверь, чтобы ты вошёл в комнату. Таким образом, казачок взят с поличным. Согласись, я гениально всё устроил, ну согласись!Тут… кадет почувствовал, что у него начинает возникать план действий.— Честно говоря, я в шоке, — пробормотал Ваня, по-прежнему опасаясь обернуться. — До сих пор не пойму, как ты смог меня раскусить…— Ха-ха, это потому, что у меня хорошие мозги! — Мерлович явно торжествовал. — Думаешь, двадцать девятое место — это просто так, ерунда какая-нибудь? Да у меня скорость мыслительных операций в несколько раз выше, чем у обычных людей!— Да ну?.. Правда? — поразился Ваня и обернул к Мерловичу ошеломлённое лицо. Как бы невзначай.— Замеряли на компьютере, специальные датчики на голову вешали, — улыбнулся Мерлович. — Так что у тебя просто не было шансов перехитрить меня, казачок. Ты ведь, как известно, задним умом крепок. Вот и получишь теперь от Фоста. По заднему уму, хе-хе-хе.Ваня делал вид, что слушает, а сам бешено соображал: вот ситуация. Я стою на коленях, оружия у меня нет. Прыщавый мальчик Мерлович сидит на письменном столе, непринуждённо болтает ногами и держит в правой руке волшебную палочку, которая направлена мне в голову. Что это значит? Он ведь прекрасно знает, что с меня не успели снять русскую защиту, а стало быть, волшебная палочка против меня работать не будет. Тогда… почему бы мне, русскому кадету Ивану Царицыну, прямо сейчас не подняться преспокойно на ноги и не навалять этому хвастуну по шее?— Я даже восхищён, — пробормотал Ваня, пытаясь выгадать ещё минутку. — Ведь больше никто в замке не смог меня разоблачить! Никто из профессоров, понимаешь? Получается, ты умнее профессоров?— Получается, так! — Мерлович и сам, кажется, подивился такому предположению. Глаза его заблестели от наслаждения. — А ведь ты прав, казачок… Если даже Колфер Фост не смог тебя раскусить, а я — раскусил, что же получается? Получается, я умнее самого Колфера Фоста?Мерлович даже разволновался от таких замечательных мыслей — он покраснел, прыщавый лоб его заблестел от пота. И тут… Жора Мерлович решил расстегнуть молнию на своей чёрно-вишнёвой моргнетильской толстовке. Ваня напрягся, следя за правой рукой Мерловича: неужели он сейчас положит волшебную палочку на стол? Он что, меня совсем не боится?!Ваня похолодел: левая рука! Жора не побоялся выпустить из правой руки волшебную палочку только потому, что его левая рука намертво прикипела к небольшой коробочке на краю письменного стола…Тут Ваня вспомнил: кнопка срочного вызова охраны. Каждая комната оборудована такой кнопкой. В его собственной спальне в корпусе барона Гриммельсгаузена была такая же. И тоже вмонтирована в столешницу рядом с настольной лампой. Вот оно что. Мальчик Жора вовсе не надеется на свою волшебную указку. Он надеется на то, что, если я на него прыгну, он успеет нажать на кнопку сигнализации — и через полминуты сюда ворвутся бородатые охранники с крупнокалиберными зонтиками…Мерлович невозмутимо положил волшебную палочку на столешницу, нащупал пальцами правой руки замочек на молнии и расстегнул моргнетильку, под которой оказалась чёрная маечка с рожей популярного вампира, играющего музыку гранж.— Я просто поражён, — задумчиво сказал Ваня. — Целая комиссия из восьми профессоров задавала мне вопросы, но так и не смогла раскусить. Даже проректор Гендальфус поверил, что я не шпион, а ученик шамана!— Bay! Да ты что-о-о… — Мерлович захрипел от восхищения, глаза его выпучились, он не мог, кажется, поверить собственному величию. — Это получается… что я… умнее… самого?— Профессора Гендальфуса, — охотно кивнул Ваня.— Я умнее профессора Гендальфуса?! — воскликнул, не веря своему счастью, Джордж Мерло и, всплеснув обеими руками, схватился в восторге за голову.Всего на секунду он убрал левую руку с кнопочки.Ваня Царицын облегчённо вздохнул — и прыгнул. Чёрно-зелёная молния мелькнула в воздухе — это боевой шаман Шушурун молча подскочил с колена, в воздухе разогнулся — и красиво, как учили, босой подошвой двинул Мерловича по радостной прыщавой роже.Гениальный мальчик влетел спиной в стену — и затих.Ванька мягко приземлился босыми пятками на пушистый ковёр, покосился на юного тщеславна, не нуждается ли тот в добавке. Мерлович не нуждался. Видимо, он временно находился в астрале, где бесплотные духи пели восторженные гимны его выдающимся интеллектуальным способностям.Ванька хотел было вывернуть Мерловичу карманы, да почему-то не стал: побрезговал. Завязал Мерловичу рот вафельным полотенцем, крепко стянул его руки за спиной при помощи… да-да, при помощи ремня, вытащенного из Жориных джинсов, затолкал в гардероб и заботливо закрыл снаружи на ключик.— Когда придут убираться в комнате, тебя освободят, — шепнул Ваня на прощанье — и выскользнул из комнаты.«Ну дела! — думал Царицын, бодро пересекая Истошный парк в сторону казармы барона Гриммельсгаузена. — Я только что перехитрил двадцать девятого умника! Это что же получается? Значит, я мог бы занять в этом рейтинге, как минимум, двадцать восьмое место? Эге, брат Иванушка, да ты, оказывается, вовсе не дурак!»От этих мыслей Ванечке сделалось непривычно приятно на сердце. Глава 18.Пробуждение дарований Теперь стойте крепко, — сказал комендант, — будет приступ… А. С. Пушкин. Капитанская дочка Ваня чувствовал, что рассвет уже скоро. Свинцовое небо на востоке начинало болезненно нарывать розовым, точно солнце собралось прорваться кверху из морских глубин, из-под толщи тяжёлой воды — с болью, стонами и гнойной пеной.Даже суперагентам иногда ужасно хочется спасть. А Ваня был просто четырнадцатилетним мальчиком. И этот мальчик последний раз полноценно выспался на борту «Иоанна Кронштадтского», а с тех пор — всё как-то урывками. То в берлоге в мокрой шкуре, то на ступеньках в подвале…Ванечка как раз пробегал мимо квартала Саламандр — чёрная опора ЛЭП, знакомая до боли в незаживших ладонях, маячила справа за спящими павильончиками летних кафе. А вот и ступеньки, ведущие в подвал, где Ваня проспал три часа перед тем, как провалиться сквозь купол в фонтан…Царицын остановился. А… почему бы не повторить этот номер? Конечно, спать на ступенях не очень удобно. Зато… не нужно прорываться в казарму барона Гриммельсгаузена. Там всё равно нужно лезть через окно, чтобы сенсоры не уловили частоту моей гербовой бляхи. А иначе волшебное начальство узнает, что шаманёнок Шушурун возвращался в казарму в пять часов утра.Ваня присел на ту самую ступеньку, где ночевал сутки назад, закинул голову — и отключился. Во сне он видел много всякой ерунды, которая танцевала вокруг и пыталась укусить. Потом, уже под самое утро, кусачая ерунда внезапно разбежалась, точно перепугавшись чего-то. Во сне стало тихо и покойно.И Ваня увидел Геронду. Старец шёл вдоль забора, согнувшись под тяжестью вязанки хвороста. Ваня очень обрадовался. Он побежал к нему навстречу, чтобы рассказать о своей находке: дневник, Асин дневник! Посмотрите, Геронда, здесь всё написано. Вот так они приучали детдомовцев к злым желаниям и привычкам! Они заставляли забыть про совесть, про Родину…Геронда ничего не сказал. Он молча поднял на Ваню грустные глаза. Ах, как у Вани сжалось сердце! Геронда смотрел на Ваню так, словно Ваня был болен, и лежал на кровати, и умирал. И тогда Геронда указал на Ванину грудь.Ваня испугался, нет ли у него в груди ужасной раны, при виде которой Геронда так расстроился. Но не было раны. Зато Ваня с удивлением обнаружил у себя на груди, прямо поверх медвежьей шкуры… ордена. Много, целая россыпь орденов. Ордена были большей частью иностранные, тяжёлые, блистали игрой драгоценных камней.Ваня очень обрадовался и стал разглядывать ордена. Но! Геронда вдруг шагнул к забору и рывком вытянул из частокола огромную длинную жердь… Ваня не успел ничего понять — Геронда размахнулся и… сильно ударил Ваню жердиной по плечу.От сильнейшего удара ордена посыпались на землю, как осенние листья. Ваня крикнул от страшной обиды и…Проснулся от боли в плече.Кадет Иван Царицын машинально схватился за ушибленное место. Закатал рукав — и, тупо моргая, уставился на здоровенный синяк, украшавший предплечье.«Наверное, ночью где-то ударился, да не заметил. А теперь вот проявилось и болит», — подумал Ваня. А что оставалось думать? Согласитесь, гораздо сложнее поверить в то, что этот синяк остался на его плече от удара длинной жердины.Всклокоченный, с чёрными кругами под глазами, потирая ноющее предплечье, первокурсник Шушурун ввалился в вестибюль учебного корпуса — и, удивлённый, застыл на пороге.Вы думаете, турникет не сработал и дверцы не захотели пропустить его внутрь? Отчего же… дверцы раскрылись, ожидая, когда Шушурун удосужится войти. Но мальчик остановился по другой причине. Ясно-синими распахнутыми глазами он смотрел на то, что творилось в вестибюле, — и, честно говоря, никак не понимал, что происходит.Первокурсники носились по лестницам как сумасшедшие, точно опаздывая на самый важный в мире экзамен, точно в буфете давали бесплатное зелье против плохих оценок. Может быть, Гарри приехал? Или проректор Гендальфус раздаёт автографы на чердаке? Отчего такая суета?Ваня переводил взгляд с одной спешащей фигуры на другую.— Эй, постой… Да что происходит?— Появились! Они начали появляться! — крикнул на бегу негритёнок с клипсой. — Магические способности!— У кого? — не понял Ваня. В два прыжка он догнал попрыгучего мальчика и поймал за шарфик.— У отличников! — оскалился негрик, пытаясь освободиться. — У тех, кто хорошо учится, появились магические способности! Наш отличник Гуго Бонди вчера получил пять баллов на уроке боевой магии, а сегодня внезапно научился зависать в прыжке! Над землёй, на целых пять секунд!— Да ладно врать! — в растерянности Царицын выпустил из рук шарфик, и негрик тут же бросился прочь.— Теперь все учатся как проклятые! — крикнул он, удаляясь. — Все хотят колдовать! Я тоже хочу зависать над землёй, очень хочу!Ваня ошалело огляделся: вокруг бегают юные сумасшедшие, шуршат на бегу страничками конспектов, вставляют в диктофончики свежие батарейки… Что за повальное увлечение учёбой?Поминутно уворачиваясь от безумных однокурсников, Царицын добрался до холла Почестей, где столкнулся с радостным Ариэлем Ришбержье, тем самым, у которого он перекупил Бармаглота на уроке алхимии.— А, русский! Продай Бармаглота!— Ты почему такой весёлый?— Ха-ха, а вот гляди!Ари достал из кармашка мелкую медную монету и бросил на подоконник.— Видишь пенни? Теперь смотри внимательно. Он нахмурился, надул губы и, бормоча себе под нос, коснулся монеты пальцем. Через пару секунд отдёрнул пухлый пальчик, а под ним… Ваня вздрогнул: золотая монетка!Разумеется, Ваня не поверил своим глазам. Фокус! Ари просто подменил медную монету золотой. Но вдруг — прямо на глазах золотой кружочек на подоконнике начал темнеть, тускнеть…— Ну что, русский? Можешь так?! — засмеялся Ари, и кучеряшки его затряслись торжествующе. Глянул остренько, схватил медяк с подоконника, сунул обратно в карман — и, приплясывая от счастья, побежал дальше по коридору.Ваня провёл рукой по лбу. Наваждение какое-то… Видимо, нужно всё-таки выспаться…Ой! Холодная ладошка легла на ушибленное плечо. Ваня обернулся — и увидел незнакомую сумасшедшую девочку. Девочка была одета… совершенно диким образом. Ваня чуть язык не прикусил от неожиданности. Определённо, бедняжка была психически нездорова. Рыжие волосы, зелёные глаза, вся извивается, точно её подключили к проводу высокого напряжения.— Приве-е-ет, красавчик! — промяукала незнакомая девочка голосом Фелиции Бэнкс.— Ты чего, а? — опешил Ванька. — Фелицка, ты что ли? С дуба рухнула, мозги протухли? Ты что, одеться забыла?— Я знала, что тебе понравится, — промурлыкала изменившаяся до неузнаваемости Фелиция. Глаза её были такого насыщенного цвета, что, казалось, в каждый закапали по баночке зелёнки. — Это я ради тебя так оделась, красавчик. Чтобы ты наконец обратил на меня внимание. А то ты совсем не смотришь на девочек, зазнайка.Ваня дружески похлопал тяжелобольную по плечу и отошёл. Во, дура сумасшедшая. В одних трусах на уроки — это уже диагноз.Увы! Ему определённо не суждено было дойти до Зала расписаний. Секо Мутагочи спрыгнул откуда-то с винтовой лестницы — и начал радостно кланяться:— Привет! Привет! Сусурун-сан, мозно тебя на минуту?— А чё случилось-то? — вздохнул Ваня.— Сегодня утром я оссютил в себя великие волссебные силы! — выдохнул Секо Мутагочи. — Теперь я могу кидасся книзками на расстоянии, ага!— Это как? — не понял Ваня.— Идём! Идём! — Мутагочи, непрестанно кланяясь, потащил его за рукав к баллюстраде.— Вон, смотри! Видись, внизу Ари? Вон с девоськами, видись?Царицын, перегнулся через перила и, с трудом сфокусировал сонные глаза: действительно, внизу темнела в толпе кудрявая головёнка Ришбержье. Мальчик Ари развлекал двух симпатичных девочек, он показывал фокус с монеткой.— Теперь смотри, видись книзный ськаф у дальней стены? — хищно прошептал Секо. — Сейсясь я отомссю этому Ари!— Да не стоит руки марать… — предложил было Ваня, но япончик не слушал его.— Смотри-смотри, это интересная. Вот гляди! — он сжал губы в сизую полосочку, резко выбросил вперёд руку — и Ваня с лёгким ужасом увидел, как тяжёлая книга, не первый год дремавшая на верхней полке огромного стеллажа, задрожала… и начала выползать наружу.— Ессе, ну ессе сють-сють… Ах, не полусяесся, — простонал Секо.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
 красное сухое вино бонарда 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я