научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/brands/Angleter/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ване тоже понравились бутоны. А вот взгляд девочки ему не очень понравился. Мутный и стылый, высматривающий что-то — точно бомж пустую бутылку ищет в кустах.Вдруг девочка улыбнулась и двинулась по газону вперёд, поближе к кустам. Расстегнула плащ, полезла рукой под мышку и достала… Ваня поразился. Спортивная рогатка с упором для руки, с резиновой ручкой, мощная! Мечта любого хулигана…Эля быстро прицелилась… шпунёк с визгом стеганул по кустам шиповника, точно хлыстом, и вот… из куста вывалилась птичка. Ваню передёрнуло. Вместо головы, у птички было кровавое месиво. Видимо, шпунёк был тяжёлый, со свинчаткой.Мягко ступая по траве толстыми подошвами на стальных подковах, девочка подошла, бережно склонилась над птичкой и… быстрым движением открутила ей голову. Потом раскрыла сумочку и достала оттуда… связку таких же птичьих головок, нанизанных на проволоку. Пополнив коллекцию свежим экспонатом, Элечка с радостной гримасой застегнула сумочку. При этом из сумочки что-то выпало, блеснув серебристой искрой, в траву.Со счастливой улыбкой девочка Эля шла по травке обратно к асфальтовой дорожке. Лицо у неё было покойно и радостно, точно девочка наслаждалась пением птиц.Через четыре секунды блаженство Элечки было прервано. По дорожке неслась на роликовых коньках другая девочка — стриженая дылда в оранжевых джинсах. Видимо, торопилась на занятие. Почему-то появление девочки на роликах привело Элю в бешенство. Она выдернула из-под плаща волшебную указку…— Tremoro dui! — визгнула бывшая детдомовка, её указка выхаркнула тёмный лучик — и дылда в тот же миг кубарем покатилась по дорожке, гремя роликами по асфальту.— А, чтоб тебя, сволочь! — крикнула Элечка. — Ты меня напугала!Взметнулись края чёрного плаща — Эльвира Турухтай прыгнула, замахнулась… Но стриженая успела выхватить свою палочку и поспешно нацелила Элечке в голову.— Профессору скажу! — взвизгнула она, морщась от боли.— Да пошла ты в баню, мараться ещё об тебя, падаль, — скривилась детдомовка и, плюнув, зашагала своей дорогой.Ваня подождал, пока она скроется за кустами — и подбежал к тому месту, где Элечка охотилась на птичку. В траве лежал, поблескивая, небольшой предмет… Садовый секатор! Такой же, как на уроке Карлиса Гаафса!Тяжёлый случай, — хмыкнул Ваня, грустнея ещё больше. — Похоже, девочка учится на курсе боевой магии. Кажется, общаться бесполезно…— Ну здравствуй, — раздался за спиной звонкий насмешливый голос.Ваня вздрогнул: сказано было по-русски. Он мягко шагнул вбок и только потом обернулся.На дорожке стоял худенький, но, видимо, сильный мальчик с большими неспокойными глазами. Всё лицо его было усеяно прыщиками так, что казалось, он измазал щёки и подбородок в малине. На глаза низко надвинут козырёк кепки, на плечах поблескивали вынутые из ушей наушники. А ниже — на майке — ещё сильнее блестели два странных значка, похожие на орденские планки.— Я давно за тобой слежу, — подмигнул прыщавый. — Ты русских детдомовцев ищешь. Я прав?— Ну прав, — сказал Ваня, лениво жмурясь на солнце. — Интересно же разузнать у своих, чему здесь учат.— Давай, ври больше, — кивнул прыщавый. — Сначала с Беней Рыжим шептался, потом Сладкому Толяну вопросы задавал. Я всё видел. Ты, небось, из Москвы заслан, чтобы нас уговаривать. Я снова прав?— А ты вообще кто? — удивился Ваня. — Следователь?— Я-то известно кто. Меня весь Мерлин знает, — серьёзно сказал мальчик. — У меня двадцать девятый рейтинг в академии, в Звёздной лиге, понял?— Нет, не понял. На космонавта учишься, что ли?— Болван ты, ха-ха! — отважно произнёс прыщавый. Согласитесь, смелый шаг для гражданского шпака — так вот оскорбить кадета. «Значит, он не знает, что я кадет!» — обрадовался Ваня.— Это значит, что я занимаю двадцать девятое место среди всех студентов академии по совокупности интеллекта, профессиональных навыков и интуиции, — сказал прыщавый. Первое место держит, понятное дело, великий Гарри. А у меня — двадцать девятое, понял? Слыхал про Джорджа Мерло? Это я и есть.— Не слыхал, — сказал Ваня и вздрогнул: жуткая гримаса раздражения исказила прыщавое лицо собеседника.— Не ври! Ты не мог не слышать обо мне! Моё имя на мраморных плитах в Старом дворце! Всех, кто пробился в Звёздную лигу, увековечивают в бронзе! Пойди, болван, сходи в Галерею славы — там мой бюст стоит, четвёртый от южного балкона!— Ну, прости, — вздохнул Ваня. — Не успел заметить.— А ну признайся, ведь слышал про меня! Ведь рассказывали тебе! Я знаю, про меня все первокурсники шепчутся. Ещё бы: не каждый студент из Москвы сможет, несмотря на русскую защиту, получить за полгода орден Негоши второй степени!— Нет, правда, не слышал о тебе, — покачал головой Ваня — и снова пожалел об этом: прыщавый едва не бросился на него с кулаками:— Не ври! Не смей так говорить! Ты специально врёшь, чтобы меня разозлить! А сам-то — ничтожество! Ничего не добился, не достиг! Подумаешь-, ученик Шушуруна! Берут всякую бездарность себе в ученики…Тут Ваню осенило:— Слушай, Джордж Мерло. Ты на курсе превосходства учишься что ли?— Вот, вот! Я же говорил, что ты обо мне всё прекрасно знаешь и только специально дразнишь, — прыщавый вмиг успокоился, подбоченился:— Да, я учусь у самого проректора Тампльдора. А ты, мелкий, уже выбрал специализацию?— Да у меня ещё русская защита действует, — усмехнулся Ваня.— Правда что ли? — сморщился Джордж Мерло и поглядел на Ваню, как на подошву, вляпавшуюся в дерьмо. — Ну ладно, некогда мне с такой мелочью тёрки тереть. Когда вырастешь, заходи, дам списать.Великий человек Джордж Мерло, повернувшись, пошёл по тропинке, улыбчиво раскланиваясь с каждым встречным. Глава 16.На ночь глядя … С того времени покою не было тёще. Чуть только ночь, мертвец и тащатся. Сядет верхом на трубу, проклятый, и галушку держит в зубах. Н. В. Гоголь. Вечер накануне Ивана Купала Ваня прислонился к фонарному столбу и достал блокнотик. Хорошо, конечно, что он так быстро, буквально за полчаса, отыскал сразу четверых детдомовцев. Жаль только, что результаты общения с ними не порадуют доктора Савенкова. Похоже, никто этих детишек не запугивал и не гипнотизировал. Просто им помогли возненавидеть Россию. И дети сами предали свою страну — ради богатства, подглядывания за девочками, боевой магии и высокого места в звёздном рейтинге академии.«Их не вернуть в Россию», — поморщился Ваня. Если сейчас насильно привезти в Москву, то при первой возможности они сбегут обратно. Что-то сломлено в их душе, Ваня это чувствовал. Какая-то важная жила порвалась. Та жилка, которая раньше делала их русскими. А теперь они просто юные маги.Конечно, оставалась ещё таинственная Ася. Но стоит ли тратить на неё время? Искать, мучатся, рисковать безопасностью Нади и Петруши — только для того, чтобы потом узнать, что Ася без ума от какого-нибудь Артемиуса Кальяни и мечтает посвятить свою жизнь, например, написанию сценариев для фильмов про юных волшебников.Если Асю не искать, можно прямо сейчас сорвать Петрушу и Надиньку с уроков — и дёру. Прочь из проклятого замка, не теряя ни минуты! Пока Петруша не проболтался, что он кадет. Или пока Надинька не влюбилась в магию настолько, что ей захочется навсегда остаться среди волшебников — вместе с Беней Рыжим и Толяном Сладким…И всё-таки, пока кадет Царицын не нашёл Асю, задание не может считаться выполненным! А что если Ася и есть тот единственный русский ребёнок, которого волшебникам сломить не удалось? Что если она-то и правда в эти самые минуты страдает от гипноза и запугиваний?Царицын вырвал листочек из блокнота и, морщась, засунул его в рот. Другого выбора у него не было. Хорошо ещё, что бумага тонкая и легко жуётся…Вечерело. Облака, похожие на обагрённую вату, медленно плыли по воспалённому жёлтому небу, будто нарочито создавая жутковатый фон для чёрных башен Мерлина. При виде такого заката казалось: если что-нибудь ужасное должно случиться в этом году, то случится именно нынче, вечером.Вертолёты что-то разлетались… Ваня Царицын, задрав голову, проводил взглядом вёрткий геликоптер дворцовой охраны. Вороны тоже вели себя неспокойно. Несколько раз взад-вперёд пролетели, грохоча и потрескивая, чёрные рогатые мотоциклы с бородатыми охранниками в сёдлах.Корпус короля Мерлина показался в просвете меж башенками Лабораторного квартала, и Царицын заметил: что-то не так. Над корпусом редким призрачным лесом стояли голубые столбы света — прожектора направлены вертикально вверх, ничего не ищут, не движутся — просто торчат. И в холодных лучах искрятся, точно снежные хлопья, тучи ночных мотыльков.Фонари по сторонам Тоскливой аллеи зачем-то погашены, зато рыщут по кустам патрули с факелами в руках, с шестёрками озлобленно хекающих, рвущихся вперёд доберманов.— Где ты был?! — набросилась на него Надинька. Они с Петрушей давно поужинали и, видимо, битый час дожидались в вестибюле зала Недоумерших рыцарей. — Мы так переживаем! Тут такое творится!Ваня невозмутимо размотал шарф и повесил на гвоздь.— Слышь, Ванюша, у них тут ЧП стряслось! — пропищал Тихогромыч, ёжась и поминутно оглядываясь.— Я расскажу, можно?! — запрыгала Надинька. — Слушайте, это было ужасно. Какой-то призрак у всех на глазах по явился прямо под куполом в Церемониальном зале… И ещё он хохотал страшным женским голосом! От этого хохота у нескольких девчонок случились обмороки…. И представляете, это видели несколько профессоров и целая куча охранников, но никто-никто не смог причинить призраку вообще никакого вреда…— Это случилось во время ужина, — вздохнул Тихогромыч. — Полный зал народу, и вдруг… Свет погас, потом какие-то искры, и ка-ак грохнет! Наверху завизжало — все подняли головы, а он идёт по воздуху и весь огоньками переливается…— И самое страшное — у призрака было лицо… — Надинька на миг застыла от страшного воспоминания, потом укусила нижнюю губу и выпалила:— Лицо одной девочки с нашего курса!Ваня глядел на них, как на приболевших. Ну ребята дают! Тут, понимаешь, нужно срочно Асю Рыкову разыскивать, выяснять секрет русской защиты — а они развлекаются. Понятно, что в школе волшебников детям должны показывать разные аттракционы — но мы-то здесь не для того, чтобы наслаждаться ужастиками за компанию с юными волшебниками!— У призрака было лицо Клары Честерфильд, это девочка из Циммерклауса, худенькая такая. А знаете… говорят, это не просто призрак! Говорят, это вернулся страшный герцог Владиморт Моргиавола, — прошептала Надинька. В широко раскрытых глазах её полыхали зарницы восторженного ужаса:— И знаете, что сказали преподаватели? Герцог Моргиавола вернулся, чтобы пожирать детей. Незадолго до нападения он принимает внешность будущей жертвы…— Вы сами что-нибудь видели? — невозмутимо спросил Ваня. Кадет планомерно пробирался внутрь зала — там ещё слышались редкие голоса студентов. А значит, могло остаться немного пищи.— Я видел, как все разбегались, — пропищал Громыч. — И ещё видел, как испугалась эта девочка Клара, ну… на которую призрак был похож. Её на носилках унесли.— Ерунда какая-то творится, — Ваня пожал плечами. — Ребята, вы не возражаете, если я чего-нибудь съем? А вы пока рассказывайте, ладно?— Ага, — сказал Петруша. — Ты молодец, Ваню… Шушуруша. Ты не боишься. А мне, признаться, даже кушать расхотелось из-за этого призрака. Страшно, брат!— Но зато, зато! Зато приехал великий Гарри! — опомнилась Надинька и даже хлопнула в ладоши. — Нам сообщили, чтобы мы не волновались. Гарри прервал свою поездку по Скандинавии и немедленно вернулся в Мерлин. Девчонки видели, как он прилетел на порхающей автомашине.— Небось, Герти Гершвин видела? — ехидно спросил Ваня.— Герти видела кое-что другое! — замирающим шёпотом произнесла Надинька. — Знаешь, Герти рассказывала девчонкам, что ещё вчера вечером она видела огромную бледную тень, которая двигалась по хрустальному куполу Дворца церемоний… И за тенью — кровавый след на куполе, представляете! Прямо красная дорожка растекалась, снизу хорошо было видно, а потом её полицейские смыли из шланга…— Значит, с большой земли на остров приезжали полицейские? — насторожился Ваня.— Ну, раз Герти их видела, выходит, они приезжали, — строго сказала Надинька. — Но полицейские не смогут остановить тёмного дюка Моргиаволу. На это способен только великий Гарри, и, к счастью, он уже в замке.— А где остановился?— Наверное, в Рогатой башне Принципала, — ответила Надя. — Обычно он живёт там. Ах, все так обрадовались, что он приехал! Если Гарри с нами, мы не боимся Моргиаволы, правда?!— М-да. Зато нужно боятся самого Гарри, — невесело усмехнулся Ваня и прислушался. — Гм, что это за звук?Ничего особенного: куранты на Рогатой башне били полночь.— А теперь посмотрите на часы, — быстро сказал Ваня. — Сейчас… двадцать один час и двенадцать минут!— И правда, — опомнился Громыч. — А что ж тогда эти куранты? Сдурели они, что ли?— Вот и мне интересно, — сказал Ваня и вгрызся в кусок холодной оленины.Часы отбили, потом заиграли мелодию «Шабаш на Дьябрлее» — отгудели несколько тактов… и на полузвоне осеклись. Повисла страшноватая тишина.— Это его фокусы… — напряжённо прошептала Надя. — Это герцог Моргиавола…— Похоже, он опять в замке, — выдохнул Петруша.Через миг погас свет. Сделалось совершенно темно — ведь окна в зале Недоумерших рыцарей навсегда затворены чугунными ставнями. Зато изо всех кранов и фонтанчиков для питья, установленных в боковых галереях, со свистом ударила холодная вода.— Вот дураки. Теперь я не вижу, где моя котлета! — раздался во мраке недовольный голос Царицына.— Петенька, мне страшно! — Надинька вцепилась в рукав сидевшего рядом Громыча. За соседними столами дети запищали, загрохотали скамейками — кто-то захныкал.Ванька перескочил через стол, ногой выбил пожарную дверь.— Выход здесь! — крикнул Иван, перекрывая шум. — Все выметываются на лестницу, живо!На пожарной лестнице было посветлее — сквозь мутные стёкла проникали отблески уличных прожекторов.— Мне кажется, сегодня ночью обязательно случится что-то ужасное! — лепетала Надинька. Кадеты с двух сторон поддерживали её под локти — так, что иногда Морковке казалось, что она попросту летит в полумраке над ступеньками.— Что за балбесы выключили свет? — возмущался Царицын. — Не дали поужинать нормально.— Это, наверное, герцог Моргиавола хулиганит, — вздохнул Петруша и добавил радостно: — Но ты не волнуйся. Я захватил тебе немножко покушать!И он протянул брату-кадету здоровенную оленью ногу.— Иди спать и ничего не бойся, поняла? Запомни, это был просто аттракцион для первокурсников. Хозяева стараются, чтобы всё происходило как в книжках про великого Гарри. Пресловутый герцог Вольдуремар Мордодьяволо или как его там — всего лишь актёр. И призрачное лицо девочки — скорее всего, резиновая маска…Так сказал Ваня, когда кадеты проводили Надиньку до самых дверей факультета Моргнетиль. Отважная Морковка немного раненым голосом пожелала мальчикам доброй ночи — и понуро поплелась внутрь, разыскивать свою комнатку в одном из корпусов, прилепившемся к крепостной стене, точно обугленное ласточкино гнездо.А братья-кадеты, подняв повыше воротники, бодрым шагом двинулись обратно, в казарму барона Гриммельсгаузена.— Я нашёл детдомовцев, — тихо говорил Ваня. — Они насквозь прогнили, они всерьёз хотят быть волшебниками.— Ну и пусть, — Петруша с облегчением махнул рукой. — Значит, их здесь не мучают, они по своей воле живут среди волшебников? Получается, задание выполнено! Мы можем возвращаться? Поскорей бы, брат…— Одну девчонку осталось найти, последнюю. Вот только с ней поговорю, и всё, можно будет задать отсюда дёру.— Ой, забыл совсем! — Громыч хлопнул себя по лбу и остановился. — Неужели я не сказал тебе сразу? Или сказал?!— О чём? — удивился Ваня.— Я сегодня видел русскую девочку!Он видел, правда, не саму девочку, а её фотографию. Впрочем, и это хорошо, думал Царицын, наблюдая, как Петруша достаёт из-за пазухи смятый листок ученической газеты «The Belly Speaker». На последней странице был опубликован цветной снимок — несколько девочек на фоне памятника Неизвестной колдунье. И подпись: «Участницы конкурса игры на эльфийских арфах».— Вот, гляди-ка! — пискнул Петруша, тыча мощным пальцем в фотоснимок. — Четвёртая слева, в заднем ряду!В дрожащем свете фонарика Ваня разглядел грустное личико: ровно подстриженная чёлочка, ушки немного торчат, а глаза — ну просто как у зверька затравленного.— Похожа на нашу, — кивнул Ваня. — А почему ты решил?— Очень уж у неё глаза красивые, сразу видно, что русская! — мечтательно проговорил Петруша. — А кроме того, здесь… в заметке все девочки названы по именам. Так и напечатано: Азия Рыкова.— Какая ещё Азия! — возмутился Царицын. — Её Асей зовут, Анастасией.Он снова вгляделся в круглое личико. Не очень красивая девочка, но приятное, аккуратное лицо. Ах, какие же несчастные глаза… Как будто потерялась в чёрном заморском лесу с привидениями — и теперь вглядывается сквозь слёзы, не блеснёт ли впереди чей-то фонарик… Царицын почувствовал, что Ася Рыкова не такая, как Беня Фенин и Эля Турухтай. В её взгляде ещё читалось что-то родное. Не было маслянистой ржавчины, как у остальных бывших детдомовцев… «Девочка, милая, — подумал Ваня. — Как же тебя отыскать?»Взгляд кадета скользнул по фотографии: эх, жаль, факультетского герба на бляхе не видно! Девочка держала в руке какую-то веточку с ярко-алой россыпью ягод, закрывавшую герб.— Что это у неё? — Ваня толкнул Петрушу локтем. — В руке?— Ветка калины, — уверенно сообщил Тихогромыч.— Да ну! — удивился Ваня. — Где это она натырила столько калины? Это ж тебе, брат, не Тульская область. Тут кроме шиповника с терновником и нет ничего!— Тебе говорю, калина, — набычился Петруша. — У меня мамочка её очень любит, я ей часто дарю. Сорву веточку, а она в вазу поставит, и хорошо…За углом раздался нарастающий треск мотоцикла.— Патруль! — прошептал Ваня, хватая Громыча под руку. — Быстрее в корпус!Охранник проводил неприязненным взглядом две чёрно-зелёные тени, взметнувшиеся по мрамору ступеней во второй этаж.— Давай! Спокойно тебе… до утра! — хрипло сказал Ваня, подбегая к двери с тёмной табличкой «SHU SHU RUHN».— Если что, стучи в стену! — пискнул Ашур-Теп Тихий Гром и, помахав ладонищей, с грохотом захлопнул соседнюю дверь.А Ваня задержался на пороге: пониже таблички с его именем виднелось окошечко, в котором светились едва заметные цифры. Царицын пригляделся и прочитал:+ 10 ALCHEMYВане стало приятно. Вот как всем запомнился забавный случай на уроке алхимии, когда Царицыну удалось удачно продать пустое место, мифического Бармаглота за тридцать пять тысяч фунтов…Пряча от самого себя довольную улыбку, Ваня перешагнул порог комнаты. Свет, как полагается в волшебном замке, включился сам собой. «А тапочки не выбегут навстречу?» — сощурился Ваня. Нет, тапочки не выбегали. «Не заслужил», — вздохнул Царицын и, сбросив чёрный сюртучок, показал язык тёмному глазку видеокамеры. Во-он торчит из лепной розетки за канделябром. Могли бы и получше замаскировать. Зато волшебники явно не пожалели денег на технику и купили камеру с режимом ночного видения.— Это ничего, это мы проходили, — с улыбкой подумал Ваня и пошёл в ванную за полотенцами для куклы.Через четверть часа он уже крался по коридору спального корпуса — как полагается кадету, босиком. Огромные студенческие ботинки, выданные вместе с плащом и шарфиком, стучали так, словно были созданы специально для оповещения охраны о передвижениях своего владельца. Теперь они мирно дремали рядом с кроватью, на которой спокойно грезил под одеялом скрученный из полотенец муляж шаманёнка Шушуруна.Куда крался наш герой босиком в половине второго ночи? К башне Алчного зрака. Ведь именно там, сразу за корпусом Анатомии Франкенштейнов, Надинька Еропкина видела заросли горьковатой красной ягоды.Спрашивается, зачем кадету срочно понадобилось в заросли ягоды-калины? Разве это поможет разыскать Асеньку Рыкову? Логически рассуждая, можно сказать, что навряд ли. Но сердце почему-то звало Ваню Царицына на этот обрыв.«Авось, наша Ася какую-нибудь вещичку там потеряла, — думал Ваня, пробегая босиком по шершавому камню квартала Пиявок. — А может быть, этот обрыв — любимое её место, и она частенько туда ходит поразмышлять, помечтать на природе, немножко поплакать… Многие девчонки любят такую романтику, и, судя по фотографии, Асе только дай поплакать где-нибудь в одиночестве… А может быть, она и этой ночью придёт полюбоваться на калинку-малинку? Всяко бывает…»Нет, Асенька ровным счётом ничего не потеряла на обрыве среди зарослей калины. Ни брелочка с номером комнаты, ни бумажки с номером телефона. Зато Ванечка без труда приметил с краю ближайшего куста обломок той самой ветки, которая попала на страницу студенческой газеты. Конечно, приятно было осознавать, что этой ветки позавчера коснулась Асина рука… Но для доклада доктору Савенкову этого было явно недостаточно.Иванушка присел на камень и задумался. Ночь была на удивление тихая — в траве поскрипывали обалдевшие от внезапного штиля насекомые, внизу под скалой тускло светлели зубцы крепостной стены, а совсем ниже, на триста метров в пропасть распахивался скалистый обрыв. Этот уголок за башней Алчного зрака понравился Ване: ничто здесь, казалось, не напоминало о том, что ты находишься в Мерлине. Ни тебе чугунных лавочек с рогатыми птицами на спинках, ни флагов со змеями и скрипящих фонарей в решетчатых шипастых корзинах… Только море и ночное небо. Можно даже вообразить себе, что вон там, за туманами, находится — Далеко-далеко, в тысячах верст — родная земля.«Наверное, так же мечтала Ася Рыкова, — подумал Ваня. — Не иначе ведь, приходила она сюда только для того,. чтобы хоть ненадолго позабыть про магию, про волшебные палочки и ненавистные баллы. И вообразить, что вон там, вдали, — огоньки русских кораблей…» Ваня тяжеловато вздохнул и присел на холодный камень. Пальцы его случайно коснулись чего-то липкого и мокрого. Обрывок полиэтиленового пакета въелся меж сырых валунов и трепыхался на лёгком ветерке.Ваня машинально потянул за край пакета — и… вытащил его наружу сантиметров на десять. Небольшой камушек, прилепленный к скале для маскировки, отвалился, а под ним-то и был спрятан небольшой пакет с чем-то лёгким и жёстким внутри.Ваня осторожно вытряхнул на камни светлую тетрадку — очень чистенькую, совершенно сухую. На обложке аккуратнейшим девчачьим почерком были выведены круглые русские буквы: Мой дневник! Не читать! Это только для меня. И чуть ниже: О незнакомец! Сей дневникХранит чужие тайны свято,И если ты не хочешь вмигНавлечь ужасное проклятье,В руках немного подержиИ вновь на место положи. Ваня в голос захихикал от радости. Такие же стишки писали девчонки в школе, где Ваня учился до Суворовского. Кадет глядел на тетрадку и улыбался: она будто вывалилась к нему в руки из России, из родного прошлого, где никогда не могло быть ни ведьм, ни алхимиков, ни настоящих проклятий.«Отчего мне так везёт?» — счастливо пронеслось в его голове. Ваня раскрыл тетрадку и начал читать — поспешно и внимательно, как шифрограмму. Глава 17.Записки из Мёртвого дома О Наташа! Коли б ты здесь была, то бы так и плавала в грязи, как в пруду. А. В. Суворов. Письмо дочери от 19 марта 1796 г. «30 августа 200… г. Здравствуй, мой новый дневник. Я начинаю тебя потому, что завтра — лучший день в моей жизни! Завтра начнётся сказка, о которой раньше я не могла даже мечтать. Закончились конкурсы, я прошла отбор — из всех интернатов Московской области только меня одну выбрали для поездки в Мерлин. Девочки из интерната, узнав о том, что я еду учиться в замок волшебников, рассказали об этом отцу Игорю, который ведёт у нас занятия в воскресной школе. Я ужасно перепугалась, когда он начал отговаривать меня от поездки. Милый отец Игорь! Он очень хороший и добрый, но мне кажется, что он опасается напрасно. Просто он не читал замечательные книжки про Гарри и его друзей. По счастью (я уверена, что это не просто случайность), к нам на Сходню приехал ужасно знаменитый профессор теологических наук Осип Куроедов. Какой же он умный! Его знает вся Россия. Я так люблю его книги для молодёжи — после книг про Гарри это моё любимое чтение. Он приехал во Дворец культуры, и набился полный зал. И вот одна девочка спросила лектора, как он относится к книгам про Гарри. Ура! Ответ рассеял вcе мои сомнения, возникшие после разговора с нашим милым, но немного старомодным батюшкой Игорем. Профессор Куроедов сказал, что книжки про Гарри очень хорошие и добрые. А потом он так верно рассказывал о христианском подвиге, о великой жертве Гарриной мамы — доброй волшебницы Горгулии, которая пошла на смерть ради спасения своего сыночка, что многие девчонки из нашего интерната даже расплакались, и я тоже немножко. Милый, милый Гарри, только ты один можешь нас понять, потому что ты тоже знаешь, что такое жизнь без родителей, что такое страдание. Потом профессор Куроедов жутко интересно рассказывал про тяжёлый рок, про христианский смысл книги «Мастер и Маргарита», а также фильма «Чёрная кровь гориллы-убийцы», но я уже мало что запомнила, потому что думала о тебе, мой дорогой Гарри. Да! Я не могу предать тебя и отказаться от этой сказочной поездки в ТВОЙ чудесный замок. Я решила один раз в жизни не послушать нашего дорогого отца Игоря. И вот мы уже проехали Минск, я лежу на верхней полке и пишу эти строки. Какая же я счастливая! Я буду учиться в одном замке с Гарри!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
 вино красное сухое в алкогольном магазине Декантер 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я