научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 душевой поддон из литьевого мрамора 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Сквозь пробоины в хрустальной кровле дети полетели вслед за кирпичами — и вот, вместе с россыпью кирпичей, битого стёкла и цветных карандашей, они обрушились прямо в центральный Волшебный фонтан в атриуме старинного Дворца церемоний.В вестибюле играл оркестр, россыпи розовых лепестков покрывали сумрачный мрамор ступеней. Молчаливые и торжественные сновали преподаватели с папочками в руках, завершая последние приготовления к церемонии начала учебного года. Двести пятьдесят мальчиков и девочек, которых только что привезли к замку Мерлина на старинном паровозике и теперь выстроили в вестибюле Дворца церемоний перед древним фонтаном, с восторгом озирались, ожидая появления господина проректора академии.Под хрустальным куполом плыли в густом воздухе, чуть покачиваясь, сотни разноцветных свечей. Медленно кружась, падал ароматный волшебный снег — и сахарными хлопьями ложился на вишнёвые с прозеленью гербовые ковры. Важно раздувались старые шёлка факультетских флагов, надменно взирал с дворцового герба блистающий олень — эмблема Принципала академии. Утробно звучали виолончели, сладострастно изливались скрипки.Внезапно наверху оглушительно рвануло — и с грохотом посыпались осколки. Музыка оборвалась, свечи шарахнулись к стенам — и декан факультета Моргнетиль профессор Йенна Мак-Нагайна вздёрнула кверху смертельно побелевшее лицо.Все двести пятьдесят первокурсников, раскрыв рты, наблюдали за тем, как летит и рушится в фонтан, вздымая роскошную тучу брызг, бурая медвежья туша.Удар о воду был настолько силён, что у кадета вмиг вышибло дух. Не совсем, конечно, а секунд на десять. За это время он успел трижды хлебнуть шипящей фонтанной воды, вытаращить глаза и перевернуться спиной кверху, чтобы выставить из воды плечи — точнее, девочку, которая по-прежнему крепко обнимала его за шею.А ещё Иван успел подумать, что это — провал. Охрана, небось, уже сбегается к фонтану. И дело провалил, и бедную Надиньку ухитрился доставить прямиком в колдовское логово, ведьмакам на растерзание!Фонтан был старинный, глубокий… Иван Царицын ужаснулся, понимая, что выплыть не в силах. Тяжкая шкура потащила в глубину, и Надинькины ручки, намертво сцепленные вокруг шеи, сдавили горло. «Воздух, где мой воздух?!» — Ваня захрипел, безнадёжно булькая, проваливаясь ко дну… Стыдно! Перед Еропкиным, перед Громычем и Телегиным. А ещё… перед старым Герондой.Ванька духом рванулся — к доброму старцу с чудесной горы. «Геронда, помоги!» — беззвучно крикнул он, чувствуя, что в глазах уже вовсю кровавеет от боли. Больно ткнулся коленом о каменное дно бассейна. Поджал ноги — изо всех сил ударил пятками в камень. Вода взревела пузырями, и Ваня неожиданно легко вылетел кверху, к сладкому воздуху — под шипение струй!«Неужто выплыл? — удивился он, судорожно глотая воздух. И подумал: „Не иначе, Геронда обо мне помолился“. Вспомнил: Геронда стоит, жмурится на солнышке, держит за рукав и говорит: „Всё будет хорошо“.А ещё старец велел запомнить имя Ванькиного сверстника, юного колдуна. И Ваня запомнил: «Шу-шу-рун».Невесть откуда взялось потрясающее спокойствие: «Провал? Кто сказал, что провал?!» Ваня искренне поразился: отчего паниковал-то? Ну да, вот они, перекошенные лица охранников, глядят на него. Сбежались вокруг фонтана, тычут стволами волшебных зонтиков. «Какие же мы нервные», — хмыкнул медведь Царицын, подплывая к мраморному бортику. Старая ведьма с гадючьим лицом в хищных очках буравит Ваньку пылающим взглядом. Молодой господин в пенсне, с голым черепом и наглым лицом пробирается ближе, распихивая охранников. Конечно, всем любопытно посмотреть на мокрого медведя, свалившегося с луны!— Надеюсь, я не опоздал? — с улыбкой спросил медведь на чистейшем английском языке, протягивая руку и хватаясь за ствол волшебного зонтика. — Помогите выбраться, пожалуйста. Лица охранников вытянулись. Двести пятьдесят юных первокурсников зашумели, старая ведьма в очках подняла выщипанную бровь.— Откуда вы взялись? — взвизгнул лысый в пенсне, выдёргивая из-под пиджака и направляя на медведя чёрную указку, точно ствол с глушителем. — Что вам нужно?— Извините за разбитую крышу, — вежливо извинился сибирский медвежонок, с трудом вылезая из бассейна. — Где тут записывают в школу волшебников? Глава 7.Засланные казачки Вот так я и попал в колдуны с пер вых шагов. Хозяева на меня косились и хмурились. М. М. Пришвин. Колдуны Впоследствии юные первокурсники Мерлина вспоминали: с небес свалился сибирский медведь, а потом он лопнул, и из его брюха выбежали мальчик и девочка.Мальчик сказал, что он — Шушурун, ученик известнейшего алтайского шамана.— Не приближайтесь ко мне, — с хладнокровной улыбкой бросил мальчик Шушурун бородатым охранникам. — Иначе я нашлю на вас порчу. Настоящую сибирскую язву, понятно?!Сказано было достаточно громко — первокурсники взволнованно зашептались. Мальчики, толкаясь, кинулись за спины девочек. Девочки бледнели и тупо моргали ресницам. Все чувствовали, что привычный ход церемонии совершенно нарушен.— Не надо, не приближайтесь к нему, — кивнула охранникам похожая на очковую кобру профессор Мак-Нагайна, вгрызаясь в Иванушку чёрными свёрлами глаз. — Вы ученик Шушуруна? Чем докажете?Мальчик пожал мокрыми мохнатыми плечами:— Тем, что я здесь. Разве обычный человек может так удачно свалиться с неба?— Только не надо резких движений! — с фланга потихоньку заходил лысый, тиская в потных пальцах дрожащую указку. — Где остальные? Где парашют?!Один из охранников нетерпеливо передёрнул подствольную помпу. Ученик Шушуруна слабо улыбнулся:— Мой учитель съел тринадцать волшебных грибов и начал мечтать о том, чтобы я перелетел сюда, к вам. Учитель Шушурун Старший — величайший колдун. Его мечты всегда обретают силу. И вот я здесь.— А девочка? Откуда девочка?Ваня не успел придумать ответ. Толпа расступилась, точно от ледяного ветра, — развязно вышагивая длинным ногами, весь разболтанный и ломливый, в подчёркнуто неформальном свитере на Ваню надвигался долговязый человек, который, видимо, знал себе цену. Человеку было лет сорок. Загорелое узкое лицо с зализанными назад волосами, надменный взгляд и длинный иронический подбородок.— Что вы тут устроили, а? — быстро и злобно спросил он, качнувшись на лысого в пенсне, который сразу попятился. Профессор Мак-Нагайна тоже невольно смутилась, на её морщинистой шее, похожей на бледное брюшко змеи, заиграли надувшиеся жилы.— Какого диавола, а? — долговязый в свитере поехал плечом на охранников с зонтами. — Через минуту сюда проректор придёт, речь будет читать. Вы хотите церемонию сорвать, так?Наконец, он обернул острое лицо в сторону Вани, глянул ленивым глазом — и скомандовал охране:— Уведите вот этих мокрых, потом разберёмся с ними. И мелких успокойте. Сейчас торжественный момент, ясно? Все радуются и улыбаются, я сказал!— Да-да, декан Фост, Вы правы, — побледнев, закивал лысый крепыш в пенсне.Декан факультета наступательной магии Колфер Фост окатил лысого ледяным взглядом. Привычным усилием растянув рот в улыбку, повернулся к напуганным первокурсникам.— Милые дети! — радостно возгласил он, вихляясь и раскачиваясь на тонких ногах. — К нам только что прибыли опоздавшие ученики, ваши будущие однокурсники.Не глядя, он показал на Ваню костлявым пальцем:— К сожалению, юные путешественники нуждаются в помощи целителей. Они получат первую помощь и присоединятся к вам позднее. А теперь прошу прекратить разговоры! Помните, что вы находитесь в замке великого Мерлина! Наша церемония начинается…— Скоро тебе будет не до смеху, — негромко сказал лысый, наклоняясь к Ваниному плечу, пенсне его помутилось от злобы. Он махнул указкой вбок:— Туда, живо! И девчонку тоже!Ваня покосился на охранников с зонтиками — и, шлёпая мокрыми медвежьими лапами, с которых на старинные ковры обильно стекала водичка, двинулся в боковой проход. Здесь темнели статуи костлявых стариков и смеющихся женщин в островерхих шляпах. На стенах пестрели графики с именами и датами. Видимо, галерея вела в учительский флигель…Что-то укусило в шею, в глазах вмиг потемнело… Иван качнулся, что-то промычал… и повалился на ковёр. Надинька тоненько вскрикнула — её подхватили и поспешно унесли в боковой проход. Следом два бородача поволокли «уснувшего» шаманёнка.Сзади, насмешливо покачивая лысой головой, двигался молодой ведьмак в золочёном пенсне, с маленьким, уже опустевшим шприцем в руке.Ваня очнулся в инвалидном креслице с колесиками: руки заботливо притянуты специальными креплениями к подлокотникам. Лодыжки тоже зафиксированы мягонькими ремнями. Перед ним — в рыхлых жёлтых креслах раскинулись тела нескольких преподавателей: очковая кобра с морщинистой шеей, ещё какой-то артистический тип со сладкими, точно опухшими глазами и пирсингом в каждой складке лица. Сбоку у решетчатого окна нервный господин с подёргивающимся веком сквозь длинные вороные пряди внимательно буравит Царицына ледяными гляделками. За его спиной посмеивается лобастый в пенсне. «Не иначе, это ты, лысый, вколол мне сзади, когда шли по коридору, — подумал Царицын. — Ладно, подлый шпак, я у тебя в долгу».— Вы допускаете, что они действительно трансгрессировали сюда из Сибири? — донеслось до Ваниного слуха. Профессора оживлённо обсуждали инцидент.— Почему нет? — повёл щипаной бровью творческий тип с пирсингами. При каждом слове его жёлтая бородёнка, заплетённая в косицу, подрагивала:— Видите ли, профессор Мак-Нагайна, современной науке известны множественные свидетельства окказиональных телепортаций у сибирских шаманов. Такому креативному мастеру, как Шушурун Старший, не составит большого труда перенести почти невесомые физические тела двух детей даже через десять тысяч километров…Артистический тип почесал босую подошву, закинутую на журнальный столик и добавил:— Видите ли, мы плохо знаем практику сибирских коллег, но, безусловно, у них есть очень хорошие наработки в области привлечения тангалактической энергетики, да-да…Ваня вспомнил про Надиньку, попытался оглянуться.— «Я здесь», — улыбнулась Надинька глазами. Она сидела на высоком стульчике позади Царицына. Кажется, новых синяков и царапин у девчонки не появилось. «Значит, пока всё хорошо, — сказал себе Ваня. — Пока держимся на плаву».Внезапно гул учительских голосов смолк. Раскрылась дверь и вошёл некто высокий, с белой бородой, похожей на жидкие струи мыльной пены… Сначала Царицыну показалось, что это дряхлый старик, едва передвигающий ноги. Огромный, взморщенный лоб его был необычно высок, казалось что вошедший вносил под крышкой черепа всю тайную мудрость древних библиотек. На крупном носу плотно сидели стекляшки без дужек, а тонкая чёрная бровь поднималась так круто и выспренно, что казалось, каждую минуту этот человек сосредоточенно творит стихотворную вязь. Потом Ваня заметил, что мыльнобородый вовсе не стар. Его выдавали губы — молодые, презрительно тонко прорезанные, с надменным философическим изгибом.В особенности же поразило Ваню то, что глаза этого человека были, казалось, постоянно сожмурены — словно ежесекундно совершал он пограничное человеческим возможностям мыслительное напряжение или же пытался прозреть предстоящее внутренним взором, посредством некоего скрытого глаза, находящегося в возвышенном лбу его. Жидкие скользкие волосы не могли сокрыть обнажившейся пергаментной кожи на темени и бугристом затылке, нависающем позади воротника, — лишь тонкие прядки струились по вискам, обтекая крупные, точно восковые, уши и произливаясь на вздёрнутые плечи.Руки он держал как бы на манер орлиных крыльев — сложенными на груди так, что длинные пальцы, как острые перья, выставлены были по сторонам предплечий. Наглухо застёгнутый долгополый сюртук скрывал под глухим белым бортом половину златого ожерелья с неведомым Царицыну орденом, а чуть выше стальная пуговица стягивала тугой воротник, высоко, под самые уши поддерживавший голову сзади.Профессура молча встала, уступая дорогу, изгибаясь в почтительных поклонах. Видно было, что это особенный волшебник, возможно, один из главнейших в замке. Белая фигура в шорохе клубящихся воскрылий надвинулась на детей — сомкнутые глаза воззрели на Ваню с высоты запрокинутой в воздух головы.— Что у нас здесь? Русские дети… — произнесли губы пергаментного человека. Говорил хрипловато, точно с собою самим разговаривая:— Интересно знать, что нужно русским детям в замке…— Отвечай! Профессор Тампльдор спрашивает тебя! — поспешно подскочила и зашипела Мак-Нагайна, испуганно тараща гадючьи глаза.— На стажировку прилетел, поучиться у великого юного волшебника Гарри! — ответил Ваня, разглядывая небывало гордое лицо.— Как же дети смогли добраться… хочется знать, — проговорил пергаментный, и брови его заходили вверх и вниз поверх очковых стёкол.— А что рассказывать-то? Это наш сибирский секрет. Вообще говоря, это я к вам приехал учиться, а не наоборот, — звонко ответил осмелевший Царицын. — Я-то думал, такие простые вещи у вас в академии даже первокурсники умеют делать…— То есть ты… умеешь? — старик изогнул улыбкою тонкие, точно из пластилина вылепленные губы.— Конечно, — кивнул Ваня.Надинька в недоумении поглядела на Царицына. Что он такое говорит? Лёгкий румянец играл на щеках кадета. По особенному блеску в его глазах Морковка, которая уже научилась разгадывать некоторые черты в поведении Царевича, поняла: Царевич что-то придумал.— Если хотите, я вызову кого-нибудь из Сибири, — запросто предложил мальчик.— Прямо сюда? — медленно улыбнулся профессор Гендальфус Тампльдор.— Мальчик дерзит! — тихонько, по-змеиному рассмеялась Йенна Мак-Нагайна.— Ну… прямо сейчас не получится. Заклинание сложное, нужна серьёзная подготовка, — вздохнул Шушурун. — Кое-какие магические вещицы необходимы.— Какие именно вещицы необходимы мальчику? — профессор немного накренил голову, при этом царственный изгиб его тела, сильно откинутого назад, не изменился.— Что мне нужно? — Ваня моргнул. — Ну, кое-какие мелочи… Сушёные мухоморы у вас есть? А кровь белой лягушки?— Разумеется, — кивнул профессор Гендальфус, с любопытством разглядывая мальчика сквозь стиснутые веки. Потом нацелил стёкла в лысого господина, стоявшего у Вани за спиной.— Драгоценный друг фон Бетельгейзе сейчас проводит мальчика в складскую зону. Пусть мальчик выберет всё, что ему нужно. А потом мы оценим искусство нашего юного гостя. Итак, кого Вы собираетесь доставить из Сибири?— Да мне-то как раз всё равно, — лениво сказал Ваня, подавляя зевок. — Вам мальчика или девочку?Под крышей гигантского ангара пронзительным эхом разносилось поскрипывание колесиков. Барон Рюдегер фон Бетельгейзе с побелевшим от омерзения лицом неприязненно толкал перед собою серебристое кресло-каталку, в котором как ни в чём не бывало развалился русский мальчик в полосатой больничной пижаме.— Так, это у нас что? Развесные пиявки горячего копчения? Ну, возьмите граммов триста, — задумчиво сказал Ваня, придирчиво разглядывая контейнеры на стеллажах.— Эй ты! Делай, что он говорит! — хрипло скомандовал господин фон Бетельгейзе плечистому и волосатому охраннику в чёрном плаще, толкавшему перед собой корзину с разнообразной дрянью, которую Ваня счёл необходимой для предстоящего магического действа. Охранник, грохоча высокими ботинками, подошёл к ящику с пиявками и, равнодушно запустив в коробку пятипалые грабли в грязной резиновой перчатке, извлёк пригоршню копчёных соплей — бросил на весы.— Триста пятьдесят оставить? — вопросительно прорычал он на древневерхненемецком. Ваня кивнул.— Так… почти всё необходимое взяли, — бормотал Царицын. — Пыльца подземной орхидеи — вычеркиваю, пиявки вычеркиваю. Моча мускусного барана, конечно, жидковата, но делать нечего, будем работать с жидкой. Что ещё осталось?Кадет хотел почесать макушку, но не тут-то было: запястья по-прежнему прикованы к подлокотникам.— Ах да! — спохватился юный шаман Шушурун. — Сушёные скорпионы.— Сколько можно, а?! — едва сдерживая ненависть, проскрипел Рюдегер фон Бетельгейзе, подкатывая кресло к следующему ряду стеллажей. — Вот скорпионы, в жёлтом ящике.— Свежие?— Сегодня ночью привезли.— Беру целый ящик, — кивнул Шушурун.— Это просто издевательство! Наглый щенок устраивает здесь цирк, а мы должны терпеть? — возмущённо надулся профессор красноречия Феофрасто Феофраст, пряча подбородок в снежные кружева на груди. — Неужели вы думаете, он правда сможет перенести сюда кого-нибудь из Сибири? Невообразимо.— Надо было прикончить его в фонтане, — задумчиво проговорил лысый Рюд фон Бетельгейзе, играя желваками так сильно, что дёргались уши. — Просто маленький русский шпион.— Едва ли шпионы станут у всех на глазах падать в фонтан, — обернула плосколобую голову Йенна Мак-Нагайна.— Всё равно! Прикончить — и проблема решена.— Я согласен с Вами, Рюди, — вздохнул Феофрасто Феофраст, закатывая глазные яблоки в сизые полутени верхних век. — Однако господин проректор заинтересовался молодым человеком. Это значит, профессор Гендальфус что-то почувствовал в душе мальчика. Что-то важное…— Да-да, это верно! — жадно подхватила Мак-Нагайна. — Профессор Гендальфус не ошибается, у него верное чутьё. А что, коллеги? Может быть, мальчик и правда ученик шамана?Юный шаманёнок наотрез отказался раскрывать секреты национального искусства телепортации. Уже минуты три он ворожил за плотной ширмой. По сторонам замерли охранники с крупнокалиберными зонтиками наперевес. Взрослые волшебники вслушивались, пытаясь определить, что в данный момент делает таинственный мальчик: вот брякнула крышка… похоже, выливает в котел кровь белой лягушки. Теперь зазвенела ложка — размешивает…— У самоедских шаманов есть практика телепортации, это научный факт, — кивал лорд Бустерхаус, учёный муж с бородавками на веках и губах. — Отчего же мы не допускаем мысли, что перед нами в действительности потомок одного из шаманов, узнавший о нашей школе и пожелавший здесь учиться?— Довольно! Это шарлатанство, — расхохотался профессор алхимии, старый пройдоха Кош, всплеснув шершавыми ладонями. — Даже-таки пламя забыл развести! Что он там колдует, без огня? Не смешите меня, коллеги.— Не мешайте же, осталось недолго. Возможно, это аутентичная шаманская метода, — улыбнулся увядшими губами доктор вдохновений Артемиус Кальяни, колечки пирсинга мелодично зазвенели в тонких крыльях его носа. — Мы плохо знаем древние сибирские практики, господа. Странно лишь, что молодой человек совершенно не пытается камлать. Не бьёт в бубен, не пляшет, как обычно делают коллеги в Сибири. Чего он может достигнуть без камлания, не ясно.— Мальчик просто сумасшедший! А мы теряем время…— Коллеги, нельзя ли заткнуться?! — ощерила круглую, гладкую мордочку мастер лётных искусств Карлотта фон Холль. Облачённая, как обычно, в измятое шёлковое кимоно, она неистово раскачивалась на стуле, ожидая финала этого необычного шоу.— Помогите мне, пожалуйста, — раздался из-за ширмы голос шаманёнка. — Нужно открыть крышку.Охранники подскочили и откатили ширму в сторону — Мак-Нагайна вытянула шею, Карлотта фон Холль, стиснув мелкие зубы, пружинисто вскочила со стула…С противным скрипом отвалилась тяжёлая крышка ящика.— Сейчас вылезет, — пробормотал Шушурун. — Эй, вылезай давай.Ничего. Только сдавленно смеётся, икает алхимик Кохан Кош. И слышно, как свистит воздух в мощной груди Рюдегера фон Бетльгейзе.— Вы постучите погромче, может быть, он заснул, — неуверенно сказал мальчик Шушурун.Тишина. Давится смехом Кохан Кош. Жидко, несколько раз хлопнул узкими ладонями профессор Феофрасто Феофраст. Рюдегер фон Бетельгейзе нервно стаскивает с носа пенсне, сбрасывает пиджак и подскакивает над стулом:— Достаточно, не правда ли? Все поняли, что он издевается?— Возьмите его и пристегните к креслу, — холодно кивнула Мак-Нагайна. Громилы в чёрных плащах шагнули к Иванушке… Профессора с кряхтеньем начали подниматься с мест.— Он пожалеет об этом, — скрипит кто-то в зале.— Благодарю за шоу. Мне пора на занятия, — оправляет кружевное жабо Феофрасто Феофраст. — А мальчика надо наказать примерно, чтобы другим было не повадно.Охранники схватили Царицына за локти, жёсткими пальцами сдавили под ключицами, дабы легче согнуть его в кресло…— Минуточку, — удивлённо приподнял надбровные бубенцы доктор Артемиус Кальяни.— Смотрите! — визгнула Карлотта фон Холль, подскакивая над стулом. — Голова, голова!Действительно. Ушастая, с золотистым ёжиком на макушке, с совершенно дурными глазками, высунулась из ящика крупная голова русского кадета Петра Тихогромова.— Пустите, пожалуйста! Да уберите Вы руку! — юный шаман Шушурун выкарабкался из цепких объятий инвалидного кресла. — Вот, пожалуйста, господа. Это мой друг Ашур-Теп по прозвищу Тихий Гром.Друг был весьма бледен. Под глазами пролегли чёрно-зелёные круги, пальцы немного тряслись. С ушей с сухим треском осыпались скорпионы.— Здравствуй, мой друг Тихий Гром, — Ваня что есть силы двинул Громыча по плечу, пытаясь привести в чувство. Громыч шатнулся и сразу опомнился:— Ой. Здравствуй, мой друг…— Шушурун, — подмигнул Ваня.— Ага, Шумбурум. Я тебя сразу признал, — расплылся в улыбке Тихий Гром и распахнул объятья.Друзья обнялись. Что-что, а радость встречи была неподдельной.— Видели? — торжествующе подбоченился Шушурун. — Надеюсь, больше проверок не будет. А теперь мы хотим учиться на волшебников, и поскорее. * * * Холодные хлопки в холодные ладони — с заднего ряда, из-за спин.Встаёт девушка. Тоненькая, точно девочка. Немного кривые ноги, немного короткая шея. Зато — огненно-рыжие косички, брючный костюм, каблуки. Подходит ближе, и видно: лицо подростка, только взгляд немного на крови, нижнее веко отстаёт от выпуклого карего глаза. Губы под чёрной помадой.Медленно подходит, говорит по-английски с выраженным губным акцентом:— Очень хорошее шоу, мальчик. Вдруг резко, по-русски:— Товарищ суворовец! Встать!О да! Это был старый и страшный приём. Так выявляли кадетов, сбежавших на пляж. Проверяющие, одетые в гражданку, подкрадывались к безмятежно загорающему юноше и орали над ухом. Если подозреваемый оказывался гражданским мальчиком, он просто пугался. А кадеты, разумеется, подскакивали и вытягивались во фрунт: суворовская привычка срабатывала прежде, чем включалось сознание. Тут самовольщика и брали тёпленьким.Но Ваня-то был предупреждён. Увидев девицу, которая явно выдвигалась для стрельбы прямой наводкой, кадет сообразил, что это и есть самая худшая встреча. Та самая рыжая кошка, о которой говорил Телегин.Поэтому кадет вовремя окопался. И на провокацию не поддался.— Я, конечно, щас встану, — лениво сказал Шушурун. — Только не надо так шутить про суворовца. По-вашему, я похож? Да если хотите знать, тётенька, Вы похожи на памятник Розе Люксембург в городе Барнауле. Но я ведь не кричу об этом на людях, правда?В глазах девушки блеснула злоба.— Генерал Савенков прекрасно обучил тебя, — сказала она, склоняясь ниже и впиваясь глазками. — Ты ведь суворовец, не так ли? А девчонку с собой зачем приволок? Для отвода глаз?— Пожалуйста, уберите из зала сумасшедших, — попросил Ваня, с беспомощным видом оборачиваясь к профессору Мак-Нагайне. — У неё изо рта кошачьими сардельками пахнет.— Уважаемые коллеги, — рыжая Сарра резко крутанулась на каблуках. — Перед вами человечек, направленный сюда русской службой безопасности. Я работала с ними, я знаю их методы. Уверяю вас, что так называемая телепортация — не более, чем дешёвое шоу. Одного подонка сбросили на парашюте, он пробрался на склад и залез в ящик. А второй подонок появился позже, чтобы разыграть весь этот спектакль.— А Вы не пробовали полежать в сундуке со скорпионами? — обиженно буркнул Петруша.В наступившей тишине слышалось только, как бешено раскачивается на стуле безумная лётчица Карлотта фон Холь. С другой стороны иронично позванивал бубенцами Артемиус Кальяни.— Действительно, нелогично, — заметил он. — Не думаю, что кому-то под силу пролежать в скорпионах хотя бы пять минут. А по Вашей версии, Сарра, толстячок залез в сундук заранее? За сколько дней?— Я уверяю вас, — настойчиво улыбнулась Сарра. — Эти детки засланы из Москвы. Разве не видите, какие у них лица? Это же типичные юные патриоты, молодогвардейцы! Пионеры-антифашисты из советской книжки. Ну посмотрите на этого, толстого! Он же вас всех ненавидит!— Кто, я? — Петруша удивлённо поднял беспомощные васильковые глаза и вмиг сделался похож на плюшевого мишку. — Отчего ненавижу, я всех навижу, честное слово!— Хватит терять время, коллеги, — Мак-Нагайна поднялась с места и властно подняла брови.— Придётся подвергнуть их испытанию на Детекторе.Ванечка почувствовал лёгкий неприятный холодок в области позвоночника.— Верно! — расхохотался кто-то у дальней стены. — Давно пора!— Любопытно будет поглядеть, — потирал пухлые ручки Феофрасто Феофраст. — Я ставлю три против одного, что, по крайней мере, вот этот, на кресле-каталке — шпион.— Принято, — мгновенно среагировал Кохан Кош, вскидывая желтоватую ладонь. — Ставлю триста на то, что перед нами ученик шамана.— Кого будем проверять Детектором? — с нехорошей улыбкой Мак-Нагайна уставилась на Ваню, потом перевела холодящий взгляд на Надиньку.— Меня, давайте меня! — торопливо выдохнул Ваня. Он чувствовал, что проверка едва ли будет слишком приятным мероприятием. Он обязан оградить Надиньку от очередной выдумки хозяев замка.— Девчонку! — поспешно сказала, почти крикнула Сарра. — Допросите девчонку! Видите, он её прикрывает? Значит, боится, что она наболтает лишнего.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
 красное вино шираз 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я