научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/unitazy/deshevie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Ох как хорошо подался тугой узел в руках Надеждина после донесения Алексея. А то ведь и зубами уцепить не мог. И так, и эдак подходил, а толку никакого. А тут и собственный узелок - на удавке для оч-чень скользкого авторитета, - вязаться начал. Смотался Сергей для начала в Сочи, переговорил тет-а-тет со старинным дружком-приятелем Генкой Забелиным. Кое-что выяснил, и содействие обещали.
А план в голове сложился сразу, но такой...
Вечером третьего дня, после звонка Мелешко, собрал Надеждин у себя на квартире старших инспекторов Трое их было в отделе, все "выдвиженцы" Надеждина.
Русоволосый, голубоглазый гигант Волод Бачей - бывший участковый, из "афганцев". Железный, жесткий мужик, чуть медлительный в мыслях, но не в действии.
Его противоположность, Жора Литовченко, маленький, чернявый, словно жук, ни секунды не сидящий на одном месте. Настоящая казацка косточка, из тех самых Литовченков, которые в кубанском казачестве всегда были рубаки не последние Этого Надеждин перетянул к себе из ОМОНа.
И, наконец, сонливый увалень, всезнайка Андрей Залужный. Этот ушел из уголовного розыска под аплодисменты сотрудников, которые терпеть не могли Андрея за острый язык и чудовищную, непостижимую осведомленность о личной жизни всех и каждого.
Потчевал гостей Сергей холостяцкой яичницей, салатом из помидоров да огурцов с луком да еще нарубил крупными ломтями палку сухой "Московской" колбасы.
Скромную закуску под бутылочку охлажденной водки "Распутин" размели в мгновение ока.
Пришлось пожертвовать резервными консервами.
После ужина перешли в комнату, еще не утратившую обаяния женского присутствия - Татьяна, бывшая жена Сергея, съехала всего месяц назад,
Сергей плотно притворил дверь комнаты и задернул шторы. Загадочные приготовления насторожили его "гвардию".
- Предстоит серьезный разговор, шеф? - осведомился прямодушный Володя Бачей.
- Более чем, - многозначительно кивнул Надеждин. - Иначе собрал бы вас на работе. Рассаживайтесь поудобнее в кресла.
Заинтригованные детективы поспешили занять свободные кресла и моментально так задымили комнату, что Сергею пришлось поднять шторы и распахнуть окно, а затем говорить вполголоса.
Начал он с сообщения о действиях всем хорошо известного в отделе Валеры Меченого в последние два месяца, затем обнародовал донесение Алексея Мелешко и, наконец, поделился кое-какими собственными соображениями. Под конец предложил собравшимся высказывать свою точку зрения.
Первым, на правах самого старшего и многоопытного, высказался Андрей Залужный.
- Гм... - начал он многозначительно. - Дельце подходящее... весьма вероятно. По имеющимся у меня, - важно подчеркнул, - сведениям, некто в Южанске, а точней, всеми нами не уважаемый Семен Семеньгч Безредко кличка Император, - должен в октябре получить солидную партию героина. Думаю, это она самая и есть.
- Почему из Сочи и от кого? - тотчас вмешался дотошный Жора Литовченко. Залужный пожал плечами в ответ.
- Думаю, что могу кое-что прояснить, - помог ему Сергей. - Почему именно из Сочи - я и сам не знаю, возможно, у кого-то из сочинцев личный канал, а от кого... Тут, ребята, дело очень серьезное. Ни с чем подобным мы пока, и к счастью, еще не сталкивались. А ключ к разгадке вот какой: главой какого совместного предприяти состоит Семен Семеныч Безредко?
- Ну... предприятие "Либерти"... - припомнил Литовченко.
- Правильно, - хлопнул себя по лбу Залужный. - Первое совместное российско-колумбийское предприятие. Ха! Какой, спрашивается, интерес может быть у Колумбии к российской глубинке, и наоборот? Помните, мы еще год назад, когда Сеня начал разворачиваться, догадывались, а теперь... Ну, Сеня, ну, Император! Какой молодец, а?
- Постой, постой, - охладил его Володя Бачей, - положим, все вписывается, известно, что Меченый - правая рука Сени Императора. Но! многозначительно поднял указательный палец Володя. - И Сеня, и Меченый фигуры крупные в уголовном мире. Самолично давно уже рук не марают потому и неуязвимы. А тут вдруг Валера собственноручно повезет товар, рискуя засыпаться, да еще и Сеню завалить! Как-то натянуто...
- Нет! - торжествующе изрек Залужный. - Сам Валера и повезет. А почему? - Он выдержал эффектную паузу. - С кем Сеня Император имеет совместный бизнес и делит сферы влияния?
- С Гиви Кахетинцем, - быстро выпалил Жора.
- Браво, малыш! Так и есть, - похлопал ему в ладоши Залужный. - Но! Гиви, конечно, боевой парень, но недалекий. Сене, если честно, он и на хрен не нужен. Я был бы очень удивлен, если бы Сеня рано или поздно не послал Гиви с его ребятами к порочной матери. А тут дело, да какое, наклевывается. И, заметьте, исключительно трудами Семен Семеныча. Кому, ну кому, спрашивается, Император может доверить доставку такого товара, да еще, вероятно, и первой партии? Гиви так и пасет сейчас каждый его шаг. Он же понимает, что неспроста эти липовые совместные предприятия с Колумбией. Думаю, потому и не самый известный канал, через Сочи, потому Меченый и мозги пудрит своими непонятными поездками, что рассчитано это в первую очередь на Гиви. А нас. . нас, полагаю, даже в расчет не берут.
- Правильно, - подал голос молчавший во время дискуссии Надеждин. Только Меченому Император и может доверить товар. Только... если возьмет Валера героин десятого октября в Сочи - это я буду знать точно, но не это меня волнует.
- А что? - недоуменно вытаращился Залужный.
- Ну... вот взял Валера героин, - прищурилс Надеждин. - Повез... Что мы будем делать?
- Как что? - неуверенно начал Залужный. - Прихлопнем с поличным, конфискуем товар... Не отвертятся...
- Ну-ка, постой, Андрюша, - Жора Литовченко подался вперед всем телом. - Шеф! Как понял, у тебя имеются особые соображения?
- Ты правильно понял, - тихо сказал Сергей. - Я думаю так...
Рассказывал долго, обстоятельно, стараясь не упускать ни малейшей детали из того, что уже проварилось, переболело в голове. Закончил так:
- И усвойте: дело это миллионное, а потому в ход будет пущено все. Детские игры закончились.
Или мы - или нас. А Валера Меченый лично нам не нужен - нам нужны его знания. Хотя в движении вперед мы не можем оставлять никого за спиной. Или мы - или нас! И еще: сами понимаете - я предлагаю совершенно противозаконный ход.
Если вы все скажете "да", то своим решением и последующими действиями мы будем связаны на всю жизнь.
Надеждин закончил. В полной тишине прошла целая минута. Первым опомнился Волод Бачей.
- А если кто скажет "нет"? - прохрипел он.
- Тогда будем считать, что разговора не было.
- Хорошо. Я говорю "да". Мне это дело нравится.
- Жора?
Литовченко пожал плечами и пренебрежительно процедил сквозь зубы:
- Бывали и не в таких переделках.
- Андрей?
Толстяк неторопливо извлек из нагрудного кармана расческу и старательно прогулялся по лысеющей голове. Сдунув с зубцов очередную жертву гормональных потрясений, сунул расческу уже в задний карман и вздохнул:
- Я, разумеется, за. Но только дело и вправду нешуточное. Тут мы рискуем головой, как минимум.
- Но и мы люди серьезные, а, шеф? - Бачей Подмигнул Надеждину и подвинулся со стулом поближе к нему. - Давай обсудим детали. И первая механизм подмены. Что-то я не очень уяснил...
- Есть у меня один парень, - ухмыльнулс Сергей. - Он не то что вылитый Меченый, но похож. Гримера хорошего найдем, главное - чтоб со спины походил. Это раз. Технику отработаем, на пароме я был, присмотрелся, но придется еще поработать. Сегодня двадцатое сентября. У нас еще больше двух недель. Да и, черт возьми, даже если на каком этапе осечка выйдет... Тогда поведем дело как обычно, официально. В конце концов, не такой уж и риск большой.
- А этот твой парень, это тот, секретный, да? - скорчил хитрую мину Залужный.
- Именно он, - не стал отрицать Надеждин. - Только тебе, Андрюша, лучше не прыгать выше головы. Усек?
- Усек, - вздохнул Залужный и тоскливо поглядел на свет сквозь донышко пустой рюмки.
...Паром "Абхазия" вышел из Сочи согласно графику, в двадцать ноль-ноль, нормально прошел пролив и тащился по Азовскому, намереваясь прибыть к восьми. Но уже в семь тридцать служебная "Волга" Надеждина приткнулась у Tpeibero пирса в Южанске, куда должен был причалить паром. Сергей отпустил шофера и сам сидел за рулем.
Погода испортилась еще неделю назад. С мор дул холодный порывистый норд, сметая с набережной мокрые листья. Ветер нес с собой соленую водяную пыль, одинокие прохожие, поднимая воротники, сердито воротили лица от расходившегося моря. Сергей включил печку. В тепле его быстро разморило, и он едва не задремал. Зуммер радиотелефона заставил Сергея вздрогнуть и быстро снять трубку.
- Здорово, старина, - голос Гены Забелина сквозь радиопомехи звучал глухо и хрипло. - Как там у вас погодка?
- Да не балует, - посетовал Надеждин. - Ну что там наш дружок?
- Да ничего предосудительного. Провел в городе ровно двадцать часов. Вначале побывал в конторе частной лавочки "Технополис", знаешь такую?
- Да, посреднические операции со смазочными материалами и запчастями для иномарок.
- Точно. Провел там три часа. Затем отобедал в ресторане "Океан" в гордом одиночестве Три часа отдыхал в номере гостиницы "Мацеста".
А вечером, вот хохма, посетил концертный зал - тут у нас "Машина времени" на гастролях После концерта закатил в казино, там и засиделся до шести ноль-ноль.
- Так... А детали?
- Ни с кем не встречался - только в "Технополисе", в руках ничего Все время находился на виду. Да! К его машине никто не подходил, так что... полный ажур.
- Это все? - разочарованно уточнил Сергей.
- Хе-хе-хе, - рассыпался бесовским смешком Забелин. - Знаю, знаю, чего ждешь.. Короче:
по дороге в порт пробил передние скаты, а тут, на счастье, маленькая такая мастерская у дороги.
Перебортировали за пять минут - там двое ребят работают, недавно, видать, классные мастера. Ребят этих мы даже успели проверить - никакого компромата. Понял?
- Угу...
- В порту, на погрузке, таможенники осмотрели автомобиль - ничего. И еще: следом за клиентом от станции техобслуживания пошел черный "Форд" ТТЛР 54-45 с тремя крутыми ребятами в салоне. Похоже, охрана. У меня все.
- Генчик, спасибо тебе огромное, с меня причитается, - Сергей щелкнул в воздухе пальцами и повесил трубку. Приоткрыл дверь. Волна свежего воздуха ворвалась в салон и взбодрила.
Сергей неторопливо достал из сумки термос с кофе, с наслаждением сделал два больших обжигающих глотка. Затем извлек портативную армейскую рацию. Она обеспечивала прием в радиусе ста километров. "Абхазия", по расчетам, уже вошла в зону приема. Выдвинув антенну, Сергей настроился на волну и нажал кнопку общего вызова. Поднес рацию к губам:
- Здесь Первый, Первый... Как слышите?
Эфир вначале ответил лишь легким потрескиванием, а потом, словно из внеземных миров, донеслись голоса:
- Второй слышит хорошо... Третий на связи...
Четвертый - доброе утро... Пятый... все о'кей.
Надеждин удовлетворенно выслушал перекличку, затем набрал в грудь побольше воздуха и решительно оповестил:
- Всем, всем, всем... Пациент серьезно болен.
приступаем к операции. Удачи всем!
Паром "Абхазия" утробно взревел, неторопливо обогнул мол и вошел в гавань. Несмотря на изрядную болтанку, стальная громада казалась совершенно неподвижной и несокрушимой. Она уверенно дробила тупым носом волну и неумолимо приближалась к третьему пирсу - месту швартовки.
На палубах судна засуетились пассажиры. Из бара в коридор вышел высокий элегантный мужчина лет сорока. Темно-серый костюм, галстук модной яркой расцветки. Коротко стриженные черные волосы поблескивали на висках ранней сединой. Портрет дополняли аккуратные холеные усики. Глаза прятались под большими дымчатыми стеклами в тонкой оправе.
Глянь кто из старых друзей на Валеру Меченого в этот момент - не узнал бы. Уж такие времена настали - старого рецидивиста не отличишь по внешнему виду от директора завода или заслуженного депутата.
Меченый неторопливо прошагал по коридору мимо многочисленных дверей кают к лесенке, ведущей в отсек - автостоянку. Уже собрался свернуть за угол - и тут лицом к лицу столкнулся со здоровенным голубоглазым блондином. Меченый даже ойкнуть не успел, как дверь последней в ряду каюты отворилась - как раз справа от него, голубоглазый гигант легким, как могло показаться со стороны, толчком зашвырнул Меченого в каюту.
Дверь за Меченым тотчас затворилась.
Володя Бачей огляделся по сторонам. В противоположном конце коридора о чем-то оживленно спорила юная парочка, инцидента они явно не заметили. Больше в коридоре никого не было. Бачей поправил рукой прическу, глянул на часы и скрылся в каюте, за дверью которой только что исчез Меченый.
Ровно через десять минут, когда в коридоре уже стало довольно людно, из каюты вышел Алексей Мелешко, и... отличить его от Меченого в трех шагах было просто невозможно. Те же манеры, та же походка, прическа, усы. Ну а костюм, галстук и очки Алексей позаимствовал у самого Меченого.
Спустившись на автостоянку, Алексей косо зыркнул на троицу в "Форде" они припарковались в том же ряду, через две автомашины - и неторопливо забрался в "девятку" Меченого. Похоже, подмена прошла.
Компанию, собравшуюся в салоне "Форда", трудно было назвать веселенькой, но уж подозрительной - точно. За рулем расплылся во всю ширь массивной туши угрюмый субъект с обезьяньей челюстью. Рядом с ним примостился бритоголовый ублюдок с переломанным в двух местах носом и разнокалиберными ушами. Физиономия его, казалось, вобрала в себя все цвета радуги, и это придавало ей неповторимый оттенок особой порочности.
На заднем сиденье развалилось некое бесцветное существо без особых примет. Тем не менее его тусклый взгляд, синева под глазами и отрешенное выражение почему-то наводили на мысль о похоронном ритуале.
Машину ребята тоже подобрали себе под стать: старый, слоноподобный "Форд" со стальной балкой вместо переднего бампера, черный и облезлый.
Красная "девятка" Меченого уже съехала на пирс, когда "Форд" тронулся с места. Тут все три его обитателя, словно по команде, повернули головы налево Их внимание привлекла служебна
"Волга" начальника отдела по борьбе с наркотиками, маячившая невдалеке. Рядом с машиной на промозглом ветру торчал и хозяин. Он оживленно беседовал с двумя омоновцами и при этом активно жестикулировал, указывая в сторону парома Водитель "Форда" тихо, но внятно выматерился, потом озабоченно буркнул:
- Как бы не заметил...
- Не межуйся, не заметут, - его сосед зло сплюнул сквозь приоткрытое окошко. - Для Меченого у них грабли коротки.
Красная "девятка" между тем уже въезжала под арку таможни. Перед зданием таможни машины перестраивались в два ряда. "Форд" вильнул в правый так, чтобы из него все время просматривалась "девятка" Меченого.
Таможенный досмотр прошел благополучно.
Таможенники без особого рвения оглядели машину Меченого, заглянули в салон, в багажник - нигде ничего предосудительного. Шлагбаум поднялся, и одновременно облегченно вздохнули трое в "Форде".
Досмотр их машины между тем тоже подходил к концу, и через минуту "Форд" уже мчался по набережной, стараясь не отстать от лихо рвущейс вперед "девятки".
Минут десять обе машины уверенно глотали километры, а затем "девятка" свернула вправо и нырнула в боковую малолюдную улочку. Бритоголовый недоуменно втянул голову в плечи:
- Куда это он?
- На... на Калантыровку, - изумился и мрачный водитель.
- Он что, двинулся? - уточнил бритоголовый.
В ответ водитель только пожал плечами и повторил маневр "девятки". По сторонам замелькали облезлые приземистые строения, мусорные баки, доверху набитые отбросами. Улочки становились все уже и кривей. "Девятка", почти не снижая скорости, неслась по ним, распугивая прохожих, а потом вдруг вильнула в проулок. "Форд", взвизгнув тормозами, лихо вырулил за ней и...
Грохот всколыхнул тихую улочку - и тотчас из окон домов, подъездов и подворотен выставились десятки голов с заинтригованными лицами. Их любопытство сразу нашло удовлетворение.
В переулке, в тесном соприкосновении со старыми коваными воротами, застыл автомобиль редкой конструкции и величины. Осколки лобового стекла щедро усыпали мостовую, а покореженная стальная балка, заменявшая бампер, наводила на грустные размышления о бренности всего земного.
В момент удара голова мрачного водител вошла в молниеносный контакт с рулевым колесом. Низкий, шишковатый лоб его привык и не к таким потрясениям, потому смял хрупкую преграду-и теперь в руках водителя красовалось некое подобие авиационного штурвала. Бедняга так и застыл, изумленно тараща на этот полуфабрикат мутные глаза, а в них медленно угасали искорки вспыхнувшего на мгновение интеллекта.
Между тем бритоголовый вылетел из машины и загремел пудовыми кулачищами в решетку запертых ворот. Однако наибольшую прыть, как ни странно, проявил третий, самый неприметный.
Он ловко вскарабкался по ржавым завитушкам наверх, благополучно перелез через острые пики, скользнул вниз и отодвинул массивный засов.
Ворота распахнулись, изуродованный "Форд"
под улюлюканье зрителей въехал во двор и уперс подбитым носом в еще одни, копия первых, ворота.
Только теперь чья-то неведомая рука заперла их снаружи, и закрывали они выезд на соседнюю улицу так плотно, что не всякая кошка проберется.
Обитатели квартала получили редкую возможность усладить свой слух набором виртуознейших ругательств, редких даже в Южанске, да еще в исполнении целого трио...
Наконец троица закончила и убралась в свое изуродованное авто. "Форд" с трудом развернулс в тесном дворике и с позором скрылся, оставив на память груду битых стекол. Между тем еще одна машина - неприметный "москвичек" с частными номерами - уже въехала на улицу загородного дачного поселка, расположенного довольно далеко от Южанска, на самом морском берегу. По сторонам замелькали разномастные и разнокалиберные домики, но "Москвич" проскочил улицу и устремился к одиноко стоящей у самого побережья даче, обнесенной добротным забором.
5
В салоне "Москвича", втиснутый между дюжим Володей Бачеем и толстым Залужным, осоловело таращил глаза Меченый. Очухался он недавно и теперь старательно пялился по сторонам, стараясь определить - куда несла нелегкая.
"Москвич" вполз в створ приоткрывшихся навстречу ворот и по наклонной асфальтовой дорожке скатился вниз - в подвальный гараж.
- Выходи, - скомандовал Меченому Бачей.
Меченый, охая, с трудом выбрался из машины.
- Не оглядываться, руки за голову!
Меченый послушно выполнил эту команду
дергаться ему пока не было резона. К тому же агрессивный толстяк неучтиво подтолкнул его в спину стволом "Макарова". Меченый проследовал указанным маршрутом и уткнулся в приземистую, обитую железом дверь. Не дожидаясь указаний, распахнул дверь, неуверенно шагнул и оказался в узком темном коридорчике.
- Вперед, - властно подсказал голос за спиной. Меченый, пошатываясь, продолжил путь в неведомое.
В конце коридор привел его в крохотную квадратную комнату без окон.
Что-то эта комната неуловимо напоминала многоопытному рецидивисту. Меченый поднапрягся и вспомнил: точь-в-точь одиночная камера в следственном изоляторе старой Южанской "предвариловки"! Посередине - грубо сработанный, допотопный стол в чернильных пятнах. По бокам стола - пара стульев, прихваченных крепежкой к полу. Ржавая раковина с умывальником в углу - вот и вся обстановка.
Правда, два предмета в странной комнате не вписывались в общее настроение - мощная лампа без абажура под потолком и электрокамин.
И все же Меченый прекрасно понял предназначение и этих вещей...
- Садись!
Меченый примостился осторожно на самом краешке стула и замер, ожидая развития событий.
Ждать пришлось недолго. Скрипнула дверь, сзади послышались уверенные шаги, и перед ним предстал высокий смуглолицый мужчина лет тридцати. У Меченого от изумления приоткрылс рот, и он неуверенно осведомился:
- Э-э... майор Надеждин?
- Точно так, - подтвердил Сергей.
Тут в облике Валеры Меченого произошла разительная перемена: он выпрямился, посуровел, закинул ногу за ногу и презрительно процедил:
- Я вижу, милиция стала прибегать к бандитским методам. Что ж, при таком руководстве от нее трудно ожидать другого, Как я понимаю, даже санкции на арест у вас нет. Так что потрудитесь объясниться, гражданин начальник.
- Володя, объясни ему, - ласково попросил Надеждин.
Бачей, стоявший за спиной Меченого, вздохнул, поднял увесистый кулак и тяжело уронил его на голову подопечного. Валера кувыркнулся со своего убогого стула и растянулся на цементном полу.
- Ого! - испугался Сергей. - Полегче, Володя, ты выбьешь из его головы сведения быстрей, чем мы успеем их записать.
Бачей пожал плечами и направился к раковине. Не обнаружив поблизости подходящей посуды, снял с гвоздя умывальник, вернулся к безжизненному телу и выплеснул на голову Меченого немного воды. Меченый шевельнулся и слабо застонал. Владимир повторил водную процедуру и удовлетворенно хмыкнул пациент скорчился, затем с невероятными усилиями уселся на полу и тупо уставился на ботинки Бачея.
Тот дал ему время вволю полюбоваться своими штиблетами, но, когда глаза Меченого приобрели осмысленное выражение, грубо схватил беднягу за шиворот и водрузил на прежнее место.
Надеждин услужливо протянул Меченому пачку "Кэмела", от вида которой того едва не стошнило. Но Валера мужественно проглотил горький комок и хрипло выдавил:
- Что нужно, начальник?
- О! Такой тон мне уже нравится, - Сергей присел на стул напротив Меченого. - Нужно мне всего ничего: где и от кого получили героин, где складируете, куда отправляете. Да ты сам прекрасно знаешь, что меня интересует...
- Что-то я не пойму, о чем речь, - Меченый недоуменно развел руками.
- Ну... так уж и не поймешь... - хмыкнул Надеждин. - Хорошо - объясню. В машине у теб героин, полученный из Колумбии через Сочи. Вот о нем и расскажешь. И не думай, что спрятал свое гнилое нутро под фирменными шмотками. Я-то знаю: каким ты говном был, таким и остался. Так что не понтуйся.
- Но и ты меня на понт не бери, начальник, - Меченый сгорбился, с ненавистью глядя Надеждину прямо в глаза. - Тачка не моя, я ее по доверенности взял - это по всем ксивам [Ксива - документ (блатн.)] видно. Что вы там у меня нашли - я и во сне не ведаю. Может, сами подсунули, а теперь дело шьете. Где протокол изъятия, где понятые?
- Прав ты, Валерочка, прав, - вздохнул Надеждин. - Только одного ты не знаешь, но я, так и быть, поясню. Никакого протокола, никаких понятых не будет, и дела тоже никакого нет.
- Как так? - Меченый изумился искренне.
- А вот так: не знаю, кому вы перешли дорожку, да только сверху, с такой высоты, что и не видно, пришел приказ, негласный, на вашу ликвидацию. Тебя я имею в виду и Сеню Императора.
А сдал вас дружок, Гиви Кахетинец.
- Фуфло! [фуфло - ложь (блатн.)] - рванулся с места Меченый, но тяжелая рука Бачея прижала его к стулу.
- Нет, не фуфло, - покачал головой Надеждин. - Я тебе больше скажу. Операцию по твоей ликвидации я веду на свой страх и риск - по приказу того, сверху. Где ты и что с тобой, не знает ни единая живая душа - ни в нашей конторе, ни в твоей. Тебя уже нет, понял? И если ты не станешь колоться... Что ж... Места тут безлюдные, а на берегу дожидается катерок, а в катерке - кусок рельса. Крабы в окрестностях обалдеют от такого подарка.
- Мусор поганый! Падаль! Пинч вонючий! - Меченый исступленно рванул ворот рубахи, любезно одолженной еще в каюте Лешей Мелешко. - Знал бы раньше - сам бы тобой уже давно крабов кормил!
Володя с трудом удерживал его за плечи, но Меченый быстро сник и уронил голову на грудь.
- Возможно, возможно... Но сейчас мой фарт [Фарт - удача, везение (блатн.)], - Надеждин оставался спокойным, однако Бачей заметил, как в ответ на угрозу дернулась на щеке его мышца и заиграли желваки. - Но оставим на время личную неприязнь, дружище. Есть один пунктик. Сене Императору крышка - это однозначно, а вот в отношении тебя есть у мен разрешение действовать по собственному усмотрению. Так что выбирай: либо ты в трогательноповествовательной форме расскажешь все - тогда я поведу дело официальным путем, мне тоже нужны показатели. Завтра отвезем в уютную камеру, следователя мягкого подберем. Можешь на допросах нести что хочешь - опыта тебе не занимать. Но если нет, - Надеждин зловеще прищурился, тогда к крабам на ужин.
- А гарантии? - вдруг тихо осведомился Меченый.
- Гарантии? - Сергей искренне рассмеялся. - Гарантии? - повторил сквозь смех. - Не, Валера, ты просто редкий кретин. Думаешь, я не смогу выколотить из тебя все до точки? Поверь, сутки усиленной работы - и ты скажешь больше, чем знал когда-либо. Но тогда... - Надеждин склонился к Меченому, и тот увидел, как сузились и злобно сверкнули зрачки его собеседника. - Тогда тебя обязательно придется скормить бычкам, непарадный у тебя будет видок, да и вообще нам на земле двоим тесновато будет. А я пока против тебя ничего особого не имею и не хочу пачкать лишний раз руки даже о такую тварь, как ты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 вино royal tokaji 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я