научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/unitazy/Roca/debba/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Понял? - Последнюю фразу Сергей почти выкрикнул. - Что, будешь говорить?
Меченый задумался на секунду и... отрицательно махнул головой.
- Он мне не верит, - Надеждин устало махнул рукой. - Володя, займись...
Невозмутимый Бачей пошарил где-то за дверью рукой, щелкнул выключатель, и комнату залил нестерпимо яркий свет. Владимир достал из кармана темные, солнцезащитные очки, водрузил их себе на нос. Затем обошел стул, на котором сидел Меченый, воткнул штепсель камина в розетку.
Камин быстро раскалился докрасна, и по комнате поползла жаркая удушливая волна. Меченый глядел на эти приготовления настороженно, старательно пытаясь скрыть свой испуг. Бачей не обращал на него ни малейшего внимания. Неторопливо снял пиджак и остался в одной рубахе с короткими рукавами, расстегнул верхнюю пуговицу и уселся напротив.
Надеждин вышел из комнаты, оставив собеседников наедине.
- Воды не получишь ни капли, - для начала проинформировал Бачей. - Бить я тебя больше не буду - слишком много чести для такого подонка.
А теперь перейдем к делу...
...Меченый держался семь часов. Бачей с Залужным меняли друг друга каждые полчаса. На третьем часу Меченый упал в обморок, и Владимиру пришлось нарушить обещание и снова прибегнуть к помощи умывальника. Заговорил Меченый, когда наручные часы на руке Залужного проиграли полночь.
- Ладно, падлы, - запекшимися губами прошептал он. - Буду колоться. Зовите своего начальника и... выруби ты эту проклятую печку.
Залужный тотчас выключил камин и иллюминацию, а заботливый Бачей споил Меченому две бутылки пепси-колы и даже предложил пузырь со льдом на голову.
Сергей не заставил себя долго ждать. Явилс он с небольшим магнитофоном в руках. Демонстративно выложил его на стол, вставил кассету и нажал кнопку записи.
Меченый недовольно покосился на магнитофон, но перечить не стал видимо, вспомнил, что юридического веса аудиозаписи по существующим в стране законам не имеют.
Говорил Валера долго и сбивчиво. Сергей не мешал ему, лишь изредка перебивал короткими вопросами. Наконец Меченый исчерпал весь, как и ожидалось, обширный запас знаний, откинулс на спинку стула и устало прикрыл глаза.
- Закончил? - больше для порядка уточнил Сергей.
Меченый, не размыкая век, кивнул.
- Хорошо. Володя! Отведи его - пусть поспит.
Бачей проводил Меченого в темную комнатушку под лестницей. Единственным предметом меблировки в ней был грубо сколоченный топчан.
Меченый, совершенно изможденный, тотчас же на него завалился. Владимир захлопнул тяжелую дверь, обитую железом, задвинул широкий засов и вернулся в комнату без окон.
На том стуле, где восседал Меченый, теперь обосновался Залужный, и Бачею пришлось пристроиться в углу, на перевернутом вверх дном ведре.
Все трое молчали, и у каждого были на то свои причины. У Сергея с Залужным в отсутствие Владимира, видимо, произошел неприятный разговор. Теперь оба они ждали, что предложит Бачей.
Тот догадывался, чего от него ждут, но... не торопился.
- Ладно, господа мафиози, - пошутил Сергей, но шутка прозвучала весьма недвусмысленно, - что будем делать дальше?
- Как что? - деланно удивился Владимир. - Пусть проспится часика три, потом подымем и заставим повторить показания. Сверим записи - если наврал где, сразу и вылезет, а потом... Нужно пройтись по нашим следам и хорошенько проверить - не засветились ли где. Сене Императору не мешает всунуть кое-какую липовую информацию и...
Монолог Андрея был прерван противным писком, исходящим прямо из живота Владимира.
- Что это? - испуганно уставился на Баче Залужный.
Владимир рассмеялся, достал из-за пояса портативный передатчик и нажал красную кнопку приема.
- Эй вы, там! - прокричал передатчик голосом Жоры Литовченко. Откройте, наконец, эти чертовы ворота и отгоните собак - они сожрут мои пасхальные штаны.
Владимир исчез за дверью, и через минуту Жора, возбужденный и веселый, ввалился в комнату.
- Ну так, - заорал с порога. - Машину выпотрошили. Точно - героин в скатах, и по прикиду - на такие бабки, что вы и в мечтах не держите.
- Погоди, - жестом остановил его Надеждин. - Мы сейчас говорили о другом.
- Ну? - Жора сделал шаг вперед, пошарил глазами по сторонам, но, так как пристроитьс было не на чем, остался стоять посреди комнаты.
- Меченый раскололся на все сто, - проинформировал его Залужный.
- Вот здорово сработали, - восхитился Жора. - Так за чем остановка?
На этот вопрос ответа не последовало. Жора обвел недоуменным взглядом товарищей по оружию и... понял. Сразу как-то сник, прислонилс спиной к стене и полез в карман за сигаретами.
Щелкнул зажигалкой, затянулся глубоко и, сощурив правый глаз, как бы между прочим заметил:
- Мокренькое намечается дельце, а? - но рука его с сигаретой при этом дрогнула.
Теперь прорвало невозмутимого Володю Бачея. Причем, как он сам признался после, вывело его из равновесия именно это подрагивание Жориной руки. Владимир, словно ужаленный, взвился со своего ведра и, тяжело дыша, двинулся на Жору.
- Да! - зарычал он, бешено вращая глазами. - А то ты не понимал?! Да! Мокрое и грязное!
А ты как хотел? В белых перчатках? Они, пока гнил в Афгане, блядовали и жирели, и теперь с...т нам на головы, а мы с ними цацкаться будем? Пока мы с ними будем возиться в белых перчатках, они на нас белые тапочки натянут! Тысяча баксов - столько на их рынке твоя шкура стоит!
Жора, совершенно обалдевший от бешеной атаки флегмы Бачея, испуганно открыл рот. Сигарета упала, покатилась по полу и угодила прямо под каблук Владимира. Тот яростно растер ее, сплюнул, махнул рукой и пошел на место.
- Да я ведь ничего, - виновато захлопал ресницами Жора. - Я ничего против не имею. Если вы так решили... Только... Кто?
Владимир так и застыл, словно вопрос пригвоздил его к земле. Жора уставился пристально ему в спину, точно рассчитывал прочесть на ней ответ. Бачей медленно повернулся, и глаза его сверкнули:
- А никто!
- Как так? - оживился Литовченко.
- В чулане, - пояснил Владимир, - где сейчас Меченый, прямо над топчаном торчит обрезок водопроводной трубы. Другой конец трубы, тоже обрезанный, выходит в коридор. Хватит одного баллончика метана.
- Да... Ты, я вижу, хорошо подготовился, - криво ухмыльнулся Жора.
Владимир пожал плечами и поправил:
- Мы подготовились.
Теперь все трое вопросительно уставились на Сергея. Сергей сглотнул слюну и процедил сквозь зубы.
- Чему быть - того не миновать... Или мы их - или они нас.
6
Голубой "Москвич", пробуксовывая и подвывая, с трудом добрался до кромки прибоя и здесь остановился. Море ворчало глухо, наливаясь до краев злой и неукротимой силой. Шторм назревал солидный. Кое-где в разрывы между тучами испуганно проглядывали звезды и тотчас ныряли в растрепанные клочья небесной ваты.
Жора Литовченко и Володя Бачей, переругиваясь вполголоса, долго возились возле автомобиля. Наконец вывалили из багажника на песок большой мешок из грубой парусины и потащили его к подножию маленькой, невесть откуда вылезшей на голом месте скалы. Скала двумя мысиками выдавалась в море. Между мысами, образующими крохотную бухточку, плясал на волнах легкий катер.
Партнеры стащили мешок по узкой отлогой тропинке, то и дело рискуя свернуть себе шею.
Наконец перевалили груз через борт катера.
Мотор взревел, катер качнулся, отвалил от своей естественной пристани и понес пассажиров с их грузом прямо в глубь гостеприимно распахнутой пасти штормового моря. К счастью, волна пока не набрала должной высоты.
- Жора, жми на полную! - проорал на ухо Литовченко Бачей. - Через час тут будет такая заваруха!
Литовченко кивнул в знак согласия и перевел рукоятку газа на "полный ход". Мотор рявкнул, катер вздыбился и понесся, впарываясь носом в волну и рассыпая веером невидимые в темноте брызги.
Наконец Литовченко решил, что они забрались достаточно далеко. Он сбросил газ и зафиксировал штурвал, чтобы катер не развернуло боком к волне. Вдвоем они дружно ухватили мешок, крякнули и перебросили за борт. Мешок ушел под воду почти без всплеска И тут Жора пробормотал себе под нос что-то и набожно перекрестился. Бачей покосился на него, презрительно и сердито сплюнул вслед мешку. Бойкое суденышко развернулось и резво помчалось к далеким огням поселка.
Уже через час Владимир Бачей без стука вошел в кабинет Надеждина и в ответ на молчаливый вопрос утвердительно кивнул.
...Владимир Бачей пришел в отдел не случайно. Впрочем, у Надеждина не было случайных людей, но Бачея он выбрал за особое качество. Оно, это качество, без особого труда угадывалось. То было особо ценное для власть имущих и страшное качество: Владимир умел молча повиноваться, не задавая лишних вопросов и не мучаясь угрызениями совести. Он родился хладнокровным и безжалостным исполнителем, из таких выходят отменные солдаты, наемные убийцы и гангстеры.
В Афганистане, откуда Бачей вернулся с боевым орденом, он нашел свое место, но по демобилизации попал не в ту струю. Верней, струя-то была подходящая, но вынесла она Владимира на должность участкового инспектора милиции. Тут бы он и зачах со своими качествами, если бы судьба не столкнула его нечаянно с Надеждиным. А вышло это так...
Дело наклевывалось серьезное: двое пятнадцатилетних юнцов изнасиловали, а затем утопили в ванне свою столь же взрослую подружку. Затем накачались основательно смесью морфия и эфедрина, перерезали друг дружке вены и отправились вслед за подружкой. В результате - три трупа и невероятный кавардак в квартире на улице Горького.
Надеждину здесь делать было нечего. Убийство - удел прокуратуры, а наркотики... Дохлые улики в виде семи ампул и шприца - толку в них.
Он тем не менее аккуратно собрал ампулы и шприц в полиэтиленовый пакет, оформил акт изъятия и прочие процедуры. Еще раз осмотрел комнату, заглянул зачем-то в ванную, где все еще плавал труп огненно-рыжей девушки, и направился к выходу.
На лестничной площадке, подпирая мусоропровод, торчал участковый в погонах старлея.
Завидный образец - метра два роста, с широченными плечами, накачанный и упругий. Нос - прямой, подбородок - волевой, словно с плаката эпохи зрелого репрессанса. А глаза... Необычайно голубые, доверчивые, а в то же время холодные и жесткие. Таких мужиков обожают холеные генеральские жены и проститутки. Сергей усмехнулс пришедшей в голову мысли и собирался проследовать мимо участкового, но неведомая сила удержала на месте. Захотелось вдруг еще раз заглянуть инспектору в глаза.
- Старший лейтенант Бачей, - участковый запоздало вздернул руку к козырьку.
- Давно служишь? - поинтересовался Сергей, чтобы завязать разговор.
- Пятый год.
- Нравится?
На лице старлея отразилось легкое недоумение - не привык к подобным вопросам.
- Э-э... в каком смысле?
- Ну... работой доволен?
Участковый пожал в ответ плечами, а затем хмыкнул и неожиданно иронично осведомился:
- А чем может быть довольно огородное пугало, которому вороны с...т на голову?
Надеждин промолчал, ожидая пояснений.
Старлей замялся, смутившись от собственной дерзости, но потом отмахнулся от кого-то невидимого рукой и сердито продолжил:
- Я этих молокососов, ну тех, что ухлопали девчонку, сто раз предупреждал, чтоб ноги их не было в моем районе. Так плевали они на меня и на мои предупреждения. А папа одного из них, между прочим, заместитель председателя горисполкома.
Как, не слабо? Сынок за эту квартиру платил сорок баксов ежемесячно из тех денег, что папочка давал "на мороженое". Я, конечно, мог выставить их компашку к ядрене фене, и... потом меня с работы туда же. - И старлей в сердцах сплюн"л в сторону.
- А где они брали "марафет"? - как бы между прочим осведомился Сергей.
- Где... - буркнул участковый. - Гут, рядышком, ночной бар "Фрегат", у Страуса.
- Кто такой0 - Владелец бара, кличка Страус. У него него и чуть не из ушей растут. Он здесь, в квартале, главный поставщик.
- М-да... - покачал головой Надеждин. - И как же ты с ним уживаешься?
- Нормально, - проворчал участковый куда то в угол.
- ?
И тут старлея, что называется, прорвало - Ага! Вам хорошо, - горячо запротестовал он в ответ на немой укор Надеждина. - Я мог бы этого Страуса, конечно, засадить. Мог! А что толку? Что толку-то? Через неделю на его место другой сядет. Я знаю. Зато и вместо меня на участке будет торчать другое пугало, а я... я, в лучшем случае, буду беседовать в это время с соседями по больничной палате. - Участковый помолчал и тихо добавил: - Страус в законе, он - авторитет, а у меня двое детей.
- Ясненько, - сочувственно вздохнул Сергей. - Семья большая, зачем рисковать? А так, гляди, и кусок какой отломится.
- А вот туг вы не правы, - вспыхнул участковый. - Денег мне их поганых не надо. Ни копейки ни у кого не взял, хотя и предлагали, если честно.
У меня со Страусом джентльменское соглашение, можно сказать. Я всю его клиентуру знаю, и они по струночке ходят, за то время, что я туг работаю, у меня на участке ни разборок, ни поножовщины не было. А если иногда залетные почудят - так этим я быстро мозги вправляю и Страус мне помогает.
- Да, - подытожил Сергей, - по всему выходит, что ты парень не промах, только чуточку трусоват.
- Я? Ха... - искренне хохотнул старлей. - Да, именно за трусость мне и дали в Афгане "Боевое Красное" да две медали. Исключительно за трусость. А только я так скажу, - участковый посерьезнел. - Пока мы с этой публикой, я имею в виду Страуса и ему подобных, будем цацкаться - ни хрена, никакого порядка в стране не будет.
- А что же с ними надо делать? - склонил голову набок Надеждин.
- Стрелять, стрелять, как в семнадцатом, без разборок, - с неожиданной злостью сквозь зубы процедил старлей.
- Да? Ну а ты лично, ты бы смог вот так взять и пристрелить человека, как собаку?
- Вы человека с собакой не равняйте, - укорил Сергея участковый. Собака, она куда лучше. Собаку не смог бы, и человека не смог, а подонков, вроде Страуса... и рука бы не дрогнула.
Нелюди они, а нелюди. Согласны?
Надеждин отвел взгляд в сторону:
- Согласен... Ну, ладно, лейтенант Бачей, - Сергей глянул на часы. Мне пора, а ты загляни как-нибудь ко мне, знаешь куда?
Участковый кивнул.
- Поговорим, может, я тебе более интересное дело предложу, так что обязательно загляни, договорились?
Сергей протянул на прощание руку. Старлей крепко сжал ее и улыбнулся:
- Договорились.
7
- У тебя выходные бывают? - поинтересовался Горский, когда Сергей уже дошел до дверей.
- Да вроде, - неопределенно и по-штатскому протянул Сергей, но тут же, опомнившись, отрапортовал казенно: - Я в вашем распоряжении, товарищ генерал-майор милиции.
Горский глянул исподлобья, хмыкнул и распорядился:
- В воскресенье, в шесть ноль-ноль, на моем лодочном причале. Знаешь?
- Так точно.
- На затоку поедем, рыбку половим. Оденьс соответственно. С собой возьми этого жука малого, Литовченко. - Горский выдержал эффектную паузу и неожиданно добавил: - Он вроде с моторками хорошо управляется.
- Классный специалист... - подтвердил Сергей. - Разрешите идти?
- Ступай, - кивнул генерал и уткнулся в бумаги.
Надеждин пробежался по лестницам и коридорам до своего кабинета, выловил из стола пачку сигарет, предназначенных не столько для себ (Сергей курил очень мало), сколько для гостей, и задымил.
Последний раз они были с Горским на рыбалке одиннадцать лет назад. И участие Сергея, месяц как откинувшегося по ранению из Афгана и строевой службы десантника-лейтенанта, было так, достаточно символическим. Рыбачили, а точнее, просиживали над удочками и прогуливались по леску, два полковника, два заместителя начальников управлений, ВД и ГБ, Алексей Горский и Юрий Надеждин. Сергею полагалось заниматьс лодкой, костром, столом и чисткой негусто наловленной рыбки.
Когда говорили при нем, слушать не возбранялось, но почти ничего понять было невозможно, поскольку у профи за годы общения выработалс особый жаргон, не дешифруемый посторонними.
Впрочем, Сергей особо и не стремился знать слишком много, тем более что после полутора лет в сухом, жарком и зловонном круге ада, называемом войною, все южанские проблемы казались мелкими и несерьезными.
Все тогда было в "плюсах": и родители живыздоровы, и Родина в порядке, и девчонки млеют и ахают вокруг юного героя, и военный опыт укрепил внутреннюю убежденность в своей исключительной везучести. Три осколка, извлеченные в Ташкентском госпитале, как ни парадоксально, только подкрепляли убежденность, поскольку дл шестерых прекрасных парней пятидюймова мина, влетевшая прямо на вертолетную площадку, оказалась последней, а Сергей к моменту взрыва оказался в дюжине шагов - бежал по срочному вызову к комбату.
Так что можно было просто наслаждаться отдыхом, уставясь в небо или в камыши затоки, пока полковники, старые друзья, компенсируют в конфиденциальном разговоре проблемы, которые накопились между традиционно враждебными ведомствами.
Все тогда было иначе. На самом Сергее если что и бы но, так афганская кровь, но пролитая по приказу и, право же. в пределах военной достаточности, солдатом, но не палачом. А полковники служебным своим могуществом тоже наверняка особо не злоупотребляли, возможно, потому, что прошли фронт и пришли на новую службу из армии, в пору большого хрущевского сокращения, естественно, намного позже времен беспредела О том же, что работа с преступностью (хшь уголовной, хоть политической) означает постоянное обращение с худшими сторонами человеческой натуры и сама по себе грязна, сколь бы чистыми лозунгами ни прикрывалась, Сергей попросту не задумывался Разве что в том плане, что если настоящие интересы дела противоречат законам и инструкциям, то выбирать надо дело. Если оно по всем нормам человеческой справедливости - дело правое.
В том, что касается наркопреступности, никаких сомнений у Сергея не было. Наркомания - это болезнь, заразиться ею можно случайно или по неосторожности, недомыслию, и на лечение требуются большие и всевозрастающие суммы денег. Пушеры и деляги заражают ею искусственно, "сажают на иглу", или "ставят на колеса", или на "снежок", всем известно как, но не всем известно, что прежде всего - тех, кто сможет им платить, пока жив. Конечно, кое-кто станет наркоманом (или стал бы) независимо ни от каких пушеров, есть к этой дряни врожденная предрасположенность, но большинство несчастных - люди, которые при другом стечении обстоятельств прожили бы нормальную человеческую жизнь А это значит, что наркодельцы самые тяжкие и непрощаемые преступники. И нет, не должно быть никаких ограничений в борьбе с ними. Вытравить, выжечь всех до последнего - только так.
Но законы пока еще не отменены. Пока еще только сложилась ситуация, когда любой закон может быть применен - а может, и нет.
Горский никогда ничего не делает просто так.
Связал в одной фразе: моторка - Литовченко.
Знает.
Но пригласил в выходной на загородную рыбалку - честь, которой удостаиваются немногие.
Предполагается разговор без протокола. Доверительный разговор.
В чем интерес Горского?
Выборы.
Что касается тактики предвыборной борьбы, здесь все ясно. Мы до сих пор еще не выкарабкались из состояния тоталитарного полицейского государства, и практически каждый гражданин перед правоохранительными органами засвечен или может быть засвечен. И если пану начальнику милиции надо, скажем, первому и с самым лучшим качеством выпустить предвыборные плакаты и листовки, если нужны ему лояльные телепередачи и хорошие - на радио, благоприятные статьи если не во всех, то во многих газетах, - то, конечно же, ни гортипография, ни телерадиостудии, ни редакции возражать не будут Стратегия в общих чертах ясна тоже. К моменту выборов хоть ненадолго, но заметно снизить "уличную" преступность. Четко провести два-три больших, громких, хорошо разрекламированных дела.
"Одно - по нашей линии", - подумал Сергей.
Создать такую обстановку, чтобы у обывателя - избирателя! - появилось чуть больше уверенности и надежды.
Уже сейчас можно сказать, что если не случится чего-то вовсе непредвиденного, то Горский как минимум пройдет во второй тур. А возможно, сразу станет Первым.
И дальше?
Александр Фомич - умный мужик. Не может не знать, что настоящие житейские трудности большого города связаны не только с общим экономическим кризисом и тем более не с уровнем уголовной преступности.
Организованная преступность. И теневики.
То, что переживет выборы, чем бы они ни закончились, и встанет между новой властью и горожанами. Сменятся с приходом новой команды дватри, много - семь человек, а вся система связей, взаимозависимостей, перекачивания денег останется. И Фомичу придется строить отношения с этой системой, он же не дурак, а практик - следовательно, понимает, что искоренить, вытравить в одночасье то, что складывалось годами, не получится.
А значит, "систему" надо знать.
Максимально точно. Часть такого знания - на кассетах с записями допросов Меченого. Страшные записи, затрагивающие добрых полет ни заметных имен.
Сергей открыл сейф и переложил кассету (дубликат) в кейс. Возможно, это и будет цена операции "Валера Меченый".
Но, может быть, Горский захочет и другое.
Кассеты допроса - это еще и приговор самому Надеждину и ею четверке. Они попадают в полную зависимость от воли и судьбы Горского.
И третий вариант когда генерал станет Первым, ему понадобится группа боевиков, способных на все - кроме удара по своему хозяину.
- Лиговченко, - сказал в переговорник Надеждин, - зайди ко мне.
Воскресный улов оказался совсем невелик.
А во г разговор получился серьезным, в какой-то момент стала совсем незаметной субординация.
Прослушав запись, Горский дал однозначные приказы, ударить, не жалея сил... По указанным направлениям. Им самим точно и однозначно указанным
В конце разговора выпили по чуть-чуть. Вот только до рыбки руки так и не дош чи.
Надеждин с Литовченко возвращались налегке, и только в сумке у Горского оказалась вместе с дюжиной бычков упакованная в пленку кассета ..
8
Помещения Южанского отдела по борьбе с наркотиками непривычно обезлюдети. Всех софудников Надеждин бросил в бой, и в кабинетах остались лишь три ошалевшие от неожиданного аврала секретарши. Сотрудники отдела носились по всему Азовскому побережью, захватывая даже часть Донецкой области Украины. Слежка шла сразу в десятках направлений. Фотолаборатория, заваленная негативами, работала, словно по законам военного времени. Весь собственный транспорт и тот, что Сергею удалось выцарапать из резервов Управления, наматывал на спидометры сотни километров. Начальник гаража, матерый казак хохляцких кровей, и в глаза, и за глаза материл и Сергея, и его отдел за то, что "за тиждень выиздылы, падлюки, увесь мисячный лымыт палыва".
Операция назревала грандиозная, но к концу этой первой, сумасшедшей недели Надеждин понял: силами одного отдела работы не одолеть. Связи, сданные Меченым, уходили не только по всему югу России, и на Украину, и в Польшу, и дальше невесть куда. Кроме того, Сеня Император учуял запах жареного.
Как-то вечером Сергей засиделся у себя в кабинете. В дверь тихонько постучали.
- Войдите, - недовольно буркнул Надеждин, не отрываясь от бумаг.
В кабинет почти бесшумно проскользнул Арнольд Копылов - первый зам. начальника уголовного розыска.
Сергей сразу забыл о бумагах и мысленно напрягся.
Копылов никогда раньше не появлялся в его кабинете, и отношения их никогда не были дружескими, а тут - на тебе: такая честь, да еще в столь поздний час.
- Привет, - Надеждин натянуто улыбнулся. - Какими судьбами?
- Да вот, думаю, зайду, погляжу, как ты устроился, ведь ни разу не был. - Копылов без приглашения развалился в кресле и обвел кабинет оценивающим взглядом. - Обстановочка неважнецкая, - подвел итог осмотра. - Что, средства не позволяют?
Надеждин пожал плечами:
- Я здесь работаю, и все, что нужно для работы, у меня под рукой.
Копылов достал из нагрудного кармана пилочку для ногтей в чехольчике, критически осмотрел свой маникюр и нацелился на мизинец левой руки.
Эта привычка Арнольда в любой ситуации, даже на оперативках у Горского, заниматься чисткой своих "копыт", страшно раздражала Сергея.
Да чего уж там: не переносил он Копылова на дух.
Щеголеватый и холеный Арнольд вызывал у Надеждина смешанное чувство неприязни и отвращения. Движения его, мягкие, вкрадчивые, походили на повадки раскормленного кота. Глаза постоянно блуждали. Но особую неприязнь вызывала улыбка Арнольда. Вечно натянутая на его лощеную физиономию, она напоминала гримасу игрушечного паяца. Вместе с тем за ней Сергею всегда чудились острые волчьи клыки.
Сергей с трудом сдержал нахлынувшую волну раздражения и по возможности любезней осведомился:
- Твой визит, конечно, приятная для меня неожиданность, но все же неожиданность. Случилось что?
- Да так... Я, дружище, к тебе по пустяковому дельцу, но, кажется, кроме тебя, мне в этом дельце никто помочь не сможет.
- Ну... никогда не отказывал товарищу в помощи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 https://decanter.ru/wine/sylvaner 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я