научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/rakoviny/cvetnie/zolotye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


Михайлов Сергей
Наркодрянь
СЕРГЕЙ МИХАЙЛОВ
НАРКОДРЯНЬ
(Серия "Спецназ")
Часть 1
СОР В ИЗБЕ
1
Сергей Надеждин лихо взлетел пролетами нового здания МВД на шестой этаж и здесь притормозил. Лифт в свои неполные тридцать два Сергей считал непростительным излишеством. В гулком длинном коридоре отдела по борьбе с наркотиками он снова набрал спринтерскую скорость и держал ее до двери с табличкой "Дежурный инспектор". Здесь Надеждин перевел дух и, тихонько потянув дверь на себя, сунул голову в образовавшуюся щель.
В кабинете незримо витал "тихий ангел". Прямо посреди комнаты, в глубоком покойном кресле, сладко посапывал круглоголовый толстяк, пышные щеки которого навевали аппетитные мысли о праздничном пироге. Прямо перед его носом на письменном столе мирно отсвечивал зелеными цифрами монитор новенькой "айбиэмки". Наглухо зашторенные окна надежно отгородили комнату от посторонних шумов и утреннего света. Телефоны благосклонно молчали, тишину нарушали лишь нежный храп толстяка-инспектора да тиканье невидимых часов.
Сергей на цыпочках прокрался в комнату и примостился на краешке стола. Минуту он с завистью созерцал умиротворенную физиономию спящего, наконец это занятие ему наскучило. Надеждин тихонько прокашлялся.
Толстяк с наслаждением потянулся во сне, с трудом размежил веки и недоуменно уставился на Сергея. Затем испуганно ахнул и сунул под нос руку с часами.
- Ничего себе, - недоверчиво констатировал, обнаружив часовую стрелку на цифре "семь". - Как это я проспал, а?
- Ты меня спрашиваешь? - хмыкнул тот. - Может, это я должен тебя спросить?
В ответ толстяк только широко осклабился.
- Он еще и лыбится, - возмутился Надеждин, но сам не удержался и улыбнулся в ответ. Потом, вспомнив свое еще непривычное положение начальства, стер улыбку и деловито осведомился: - Что-нибудь интересное есть?
- Да так... ерунда, - пренебрежительно отмахнулся толстяк, - на улице Горького пришили мелкого торгаша, в четвертом райотделе изъяли у б...и сорок ампул морфина. Одно самоубийство - ширнул лишнего и сам себе вены перегрыз, прямо зубами. Драка между мореманами в порту - тоже половина уколотые. Сводка и протоколы у тебя на столе. Хотя... есть одно стоящее наблюдение.
- Ну? - насторожился Надеждин.
- Валера Меченый снова на пароме в Сочи мотался, с тачкой.
- Ого! - удивленно взметнул брови Сергей. - Это уже третий раз за месяц. И что, опять пустой?
- Абсолютно.
- Уверен?
- Шеф... - обиженно протянул толстяк. - Я связался с ребятами в Сочи. Мы ж сколько раз друг друга выручали. Гена Забелин лично занимался. На таможне облизали тачку Меченого от бампера до бампера. И потом, не та Меченый фигура, чтобы лично пачкаться.
- Может, он сопровождал кого?
Инспектор отрицательно махнул головой:
- Не... Я думаю так: кажется, Валерчик хочет нас приучить к этим своим круизам в Сочи. Там гудит вовсю: девочки, кабаки, казино... Ха! У нас в Южанске, конечно, таких развлечений не найдешь. Он ни с кем из крутых не встречается. Вот я, мол, какой паинька. Но на кой фиг это ему надо - я пока не знаю.
- Ладно, - хлопнул себя по коленке Надеждин. - Мотай к своей Светке на заслуженный отдых. До завтра свободен.
- О'кей! - встрепенулся толстяк и выпрыгнул из кресла с неожиданной для его комплекции прытью. Небрежно сунул кобуру с табельным "макаровым" прямо в карман мятого пиджака и вразвалочку направился к двери, но, уже взявшись за ручку, обернулся и лукаво прищурился:
- А шо, Сержик, у тебя, кажется, сегодня серьезное рандеву с шефом?
- И откуда вы, сукины дети, все узнаете? - всплеснул руками Сергей.
- Ша - работа такая, - хмыкнул инспектор.
- Да, понимаешь... - замялся Надеждин, - Фомич вдруг затребовал отчет за полугодие. Неофициальный, так сказать.
- Рановато... Ну и?..
- Придется кое-что показать.
- Тогда желаю удачи, - толстяк на прощание махнул пухлой ручкой и исчез.
В кабинете начальника городского Управления внутренних дел Александра Фомича Горского Надеждин нарисовался ровно в девять ноль-ноль: пунктуальность в подчиненных генерал-майор Горский ценил превыше всего. Под мышкой Сергей держал скромную красную папочку. В ней всего шесть листов с машинописным текстом - весь полугодовой итог работы. Впрочем, с точки зрения профессионала, работы дельной. Только скупые факты, десятка два фамилий, адреса, даты - ничего лишнего и никакой беллетристики.
Правда, имелись в отчете и свои уязвимые места, и Надеждин не сомневался: Горский, съевший все свои тридцать два зуба на подобных документах, тотчас их вычислит.
- Садись, - буркнул генерал в ответ на бодрое приветствие Надеждина и тотчас углубился в текст отчета.
Феноменальная способность шефа мгновенно выкачивать из документа самое главное давно была известна в Управлении. Впрочем, милицейскими генералами люди без особых протекций, родственных связей или уж чрезвычайного везения становились редко. Требовалась большая одаренность, сыщицкий, организационный, а в некоторые поры нашей малопредсказуемой истории - и политический талант. Далеко не все у нас определялось Уголовным кодексом, и хотя процентов девяносто, если не больше, правонарушений "проводились" от начала до конца, от звонка по "02" до лагерных нар, вполне в рамках писаных законов, на карьеру по-настоящему влияли именно остальные проценты.
Большое требовалось чутье и мастерство, но времена меняются, а базовые профессиональные способности, как правило, не девальвируются.
Сергей никогда не мог удержаться от легкой зависти, когда сталкивался с аналитическим даром шефа. Вот и теперь: на ознакомление с отчетом начальника отдела по борьбе с наркотиками у Горского ушло три минуты, не больше. Закончив, небрежно сунул папку в ящик стола и повернулс к Надеждину:
- Ну что, неплохая работа, Сергей, очень неплохая, а только знаешь, какие мысли у меня возникли?
- Какие же, Александр Фомич? - Сергей натянул на физиономию подобающую почтительновыжидательную гримасу.
- Ты служаку-то из себя не корчи, - скривил тонкие губы Горский. - Эта роль тебе не идет. А отчет твой... Он что разобранная цепь: глядишь - тут одно звено валяется, там - другое, а некоторые вообще неизвестно где. На такую цепь кобел не посадишь. А мне нужны все звенья. Есть они у тебя?
- Кое-что есть, но не все, - честно созналс Надеждин. В конце концов перед Горским не стоило валять дурака - понимали они друг друга великолепно.
- Послушай, Сережа, - в голосе генерала прозвучали доверительные нотки, и чуткое ухо Надеждина их тотчас уловило, - ты уже год, как возглавляешь отдел. Я доволен твоей работой, и отец твой тоже, думаю, был бы доволен, но... - Генерал выдержал многозначительную паузу. - Но...
Все звенья этой цепи мне очень скоро понадобятся. Понимаешь? Это имеет значение и для твоего дальнейшего продвижения.
Надеждин понял. Через три месяца выборы в Верховный Совет, и борьба в этот раз будет нешуточная. А шеф метил в депутаты - значит, понадобятся ему к тому времени кое-какие козыри: избирателей расшевелить, а на кое-кого из соперников и узду накинуть. В этой игре и он, Надеждин, не последняя фигура, а значит... В его распоряжении месяца два - не больше.
- Думаю, что сумею собрать все звенья... - Сергей сделал вид, что прикидывает в уме. - Месяца эдак через два.
- Это реальный срок? - тихо осведомилс Горский.
- Да, - не колеблясь уже, заверил Надеждин.
- Ну иди - работай, - Горский откинулся на спинку кресла. - На мое содействие можешь рассчитывать в любом случае. Только постарайся не наломать дров. Все - свободен.
Сергей аккуратно притворил за собой дверь кабинета, послал секретарше Горского, Машеньке, воздушный поцелуй и, насвистывая, отправился восвояси.
Первым делом полез в холодильник - на улице жара, а после разговора с шефом чертовски захотелось освежиться. Бутылка пива, еще с понедельника сиротливо мерзнущая в недрах пустого холодильника, - как раз то, что нужно.
Затем потянулся к трубке телефона, который назойливо зудел уже изрядное время.
- Надеждин? Сергей Юрьевич? - осведомился гнусавый голос из трубки.
- Я слушаю, - сердито буркнул Надеждин.
- Позвоните, пожалуйста, вашей тетушке, она немного приболела, невидимый абонент на том конце провода наверняка говорил сквозь носовой платок, но Сергей узнал этот голос - звонил Алексей Мелешко.
Все телефонные звонки в Управлении прослушивались и записывались на магнитофон в управленческой АТС - веяние времени и причуды Горского. Потому Лешке, секретному агенту Надеждина, было разрешено пользоваться служебным телефоном отдела только как промежуточным - чтобы вызвать шефа на связь в случае крайней нужды.
Сергей зашвырнул пустую бутылку в мусорную корзину, запер кабинет и, сдерживая шаг, направился на первый этаж. Выйдя из здания, сразу свернул за угол, к телефону-автомату. Раскопал в глубине заднего кармана брюк жетон и набрал номер:
- Можно Георгия Васильевича?
- Да, я слушаю, - отозвался Лешка уже обычным своим голосом.
- Что там у тебя?
- Десятого октября из Сочи в Южанск уйдет крупная партия героина.
- Ух ты! - непроизвольно вырвалось у Надеждина. Героин - серьезный товар, и в Южанске с ним дело имели не часто. - Это точно? - усомнился Сергей.
- Это точно, - жестко подтвердил Мелешко. - Героин предназначается кому-то в Европе.
Известно еще, что тара будет обработана составом от собак.
- Каких собак? - не уразумел сразу Надеждин.
- В Сочи на таможне работают собаки, натасканные на наркотики, что ты, ей-Богу...
- А... ну да. Кто-нибудь, кроме тебя, знает об этом товаре?
- Только задействованные лица, ну, и ты теперь. Каким образом они собираются протащить героин в Южанск - я не знаю, но мелькало одно имечко.
- Ну?
- Валера, а больше ничего не знаю. У мен все.
- Молодец! Спасибо! - успел сказать Сергей, прежде чем на том конце повесили трубку.
Надеждин вышел из кабинки и опустился на садовую скамейку. Прикрыл глаза - так легче думать. В голове завертелись обрывки мыслей, чьито имена, фамилии. Сергей сосредоточился - обрывки выстроились в линию, словно на бланке телеграммы. Надеждин прочитал "телеграмму".
Получалось вот что: "Сочи - Южанск - героин - Валера - десятое октября". А еще: "Машина - состав от собак - паром". И все стало на свое место.
2
Своего единственного (пока) секретного агента, Алексея Мелешко, Сергей подобрал в буквальном смысле на улице. Подобрал в не столь далекие времена, когда первый начальник впервые созданного отдела по борьбе с наркобизнесом приступил к формированию штатов.
Первым начальником ОБН города Южанска и стал тогда капитан милиции Сергей Надеждин.
Почему именно он, самый молодой капитан в областном Управлении? Да именно потому, что самый молодой, хотя за спиной и Высшая школа милиции, и юрфак МГУ, и опыт кой-какой. Но больше потому, что претендентов на должность ни в области, ни даже в министерстве не оказалось Дело ведь новое, непривычное, зато хлопотное, и лавров особых не заслужишь. Это было понятно любому мало-мальски опытному оперативнику.
Наркомания, беда ничуть не новая, существовала столетиями, но во все совимперские времена удерживалась (в европейской части Союза) на полулюбительском уровне. Понятно, конечно, что сведения о ширевых, нюхачах и колесниках старательно замалчивались, но, хотя в благословенной Отчизне можно было десятилетиями замалчивать даже чудовищный геноцид ГУЛага, в случае с наркоманией великих Эверестов компартийной лжи и не требовалось. Процент наркопреступности растворялся в общей "бытовухе", как капля в реке.
Наркотики - это большие деньги, очень большие деньги, и если не ограничиваться отечественной коноплей и маком, а привлекать отраву более глубокой переработки и кокаин, то деньги еще должны быть свободно конвертируемыми. Таких денег на обычном уровне в Союзе не было, на элиту, сынков и дочерей номенклатуры и теневиков пушеры (еще тоже одиночки, "работающие" на свой страх и риск) не могли ориентироваться - слишком специфический, да и узкий слой. Поэтому организованная преступность, наркомафия, как таковая, появилась только в конце восьмидесятых, и сводки наркопреступности, равно как наркомании, резко поползли вверх.
А еще юридической "привязки", нормальной законодательной базы для борьбы с организованной преступностью пока не существовало практически никакой, и неизвестно, когда еще она появится. Работай как хочешь, как Бог на душу положит.
Правда, в этом были свои преимущества...
А еще, пытаясь хоть немного компенсировать несовершенство законодательства, министерство сделало небывало смелый, по сравнению с блаженными застойными временами, шаг: инструктивно дало всем созданным отделам невиданные доселе полномочия, даже разрешение на тайную агентуру. А вот что эта "тайная агентура" из себ представляет и как с ней работать, никто пока толком не знал.
Конечно, было на что опереться: мало того, что у каждого приличного участкового существовали платные и добровольные осведомители, милиционеры знали (в том числе и на своей шкуре) о семидесятилетней практике деятельности гэбистских "стукачей". Но все же здесь требовались не просто вербовка и наблюдение, как минимум, требовались внедрение, тайная оперативная работа, "черные" деньги, аппаратура, оружие и прочая, прочая, прочая - целая область, практически полностью лежащая вне рамок наших все еще действующих законоуложений.
Правда, пока что в юридической неразберихе можно было рискнуть и поставить дело так, как представлялось целесообразным, и следовало помнить, что страна у нас хоть и большая, но не единственная на свете, а наркобеда свалилась на нас много позже, чем на "цивилизованный мир".
Горский, не в последнюю очередь потому, что в Южанске в связи с близостью к Кавказу и Средней Азии дела всегда обстояли с наркотой напряженно, с точки зрения милиции, естественно, проявил разворотливость и даже рискнул - и поэтому Сергея и четырех его коллег из других областей даже направили на три месяца в Штаты, на стажировку. И надо сказать, кое-чему они в Штатах научились. Осталось действовать - в частности, создать тайную агентуру на местах.
Официальный штат Надеждин набрал без труда. Кто перешел из утро, кто из ОМОНа, и в райотделах нашел он несколько толковых парней. Но с секретной агентурой дела не наладились. Проблема возникала и у американских коллег и заключалась в следующем: во-первых, тайный агент должен обязательно состоять на службе в законоохранительных органах и получать высокий оклад.
Это определяло его полномочия с одной стороны, а с другой, давало определенную гарантию, что агент не станет вести двойную игру. Конечно, это не распространялось на обычных платных осведомителей. Но! Ранее, до вступления в эту должность, тайный агент ни секунды не должен был работать в полиции или аппарате шерифа. Глобально проблему в Штатах решали так: претендентов в агенты набирали среди молодежи или военнослужащих, готовили в спецшколах и зачисляли в штат ФБР. И если такой агент выполнял задание гденибудь в Нью-Йорке или Техасе, то его задачу и полномочия знали только высокопоставленные полицейские чины штата или города, либо не знал никто.
Управления полиции крупных городов также имели своих тайных агентов, находили они их в тех же спецшколах ФБР, либо направляли в эти школы подходящих молодых парней и девушек, либо... вообще вербовали агентов на улице и ничему не учили. Главное, чтобы голова у человека работала.
Никаких таких спецшкол в России, естественно, не было, да и наше ФСБ это вам не их ФБР.
Поэтому Надеждин и решил пойти нетрадиционным путем: найти агента на улице, провести в штат отдела - ну и подучить, конечно, по мере скромных возможностей... Легко сказать: найти на улице! Но нашел... Алексея Мелешко нашел.
Как-то вечерком выдался у Надеждина свободный час. Еще не стемнело, воздух благоухал неповторимо, как только может благоухать майский воздух большого города. Аромат сирени чудесным образом смешивался с запахом свежеостриженного газона. А легкий ветерок доносил влажное дыхание Дона.
Странно, но набережная в этот час выглядела безлюдной. Сергей припарковал машину и решил немного прогуляться. Он заложил руки за спину и неспешно зашагал вдоль парапета. Так отмахал порядочно - километра три - и уже собиралс повернуть обратно. Тут его внимание и привлек молодой бродяга лет тридцати. Парень полулежал, примостившись на прогретой солнцем широкой плите парапета, и сосредоточенно изучал содержимое какой-то брошюры.
Тертые старые джинсы, линялая тенниска, драные носки, из которых торчали грязные пальцы... Короче - обычный бомж, только еще не полностью опустившийся. На тротуаре, рядом с растоптанными кроссовками - торба с выглядывающими из нее горлышками пустых бутылок.
Надеждин собирался было пройти мимо, но тут взгляд его упал на заглавие брошюры, которую парень так старательно штудировал. "Судебно-медицинская экспертиза лиц старческого возраста" - так она называлась "Ого, уважительно подумал Сергей, - занимательное хобби у человека. Только не собираетс ли парень ухайдакать какую-нибудь старуху фарцовщицу, по Достоевскому? Вид у него подходящий, вот только на топор сданной стеклотары может не хватить..."
Между тем парень повернулся к замешкавшемуся Надеждину.
- Что, может, здесь нельзя сидеть? - нагло вопросил он с характерным казацким выговором, глядя Сергею прямо в глаза. - Чё, нельзя опять на Дону-Ивановиче читать? Чи у пана мэнта в мусарне новый Указ прорабатывали - про борьбу с организованным бродяжничеством, га?
- Ас чего ты взял, что я милиционер? - оторопел Надеждин.
- Тю... - парень оскалил ровные белые зубы и брезгливо сплюнул в сторону. - У тебя ж на роже написано. Мент, да к тому же еще интеллектуал из новоявленных Терпеть не могу таких типов.
- Ну а чем же плох интеллектуальный... гм...
милиционер? - полюбопытствовал Надеждин.
- А тем, "что такого гибрида в природе не существует. Интеллектуальный милиционер! - Бродяга вдруг зашелся хохотом и едва не свалился с парапета. - Это то же самое, - выдавил наконец сквозь смех, - что проститутка-девственница.
Теоретически возможно, но противно. Ну нет: или мент, или интеллектуал, среднего не дано.
- Правда? - рассмеялся вместе с ним и Сергей. - А я, если честно, был о себе более высокого мнения...
И туг Сергею и пришла в голову сумасбродна мысль. Он сразу от нее попробовал отказаться, но какой-то чертик в голове шепнул: "Попробуй, а вдруг?" - и Сергей решился:
- Слушай, а не хочешь со мной перекусить на пару? - неожиданно предложил он. - Ну и по стопочке за знакомство, как?
Бродягу такое предложение ошарашило. Он удивленно вскинул брови кверху, но тотчас вернул их обратно:
- Что же, сэр, я готов принять ваше любезное предложение. Только... некоторые финансовые затруднения... э-э... отсутствие фрака...
- Ну... - протянул Сергей. - О чем ты, старый, я угощаю.
- Вот как, - хмыкнул бродяга. - Никогда еще не угощался за счет нашей доблестной милиции - разве что угощение имело вид дубинки на первое, второе и на десерт. Что ж, я готов, - и он проворно спрыгнул с парапета.
- Э! А бутылки?
- А ну их, таскаться... - парень пренебрежительно пнул свою торбу ногой. - Пошли.
Завернули за угол и сразу наткнулись на кооперативное кафе "Теремок". Надеждин здесь никогда не бывал, но выглядело кафе достаточно импозантно.
- Во! Можно здесь, - ткнул пальцем в вывеску бродяга. - Кухня неплохая, только, извини,
если у тебя с "капустой" негусто, то лучше пройти дальше - в "Ромашку". Кстати, меня зовут Алексеем.
- С деньгами у меня нормально, - махнул рукой Надеждин. - Давай здесь. А меня зовут Сергеем.
- Ну, пошли тогда - отметим знакомство.
Пахло в "Теремке" весьма соблазнительно и зал выглядел уютным. Публики негусто - человек десять, все больше парочки. Они заняли столик, и Сергей сделал заказ - по своему усмотрению.
Пока на кухне жарили цыплят табака, пропустили по стопочке. Потом под цыплят еще по две - "Столичной", старой и доброй.
Алексей споро справился со своей порцией, и Надеждин заказал ему еще одну. Алексей без церемоний умял и эту, запил пивом и, удовлетворенно икнув, откинулся в кресле. Затянулся глубоко сигаретой, услужливо предложенной Сергеем, с наслаждением вытянул под столом ноги и, щурясь от сигаретного дыма, процедил сквозь зубы:
- Ну-с, насколько я понимаю, ты раскрутился на этот ужин не только из благотворительных побуждений. Выкладывай, зачем тебе понадобилась душа никчемного бомжа?
- Ну... - замялся Надеждин. - Почти угадал.
Может, я хочу сделать тебе предложение.
- Это в смысле брака между двумя одинокими мужчинами? Я отвечаю холодным презрительным отказом.
- Нет, - рассмеялся Сергей. - Чисто деловое предложение. Ты ведь в армии служил?
- Какой же казак не служит... Служил в морской пехоте, между прочим, и в чине старшего сержанта.
- Вот, - обрадовался Надеждин, - я и подумал...
- Что, - перебил его Алексей, - в дежурные мусора или мелкое доносительство за сдельную плату?
- Зачем так... - деланно обиделся Надеждин. - Я действительно "мусор" как ты нас именуешь, но не совсем обычный. И дело тут даже не в интеллекте. Честно говоря, мне и самому не нравится служба в милиции, а уж подбор тамошних кадров - тем более. Но... Помнишь, когда-то говорили: "В каком полку служить - неважно, лишь бы за дело государево". Я занимаюсь очень серьезным делом, и заметь, из принципиальных, можно сказать, идейных соображений. Я - начальник отдела по борьбе с наркотиками и наделен очень большими полномочиями - ты сам понимаешь, насколько большими...
- Ага! - воскликнул Алексей. - Значит, ты - Надеждин Сергей Юрьевич, по кличке Альпинист, 1960 года рождения, капитан милиции, образование высшее юридическое, женат. Так?
Сергей осторожно поднял стопку и потянул сквозь зубы прозрачную жидкость. Интересный виток складывается.
То, что бомж, представившийся Алексеем, не прост, Надеждин почувствовал сразу, еще на набережной. Крепкое жилистое тело, провокационно выпирающее из линялой тенниски, цепкий взгляд, волевой подбородок, тонкогубый рот с легкой ироничной ухмылкой, казацкий говорок, книжица эта совсем нетрадиционная, общее ощущение ума и силы... Подставка?
Но кто, Бога ради, может знать, что менту в этот час вздумается просто так прошвырнуться по набережной и заговорить с незнакомцем? Сергей и сам час назад не знал, что у него выпадет "окно"
и подходящее настроение. И набережная - вовсе не место его прогулок...
- Слушай, - поинтересовался Надеждин, - а ты, часом, сам не колешься?
- Не курю, не нюхаю и колес не глотаю, - Алексей для убедительности вывернул руки и сунул их под нос Надеждину. - И приводов не имею.
- Тогда откуда такие исчерпывающие сведения о моей скромной персоне?
- Видишь ли, - снисходительно пояснил Алексей, - у меня обширные знакомства в деловых кругах. К примеру, я хорошо знаком с премьер-министром городской канализации, дружу с президентом юго-западной свалки, накоротке со старшим копщиком центрального кладбища. В числе моих знакомых и такие влиятельные люди, как Кеша-сутенер с Марьиной и Юра-Камбала из "Метрополя". И, представь, все мои друзья живо интересуются делами вашей конторы. Ну и я... немного в курсе.
- Здорово, - искренне признал Сергей, - и что еще тебе известно?
- Все говорят, что ты невредный парень, с понятием, но и сука хитрая, себе на уме. Однако мы отвлекаемся от темы. Так ты собираешься предложить мне должность своего зама?
- Вроде этого.
- Рассказывай! - недоверчиво оскалилс Алексей.
- А я и не шучу, - как мог серьезно ответил Сергей.
Это противоречило всем правилам - вот так взять и высветиться перед практически незнакомым человеком. Но разве они существуют на самом деле, эти правила? За столетия выживани в стране с тайной полицией, стране поощряемого наушничества, сексотства и стукачества многие правила - и не правила вовсе, а так, модус вивенди, генетический страх перед откровенностью.
Конечно, есть риск, что в кругах генералов, премьеров и гендиректоров преступного мира станет известно, что пасомый ими начотдела дошел до такой жизни, что вербует бомжей за бутылкой "Столичной" в кооперативном кафе. Риск. Ну и что? Сорвется сейчас, Леха раззвонит - спишем все на сознательную провокацию.
А зацепится - проверим.
Сто раз проверим в деле.
- Круто, - констатировал Алексей и откинулся на спинку кресла. - У вас что, с кадрами совсем зарез?
- Ты никогда не задумывался о службе в уголовном розыске? - вроде проигнорировав вопрос, продолжал Сергей. - Или бомжишь по призванию?
- Задумывался... Отчего же... Нет. Роль остолопа в форме меня никогда не прельщала - армии хватило. Что до сыщика... Теперь другие времена.
А все вы, как и прежде, связаны по рукам и ногам, все если не продается и покупается, то делается по инструкциям тридцать затертого года и правилам имени Лазаря Кагановича. Нет главного, как бы это сказать свободы творчества нет.
- Вот! - обрадованно ткнул пальцем в потолок Надеждин.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 вино penalba lopez 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я