научные статьи:   пассионарно-этническое описание русских и др. народов мира --- циклы национализма и патриотизма --- принципы для улучшения брака: 1 и 3 - женщинам, а 4 и 6 - мужчинам

 https://wodolei.ru/catalog/installation/dlya-rakoviny/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 


А еще... но об этом знал только сам Нортон и никому бы ни за что не признался... И все же... он обожал детей.
Карманы его кожаной куртки вечно были набиты конфетами, шоколадками, жевательными резинками, перочинными ножичками и прочей всячиной, предназначенной для малолетних друзей. За ним вечно тащилась орава несовершеннолетних обитателей окрестных кварталов. Хэмри умел молниеносно завоевать их симпатию.
Своими же собственными крикунами Нортон не удосужился обзавестись. Может, потому, что недолюбливал и побаивался женщин. Редкий дар примерного семьянина медленно угасал в нем, так и не найдя точки приложения.
Итак, Хэмри Нортон, славный потомок викингов, вывернул на стойку последнюю тысячелировую бумажку. Сунув полученную в обмен бутылку за пазуху, про запас, он лихо развернулся, но промахнулся на девяносто градусов. Скорректировав курс, Хэмри взял направление на дверь.
О! Это был на редкость трудный полет! "Машину"
безжалостно швыряло из стороны в сторону, в каждый момент она готова была "клюнуть носом"
или "завалиться в штопор". Хэмри неимоверными усилиями выводил ее из угрожающего состояния.
Уже возле самих дверей ярко расцвеченная сигнальными огнями красотка нагло нацелилась на правое крыло. "Машину" рвануло назад и повело. Хэмри вырубил форсаж, однако "машина" зависла на месте.
- Прогуляемся, малыш? - пальнула красотка ракетой-зажигалкой.
Хэмри в ответ даванул на гашетку крупнокалиберного пулемета. Под гулкими сводами "Альпийской розы" пророкотала длинная очередь отборных англосакских ругательств.
Красотка моментально отвалила, и "машина", строптиво рванув с места в карьер, едва не протаранила дубовую дверь. Слава Богу, дверь распахнулась прямо перед носом Хэмри, и он выкатился на улицу.
Хватанув грудью свежей ночной прохлады, Нортон остро ощутил потребность в "дозаправке".
Заправляться пришлось "в воздухе" - прямо из горлышка. Зато "бак" наполнился так, что "горючее" едва не выплеснулось через край. Хэмри оперся о фонарный столб и подождал, пока оно малость выработается.
Путь к родному аэродрому предстоял дальний и нелегкий. Но Хэмри мужественно поборол сомнения, решительно оторвался от столба, сунул руки в карманы и смело шагнул в темноту.
Фортуна благоволила к нему, и половину пути Хэмри проделал сравнительно благополучно. Но когда впереди уже замаячили огни знакомой шумной улицы, коварная богиня удачи повернулась к Хэмри мясистым эллинским задом.
Беспечный Нортон даже и не заметил, из какой подворотни вынырнули два решительных и строгих джентльмена. Они быстро приблизились и загородили Хэмри дорогу. Хэмри несказанно обрадовался.
- А! Ребятишки! - пьяно захихикал он. - Знаете... у старика Хэмри всегда есть для вас чтонибудь вкусненькое. Хотите шоколадку? Не знаю, хватит ли на всех, но я...
Он не успел закончить фразу, как один из "ребятишек" грубо сгреб его за шиворот и задвинул в угол. Любовно подперев Нортона шершавой стеной подворотни, грабитель по-хозяйски вывернул его карманы. Сокровища, которые хлынули из карманов на грязный асфальт, могли осчастливить дюжину малолеток. Но, увы, среди них не нашлось ни одного предмета, даже отдаленно напоминающего то, что интересовало рыцарей Ордена Ночи.
Нортон же от бесцеремонного обращения пришел в неописуемую ярость.
- Ах ты, облезлая собака! - неожиданно громко рявкнул он. Грабитель даже отшатнулся в испуге. - Тебе нужен мой виски? Так получай!
Нортон неуклюже размахнулся, целя противнику в челюсть. Но, увы! То, что, с точки зрения самого Хэмри, представляло собой великолепный хук, со стороны выглядело прощальным жестом тяжелобольного.
Карающая длань Нортона лишь мазнула по куртке грабителя, а тело, повинуясь могучей силе инерции, дало угрожающий крен вперед. Однако Нортону не пришлось прилагать особенных усилий, чтобы не допустить опрокидывания. Кулак грабителя, как нельзя кстати, повстречался на пути Хэмри в самый критический момент, и он, благодарно оттолкнувшись от него правым глазом, восстановил пространственный статус.
Сцена грабежа наверняка имела бы самое грустное продолжение для Хэмри Нортона, но капризная богиня удачи вновь сжалилась над ним.
Из-за угла вылетел большой автомобиль и резко заскрипел тормозами. Слепящий сноп света выхватил из темноты участников ночной драмы.
Грабители продемонстрировали блестящую профессиональную выучку. Один из них мгновенно юркнул куда-то за угол. Второй же - тот, что вел с Нортоном непосредственные переговоры, - закрыл лицо руками и бойко попятился назад.
На его счастье, к месту преступления подоспела не патрульная полицейская машина.
Хэмри Нортон уже окончательно вошел в наркоз и на появление новых действующих лиц не отреагировал. Зато его спасители проявили к старому пилоту необычный интерес.
Их было двое. Один, тот, что постарше, ощупал Нортона, полюбовался игрой красок на лице Хэмри и удовлетворенно констатировал:
- Хэмри Нортон - клянусь фамильными подтяжками.
- Искренне рад, - донесся из автомобиля голос второго, - и кажется, мы поспели вовремя.
Первый подхватил Нортона под мышки, легко приподнял и понес на вытянутых руках к машине.
Хэмри на долю секунды пришел в себя и вяло отреагировал:
- Эй! Обезьяна! Поставь на место - в ухо дам!
На этом запас энергии иссяк, и Хэмри снова тяжело поник головой.
Мейсон бережно уложил строптивого пилота на заднее сиденье. Это был опрометчивый поступок, ибо Хэмри Нортон на данный момент являл собой идеальную модель библейского "сосуда с мерзостью". Естественно, этот "сосуд", перейдя в горизонтальное положение, не замедлил опорожниться. В салоне автомобиля резко запахло "Альпийской розой".
Нортон бушевал всю дорогу. Он, словно действующий вулкан, извергал все новые и новые потоки благоухающей лавы. Мейсон даже высказал опасение, как бы бедняга Хэмри не вывернулся наизнанку.
Алексею, который одной рукой вертел руль, а другой зажимал нос, было не до рассуждений полковника - он думал только о том, как бы побыстрее добраться до отеля и сплавить Нортона вместе с безнадежно провонявшим автомобилем.
...Хэмри пришел в себя только в полдень. Продрав не без труда левый глаз (правый, к сожалению, в тот день так и не открылся), он недоуменно повел им по сторонам и с удивлением обнаружил себя в обстановке унизительной роскоши.
Стены, обитые мягким штофом, тяжелые бархатные шторы, вычурный трельяж с громадным зеркатом и амурами по углам... Все это могло усладить взор самой притязательной шлюхи, но отнюдь не тешило старого вояку Нортона. Мало того, Хэмри с ужасом обнаружил, что его чисто вымытое тело возлежит на грандиозном двухспальном ложе и не просто лежит, а утопает в ворохе всякого кружевного барахла.
"Неужели я по пьянке вчера трахнул миллионершу? - похолодел Хэмри. - Не может быть!
А вдруг? Тогда влип... Ха! А как это я мог ее трахнуть в таком состоянии? Хотя... Летал же я пьяный в стельку, а тут и соображать не надо, лишь бы стоял..."
Неопределенность хуже всего, и Хэмри решил разобраться до конца. Он в ярости разметал кружевные оковы и, пугаясь в длинном ворсе паласа, направился к выходу. Пнув дверь алькова голой пяткой, Хэмри вывалился в смежную гостиную и застыл на пороге, словно соляной столб в предместьях Содома.
Вместо предполагаемой миллионерши Хэмри Нортона поджидал в гостиной призрак Джеймса Мейсона.
Призрак нахально развалился в кресле, выпер ноги на стол и сосал из тонкой фарфоровой чашечки кофе.
Хэмри протер глаза, но призрак не улетучился.
Мало того - он заговорил:
- Что? Допился до чертиков?
- Не до чертиков, а до одного черта, - рассудительно уточнил Нортон.
- Не надоело?
- Послушай-ка! - вскипел Хэмри. - Если ты действительно призрак, так и катись отсюда в болото. А если ты Джеймс Мейсон, то... С каких пор ты встречаешь друзей не стаканчиком виски, а проповедью?
- А к друзьям не являются в костюме из порнофильма.
- Ну так дай мне, черт возьми, штаны, и вообще, откуда ты взялся?
- О... это длинный разговор.
- Ну так прикажи подать сюда мои штаны и...
похмелиться.
...Альпийская горноспасательная служба так и не дождалась больше своего лучшего пилота-вертолетчика.
Начальник службы пытался было организовать розыск после двухмесячного отсутствия Нортона, конечно, не нашли, и огорченный начальник махнул рукой, посулив бедняге Хэмри всех благ на том свете.
3
Хозяин бара "Беспечные овечки" - отставной капрал Джон Линтон - так увлекся протиркой стаканов, что пропустил момент, когда в его заведении появился новый посетитель. Между тем коренастый кривоногий крепыш в полувоенной форме уверенно продвигался к стойке, лавируя между столиками.
Бар "Беспечные овечки" располагался на южной окраине города, у самых трущоб, но даже у своенравных и порочных жителей окрестных кварталов пользовался дурной репутацией.
Зато носитель воинских регалий находил в "Беспечных овечках" все для доброго времяпрепровождения: и крепкую выпивку, и сговорчивых девочек, и, самое главное, достойное общество себе подобных.
Обстановка бара располагала к непринужденности и в то же время свидетельствовала о гениальной предусмотрительности хозяина Пластмассовые абажуры на лампах, накрепко привинченные к полу столы и стулья, дубовая массивная стойка - все говорило о том, что хозяин хорошо изучил нрав клиентов. Разнокалиберные бутылки с яркими наклейками выстроились по ранжиру на полках буфета и чувствовали себя в полной безопасности за пуленепробиваемыми стеклами.
Старый капрал знал, как угодить клиенту при минимальных затратах. Авторитет его всегда оставался незыблем и неоспорим. Он подкреплялся к тому же таким мощным аргументом, как пулемет, который в качестве элемента дизайна украшал стойку бара, но находился в рабочем состоянии и поблескивал свежей смазкой. Правда, сие грозное украшение исключительно редко пускалось в ход, да и то больше для устрашения. Объяснялось это не столь безупречным поведением посетителей, сколько крайней демократичностью нравственных устоев старого капрала. Он позволял своим завсегдатаям творить все, что душе угодно.
Лишь бы это не наносило весомый материальный ущерб.
Убранство бара довершали цветные плакаты с голыми красотками и с рекламой всевозможных видов оружия. Между плакатами капрал развесил пулеметны,е ленты, маскировочную сетку, патронташи и другую амуницию. На столик в углу Линтон выкладывал свежие номера "Солдата Фортуны".
Короче говоря, бар "Беспечные овечки" служил своеобразным храмом Марса, а отставной капрал Джон Линтон числился при нем жрецом.
Итак, новый посетитель благополучно добрался до стойки бара и очутился рядом с наблюдательным постом капрала Линтона.
- Как обычно: тройной с приправой, - уверенно затребовал он.
Услышав этот голос, капрал вздрогнул и едва не выронил изо рта неизменный "Честерфилд".
Быстро переведя взгляд на заказчика, Линтон вытаращил глаза и издал горлом неопределенный булькающий звук. Сомнений не было: на него щерил полубеззубую пасть Клифтон Доули - старый боевой соратник и неизменный компаньон в забавах молодости.
- Выпусти пар, старина, только без шума, - охладил его Доули. Чертовски рад тебя видеть на этом свете.
- Ей-Богу! Клянусь своими яйцами! Клиф Доули! - восхищенно ахнул капрал и протянул вперед четырехпалую лапу - мизинец на правой руке ему отшибло осколком лет двадцать назад.
- А что, тебе еще есть чем клясться? - Доули сгреб в широкую ладонь изуродованную руку отставного капрала.
- Пока еще не усохли, - хихикнул Линтон.
- С чем тебя и поздравляю.
- Ну... твои яйца, судя по счастливой роже, тоже в порядке?
- Пока не жалуюсь, а вот в глотке пересохло.
- О! Эту болезнь мы мигом излечим. Сейчас сдам пост заместителю и замесим по такому случаю наш коронный номер пять. О'кей?
- Что за вопрос? Только... вначале я хотел бы с твоей помощью замесить одно дельце.
- Я так и знал, - огорчился Линтон. - Нет чтобы попросту навестить приятеля. Вечно все прутся с делами.
- Не пыхти, Джони. Дела делами, а дружба дружбой. Ты же знаешь, я с тобой в любое пекло полезу.
- Тогда выкладывай свое дельце, да побыстрей.
- Мне нужен Крафт. Можешь посодействовать?
- Фи... - присвистнул Линтон. - Ты стал заводить дурные знакомства.
- До задницы мне это знакомство. Просто нужно кое-что прикупить.
- Собираешься продубить чью-то шкуру? - проницательно осведомился капрал.
- Это уж как придется, - криво ухмыльнулся Доули.
Линтон наклонился к нему и едва слышно поинтересовался:
- Как здоровье Оборотня?
- В порядке.
- Передашь привет - если случайно увидишь. А Крафт... - Линтон выпрямился. - Есть тут ребята. Только они не любят, когда интересуются Крафтом. И вообще, крутые ребята. Наверняка захотят для знакомства пощупать твою морду. Так смотри не ухлопай невзначай кого-нибудь - они этого не прощают.
- Постараюсь, - Доули с сомнением глянул на свои разбитые сплющенные кулаки.
- И еще... Ими заправляет "Черная вдовушка".
- Да ну?! Этот откуда взялся?
- Он теперь правая рука Крафта.
- Ну... с ним я договорюсь.
- О'кей. Окапывайся вон за тем столиком и жди.
Дисциплинированный Доули тотчас выполнил приказ и "окопался" не без удовольствия.
Линтон куда-то исчез, а его место за стойкой занял "заместитель" нескладный рябой парняга в пятнистом маскировочном комбезе.
Через пять минут капрал вернулся на командный пункт и украдкой подмигнул Доули. А следом за ним из табачного марева выплыли трое в странной коричневой форме. Один из них - шестифутовый и узколобый - стал за спиной Доули.
Другой - белобрысый с припухшими красными веками и выцветшими серыми глазками - нагло взгромоздился прямо на стол. А третий, сопя, втиснул свою раскормленную тушу между привинченными к полу стулом и столом.
Затем все трое бесцеремонно впялились в Доули, словно в музейный экспонат.
На лице отставного сержанта не дрогнул ни единый мускул. А в глазах стыла нечеловеческая скука.
Белобрысому подобное времяпрепровождение очень скоро надоело, и он вкрадчиво промурлыкал:
- Зачем тебе нужен Крафт, дядя?
- Во-первых, сынок, сними жопу со стола - пока он не провонялся, задушевно посоветовал Доули. - А, во-вторых, это не твое щенячье дело.
Твое дело - доложить Крафту и... почаще слизывать сопли.
От такого ответа белобрысый опешил. Потом его глазки злобно сверкнули, и он яростно прошипел:
- Ты, дядя, изрядная скотина. Придется тебя немного поучить.
Он резко выдернул из кармана правую руку.
В воздухе матово блеснул свинцовый кастет. Но Доули успел пригнуться, и кулак со свинцовой примочкой просвистел над его макушкой.
Доули, не разгибаясь, сгреб белобрысого в охапку и, даже не крякнув, швырнул его через себя. Белобрысый мелькнул в воздухе подошвами, врезался головой в живот приятеля, стоящего за спиной Доули, и оба с грохотом покатились по полу.
Третий приятель, как выяснилось, страдал несколько вялой реакцией из-за ожирения. Он только и успел, что захлопать испуганно короткими ресницами, и начал вставать. Но Доули вскочил на ноги раньше. Он треснул толстяка кулаком по макушке и усадил таким образом на место. Затем сержант возложил, словно для благословения, свои длани на стриженую голову "прихожанина" и с силой прижал ее к столу. Нос бедняги сплюснулся, словно блин. Толстяк обиженно завизжал.
Визг вышел невразумительным, так как вслед за носом тяжесть дланей Доули приняли на себя его губы.
Толстяк неистово вцепился в руки сержанта, пытаясь оторвать их от головы или хотя бы уменьшить силу давления. С таким же успехом он мог противодействовать гидравлическому прессу. Визг перешел в хриплый вой. Бедняга затрепыхался.
- Дружище, отпусти ребенка, - тихо попросил кто-то за спиной Доули. Его хрупкий организм еще не привык к таким перегрузкам.
Сержант сразу узнал голос просителя. Он снял руки с бычьей шеи "ребенка". Тот грузно завалился набок, потом встал на четвереньки и с неожиданным проворством ретировался с поля боя.
Доули старательно вытер руки о штаны и медленно повернулся.
С бутылкой рома в одной руке и со стаканом в другой к нему приближался сутулый угловатый субъект.
Доули не встречался с ним лет десять, но сразу признал Грегори Бенсона - "Черную вдовушку" ["Черная вдовушка" - так еще называют паука-каракута. Самка каракута после оплодотворения пожирает, как правило, самца. Яд каракута смертелен].
Годы мало изменили внешность Бенсона, и, конечно, наивно было полагать, что он израсходовал без остатка весь запас своего яда.
Доули хорошо знал Бенсона по "работе" в Африке. Тогда Грегори славился как непревзойденный мастер засад. Он кропотливо и надежно плел хитроумную паутину, и горе тому, кто попадал в сеть. С "Черной вдовушкой" следовало держать ухо востро, и Доули слепил на лице радушную улыбку.
- Ты уж прости ребят, - продолжал Бенсон, дружески хлопнув Доули по плечу. - Где уж им знать - на кого напали... Молокососы. А я, старый осел, не признал тебя сразу.
Старые "друзья" присели, и Бенсон выставил на стол бутылку. Выпили за встречу. Бенсон вытер рот рукавом и поинтересовался, словно невзначай:
- Как поживает твой бывший командир?
- Вроде неплохо... - уклонился от прямого ответа Доули, - я давно его не видел.
- Жаль. Я бы с удовольствием поболтал с ним. А зачем тебе Крафт? Работу ищешь?
- Нет. Работы у меня хоть отбавляй, - хмыкнул Доули, - только инструмент нужен...
- Хочешь прикупить у Крафта?
- Надеюсь.
- А почему у него?
- Да такой инструмент, как мне нужен, тут, пожалуй, больше ни у кого не достанешь.
- А много тебе надо? Я ведь почему интересуюсь, - разыгрывая простака, пояснил Бенсон. - Крафт не любит, когда его дергают по пустякам.
Но если дело выгодное...
- Угу, очень, - подтвердил Доули.
- Тогда жди меня завтра в десять ноль-ноль здесь. О'кей?
Бенсон поднялся и, не прощаясь, растворился в голубом табачном мареве.
Доули вздохнул облегченно и поискал глазами капрала. Тот важно восседал на своем посту, исподтишка наблюдая за его столиком. Увидев, что сержант освободился, Линтон слез с высокого табурета, многозначительно подмигнул Доули и кивком головы пригласил в свои апартаменты.
Доули не преминул воспользоваться любезным приглашением, и оба они скрылись за дверью, ведущей в святая святых бара "Беспечные овечки" винный погреб.
...Бенсон сдержал обещание. Уже в четверть одиннадцатого Доули трясся на заднем сиденье пятнистого "Лендровера".
Целый час "Лендровер" терпеливо пожирал пыль пригородных проселков, а затем нырнул в заросли. Еще минут двадцать упорная машина пыхтела в них и наконец уткнулась в ограду, густо оплетенную лианами и какими-то колючими побегами.
За оградой виднелась розовая крыша аккуратненького двухэтажного домика. К домику со всех сторон подступала буйная тропическая поросль.
Сразу за зеленой оградой путь преграждал еще и забор из колючей проволоки Доули готов был биться об заклад, что через проволоку пропущен электрический ток, впрочем, проверить верность своей догадки не рискнул.
Вдоль забора расхаживал бравый молодец с автоматической винтовкой и немецкой овчаркой на коротком поводке. При виде непрошеных гостей собака навострила уши, припала на задние лапы и, грозно рыкнув, изготовилась к прыжку. Однако ее поводырь узнал Бенсона и коротко рявкнул. "Рядом! Свои!" Странно, но эту команду он отдал на немецком. Видимо, пес не понимал иностранные языки.
Овчарка послушно, хотя и неохотно, привстала и пошла рядом, настороженно сверкая умными и злыми глазами.
Бенсон, не обращая внимания ни на собаку, ни на часового, уверенно зашагал по усыпанной гравием и желтым песочком тропинке прямо к домику. Доули поспешил за ним.
На крыльце домика тоже торчал часовой.
Этот, при виде Бенсона, вытянулся в струнку и вскинул в приветствии руку. Бенсон небрежно ответил, Доули еще раз убедился, что "Черная вдовушка" - не последняя пешка на шахматной доске, в то же время Доули покоробил приветственный жест часового - отставной сержант, как истинный янки, терпеть не мог "наци". Но... приходилось терпеть.
Бенсон уверенно потянул на себя дверь и галантно пропустил Доули вперед. Затем они поднялись на второй этаж и очутились в приемной Крафта. Здесь, как и полагается, их встретил секретарь, более походивший на боксера-тяжеловеса.
Секретарь-тяжеловес лениво пожал руку Бенсона и уставился на его спутника. Обследовав Доули с ног до головы взглядом, осведомился:
- Этот?
- Этот, - подтвердил Бенсон.
- Оружие есть? - секретарь снова обратил неласковый взор на Доули.
- Есть, - пожал плечами сержант.
- Давай сюда.
Доули вынул из заднего кармана маленький револьвер и выложил его на край стола.
- И это ты называешь оружием? - презрительно фыркнул секретарь и сграбастал револьвер.
Тот утонул в его широкой лапе.
- Чтобы сделать в твоей башке дырку с тридцати шагов, и этой хлопушки хватит, - доброжелательно буркнул Доули.
- А попадешь? - усомнился секретарь-боксер.
- Можем попробовать, - предложил сержант.
- Э, Бобби! - рассмеялся Бенсон. - Упаси тебя Господи пробовать. Парень отвечает за свои слова - дырку сделает, не успеешь глазом моргнуть.
- Ладно. Валяйте. Крафт ждет.
Кабинет провинциального фюрера Крафта поразил скудостью обстановки. Четыре плетеных стульчика, стол, две худосочные циновки на полу, да портрет какого-то деятеля в черной форме с крестами на груди - вот и все убранство.
Сам Крафт - поджарый, длинный старик с бескровными тонкими губами, надменно задранным подбородком и колючими глазками под лохматыми бровями оставлял весьма зловещее впечатление.
Отставной сержант не испугался бы и целой сотни чертей, но таких вот старичков побаивался.
- Садись, - проскрипел Крафт, и Доули осторожно примостился на краешке стула.
- Терпеть не могу пустых болтунов, - заявил Крафт без всякой связи с предыдущей фразой. - Ты искал Крафта - он перед тобой. Говори, но покороче.
- Нам нужно оружие.
- Ха... Кто тебе сказал, что у меня есть оружие? И кто это мы?
- Мы - это я и еще кое-то, - искренне сознался Доули и счел нужным добавить: - Мы здесь считаемся сами по себе и готовы платить хорошие деньги за хороший товар. Что касается рекомендаций... Наши влиятельные друзья с берегов Потомака посоветовали обратиться в контору Крафта. Мистер Хавьер присоединяется к рекомендации. Это все.
- Гм... Много лишних слов... Какое оружие и сколько вам надо?
Доули порылся в нагрудном кармане и протянул Крафту лист бумаги, аккуратно сложенный вчетверо. Крафт развернул лист и углубился в чтение. Лицо его оставалось непроницаемым, пока он не добрался до середины обширного списка.
В этом месте лохматые брови Крафта удивленно поползли вверх, и он поднес лист ближе к носу.
- Ха... Вы что, собираетесь бомбить дворец президента?
- Нет.
- Тогда зачем вам "Супер-Кобра" ["Супер-Кобра" - марка боевого вертолета] и напалмовые бомбы?
- Мы же не спрашиваем: где вы собираетесь это достать? - насупился Доули. - Повторяю: "мы платим хорошие деньги, и наши друзья...
- Довольно, - перебил его старикашка. - Крафт может достать все, что угодно. Но я должен подумать: стоит ли?
- А долго вы будете думать? - огорчился Доули.
- Двадцать минут. Бенсон! Следуйте за мной.
А ты подожди здесь. Только не вздумай курить - не выношу табачной вони.
Крафт величественно поднялся, выпрямился, словно бамбук, и важно проследовал в дверь, ведущую в заднюю комнату. Следом за ним поторопился Бенсон.
Комната, в которой уединились Крафт и Бенсон, представляла разительный контраст с кабинетом. Если бы Доули мог видеть сквозь стены, то немало бы подивился лицемерию старикашки.
А Крафт утопил тело в складках широкой тахты и с наслаждением потянулся. Бенсон без церемоний развалился в кресле и вытянул ноги. Его фривольная поза свидетельствовала о том, что Бенсон отнюдь не подчиненный и даже не гость в этом будуаре.
- Что ты думаешь по этому поводу? - начал Крафт, размяв кости.
- Этот Доули - правая рука некоего Мейсона - кадрового офицера морской пехоты США.
- Не слышал о таком... - задумчиво выпятил губу Крафт.
- Еще бы... он всегда выполнял особые задания и всегда под чужой фамилией. Я работал с ним в Африке. Там его называли "Фиолетовый дух". Мейсон всегда был тесно связан и с армейской разведкой, и с ЦРУ. Правда, я слышал, два года назад он вышел в отставку. Но... сам понимаешь - такие люди получают полную отставку только после смерти.
- Думаешь, они от ЦРУ?
- А ты обратил внимание, как этот сержант напирает на рекомендации Наших Друзей и в то же время долдонит, что они - сами по себе. Эдакие мальчики-колокольчики.
- Конечно, обратил. Думаю, ты прав. Кодовые слова - "Хавьер присоединяется". Значит, ЦРУ санкционировало и при этом, как всегда, хочет умыть руки. Так?
- Так. Им нужно "чистое" оружие - и они подсунули Мейсону нас. Я не знаю, что они там затевают. Но если у них дельце не выгорит, то расклад ясен - Мейсон, Доули и К° сами по себе, друзья за океаном вообще ни при чем, а мы.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 https://decanter.ru/wine/red/cabernet 
Загрузка...

научные статьи:   конфликты в Сирии и на Украине по теории гражданских войн --- политический прогноз для России --- законы пассионарности и завоевания этноса


загрузка...

А-П

П-Я